Десять писем. Часть I. Письмо пятое

Бернвиль, 26 марта 1959 г.Кэт, душка!Я в восторге от твоего письма!Как я завидую тебе и твоей решительности и смелости. Когда я читала и перечитывала твое подробное описание - как тебе делает это Джон... как у тебя коленки подкашивались, как ты стоя с ним в беседке, боялась, чтобы кто-нибудь вас там не заметил и особенно, как ты сделала пальцы Джонна мокрыми, как ты вцепилась в него зубами, когда кончила ему в руку... Ох? Кэт, Кэт... Если б ты знала, как у меня тогда было мокро тоже...От Боба тоже получила письмо. Он пишет, что уезжает с отцом в Филадельфию. Как жаль! Ну, что ж, он много потеряет и не моя вина, если он вернется и найдет мою письку не такой узкой, как ему хотелось бы.Терпеть я долго не смогу. Но об этом прошу тебя ему ни слова! Зато какие фото он мне прислал! Прелесть! Он - в чем мать родила! Я поцеловала его в самое пикантное место. Догадываешься куда? И я его теперь все время ношу с собой. И знаешь, Кэт, на одном фото он у него небольшой и, видимо, мягкий, а на другом побольше, а на остальных - толстый и длинный и снят с разных сторон: сбоку, спереди и...В общем, очень, очень стыдно, но взгляд оторвать от фото я не могу. А у Боба он больше загнут к верху. У Джона он, судя по фото, прямее. И как будто у Джона короче, но толще. Ну, в общем, ты понимаешь, что я от твоего письма и от этих фото очень сильно и сладко кончила.Ну ладно! Пишу дальше о нашей любви с Элли. Когда мы улеглись с ней на диван, я спросила.- Элли, для чего тебе эта штука? Неужели ты ей пользуешься?Она как-то странно посмотрела на меня и ответила:- Иногда да.- Вот здорово! - вырвалось у меня и, наклонившись к ней, я тихо прошептала, - это очень приятно? Да?- Очень... - она томно потянулась, закинув руки за голову, - я научилась этому в Японии, как и многому другому.- Но ты же знала мужчин. Близко.- Только одного... И еще...Она махнула рукой и замолчала.- Что еще? Элли милая, расскажи! И почему ты не имеешь любовника? Ведь ты так прекрасна, что любой мужчина был бы счастлив, любить тебя.Еще долго я ласкалась к ней и упрашивала ее посвятить меня в тайны своей истории, но, в конце концов, она согласилась. С самого начала ее история захватила меня и я старалась записать ее слово в слово. Вот пока что отсылаю тебе мои усилия многих вечеров.
Рассказ Элли.
Родилась я во Франции. Мать умерла, когда мне было 2 года. Отца - инженера, командировали в Японию, снабдив его какими-то секретными документами и инструкциями. Брата моего, Жерара, отец устроил в специальное военное училище и уехал со мной в Японию.И вот, в 1945 году, 6 августа над Хиросимой взорвалась атомная бомба, а мы с отцом были там. Мой отец погиб, а я, семилетняя девочка осталась одна. Спаслась я только чудом: во время взрыва я играла в небольшой пещере с японской девочкой, дочерью хозяина, где мы остановились жить, мой отец и я. Очнулась я в санитарном поезде. Месяц была в больнице Иокогамы, где меня лечили от легкого сотрясения мозга, в результате обвала в пещере.Обо мне позаботилась моя няня Ямато-сан. Она рассказала, что нашу квартиру ограбили какие-то бандиты в масках, но почти ни каких вещей не взяли, а все искали какие-то документы, бумаги.Из посольства прибыли какие-то люди, назначили мне опекунов. А на другой день за мной прибыла машина с шофером, в темных очках. Он сказал, что он из посольства, посадил меня в машину и, выехав за город развил бешенную скорость. В сумерках машина остановилась, шофер дал мне термос с кофе. Я с удовольствием выпила его и тот час уснула.Проснулась я в какой-то комнате без окон. Под потолком висел красивый японский фонарь, расписанный драконами в объятиях женщин, женщины были голые. Через некоторое время в комнату вошла миловидная японка с мужчинами.Толстяк европеец, осмотрев меня, обратился к другому европейцу, большого роста молодчику, с гибкими и мягкими движениями тела, в котором угадывалась недюжинная сила:- Ред, расскажите ей все и выясните, что можно.С этими словами толстяк ушел, оставив нас втроем.Ред подмигнул мне, как заговорщик, и улыбнулся так весело и лукаво, что я перестала дрожать. Улыбка осветила его энергичное и довольно симпатичное лицо.- Так вот, Элли Ришар, - начал он. Твоего отца направили в Японию, чтобы он мог закончить свое очень важное военное изобретение, которое могло бы сыграть решающее значение в победе союзников. Он закончил работу, но то ли не хотел отдавать ее никому, то ли кто-нибудь понюхал про нее, но чертежи бесследно исчезли. Нам нужно выяснить, не осталось ли у твоего отца каких либо записей, шифров, или не передавал ли он записки кому-либо здесь, в Японии, тем более, что он здесь был связан с японскими прогрессивными кругами. Мы похитили тебя из-под носа французского консула с целью использовать тебя как приманку для друзей твоего отца. Мы их не знаем, но этим займеться он.Ред кивнул на жилистого, гибкого как кошка, японца.- Его зовут Хаяси, - продолжал Ред, - и ты поступишь в полное его распоряжение. И должна слушаться его беспрекословно. Понятно? А не то...Он кивнул японцу и тот ловко, по-кошачьи прыгнул ко мне и стал душить меня за горло пока рука Реда не отстранила его от меня.- Какого черта! Ты задушишь девчонку! Так вот, - продолжал он, - если ты что-нибудь знаешь о бумагах твоего отца, припомни, расскажи. А мы еще встретимся. Эй, кто там! - крикнул Ред.В комнату вошла японка.- Отведите ее! - приказал Ред.Позже я узнала, что нахожусь в одном из фешенебельных публичных домов для европейцев и богатых японцев, маскировавшийся под вывеской "Хореографическое училище". Сюда попадали девочки различным путем: в том числе и путем прямой покупки их у бедных родителей, а так же и просто похищением.Хозяин этого помещения, богатый и очень уважаемый японец, раньше имел с десяток "чайных домиков". Но их пришлось закрыть, так как в стране развернулось движение протеста женщин и прогрессивных кругов населения, и правительство вынуждено было официально закрыть увеселительные дома, но все они неофициально продолжали существовать под безобидным названием "училищ", "школ" и даже "монастырей".В доме где я находилась девочек обучали танцам, музыке, языкам. Кроме общеобразовательных предметов были специальные: "история эротики", "эротическая литература", "эротические танцы".В училище находилось двенадцать девушек, не считая меня, которые составляли две группы по 6 человек. Каждая группа чередовалась: два дня занятия, а два дня с гостями по прямому назначению. Гости обыкновенно съезжались вечером и в течении ночи часть уходила, а часть оставалась до утра. Плата у нас была высокой и гости только состоятельные.Первое время меня никто не тревожил и я целыми днями валялась на диване ...в своей комнате, перелистывая журналы. Однажды Хаяси пригласил меня в другую часть дома и ввел в одну из обставленных мягкой мебелью комнату. На диване и на низеньких пуфиках сидели шесть девочек по 10-12 лет, приблизительно, а посредине сидела английская леди в очках. Шел урок английского языка. С этого момента я как и все девочки начала посещать занятия, танцы, кроме эротических, и, так же как все, потдвергалась наказаниям за непослушание, ленность, невнимательность.Изредка заходил Ред, приносил мне сладости и мы как-то с ним подружились. Я ему не могла ничего рассказать о чертежах и он предупредил меня только об одном: если кто-нибудь будет интересоваться мной, моим прошлым, я тотчас же должна сообщить об этом Хаяси. И только.Но жизнь шла своим чередом и ничего не случалось. Прошло 5 лет. Мне уже исполнилось 12 лет. Я имела большие успехи в изучении языков, танцев. Меня поощряли, но и наказывали. Сперва я кричала, вырывалась, а потом как-то привыкла и даже начала находить в этом удовольствие. Особенно если, меня секла одна девочка - мулатка, на год старше меня. Когда она приходила с плеткой из шелковых шнурков, меня охватывало сладострастная дрожь. Она снимала с меня халатик, и сама раздевалась до гола. Тело у нее было как у мальчишки. Грудей почти не было. У нее была особенность: половая щель у нее была расположена очень высоко, как у совсем маленьких девочек, и когда она ходила голая, то ее хорошо видимые, припухлые срамные губы, почти всегда к тому же влажные, двигались самым возбуждающим образом. Мало того. Она обладала клитором, который сантиметра на 2-3 выдвигался из половой щели.. Не смотря на то, что ей было всего 13 лет, она считалась лучшей из всех девочек и мужчины были от нее без ума. Звали ее Мария. Она зарабатывала больше всех. Она научила меня лесбийской любви, которая практиковалась у всех воспитанниц поголовно.