Должок

— Настюх! А помнишь, мы в зоопарк ходили, и ты от тигра пряталась у меня за попой, а? Попа-то у меня всегда широкая была, тигру и не видно... А помнишь, я тебя подкидывал? Как ракету, вот так — вжух, вжух!... Как же время летит, с ума сойти... Сколько тебе уже?

— Огого сколько, — ответил Настин папа, потому что Настя молчала, яростно вытирая тарелки. — Совершеннолетнее уже оно, понимаешь? Студентка...

— ... космомолка, спортсменка... И просто красавица! — продолжал дядя Толя, широко улыбаясь.

Настя грюкнула тарелками и выбежала из кухни.

Мужчины переглянулись.

— Чего это она?

— Та... не обращай внимания. Переходной возраст. Считает, что она урод. Настяяяя!..

— Ну, это она зря. Конечно, не окуклилась еще, не поспела, но... Ничего, все впереди.

— Вот и скажи ей. Может, хоть тебя послушает. Наааасть!..

— А что думаешь? Скажу. Скажу-скажу-скажу... — дядя Толя высунул голову из кухонной двери. — Настюх! Ну слушай, это уже свинство. Я, между прочим, десять лет тебя не видел. Соскучился... А ну давай чеши сюда!

Через пять минут все трое обедали за столом, выставленным по такому случаю на середину кухни.

— ... Вот так и существую. Жив, здоров и, как видишь, даже вполне упитан, — говорил дядя Толя, глядя на Настю.

Та пялилась в тарелку, наклонив голову.

— Ну, а бизнес твой? Неужели всё? — спрашивал Настин отец.

— А что бизнес? Бизнес-шмизнес... Все тлен и суета, как говорили древние. Вот ты у меня есть, старый мой кореш, дай Бог тебе здоровья... Настюха, бука такая... Полюбуюсь на вас, москвичей, и ту-туууу. В свой солнечный Магадан.

— И что тебе там делать?

— Как что? Ты, Петруха, совсем закис в этой своей Мааскве. Забыл, что такое родина. Не помнишь, какие рассветы на Нагаевке? А как снег блестит на Коменданте? А ветерок майский с моря, ядреный такой, с йодом?... Эх ты! Не, господа москвичи, у вас тут круто, но дом есть дом. Отпирую у вас — и домой, — говорил дядя Толя, разглядывая Настю.

Та громко сёрбала с ложки суп. Потом вскинула голову:

— Ну и чё?

— Чё «чё»? — поднял брови дядя Толя.

— Чё смотрите? Дырку просмотрели у меня на лбу...

— Насть! — прикрикнул папа. — Ты что себе...

— Тихо, Петрух. Это, Настя, не беда, даже если и дырку. Во-первых, я тебя десять лет не видел. Во-вторых, красивые девушки на то и созданы, чтобы в них просматривали дырки.

— Издеваетесь, да?

— Конечно, нет, — обстоятельно продолжал дядя Толя. — Когда я издеваюсь, у меня дым из ушей идет. Черный такой, как у старого буксира из трубы. А сейчас я серьезно говорю, и никакого дыма нет, видишь?

Он так заразительно улыбался, что Настя не выдержала, и губы ее сами растянулись в улыбку. Правда, они тут же стянулись обратно.

— Улыбка у тебя классная, Настюх. Годик-другой пройдет, и от такой улыбки пацаны на потолок полезут. Зуб даю. А фигура у тебя уже такая, что... Петрух, не смотри на меня так! Я друг детства, мне можно. Я, Насть, как увидел, что из тебя за это время повырастало — честно говоря, обалдел. С таким бюстом ты...

Настя подскочила и выбежала вон, уронив ложку на пол.

— Эт ты переборщил, — сказал Петруха.

— Мдаааа, — протянул дядя Толя. — Девицы — материя деликатная. Не знаешь, где рванет...

— При тебе она еще хоть как-то стесняется, а при мне...

Мужчины продолжали разговор, доедая суп. Дядя Толя громко хвалил Настю, делая вид, что не замечает ее тени за стеклянной дверью.

***

— Ну что? Вздремну, пожалуй...

Дядя Толя картинно зевнул, глядя на Настю.

— Спокойной ночи! — буркнула та, проходя в свою комнату.

Она всегда сутулилась, отчего ее подбородок казался вдвое тяжелее, чем был сам на самом деле. Прямая челка еще сильней припечатывала ее силуэт книзу, делая Настю похожей на кофейник с плоской крышкой.

— Здрасьте! Какая тебе ночь? Два часа дня, — удивился дядя Толя.

Настя захлопнула за собой дверь.

Какое-то время дядя Толя лежал, глядя в потолок. Потом повернулся на бок и закрыл глаза. Раскрылся, оголив волосатые ноги. Полежал без одеяла.

Потом позвал:

— Нааасть!..

Ответа не было.

Окликнув ее снова, дядя Толя встал. Подошел к Настиной двери. Постучал.

Потом приоткрыл и осторожно сунул голову:

— Настюх! Слушай, тут у вас шкварят, как в аду, упарился весь... Одеяла... не найдется... легкого...

Конец фразы прозвучал на диминуэндо, будто у дяди То ли кончился завод. Потом он замолчал, глядя на Настю.

Та не видела и не слышала его. Голая, без трусов, она стояла перед зеркалом и выгибалась, раскрывая рот в такт неслышимой песне. Из ушей у нее тянулись розовые проводки наушников.

Так продолжалось полминуты или, может, больше. Потом дядя Толя стал осторожно прикрывать дверь.

В этот-то момент Настя и повернула к нему голову.

Еще секунды четыре они глядели, застыв, друг на друга.

Потом Настя ойкнула и прикрыла волосатый лобок. Из ушей выпрыгнули наушники.

— Подглядываем, да? — плаксиво крикнула она.

— Здрасьте. «Подглядываем»... Бананы в уши воткнула, нифига не слышишь... Зову, зову тебя...

— Хоть щас отвернитесь!

— А зачем? — сказал дядя Толя, медленно входя в комнату. — Полюбуюсь на тебя. Раз уж ты попалилась...

— Вы вуайерист, да?

— Какие ты слова знаешь!... Не психуй.

— Сами не психуйте!..

— Знаешь, сколько я голых девок видел в жизни? — спросил дядя Толя, усаживаясь в кресло. — Так что можешь не прикрываться. Ничего принципиально нового я не увижу.

— Так чего смотреть тогда, не понимаю...

— Все ты понимаешь. Да не прикрывайся, покажись во всей красе! Порадуй старика. Ну!... Ну вооот, — заулыбался он, когда малиновая Настя медленно опустила руки. — Раз уж попалилась... Думаешь, не интересно увидеть, какая ты сейчас? Всем интересно, поверь мне, ну абсолютно всем. Просто они это не говорят, потому что приличные люди. И я не говорил бы, дак ты ж сама попалилась... И не смей стесняться! Настоящая женщина не стесняется своего тела, а гордится им. Даааа, Настюх... Сиськи у тебя зачетные. Пять с плюсом, а то и с двумя. Это я тебе как старый раздолбай говорю.

— Такие слова знаете, — криво улыбнулась Настя.

— Уййй, Настюх, я столько всяких слов знаю... Повернись-ка... в профиль... Уй, класс! Можно потрогать? Не бойся, не буду я тебя насиловать, я просто... вот тааак...

— Жирный слон, — хрипло сказала Настя, вздрагивая от его прикосновений.

— Кто?

— Я.

— Не гони херню! У тебя обалденное тело. Сказал бы крепче, но ты ведь дама. А ну-ка... а иди-ка сюда... — дядя Толя придвинул ее к себе. — Давай-ка мне на коленки... как ты сидела, а я тебе про Питера Пэна рассказывал, помнишь? Помнишь или нет?

— Помню, — бормотала Настя, мостясь к нему.

— Ну вот... Ни хрена ты не понимаешь, Настюх. Была бы ты доской худющей, как все девки — я бы только зевал, вот честно. А так — ты и не толстая совсем, и в тебе самый смак есть. Это ж мужику бальзам на яйца, когда вот эти все округлости, мягонькое все такое, — говорил дядя Толя, щупая Настю сверху донизу. — МММ! Вот так бы и сожрал тебя... схавал бы с костями...

Он вжался носом в Настино плечо, обхватив ее за груди, полные, изобильные не по возрасту.

Настя сопела, закрыв глаза. Дядя Толя тоже зажмурился, уткнувшись в нее.

Какое-то время они сидели, покачиваясь, как в трансе.

Потом дядя Толя прокашлялся:

— Все. Слезай, — он шлепнул ее по бедру. — Слезай, Настюх. Сделай мне чайку. Да не вздумай одеваться! — прикрикнул он, увидев, как Настя тянется к халату.

— А...