Когда Мария приходила ко мне наказывать, она раздевала меня сама и сама раздевалась до гола. Потом мы ложились на диван или на ковер, она меня гладила, целовала, прижималась ко мне всем телом, просовывала свои ноги между моих ног, укладывала меня на себя и проделывала множество других вещей. Я с удовольствием отдавалась ласкам мулатки. В 12-13 лет я уже испытывала нечто вроде полового возбуждения. Играя со мной, Мария сама впадала в экстаз и, схватив плетку, с остервенением начинала хлестать меня по всему телу - по животу, ногам, груди, спине, и особенно по ягодицам. В первое время я иной раз теряла сознание, но потом как-то привыкла и даже боль чувствовала только вначале, а потом меня охватывала приятная истома и все ощущения передавались мне как бы со стороны. Удары возбуждали меня, у меня подымалась горячая волна неопределенного характера непреодолимого желания сексуального характера. Мне тогда уже было любопытно смотреть на возбужденное лицо и на очень красивые, делавшиеся сумасшедшими, глаза моей мучительницы и, особенно, на выглядывающий из-под влажных, толстых срамных губ, чуть-чуть покрытых пушком, непомерно большой, напряженный клитор. Как завороженная следила я за вздрагиванием красной головки ее клитора, когда лежала под ее ударами. Тогда я не ощущала боли... Ощущала только сильное напряжение моего собственного клитора... И, наконец, еще одна особенность была у Марии. Она безумно любила лежать под моими ударами плети. Она требовала этого, и все наши встречи неизменно заканчивались тем, что я из всех сил секла ее по голым ягодицам. Она глухо стонала, уткнувшись головой в подушку, и бесстыдно подвигала свои ягодицы навстречу моим ударам, раздвигая бедра так, что я глядя на ее клитор, глазам своим не верила - таким толстым и длинным и твердым становился он.Немного позже я узнала смысл слов "кончать", "спускать", иметь "оргазм", но уже тогда, может быть инстинктивно, чувствовала, что Мария "кончает" при каждой нашей встрече. И когда она "кончала", судорожно извиваясь и дергаясь всем своим телом, я испытывала почти тоже состояние. Делала она со мной и другие очень стыдные вещи, в том числе, и это было незадолго до разрыва с ней, она пробовала натирать головку своего клитора о мой анус...К сожалению, много позже, я узнала, что Мария была агентом - разведчиком Хаяси, что она проходила специальное обучение, изучала английский язык и совершенствовалась в французском языке, который уже тогда знала прекрасно. И еще я узнала, что она была любовницей Хаяси и с гостями не позволяла ничего того, чему она особенно стремилась, а удовлетворяла их лишь каким либо извращенным способом. Из-за Марии и начались все мои неудачи. Как-то сидя одна в своей комнате, я начала перебирать свои старые, детские платья. Вдруг я почувствовала под руками какую-то бумажку, зашитую в подол моего старого платья. Чувствуя какую-то тайну, я лихорадочно, поспешно, распорола шелк и вынула бумажку. И в это мгновение дверь распахнулась и в комнату вошла Мария.- Что это? Письмо?- Да... То есть, нет... - прошептала я. - Просто бумажка.Мария бросила на меня пронизывающий взгляд и тотчас ушла. Я схватила бумажку и прочла: "Хр.33. Рыба ушла. Ставьте сети и. К.Г. В тихой лагуне. Спросите "мирных людей".Очевидно это была копия телеграммы, написанная отцом. Но зачем надо было ее зашивать? Во всяком случае, ее надо было быстро уничтожить. Я перечитала записку еще раз, чтобы запомнить, зажгла спичку, сожгла бумагу и растоптала пепел на ковре.- Где записка? - влетел в комнату Хаяси. - Ты слышишь?Я молчала, он сильно сжал мне руку.- Я ее сожгла, - призналась я и указала на пепел на ковре. Хаяси с силой ударил меня по лицу и вышел, хлопнув дверью. Щека у меня горела и постепенно глухая злоба начала наполнять все мое существо."Как?! Такая желтая дрянь будет меня бить по лицу?! Меня?! Француженку? Ну, ничего, я тебе еще устрою веселенькую минутку!"Я достала длинную японскую шпильку для прически и спрятала ее в складках халата. До вечера меня никто не беспокоил, а вечером за мной пришли две девушки и пригласили меня с собой.- Сегодня у нас важные гости, - сказали они, - и тебе придется поработать.Уловив испуг в моих глазах, они засмеялись:- Не бойся, ты будешь прислуживать только за столом. Но тебя велели предупредить - ни каких разговоров с гостями не заводи.Со страхом, но и с немалой долей любопытства я пошла за ними в ту часть дома, где еще не была. Девчонка открыла одну из дверей.- Иди туда, тебе скажут, что делать!Я вошла и оказалась в большом холле, предназначенном, очевидно для оргий. Здесь были столы, широкие низкие диваны, а по-середине, на черно-мраморном постаменте стояла скульптурная группа из двух голых женщин и одного мужчины. Я подошла поближе и обомлела! Одна женщина стояла на четвереньках, другая лежала под ней на спине и языком касалась половых органов первой. Мужчина стоял на коленях и всаживал огромный член в задницу той, что стояла на четвереньках. Женщина, лежавшая на спине, рукой ласкала его яйца, принимая одновременно себе во влагалище средний палец руки другой женщины. В этой группе было столько динамики и живой страсти, лица участников этого коллективного совокупления были так выразительны, что я, знакомая с этим только теоретически, почувствовала, что-то вроде желания, какой-то приятный зуд в своих половых частях. Внезапно резкий голос вывел меня из этого состояния:- Хватит любоваться, мадмуазель! Помогите лучше накрыть на стол!...Я обернулась. Сзади меня стоял хозяин - толстый, маленький японец.- Хаяси очень вами не доволен, мадмуазель. Если он еще раз напомнит мне о вас, то... для вас будут большие неприятности, не считая того, что вам придется обслуживать наших гостей наравне с другими девочками. А пока выполняйте вашу работу.Я твердо решила никому не рассказывать о том, что было написано на бумажке. И надо же было, чтобы Мария увидела ее у меня. С такими невеселыми мыслями я вместе с другими служащими машинально носила посуду, накрывала на столы, ставила цветы в вазы. И вот все готово. Зажегся яркий свет. Послышался гонг. Где-то на верху послышался джаз. Двери раскрылись, вошли девочки, одетые в роскошные бальные платья, туфлях - "гвоздиках", украшенные в драгоценности. Во мне даже шевельнулась зависть, а они со сверкающими от возбуждения глазами и горящими щечками, весело смеялись и непринужденно болтали.Вскоре вошли гости, с десяток пожилых, но очень элегантно одетых мужчин. Некоторые из них непринужденно расселись на диване, другие с интересом разглядывали скульптуру на мраморном постаменте, одобрительно посмеиваясь, третьи заигрывали с девочками.Еще в самом начале я пристроилась в одном из углов между тяжелыми драпировками и меня почти не было видно, тем более потому, что эти части холла были, очевидно, нарочно плохо освещены. Зато мне все было видно, и я с любопытством наблюдала за происходящим.Девочки с веселым шумом встретили мужчин, знакомились, кокетничали и присаживались за столики. Через некоторое время все освоились окончательно. Звенели бокалы, хлопали пробки. Стало шумно и весело. Мужчины сняли пиджаки и остались в белоснежных рубашках. Девочки разлеглись на диваны, выставив красивые ножки. Один из мужчин благоговейно приник губами к ножке прелестной девочки-японки, а она, откинувшись на подушки, заливалась радостным смехом, все выше и выше поднимая свое платье и подставляя под поцелуи свое розовое тело. В другом конце холла, два приятеля целовали маленькие, упругие грудки девочки с длинными, светлыми волосами и прелестным белым личиком, которую я видела очень редко и почти не знала. Она была из другой группы. Девочка, охватив голову мужчин своими руками, смеялась от удовольствия.Некоторые девочки уже сняли платья и сидели перед мужчинами в одних трусиках, а одна даже совсем голая. Немка Эльза, высокая белокурая девочка с тонкой талией и великолепными бедрами, забралась на стол и демонстрировала стриптиз, поражая всех удивительной гибкостью своего тела. Мужчины собрались вокруг стола поощряя ее горячими возгласами. Каждому хотелось потрогать это великолепное девичье тело. Ее шлепали по ягодицам, гладили ляжки, пожирали взглядами. Раздевшись совершенно она начала выплясывать такой сумасшедший канкан, что мужчины заревели от восторга, а она воодушевившись сама, делала самые непристойные движения, выставляя на показ все сокровенные части своего тела. Постепенно ее движения стали более плавными и медленными глаза затуманились, и она упала на руки одного из мужчин. Он быстро расстегнул брюки и спустил их до колен. Подхватив девочку он перенес ее на диван и поставил ее в удобную для себя позу, глядя на мраморную скульптуру. Подведя к ее заду свой огромно стоящий член он приготовился, чтобы всунуть его, а она, чтобы помочь ему в его работе старалась, как можно больше выгнуть нижнюю часть тела своего живота и приподняла ногу, которую рука мужчины не замедлила подхватить. По их положениям было видно, что их половые органы соединились и после нескольких бурных движений, член выскользнул... Вновь повторились движения обоих, усилия их... Вновь девочка поднимает попеременно то одну, то другую ногу... Оба покачиваются... Вновь страстное, но более осторожное движение обоих... Вновь новое резкое движение мужчины и член снаружи...Мужчина нетерпеливо спускает себе ниже брюки и оба ложаться боком поперек дивана. Ноги мужчины касаются пола, а ноги Эльзы опоясывают его талию. На этот раз длинный член брюнета входит в тело девочки легко, но, по-видимому, и очень глубоко, т.к. по всему телу Эльзы пробегает болезненная дрожь...А тем временем в холле все перемешалось. Мужчины без разбора хватали девочек и началась оргия, которой позавидовал бы сам Нерон.Глядя из своего укромного уголка на эту сцену я почувствовала, что меня захватывает это зрелище и мне захотелось тоже принять участие в нем. Моя рука непроизвольно скользнула под халатик и, нащупала пальцами напряженный клитор, я начала первый раз с удовольствием, но медленно и осторожно онанировать.В это время меня привлекла необычная картина. Маленькая японка, почти совсем девочка, раздвинув пальчиками пухлые, безволосые губки своей промежности пыталась всунуть в свое маленькое отверстие крепкий член одного из мужчин. Член был настолько большим, что никак не мог втиснуться в узенькую щелку. Ей, очевидно, было больно, но профессиональная гордость не позволяла ей прекратить эту пытку. Она заставила своего партнера лечь на спину и, устроившись над ним на корточках, повторяла свои попытки. Мужчина лежал под ней совершенно пассивно, совершенно ни чем не помогал и наслаждался ее усилиями. Теперь девочка надвигалась на член всем своим телом. Губы ее влагалища покраснели и растянулись в две тоненькие полоски, а головка твердого и несгибаемого члена начала медленно вползать в щелку и вдруг, будто прорвала какой-то рубеж, значительная часть члена мужчины стремительно проникла вовнутрь. Японочка громко вскрикнула и замерла. Лицо ее побледнело, а широко раскрытые глаза выражали испуг и удивление. Мужчина лежал под ней с выражением блаженства на лице и нежно поглаживал девочку по спине, а она, придя в себя, начала тихонько двигать задницей взад и вперед, вверх и вниз. Член мужчины больше чем на половину вдвигался в ее тело... Это было захватывающее зрелище!Чуть дальше, на соседнем диване немка сводила с ума сразу обоих мужчин. Она стояла на четвереньках, опираясь руками на диван. Один мужчина стоял сзади ее на коленях, с ожесточением засовывал свой член ей в задний проход, а в это время она с упоением сосала член другого мужчины и делала это с таким искусством, что мужчина весь извивался от похоти.Но больше всех меня удивила маленькая блондинка, с кукольным личиком и невинными голубыми глазками. Ее голенькое тело было сложено пополам, а длинные стройные ножки плотно прижаты к ее груди. Мужчина прижимал ее ноги своими плечами, а его член то до отказа входил ей между ног, то выходил оттуда весь красный и блестящий, то вновь вонзался по самые яйца, но уже в другое маленькое отверстие ее задницы. Таким образом, чередуя отверстия, мужчина, очевидно, получал огромное наслаждение. Он конвульсивно щипал девочку за бедра, дыхание с шумом вырывалось из его открытого рта, по всему телу пробегала дрожь. Блондинка, приподняв головку, со стыдливым любопытством наблюдала за движениями своего партнера, всякий раз ежась и вздрагивая, когда его член проскальзывал ей в задницу. Ее личико покраснело, взор ее прищуренных глаз затуманивался похотью...Внезапно свет погас, музыка смолкла. Когда через минуту стало светло, то свет уже имел какой-то розовый оттенок.Распахнулась дверь и в холл въехала открытая колесница, в которую были впряжены четыре совершенно голых девочки с распущенными волосами. В колеснице стояла Мария, изображавшая жрицу Астарту. Совершенно обнаженная только с узеньким поясом из драгоценных камней на бедрах, она была восхитительна. Девушки быстро везли ее вокруг холла, а она подняв одну руку для приветствия, загадочно усмехалась ...улыбкой Сфинкса. В другой руке у нее был тяжелый кожаный бич, которым она стегала девочек по их обнаженным спинам. Все в холле замерли пораженные таким зрелищем. Но увидеть дальше мне не пришлось. Позади себя я услышала шорох отодвигаемой портьеры и едва успела отдернуть свои пальцы от клитора и вынуть руку из под халата.Хаяси, это был он, поманил меня. Наклонив голову, я пошла за ним, стараясь поскорее подавить в себе пыл сжигаемой меня похоти. Кажется, он ничего не заметил.Мы пришли в другую часть дома и зашли в комнату, в которой сидел Ред и толстяк-европеец.- Что новенького? - приветствовал меня Ред, наливая мне бокал виски.Чтобы скрыть свой страх я выпила и сказала:- Хорошо, но все равно я ничего не скажу.- Ого! Малютка показывает зубки! - зло поблескивая глазами, проворчал толстяк. - Но ничего, - продолжал он, - мы их обломаем! Ред, ближе к делу.Ред взглянул на меня с любопытством и с некоторой долей удовлетворения.- Зря артачишься, детка, - сказал он. - Говорить все равно придется. Так что ж было написано в той бумажке? Молчать бесполезно. А когда скажешь, мы тебя отпустим на все четыре стороны. Денег у тебя много. Хранятся они у французского консула. Опекуны тебя ждут все время, и ты сможешь сразу уехать во Францию, кстати, твой брат будет очень рад тебя видеть.При упоминании о брате, мои мысли закружились вихрем. Мне было пять лет когда мы расстались. Мысль о брате придала мне сил, и я решила выстоять, во что бы то ни стало. Каким-то внутренним чутьем я поняла, что если я скажу правду, то меня убьют как нежелательного свидетеля, что все их обещания - ложь.- Я нечего не могу вам сказать, - пролепетала я, притворяясь опьяненной больше, чем была на самом деле. - Это была старая молитва. Ее написал отец, чтобы я поскорее выучила ее наизусть.- Так почему же, черт возьми, он зашил ее тебе в платье? - заревел толстяк.- Успокойтесь, босс! - Ред хладнокровно пододвинул мне бутылку.- К черту виски! Мне надо знать содержание записки или молитвы, дьявол знает, что там было!- Так какая же это молитва, детка? Можешь ли ты нам ее прочитать? - спросил Ред.Я молчала, отец в бога не верил и никаких молитв я не знала. К счастью я вспомнила начала молитвы, которую шептала на ночь мне мать. Она пришла мне на ум сама собой.- Перестань дурачиться, милая! С такой молитвой, попадешь прямехонько в ад! Помолись по другому! Ну!Угрожающе, сжав кулаки он подошел ко мне и сильно тряхнул за плечи.- Хаяси заставь ее молиться! - злобно прошипел толстяк.Хаяси несколько раз затянулся сигаретой, стряхнул с нее пепел, подошел ко мне и, подняв мою руку так, что широкий рукав моего халатика опустился до самого плеча, неожиданно сунул горящим концом мне сигару под мышку. Я взвизгнула от боли, но выпитое виски придало мне такую смелость и злость, что я вцепилась свободной рукой в желтую рожу палача, норовя выдрать ему глаза.- Браво, детка! - не удержался от восклицания Ред и внезапно влепил мне такую затрещину, что у меня все потемнело в глазах и я лишилась чувств.Очнулась я в своей комнате. Почувствовала сильную боль под мышкой и сразу же все вспомнила."Что же будет дальше. Неужели все эти мучения будут продолжаться?"Пришла Мария и вновь стала за мной ухаживать, менять повязку, болтать. Между прочим, она очень сильно хвалила Реда и из ее слов я поняла, что он может мне помочь. Я слушала Марию внимательно, ожидая, что она нечаянно взболтнет что-либо интересное для меня.Так прошло несколько дней, но ничего существенного я не узнала. Самочувствие мое улучшилось и я уже не нуждалась в помощи Марии и просила ее больше не приходить.Как-то вечером пришел Ред. Был он на веселе, в кармане торчала бутылка, а во рту неизменная сигара.- Как самочувствие, мадмуазель? - плюхнувшись на диван, спросил он.Не отвечая, я повернулась к нему спиной.- Сердишься на меня за оплеуху? Не стоит, детка... Она спасла тебя от худшего...Он взял меня за руку, притянул к себе и силой усадил на колени. Я пыталась сопротивляться, но против его медвежьей силы, не могла ничего сделать.- Все равно ты здесь пропадешь, а я тебе помогу. Ты мне нравишься. Понимаешь?В это время открылась дверь и вбежала Мария.- Вас просят к гостям!Ред смахнул меня с колен как котенка и приподнялся.- Кого? Меня?Мария смешалась...- Не вас, а барышню...- Ах, барышню! А может вместо нее пойду я? - Ред схватил Марию за плечо. - Барышня занята! Поняла? Я ее допрашиваю. Ясно? И чтоб ни одна гадина сюда не лезла. А теперь - пошла вон!И он в буквальном смысле вышвырнул ее за дверь.- Теперь нам никто не помешает, - он снова уселся на диван, - иди сюда!Я подошла к нему, и он снова усадил меня на колени.- Давай выпьем. Это ром "Гавана"!Не знаю откуда у меня взялась смелость, но я выпила несколько глотков рома прямо из бутылки.- Молодец, крошка, ты мне все больше нравишься, - похвалил он. - Так вот слушай, - продолжал он. - Я вынужден был дать тебе затрещину, чтобы спасти тебя от мучений. Японец - мастер на это. И босс был не против - ему надоело возиться с тобой. Он как бешенный накинулся на меня за то, что я устроил тебе маленький нокаут. Ведь босс фактически хозяин этого заведения. И я поклялся, что вытяну из тебя все жилы, но добьюсь истины. Он с трудом дал себя уговорить и то на таком условии, что ты будешь выходить к гостям и работать, как все девочки. Давай выпьем! И будем думать, что нам делать дальше.Он снова глотнул рома.- И на кой черт я связался с тобой? Что в тебе хорошего? Будешь такой же девкой, как и все. Пей! - заорал он, - и не возражай мне! Не раздражай меня! А не то... так отстегаю...Несмотря на его грубость, мне ничуть не было страшно. Я даже начала испытывать некоторую симпатию к нему, а его угрозы возбуждали у меня острое любопытство. Видно было, что он не злой человек.- Так что ж, будешь пить или нет?Ред ловко выбил пробку из бутылки с виски. Вместо ответа я соскочила с его колен и, выхватив из его рук бутылку, отбросила ее в угол.