— Папа все равно ушел. А ты все равно попалилась... Буду любоваться на тебя. Знаешь, какой кайф — смотреть на все вот это вот?... Пошли. Между прочим, — говорил он ей по дороге на кухню, — между прочим, знаешь сколько голых девиц сидело у меня на коленях? Но ты — самая-самая из всех!..

— Да ну?

— Серьезно. Будь я помоложе... а не такой старый хрен... Эх!

— Вы не старый, — сказала Настя, гремя посудой.

— ... но все равно хрен. Да? Ахахаха!... — дядя Толя зашелся хриплым смехом. — Ладно, сменим пластинку. Давай рассказывай мне, как ты тут жила эти десять лет.

Слово за слово — они разговорились. Глаза у Насти блестели, уши горели, соски светились, как светофоры, — но движения становились все естественней, угловатость исчезала, спина выпрямилась, как по волшебству...

— Они мне всю жизнь говорили, что я мамонт, — жаловалась она, шумно втягивая в себя чай.

— Если бы я слушал, что про меня говорят всю жизнь — знаешь, кем бы я был? Тебе просто завидуют.

— Завидуют?

— Конечно. У них нет такой красоты, нет такого тела... таких сисек. Знаешь, сколько девчонок мечтает о сиськах, как у тебя? — говорил дядя Толя и смотрел, как Настя по-хозяйски щупает свою грудь, молочно-розовую, с выпуклыми сосками. — Уж я-то знаю, потому что я...

— ... старый хрен, — продолжила Настя, и оба они рассмеялись.

— Ну вот... Встань еще, Настюх! Во всей красе... Нет, какое ты все-таки чудо!

— Раз у нас с вами такой откровенный разговор... то...

— Что?

— Это... Бриться обязательно?

— Бриться? Нуууу... Как я могу такое думать? Это ты у своего парня спроси... или сама решай, как ты себя ощущаешь. Мне все у тебя нравится. И попка твоя, мягенькая такая, без рыхлости... Вот только прическа твоя не фонтан, Настюх. На голове, имею в виду. Когда ты была еще с бантами — оно годилось, а щас... Челка эта не твоя, вот честно. Ложка дегтя... Не обижаешься?

— Не...

— Точно?

Настя, отвернувшись, стала грюкать блюдцами, складывая их в мойку.

По ноге у нее стекали две маслянистых капли, добравшись до колена. Настя пыталась незаметно размазать их другой ногой, но у нее никак не получалось. Дядя Толя задумчиво наблюдал за ними.

— Я на секунду, — хрипло сказала Настя, вдруг свернув к ванной.

— Так. Стой.

— Что?

— Иди сюда. Идем к тебе.

Дядя Толя встал и обхватил ее за талию.

— Что?... вы что... — лепетала обомлевшая Настя.

— Не бойся, я ничего тебе не сделаю. Небольшой массажик... Идем. Ложись! — приказал дядя Толя, подведя ее к кровати. Настя послушно легла, не сводя с него глаз. — Вот тааак... Закрой глаза... Не бойся, насиловать не буду. Честно. Ну закрой...

Настя зажмурилась.

Эти несколько секунд, когда ничего не происходило, а она просто застыла, голая, где-то между раем и адом, были самыми страшными в ее жизни.

Потом ее сосок окутала щекотная влага. Еще, еще и еще...

Потом властные пальцы нырнули в нектар, которым Настя сочилась там, внизу.

Она ждала прикосновения к той самой точке, зудящей требовательным волчком внутри, и застыла в предвкушении... и закричала, когда в нее вдруг втек влажный яд, и волчок завертелся, как бешеный, обжигая тело нервными соцветиями, — и кричала, задыхаясь, снова и снова, когда яд втекал в нее новыми и новыми порциями наслаждения, такого сильного, что ей было стыдно даже перед самой собой.

Она пыталась бороться с ним, скрыть его — но наслаждение рвалось из нее вихрем, натянувшим тело, которое вдруг стало как туча, налитая всеми красками радуги...

— ... Ну и наелся я твоих волос, скажу я тебе... Насть! Настюх, ты чего? Ну чего ты, глупенькая? — дядя Толя гладил всхлипывающую Настю по плечам, по животику и по всему телу, чувствительному, как нерв. — Ну что ты, ну все хорошо... Все хорошо, моя маленькая... — ласкал он ее, медленно проводя по коже кончиками ногтей.

Пальцы его скользили по бокам, по бедрам, взбираясь на самые-самые чувствительные места. Настины всхлипывания слышались все реже, реже, тише... Затем они перешли в сопение, и Настя, растаявшая в потоке мурашек, уже не видела и не слышала, как дядя Толя накрыл ее одеялом и вышел из комнаты.