- Хватит, - сказала я. - Вам надо отдохнуть, а то вы и так пьяны. Ложитесь на диван и спите, а утром будем думать.Говоря так я преследовала две цели: оттянуть неприятный разговор до утра и одновременно чувствовать себя под его защитой. Ред оторопело посмотрел на меня, видно с ним никто так не обращался. У него было такое глупо-удивленное лицо, что я впервые за все время расхохоталась ...от души. Глядя на меня, заржал и он.- Ну и девка! Вот это мадмуазель! Молодец! - и он хлопнул меня по заднице так, что я испуганно вскрикнула и присела. А он закатился неудержимым смехом.- Каково?... А?... "Вам надо отдохнуть"... Нет, детка, отдыхать я буду только на том свете. А поспать я не прочь. Особенно с такой куколкой...Он поднялся с дивана и начал медленно раздеваться. Стащил с себя рубашку, брюки и остался в одних трусах. Его тело сплошь было покрыто волосами, а мускулы были необычайно велики. В испуге я забилась в угол дивана, со страхом разглядывая его и ожидая самого страшного.- Так будем отдыхать, а? - он подмигнул мне и, схватив меня, бросил как подушку на кровать и сам повалился рядом. Я дрожала как в лихорадке, боясь даже дышать, а он вытянулся во всю длину и вздохнул.- Хорошо!Потом, заметив, что я вся дрожу от страха, сказал:- Да не бойся ты! Думаешь мне нужна такая маленькая девчонка? Вот только желтому Хаяси я не верю. Работает он у нас, но, кажется и своих не обижает. Как ты думаешь, а?- Не знаю, - прошептала я, - мне он ненавистен.- Есть у меня подозрение, - продолжал Ред, - что он все-таки работает на своих. А это пострашнее чем я. Ты знаешь, что бы он с тобой сделал ради секрета этой записки?... Он строгал бы тебя безопасной бритвой, как деревяшку... И ты бы сказала! А еще он мог бы ломать тебе каждый день по суставу... Терпения у него хватило бы!От этих страшных слов я инстинктивно прижалась к Реду, обхватив его грудь рукой. К моему удивлению волосы у него на теле были хоть и густые, но очень мягкие и их даже хотелось погладить. А он продолжал рассказывать разные ужасы про японские пытки.- Молчите! Мне страшно! - не вытерпела. Он засмеялся и прижал меня к себе.- Со мной не страшно? А?...Его тело пахло мужским потом, а густые волосы приятно ласкали кожу... Он сильно потянулся и все мускулы у него напряглись как у Геркулеса. Я действительно почувствовала, что пока я с ним мне нечего бояться. Внезапно его рука легла мне на грудь и тихонько сжала ее. От неожиданности я вздрогнула и попыталась отодвинуться. Но он крепко прижал меня к себе, а рука его уже жадно шарила меня по телу, добираясь до самых секретных мест. Пальцы у него были большие и грубые, но они так осторожно скользили по моему телу, что отталкивать их совсем не хотелось. Их ласка вызывала смешенное чувство стыда, страха и удовольствия. Меня ведь первый раз касалась рука мужчины. Правда теоретически я все это знала и имела возможность наблюдать все виды половых извращений, наслаждений. Но физически я все еще была девочкой. Когда Ред начал трогать мои половые органы, осторожно касаясь клитора, я почувствовала необычайно приятную слабость и сладкая дрожь пробежала по всему моему телу. Но страх все-таки заглушал наслаждение. И не только страх. Я почувствовала мучительный стыд от того, что вопреки моему желанию, мой клитор стал твердым, а срамные губы набухли и увлажнились так, что пальцы Реда несомненно ощущали это... Мое тело напряглось, и я резким движением вырвалась из его объятий и соскользнула на пол. Ред вскочил в бешенстве и наклонился надо мной. Одну минуту мне казалось, что он меня изобьет, но он сдержался и, одеваясь, зло сказал:- И не хочешь, как хочешь. Тебе же будет хуже.И подойдя к зеркалу, продолжал ворчливо:- Подумаешь, недотрога! Посмотрим, что ты скажешь, когда окажешься с гостем в первый раз... Ты знаешь, что там делают с девушкой?Из разговоров я знала, что за невинность девушки платят большие деньги, но о том, что происходит в дальнейшем никто мне ничего не говорил! А Ред продолжал:- Тебя приведут голую с венком на голове из роз и ты должна будешь поднести каждому гостю бокал с вином. Тебя будут оценивать и рассматривать со всех сторон. А затем начнется аукцион. И кто больше заплатит, тот и будет первый. При этом ты будешь стоять на возвышении, каждый сможет тебя потрогать, пощупать... А потом ты будешь принадлежать тому, кто заплатит больше всех. А знаешь как тебя лишат невинности?Ред захохотал во все горло. От этого смеха у меня мурашки пробежали по телу. А он безжалостно продолжал:- Тебя привяжут спиной к спине голой негритянки...- Почему негритянки? - вырвалось у меня.- Контраст черного и белого тела возбуждает желание. Я же говорю, что здесь все продумано до мелочей.Лицо Реда стало серьезным.- Видишь ли, - продолжал он, - когда девушка попадает первый раз в такое положение, могут быть всякие неожиданности и эксцессы. Девушка может сопротивляться и убегать и вообще вести себя нежелательно. А когда тебя привяжут к спине негритянки, тобой можно удовлетворяться как угодно. Если теперь негритянка станет на четвереньки, то ты окажешься в очень соблазнительной позе. Таз твой будет помещаться у нее на ягодицах, а голова у нее на лопатках и гораздо ниже остальной части тела, когда негритянка опустит вниз свои плечи. Ты представляешь себе такую четвероногую, соблазнительную кобылу и в такой позе? У негритянки ноги внизу, а у тебя кверху. При этом будут видны сразу две щелки, даже не две, а четыре... И вот в таком положении купивший тебя гость лишит тебя девственности. А так как ты сама не сможешь и не захочешь в таком положении двигаться навстречу его члену, то негритянка будет вертеть своим задом, поднимать и опускать его так интенсивно, что твое тело, особенно задница будут повторять все ее движения к великому удовольствию гостя. А после того, как гость насытиться все будут брать тебя по очереди каждый, кто захочет. При этом негритянка под тобой будет устраивать такие комбинации, принимать такие положения, что гости будут с ума сходить от похоти. И так до утра. А так как среди гостей будут любители извращений, то у тебя ни одного места не останется на теле, куда бы ни запихивали свои похотливые члены и толстые и тонкие, и длинные и короткие, и мягкие и твердые, и изогнутые и прямые как струна...Ред окончательно оделся и направился к двери.- Ну, пока! Не хочешь со мной... Конечно, с гостями будет веселее...Он открыл дверь."Что я делаю? - мелькнуло у меня в голове. - Если он уйдет все пропало. Лучше он, чем вся эта свора голых кобелей"...Я тихо сказала:- Не уходите, Ред. У меня нет выхода.Он удовлетворенно улыбнулся и закрыл дверь.- Хотя нет... идите..., - пролепетала я.Его лицо вытянулось, с губ сорвалось проклятье. Он круто повернулся...- И принесите воды или вина - с улыбкой закончила я.Он захохотал и с восхищением посмотрел на меня.- Ах, чертенок! И до чего же вы, француженки, очаровательны! Мадмуазель, одну минуту!Он с галантным поклоном вышел.Когда Ред вышел я окончательно решила сыграть на его чувствах и из всех зол выбрать меньшее. Я думала, что если приручу Рэда, то он сможет мне принести немалую пользу, хотя для этого я должна пожертвовать своим ...девственным телом. Ведь все равно мне этого не избежать."Может и выйдет" - подумала я и начала готовиться к своей роли "любовницы". Подойдя к зеркалу я сбросила халатик и, оказавшись совершенно голенькой, внимательно оглядела себя в зеркало. Не смотря на свои 13 лет я уже достигла полной половой зрелости. У меня регулярно появлялись месячные. Фигурка хотя и маленькая, была как точеная. Стройные красивые ноги, довольно широкий таз и полные бедра, составлявшие красивый контраст с тонкой талией и маленькими, хотя вполне сформировавшимися грудками. Волосы у меня были причесаны на японский манер - тугим узлом. На лобке у меня уже темнел шелковистый пушок, а припухлые губы самую малость виднелись внизу живота, дразня воображение. Я быстро распустила волосы и они густой, шелковистой волной упали мне на плечи. Из зеркала на меня глядела настоящая красавица, сверкавшая молодостью и очарованием. Казалось сама легендарная Фрина превратилась в живую, очаровательную девушку. Я разлеглась на диване, с видом дремлющей одалиски...Без стука распахнулась дверь и ухмыляющаяся морда Хаяси уставилась на меня. Я испуганно вскрикнула, но внезапно волна дикой ярости заглушила все остальное. Схватив подвернувшуюся бутылку из-под рома, я с силой запустила ею в желтого дьявола. Но Хаяси легко увернулся от удара, бутылка пронеслась мимо и тут же раздался взбешенный голос Рэда.- Какого черта!... Какой дьявол бросил бутылку? Если мне повредили глаз, то я у него выну два!В дверях показался разъяренный Ред, зажимая одной рукой лоб над глазом. Хаяси попытался выскользнуть из комнаты, но Ред так хватил его свободной рукой в челюсть, что тот упал как подкошенный."Убил" - мелькнуло у меня мысль и, хотя я оцепенела от ужаса, все же с облегчением вздохнула - настолько ненавистен мне был этот японец.Хаяси лежал без движений. Ред перешагнул через его тело и подошел к зеркалу. Вдруг молниеносно, как распрямившаяся пружина, Хаяси вскочил на ноги. В руке у него сверкнул нож, и он как кошка прыгнул...- Ред! - закричала я в ужасе.Но Ред уже успел перехватить руку с ножом. Секунда и Хаяси снова упал на пол с вывернутой рукой, а Ред спокойно бросил нож на столик перед зеркалом.- Такие штучки здесь не пройдут, дружок, - сказал он насмешливо. - Я слишком долго торчу в вашем желтом болоте, чтобы меня можно было поймать на это. И учти если еще раз станешь на моей дороге, то твоя рука будет вечно смотреть назад.Ред ногой распахнул дверь и японец, поддерживая свою вывернутую руку, с поклонами, но не спуская горящих глаз с Реда попятился назад к двери. Перед тем, как выйти, он бросил на меня такой переполненный жгучей ненавистью взгляд, что я вынуждена была закрыть лицо руками. Дверь захлопнулась...- Меня успокаивает только то, что этот удар предназначался желтому дьяволу. И откуда у тебя такая сила? Надо же так угодить! Вот девченка!Так ворчал Ред стоя перед зеркалом.- На пол дюйма ниже и я был бы без глаза. Но только во всяком случае этот желтый дьявол будет меня долго помнить. А тебя, если ты ему попадешься, он съест.Ред повернулся ко мне, бровь рассечена, на виске - кровь. Вид у него был страшноватый. Мне стало его жаль. Ведь это я все наделала.- Вам очень больно? Я ведь не нарочно.Он криво усмехнулся:- Нет ни какой гарантии, что ты не сделаешь это нарочно. Бешенная девчонка!У меня снова поднялось настроение. Положительно Ред мне нравился все больше и больше.- Подождите, я сейчас вам помогу!Я совсем забыла про свою наготу, и вскочив с дивана, достала вату, бинт, налила в тазик воды.- Идите сюда, я вас буду мыть.Ред послушно подошел и стал передо мной на колени. Его голова находилась на уровне моей груди и он, очевидно, только сечас заметил, что я совсем голая. Его глаза расширились и часто заморгали. Мне стало весело, но я с серьезным видом промыла ему рану и наложила повязку. Теперь он стал похож на пирата. Ну точно пират из старинного приключенческого романа.- Мистер Ред, что же вы не благодарите своего доктора? Или вам не нравиться он? - совсем осмелев, сказала я.Вместо ответа он, стоя на коленях и обняв меня за талию принялся с жадным упоением целовать мне груди и так нежно и искренне, что мною овладела сладкая истома, лишившая меня власти над своим телом. Это было гораздо приятнее, чем бесстыдные поцелуи Марии, хотя они пробудили мою чувственность. Мне захотелось более смелой ласки и, подставляя грудь под поцелуи, я нетерпеливо теребила Реда за уши, за волосы и даже залезла рукой ему за воротник, щекоча спину.- Давай ляжем... - сама не знаю, как это вырвалось у меня, хотя и очень тихо...Но он услышал, подхватил меня на руки как ребенка, и покрывая мое тело поцелуями, принялся носить меня по комнате. Я смеялась, мне впервые было так хорошо.- Ты меня защекотал своими поцелуями. Положи меня на место!Он осторожно опустил меня на кровать и отступил на шаг. Его глаза блестели, а руки дрожали. Казалось, что он сейчас бросится на меня и растерзает, но я не боялась...- Ну, что же ты? - нетерпеливо спросила я.Дрожащими руками он стал срывать с себя одежду. Пиджак, рубаха, галстук, брюки, трусы, ботинки летели в разные стороны и... вот передо мной стоял, сжигаемый страстью первобытный человек, абсолютно голый и с ног до головы покрытый волосами. Это было великолепное зрелище и одновременно странное, щекочущее. Его огромный член был напряжен до предела. Сине-бело-красного цвета он блестел, как лакированный, а его огромная толстая головка, казалась, лопнет от напряжения."Неужели он войдет в меня" - подумала я и мне стало страшновато. Но желание пересилило страх. Внутри у меня все горело, и я с трудом удерживалась от желания прижать свой клитор. Но внезапно, мимо моей воли, моя рука потянулась и схватила Реда за его огромный член. Он был горячим и твердым, как палка. "Что я делаю?" - мелькнуло у меня в голове, и я от стыда закрыла лицо руками. Ред застонал и упал рядом со мной. И в это время в дверь постучали... Я инстинктивно прижалась в угол кровати, а Ред, как разъяренный тигр вскочил с кровати и, прикрыв нижнюю часть своего тела простыней, бросился к двери, выкрикивая проклятия.- Дьявол, убью! - заревел он, распахивая дверь. От туда показалось перепуганное лицо китаянки.- Я принесла вам ром и коньяк, сэр... - заикаясь пролепетала она.С проклятиями Ред выхватил у нее поднос с бутылками и с треском захлопнул дверь. У него был такой комический вид с перевязанным лбом, с подносом и простыней в руках, что я невольно рассмеялась. Глядя на меня, рассмеялся и он.- Следующему, кто сунет сюда свой нос я размозжу голову! Будь он сам босс, проворчал он. - Правда, я сам приказал принести сюда все это...Он поставил на кровать поднос с фруктами, вином, шоколадом, бисквитами.- Ну раз принесли, давай пить!И Ред ...стал откупоривать бутылки. Его член стал значительно меньше, не такой угрожающий, но все же толстый и приятный...- А любовь от нас не уйдет! Правда? - он тихонько сжал мою грудь и поцеловал сосок.- Ведь я тебе нравлюсь?В ответ я только улыбнулась и погладила его волосатую грудь, бросив украдкой взгляд на его вздрагивающий, полунапряженный член.- Выпьем?А после нескольких рюмок я почувствовала приятное опьянение и, грызя шоколад, я слушала веселую болтовню Реда, мне стало хорошо так, что я забыла, где я нахожусь, и какая опасность мне грозит. Мы дурачились и хохотали как дети, если только 30-летнего детину можно назвать ребенком с такой величины членом. Чувствовалось, что он искренне доволен. Вскоре Ред стал покрывать мое тело страстными поцелуями. Его губы скользили все ниже и ниже и вот они уже целуют волоски на лобике... Я изнемогла от желания и вцепившись в его волосы, вся выгнулась ему навстречу. Он со стоном оторвал сои губы от моего тела и прошептал:- Элли я хочу пить твою любовь по капле...- Пей как хочешь. Хоть всю сразу.И я впилась в его губы долгим поцелуем.Оторвались. Ред прильнул губами к моему телу, к груди, животу... В изнеможении я широко раскинула ноги и он начал покрывать поцелуями всю мою промежность, и, наконец, я почувствовала, как его язык коснулся моего клитора. Меня ударило как будто бы электрическим током. Такого острого наслаждения я не испытывали никогда еще.А Ред кажется обезумел...Лежа на левом боку, он прижал свой живот к моему, вложил свой длинный член мне между бедер так, что его головка выдвинулась позади моих ягодиц и принялся жадно ощупывать мое тело: бедра, спину, ягодицы. Я в упоении замерла. Мои набухшие большие срамные губы и кончик клитора прижались к спинке его члена, а мои бедра непроизвольно сжимали его все крепче и крепче. Я закрыла глаза, и вся отдалась изумительно приятному ощущению, обнаженному телу мужчины. Его нервные, бесстыдные пальцы, пробегали по моей спине, по бедрам, по ягодицам и, так нежно, вызывая сладострастный трепет во всем теле. И я, кажется, больше ничего не хотела. Только, помниться, очень хотелось двигать ягодицами взад и вперед, чтобы усилить трение клитора о его член. Но я дрожала и сдерживалась. Но вот тихонько опрокинув меня на спину и, легко преодолев мое инстинктивное слабое сопротивление, развел мои ноги и лег между ними, опираясь на свой левый локоть. Я испуганно вся сжалась, но он нежно и осторожно принялся натирать мои наружные половые органы. Кажется, это было то, к чему стремилось все мое тело. Мои ноги сами собой стали раздвигаться все шире и шире и сгибаться в коленях. Там у меня все было уже совсем мокро. И вскоре я уже не могла бы сказать - хочется ли мне еще большего. Не знаю, но мои ягодицы уже непроизвольно сжимались и разжимались и желание чего-то стало все более отодвигать страх перед неизбежной сильной болью... и я не знаю еще перед чем.Ред, нащупав головкой своего члена вход во влагалище, отнял от него свою правую руку и лежал теперь на обоих локтях, обняв меня руками за плечи. Он слегка нажал ладонями на мои плечи и сразу же я почувствовала боль у входа во влагалище и слегка вскрикнула. Но уже не только от страха и боли. Меня уже тянуло... дразнило... Мне хотелось. И мои колени еще больше согнулись и разошлись в стороны. А Ред, задыхаясь и больно сжав мои плечи кистями рук, двигал все мое тело под собой взад и вперед, от чего толчки его члена становились сильнее, болезненнее, мучительнее и в то же время все более дразнящими и желанными... И вот почти вся пунцовая от стыда, почти теряя сознание я невольно начала приподнимать свой зад в тот момент, когда он придвигал меня к себе. Боль при этом усиливалась... нежное мучительное наслаждение.Много позже я узнала, что Ред опытный тонко рафинированный в любви жеребец, стремился как можно больше насладиться самим процессом растления, самим моментом разрыва девственности. Все его сильное тело сладострастно воспринимало с каждым соприкосновением головки его члена с моей девственной пленкой, которую он безжалостно растягивал, но все же не разрывал. Я тогда не знала, каких неимоверных усилий стоило ему удерживать свое желание одним движением поясницы вогнать свой член по самые яйца мне в живот. Позже он мне об этом рассказал. И рассказал так же о том, что долго он на этот раз выдержать не мог. Он чувствовал, что отдалить приближение у него оргазма он не в состоянии долго. Тогда я этого не знала и от боли и раздражения у меня стали навертываться слезы на глаза... А железные пальцы похотливого жеребца сжали мои плечи еще сильнее, и я почувствовала, как его зад чуть опустился... Я вскрикнула от боли. Головка его члена растянула пленку до предела и вот-вот она должна была порваться. Но мой палач замер в этом положении. Вздрагивания головки члена причинили мне такие мучения, что я заплакала и начала биться под ним. Напрасно! Боль усиливалась, а его член неумолимо прижимал меня к постели. Я вновь забилась и попыталась опуститься и сжать свои ноги, чтобы уменьшить режущую боль, но он широко раздвинул мои и свои бедра и мои ноги бессильно разошлись в стороны и поднялись так, что мне даже в то мгновение стало стыдно. Ред задыхаясь, нажал сильнее... еще и еще... Я вцепилась пальцами в его плечи, царапалась, рвала волосы, пыталась пятками своих ног сдвинуть его, но тщетно! Лишь головка его члена вздрагивала сильнее. Я надавила руками ему на грудь, застонала, закричала, и вдруг явственно почувствовала, как что-то там разрывается... Все в голове у меня помутилось от режущей, пронизывающей все мое тело боли... А чудовищный самец только вздрагивал, не пытаясь ни ускорить свое движение, ни отодвинуться от меня... А там что-то рвалось еще и еще... Непрерывно я кричала, выла и вопила... Слезы градом катились по моим щекам... Все мое тело покрылось горячим потом. Я чувствовала, что не выдержу и упаду в обморок... И вот собрав весь остаток своих сил и как можно дальше отодвинув от самца свою задницу, я вдруг быстрым движением ягодиц и поясницы подалась ему навстречу... Скорей бы все! Скорей бы прекратить эту адскую муку! И в тот же миг почти теряя сознание, я почувствовала, как головка члена вошла во влагалище. Резкая боль сменилась тупой болью от растягиваемого входа во влагалище. У меня захватило дыхание, но дальше головка члена не вошла. Ред сдержался и испытывал оргазм в таком извращенном состоянии. Тупая горячая струя из его вздрагивающего члена изливалась в мое полуоткрытое влагалище. Я протяжно застонала, а Ред еще немного опустил свой зад и головка его члена еще глубже вошла в меня, но боль уже не усиливалась. Еще несколько секунд вздрагивала головка его члена в отверстии моего влагалища, увлажняя его, а затем Ред нежно поцеловал меня в лоб, извлек свой член и растянулся рядом со мной.- Уф!... Ну и девчонка ты! Никогда ничего подобного не испытывал я! - говорил Ред с восхищением глядя на меня.Ред осторожно и нежно обмыл мои половые органы, свой значительно уменьшившийся в размерах член и снова принялся бережно целовать и ласкать меня. Совершенно разбитая, стремительно усталая я неподвижно лежала и ничего ему не отвечала. Даже осмыслить все то, что произошло я не имела сил и под его ласками я задремала... Проснулась я от жаркого поцелуя в спину.- Отдохнула? - спрашивал меня Ред, - а я тебе не мешал, хотя... и он кивнул себе на низ живота.Я увидела, что у него опять стоит. Мне стало не по себе и я забеспокоилась.- Ты ...думаешь, что он удовлетворился? - сказал Ред, вновь кивая на вздрагивающий член.- Но у меня там все болит! Пожалей меня, если любишь! - взмолилась я. - И уже поздно давай спать.Я его так умоляла, что он наконец согласился оставить меня в покое.- Хорошо, - сказал он, - но не знаю смогу ли я спать... Нет, не смогу! - задумчиво прибавил он, глядя на свой красный, лоснящийся член.- Но я понимаю, что тебе больно... Но есть средство... даже два оставить тебя в покое...- Какие. Я согласна! - опрометчиво воскликнула я, чувствуя что любое прикосновение к моим половым органам вызовет нестерпимую боль.- Ты можешь удовлетворить меня этим...Он коснулся кончиком пальцев у меня между ягодицами.- О, нет! Никогда! - в ужасе воскликнула я, покраснела и плотно сжала свои задние полушария.- Ну, тогда... тогда... Соси! Слышишь.Ред подтянулся на постели и пригнул мою голову к своему члену.- Я хочу тебе в рот! Слышишь. А ты должна сосать! Сосать! А не то... понимаешь, - и он опять коснулся пальцем стыдного места между моими ягодицами. - Выбирай!На миг я представила себе как огромный член Реда втискивается мне в задницу, распирая все мое тело, и вся содрогнулась от страха и сжалась.- Ну же открой ротик! - понукал меня мой мучитель.Вся красная от стыда, с полуоткрытыми глазами я наклонилась и почувствовала своими губами пылающую в жару головку члена. Я чуть раскрыла губы и почти незаметно поцеловала его.- Не так!... Ну!... Раскрой!Ред нетерпеливо изогнул поясницу, головка члена сильно прижала мои губы, я вынуждена была их раскрыть, член начал протискиваться с трудом в рот и это заставило меня раскрыть его до самого предела.- Теперь соси!... И языком... языком! - требовал Ред, слегка двигая своей поясницей взад и вперед, удерживая мою голову своими руками.Не умело, стараясь чуть отодвинуться, задыхаясь, попыталась сосать, лизать, но лишь с большим трудом могла чуть-чуть пошевелить языком. Вся эта возня продолжалась довольно долго и я почувствовала во все этом какую-то прелесть, новую, неиспытанную. Раза два Ред прервал этот акт, стараясь продлить его, несколько раз, увлекшись он слишком глубоко двигал член внутрь, делая мне больно. Кончилось все это сладострастными спазмами у Реда. Кончил он мне в рот, вцепившись руками в мои волосы на голове и притянул меня к себе так, что я начала задыхаться. А между тем я уже гладила пальцами его набухшие яйца, а мой клитор сильно вздрагивал и кажется, я была готова на большее, чем этот акт...Вскоре после этого Ред ушел, а я еще долго вертелась в постеле, пытаясь успокоиться и уснуть. В эту первую близость к Реду я ведь не получила удовлетворения, хотя два раза и была к нему близка. Ночью меня преследовали стыдные сны и когда мне приснилось, что я стою на четвереньках перед Редом, а он целует меня в затылок, больно придавив мне матку головкой своего члена, я вскрикнула и проснулась вся мокрая там. Почувствовав приятную усталость - очевидно во сне я имела оргазм - я тот час же спокойно и крепко уснула.Как мы условились Ред пришел через три дня вечером. Я его ждала, поглядывая на часы, представляла себе встречу с ним и в конце концов почувствовала, что у меня уже совсем мокро там, а клитор вновь беспокойно вздрагивает. А до этого все три дня я была совершенно спокойна. Не смотря на то, что я ожидала Реда с минуты на минуту, его приход был все же неожиданным для меня. Я вскочила с постели, бросилась к нему на шею, но... произошло нечто ошеломившее меня. Едва прикрыв за собой дверь и ни слова не говоря, Ред швырнул меня поперек кровати, задрал мои ноги на плечи к себе и не успела я опомниться, как он одним сильным движением вогнал свой огромный член мне во влагалище! От страха и волнения я даже не ощутила боли, а только почувствовала внутри себя толстый, горячий член Реда, который расширял у меня все внутри, распирал меня, заполнял все мое тело. Меня спасло то, что там у меня все было мокро от возбуждения, когда я ожидала Реда, иначе он обязательно что-нибудь повредил бы у меня... К счастью, когда твердый и длинный член Реда уперся мне в матку, у него хватило самообладания не нажимать дальше, а соизмерять свои движения с длиною моего влагалища. Он глухо стонал от наслаждения и, согнув меня вдвое, быстро как кобель двигал своей поясницей. Мне было неудобно, я силилась снять хотя бы одну ногу с его плеча, но тщетно. Я была возбуждена, но мне было немного больно во влагалище - слишком уж толстый у него был. Но вместе с тем, я ощущала и какое-то, хотя немного мучительное, но все же острое сладострастие."Вот оно! - мелькнуло у меня в голове. - Первое настоящее совокупление... Самец берет меня... Он мне делает это... и таким толстым и длинным"...Вдруг движения Реда стали конвульсивными, судорожными, а вслед за тем он почти замер и я почувствовала, как тугая струя горячей жидкости ударила мне в матку. Ред хрипло застонал и прижал меня к себе с такой силой, что у меня кости затрещали и я громко вскрикнула. Ослабив свои объятия он стал покрывать мое лицо страстными поцелуями, в которых чувствовалась и нежность, и благодарность за доставленное наслаждение.- Прости меня, детка, - прошептал он, - иначе я не мог... Я еле-еле дождался этой минуты... Думал, что в брюки спущу, когда к тебе шел... Еле добрался до тебя. Уф!... Хорошо!Вся возбужденная и ненудовлетворенная я отвечала на его поцелуи и в тайне уже желала вновь очутиться под ним. Томиться пришлось не долго. Вскоре Ред положил меня на живот, положил под него подушку и лег мне на спину.- Ой, нет! Не хочу!... - испуганно воскликнула я и забилась - Это я не выдержу!- Глупенькая, я вовсе об "этом" не думаю!И Ред коснулся своим нескромным пальцем между моими ягодицами.- Подними их чуть выше, - похлопал он меня по ягодицам.Я почувствовала как Ред осторожно, снизу вставляет член мне во влагалище и немного приподняла свой зад ему навстречу. Склонившись надо мной и, опираясь на свои локти, Ред начал удивительно нежные, мягкие, гибкие движения своей поясницей, лаская мою спину своей волосатой грудью и целуя меня в макушку. Вскоре к ритмичным поскрипываниям кровати присоединился очень стыдный сосущий звук от соединения наших половых органов, а вернее от того, что его член весьма туго входил и выходил из моего, сверх меры увлажненного влагалища. От стыда я вцепилась зубами в простыню, закрыла глаза, но... не сделала ни одного движения, чтобы ослабить бесстыдный звук. А он становился все сильнее и сильнее и я, затаившись, начала вслушиваться в него и чем больше слушала, тем больше мокро становилось там и тем более сладострастным казался этот звук, напоминающий звук насоса, действующего в масле и тем больше охватывала меня похоть. Все мое тело отдалось ощущению большого мужского члена во влагалище. Не большая, тупая боль от несоразмерности наших половых органов заглушалась неизъяснимой сладостью, которая все нарастала, усиливалась, заставляла мои ягодицы приподниматься и опускаться. Делала я это правда едва заметно, но делала и не могла не делать. Ред и я молчали, слышны были лишь поскрипывания пружинного матраца, наше ...тяжелое прерывистое дыхание и бесстыдно-сосущий звук. А потом у меня как-то затуманилось в голове, всякий стыд исчез и я только помню, как моя поясница судорожно, рывками изгибалась, сильно приподнимала мои ягодицы вверх и после толчка члена в матку выгибалась, опуская ягодицы вниз. Ред не замедлял и не ускорял движения, а методически доводил меня и себя до высшей точки наслаждения. Иногда не прерывая свои движения поясницей, и облокотившись на свою левую руку, он стыдно ощупывал правой рукой мою грудь, бедра или, захватив мое ухо в свои губы, сладко посасывал его. Вскоре, я уже была не в себе и не могла контролировать конвульсивных подергиваний всего моего теле. Почти помимо моей воли, мое тело вытягивалось, а затем сильным сокращением мышц мускулов поясницы, ягодицы подбрасывались вверх, колени раздвигались вперед, ягодицы широко раскрывались и вытягивались вверх... В это время сладостный и одновременно болезненный толчок в матку вновь поясница выпрямилась, ноги вытягивались, зад опускался, а потом снова непреодолимая, сладостная спазма нагибала все мое тело, подгибала колени, поднимала и раскрывала ягодицы навстречу мучительному толчку члена в нывшую от похоти матку... Мое лицо покрылось потом, лицо пылало в жару, широко открытый рот ловил воздух и уже почти ничего я не сознавала... Вдруг Ред как-то особенно тесно прильнул к моей спине, не отрывая на этот раз головки своего члена от моей матки и я вновь почувствовала горячие взбрызгивания... Я замерла с поднятым задом вверх, чувствуя, что еще немного и достигну той степени сладострастия, когда теряется сознание, когда страсть затмевает все окружающее, когда забываешь саму себя. но и на этот раз невыразимо приятное ощущение не перешло у меня в эту высшую стадию. Правда тогда мне казалось, что я уже пережила нечто подобное оргазму. Но это было лишь приближение к нему.Когда Ред извлек свой член из моего утомленного тела, я ощутила лишь какую-то полуудовлетворенность. Мне хотелось, что бы Ред сделал еще несколько движений членом во влагалище. Но так или иначе, я впервые получила во время этого совокупления, действительное наслаждение, хоть пока еще и без полного оргазма, который я начала испытывать несколько позже. Потом мы долго лежали, отдыхали, обнимались, целовались, болтали о всякой всячине, резвились на постели и понемногу ласки Реда становились все горячее опять, поцелуи в засос сопровождались невольными приглушенными стонами, и я всем телом прижалась к волосатому телу Реда, чувствуя нарастающий приятный зуд у себя между бедрами. Его пальцы нервно и жадно ощупывали мое тело и мы уже не смеялись, сознавая приближение нового акта совокупления. Неторопливо, лежа на левом боку, Ред повернул меня к себе спиной и когда я, испугавшись того, что он намеревался сделать мне это между ягодицами, попытался перевернуться на спину, он меня успокоил:- Не бойся! Я хочу туда же...Когда я легла на бок он попросил немного поднять мою правую ногу и головкой члена принялся осторожно искать вход во влагалище. От этих манипуляций у меня там стало еще влажнее, чем было, и вновь послышался там сладкий, хлюпающий звук.Ред вставив головку члена в отверстие, опустил приподнятую ногу, обнял меня за живот и начал еле заметно двигать головкой члена у самого входа во влагалище. Спустя некоторое время моя поясница стала все сильнее и сильнее изгибаться, выпячивая назад мои ягодицы, а толстая головка его члена стала проскальзывать все дальше и глубже в мое тело. Это было упоительно! А еще через некоторое время я уже с силой, почти до боли изогнувшись, до предела выпятила назад свои ягодицы и тот час ощутила прикосновение горячего члена к моей матке и слабо вскрикнула. Откинувшись назад и, положив свои руки вытянутые мне на плечи, Ред методически и равномерно вдвигал и выдвигал из моего тела свой длинный член. Правда, его член был настолько длинным, что никогда в этот период не входил в мое тело полностью. Ред знал, что этого делать со мной нельзя. Уж очень большая разница была в размерах наших половых частей. И я всегда была бесконечно признательна ему за его исключительную выдержку и терпение в постепенном длительном расширении и углублении моего влагалища. Комната вновь наполнилась сладкими сосущими звуками, моими вскрикиваниями, которых я не могла сдержать... Акт этот длился долго, очень долго, вероятно не меньше часа. Опять сладострастные спазмы начали изгибать мое тело, спина моя то сильно дугой выгибалась, то еще сильнее прогибалась, судорожно выбрасывая мою задницу назад, к Реду... И в эти мгновения мне хотелось прижаться голой задницей к густым волосам, окружавшим член Реда, но длина его органа и боль при толчках его в матку останавливали меня. Хотя этот акт закончился у меня полуоргазмом, но все же я получила гораздо большее наслаждение, чем прежде и почувствовала себя почти удовлетворенной. Вот так начался наш медовый месяц. Ред приходил ко мне через два, иногда через три дня и тогда вся ночь была наша.Пока что Реду удавалось успокаивать нетерпение своего шефа уверениями того в том, что он, Ред, предпринимает особые способы для того чтобы вырвать у меня тайну и, что в конечном счете он гарантирует успех. А до тех пор просил шефа набраться терпения. В отсутствие Реда меня тоже мало беспокоили. Несколько раз я помогала накрывать и убирать столы, когда собирались гости, подносить им яства и питье и пользуясь этим мне иногда приходилось наблюдать различные сладострастные сцены.Однажды мое внимание было приковано к девчонке блондинке с длинными светлыми волосами, о которой я уже упоминала и которая оказалась тринадцатилетней Ингой из третьей группы. Те же два приятеля тискали ее на диване в затемненном углу холла. Все трое переплелись и двигались так, что никакого сомнения в том, что они совокуплялись, не могло быть. Но как? Ведь их трое... Я прошла мимо них с вазой и фруктами раз, другой, и, улучшив момент, стала в темной нише, почти рядом у дивана. Все трое были так увлечены, что, по-видимому, меня совсем не заметили. Уже первый пытливый взгляд, брошенный украдкой на них из ниши заставил пылать мои щеки, лоб, живот. На диване полулежа на боку, лицом друг к другу находились два приятеля. А между ними, тоже лежа на боку, помещалась блондинка лицом к одному, спиной к другому. Позабыв всякую осторожность, я как можно ближе придвинулась к ним и наклонилась, чтобы постигнуть тайну происшедшего, о которой уже смутно догадывалась. У всех троих ноги были вытянуты и упирались в ковер на полу. Лишь одна нога девочки была приподнята руками обоих приятелей, плечи которых опирались на спинку дивана. Очень скоро мои глаза, освоившиеся в полумраке, явственно различали белевшие длинные члены обоих мужчин, одновременно входившие в тело девочки и затем выходившие из ее тела. У всех троих глаза были полузакрыты и все трое прерывисто дышали, сжимая друг друга в объятиях... Из рассказов я знала, какое острое наслаждение испытывают мужчины, ощущая через тонкую перегородку в теле женщины свои напряженные половые органы. И вероятно поэтому, так я заметила, оба приятеля, вдвинув глубоко во влагалище и в задницу девочки свои члены, на несколько секунд замерли неподвижно, наслаждаясь очевидно ощущением в

Рекомендуем посмотреть:

Как я в нее влюбился, я и сам не заметил. Помню, что обратил на нее внимание я сразу, хотя она и не отличалась яркой внешностью. Но Лена так выделялась скромной одеждой и полным отстуствием косметики от большинства наших расфуфыренных факультетских девиц с мэйк-апом как будто только что с Тверской, что уже этим бросалась в глаза. Хотя объективно ее с ее пепельными волосами и довольно заурядными чертами лица и фигурой можно было даже записать в серые мышки. Можно было бы, если бы не ее выразитель...
Мы поженились, когда нам было по 19 лет. Оба красивые и молодые, мы естественно все свободное время проводили в постели за любовными утехами.Но наш секс нельзя было назвать особо разнообразным, это я уже сейчас понимаю. Но тогда мне казалось, что лучшего и быть не может. На четвертом году семейной жизни у нас, как у многих семейных пар начались размолвки, но они не касались секса. Мне казалось, что в интимном плане у меня муж самый лучший, самый нежный и понимающий на свете. Но отношения наши по...
Тогда мне было 13 лет. С одиннадцати я уже дрочил, сначала на фотки в порножурналах, а затем на порно из вконтакте. Где-то с 12-ти я стал заглядываться на одноклассниц, представляя их в своих довольно необычных эротических фантазиях. Дело в том, что мне хотелось подчиняться девушкам, хотелось, чтобы они использовали меня, заставляя лизать свои мокрые безволосые пиздёнки. Наконец, о чудо, мои мечты осуществились, причем так, как я даже и не надеялся.В октябре, в конце четверти у меня,...
Я познакомилась в интернете с одним человеком, он намного старше меня, но это больше его плюс, чем минус....Я капризная, со мной никто не мог справиться, даже родители. Я сама не поняла как, но его мне захотелось слушаться, Мне показалось, что я влюбилась, головой конечно я понимала, что это не реально, но мне было все равно, я жила этим чувством, полностью погрузившись в свою виртуальную жизнь. Раньше я бежала на улицу, к друзьям , меня трудно было застать дома, потому что я вела активный образ...
Шёл Июль и на улице уже 10 день подряд стояла жара. Я хоть и люблю лето и хорошую погоду, но только когда сам отдыхаю. Возвращаясь с работы, я смотрел по сторонам и завидовал девушкам. Почти всё лето девушки ходят в лёгких сарафанах и таких же лёгких блузках с шортами. Завидовал, потому что сам иногда примерял одежду старшей сестры. Опишу себя и сестру. Меня кстати зовут Саша, а сестру Лиза.Выглядим мы очень схоже, некоторые люди считают нас даже близнецами, но у нас с ней разница в ...
Однажды мы с женой сильно повздорили. Она со мной не разговаривала целых два дня. Я в начале сделал несколько попыток помириться, но ей не хотелось со мной даже разговаривать и я отстал от неё. Так мы и проходили эти два дня, дуясь друг на друга. На третью ночь у меня уже сперма из ушей стала литься.Взгляд независимо от меня всё чаще и чаще останавливался на её прелестях, а точнее на её очаровательной попке. Она как назло одевала лосины( скорее всего специально), которые подчёркивали...
Слушайте все – мой муж оказался самым последним сыклом на свете! Я и так подозревала, что он трус, но всё же не до такой степени, чтобы тихо стоять и смотреть, как его жену (то бишь меня) ебут разными способами три каких-то мужика, которых я и по имени почти не запомнила!Зимы у нас на севере холодные. И может быть, поэтому так у нас в семье повелось, что каждый вечер с мужем мы как закон прикупаем бутылочку водочки и опустошаем её до дна.Он побежал в магазин, а я колдовала с по...
Не думал, что так получится. Все оказалось слишком просто. Мы отмечали "экватор" у друга на квартире, обычная студенческая вечеринка, водка, пиво, немного закуски. По мере того, как дело затягивалось, все больше тянуло на подвиги. В итоге, часов в 12 ночи мы срываемся с места и едем в клуб. Мне уже было не до веселья, выпивка давала о себе знать, а я по природе очень восприимчив к алкоголю. Помню, я и еще один мой друг сидели за столиком,а тот, у кого мы были на квартире и еще один дру...
Верочка была в квартире одна, Костя уехал в командировку на пару дней, а детей забрали на дачу его родители. Вере не часто выпадал такой случай, ведь сегодня можно было ничего не делать и провести день так, как ей хочется самой. Отдыхая от рутины, девушка устроилась на диване под теплым пледом и читала одну из своих книг, как вдруг раздался телефонный звонок.- ало. - произнесла Верочка подняв трубку.- добрый день Верочка. - ответил ей мужской голос из трубки.Девушка сразу...
ЖЕНА.Лето, тепло, начальница в отпуске…Сижу одна в кабинете, кондиционер работает, температура комфортная. Дела основные раскидала, можно немного и по халявить. Лезу в Интернет. Сначала пробегаюсь по свежим анекдотам. Так, настроение отличное…А не почитать ли мне что-нибудь эротическое?..И вот я уже на нужном сайте. Ммм...хорошо некоторые пишут- забористо…Рука сама лезет под юбку…И фото постоянно пикантные мелькают перед глазами…Ну вот! Трусы уже совсем промокли. Может снять? Только...
Все бабы любят когда их трахают. Просто многие из них этого еще не понимают. Наша цель – довести до них эту мысль.Мировой кризис не самым лучшим образом сказался на моем достатке – я остался без работы. Друзья помогли мне в трудный момент и объяснили прелести работы «щипачем», поначалу я отнекивался, но в итоге согласился - надо было как то существовать. В то время я еще и не подозревал, сколько положительных моментов будет в моей работе. С детства меня возбуждала игра «казаки...
Привет, я - Юлька. Нежное, милое и очаровательное создание, каким и положено быть девушке в неполных (до завтра), 17 лет. Круглой отличнице, ученице самой престижной гимназии города. Да еще любимой и единственной дочке богатого папочки, уважаемого всеми депутата, держащего под собой весь наш городок, и эту гимназию в том числе. Сейчас я сижу на уроке математики и сосредоточенно, сложив пухлые губки в трубочку, надуваю пузырь из жвачки. Вот она я, на первой парте, в белой рубашке с га...
Лена с 12 лет начала интересоваться сексом. Когда никого не было дома, она раздевалась догола, гладила перед зеркалом свои маленькие груди, пощипывала набухшие сосочки. Затем она гладила свой животик и наконец добиралась до своей пиздёнки. Она обожала засовывать туда карандаш или ручку, чтобы ничего не повредить, и ходила так. Потом она вытаскивала ручку, а та была в её прекрасно пахнущих выделениях. Она облизывала её. Затем она засовывала в свою письку пальчики, гладила свои влажные розовенькие...
Был прекрасный солнечный день. Солнце игриво освещало тёмные проулки бедного района, хрущёвки томно стояли в тени старых тополей. Лена вышла как обычно в 7:45, до школы ей идти было меньше пятнадцати минут. Лена, для своих неполных пятнадцати лет, имела прекрасную упругую девичью грудь, очень нежную талию, шикарные бёдра и очень стройные длинные ножки. Длинные, крашеные волосы в блонд, трепетали на ветру. Она словно плыла по улицам, напевая какой-то мотивчик. В свои неполные пятнадцать, у неё уж...
После звонка прошло менее часа, как клиент приехал, расположился на истертом кресле и, пытаясь казаться уверенным или, по крайней мере, спокойным, осматривал девушек. Настя с первого взгляда на него, точнее, с первого пересечения взглядов с ним, поняла, что он выберет ее. Невысокая, худая, с ломаной походкой, с умными глазами и дергающимся ртом, с длинными рукавами, закрывающими инъекции: в этом чувствовалась искренность, и именно из-за искренности, из-за чистоты, она сразу поняла, он ее выберет...
История, которую я хочу вам рассказать, довольно распространенная. Хотя чаще в мыслях, чем в реальности.В свои 35 лет, Александр был вполне счастливым человеком. Любимая жена, сын, неплохая работа…..в общем вполне стандартный набор для того, чтобы жить и радоваться жизни. Но случилось небольшое происшествие, внесшее коррективы в эту идиллию. Как и всегда на лето, Александр вместе с семьей перебирался жить на дачу. А вместе с ними, туда частенько наведывалась семья его родной сестры Ольги. ...
Приветик всем! :-* Меня зовут Кристиночка, я очень люблю читать истории на этом чудесном сайте и всегда от этого возбуждаюсь ;-) И вот я решила рассказать вам о моей сексуальной жизни. Надеюсь, что этот рассказ будет кому-то интересен ;-)Мне тогда было 17 лет и я была девственницей. У меня папа военный и за мной был серьезный присмотр. Я училась в 11м классе, на дворе стояла летняя погода, и приближались выпускной и грозные экзамены. Я всегда любила мини, а в такую жару носила только их, о...
Возможно, на других сайтах вам встретится отрывок из этого рассказа, но полная версия, а также все последующие продолжения – эксклюзивно для читателейМеня зовут Маша, учусь я в колледже при институте. После обучения, меня автоматом зачислят на второй курс нашего ВУЗ-а. Вернее уже заканчиваю. Через несколько месяцев сдам ЕГЭ и поступлю в институт, но жизнь моя вряд ли сильно изменится, потому что почти весь наш класс аналогичным образом попадет в тот же ВУЗ. Хотя нет, изменится, мы вс...
- Папа, а ты помнишь, как встретил маму?- Конечно, золотце, это невозможно забыть, - сказал с блаженной улыбкой на лице отец, и поцеловал дочь.- О, да. Это была незабываемая встреча, он разгромил мой замок, - засмеялась молодая королева, и горячо поцеловала мужа.- А вот и нет, ни один камушек не поцарапал, а вот мамочка меня тогда сильно удивила. Спи сладко, дочь моя, завтра я расскажу тебе историю о нас.И счастливые родители отправились в свои покои- А то, ка...
Никогда бы не подумал, что я в свои законные летние каникулы вдруг буду коротать дни в районной библиотеке, раздавая книжки редким читателям и отвечая на ещё более редкие их вопросы. Но увы, практика в девятом классе оказалась обязательной и мне даже, можно сказать, повезло: мои однокурсники подметали школьный двор и помогали физкультурнику, который эксплуатировал их и в хвост, и в гриву. Моей начальницей и, собственно, единственным официальным работником библиотеки, не считая уборщицы, бы...