— ... Ауу! Ты спишь, что ли?

Папин голос вклинился туда, где парила счастливая Настя, и сгустился в силуэт папы, склонившийся над ней.

— А?

— Куда это он, не знаешь?

— Кто?

— Как кто? Толик, конечно. Прихожу — нет его, и на столе записка. «Извини, Петька, надо срочно мотать. Перепутал время. Прости, что не дождался... Обнимаю... » Вот чудак! Не знаешь, что стряслось?

— Неее... — пискнула Настя, натягивая на себя одеяло, пока папа не увидел, что она голая.

***

Это был не сон.

— Дзззыыы!

Реальный, взаправдашний дверной звонок снова и снова звонил, впиваясь в мозги, как электродрель.

— Твою маааать...

Осознав, что глаза открыты, он сделал попытку поднять ногу.

Для этого надо было разобраться, где она...

— Твою мать!!!

Звонок остервенело долбил уши.

Подскочив от злости, он заметался по комнате, хватая засаленное шмотье. «Кого несет?» — бормотал он, тыкая ногой в рукав. — «Зззаебаю... Эх!» — и, швырнув на пол непослушные тряпки, побежал открывать, как был — в трусах и майке.

— Какого... — хотел он крикнуть, и даже почти крикнул, поперхнувшись на втором слоге.

Это был не сосед Адгур, не рекламный агент и не свидетель Иеговы. За дверью стояла девушка. Модно и элегантно стриженная, хорошенькая, пахнущая духами — из тех, которым он тоскливо смотрел вслед, роняя слюни.

Она выглядела так, будто снизошла в его облезлый коридор с глянцевой обложки, овеянной ароматом роскоши и феромонов. На кого-то она была на ужасно похожа, хоть он и не мог вспомнить, на кого...

«Это ошибка», тоскливо думал он, глядя на точеное личико в оправе вишневого каре. «Господи, в каком я виде! Твою маааать... »

— Иззз... изззв... — силился сказать он, прикрывая рукой дыру в майке.

— Угу. Хорош, — качала головой незнакомка. — Ну, здравствуй, дядя Толя. Разрешишь войти?

Отодвинув его, она вошла в квартиру и прикрыла дверь.

— Ну? Не узнал, что ли?

Дядя Толя всматривался в нее, моргая красными глазами. Потом охнул:

— Нас... Наст...

— Ну наконец-то. Слава Богу! А я уже думала — мне придется паспорт предъявлять.

— Насть... Господи... ты как тут... что ж ты не... у меня не убрано... извини... эта... логово старого холостяка, сама понима... я оденусь, да? То есть — проходи, проходи, эта, расп... рапс... рапсолагайся... А я щас... щас...

— Э нет. Тебе не одеваться, тебе раздеваться надо, — сказала Настя и, встретив обалдевший дяди-Толин взгляд, продолжила: — Иди-ка ты в душ, а? Вода есть горячая? Есть вода, говорю?

— Вода?... Е... есть, есть вода...

— Ну вот и славно. Давай-ка, — она подвела его к ванной, стараясь не наступать на бутылки. — Давай-давай. Давай, дядь Толь...

— А как же... тебе же... согреться... с дороги... чайку... — бормотал дядя Толя.

— Конечно! Согреюсь, обязательно согреюсь. И чаёк, и все, — говорила Настя, открывая кран. — Ты только сначала в душ. Та-ак, мыла нет, конечно... Вот тебе мыло, вот мочалка. Вот полотенце. На! А я пока отдохну с дороги...

— Да... Отдохни... Настя...

— Отдохну. Мойся.

Она прикрыла дверь ванной. Дядя Толя вертел в руках мыло и мочалку, будто они могли дать ему какой-то ответ, и бормотал:

— Год... или больше? Настя, Настюха... как изменилась-то... а я... я...

Затем, кряхтя, стащил с себя майку.

Через полчаса он, накинув засаленный халат на отмытое тело, открыл дверь — и застыл на пороге:

— Твою мать...

Горы бутылок куда-то исчезли. Исчезли и кучи мусора, обнажив давно забытый рисунок паркета. В воздухе пахло мокрой пылью.

— Настя! Настюх!..

Войдя к себе, он снова застыл. Комнату было не узнать, и дядя Толя каким-то внутренним участком мозга, видавшим всякое, вдруг усомнился, у себя ли он дома, и в самом ли деле к нему приехала Настя. «Твою мать», шептали побелевшие губы...

Оглядываясь в поисках хоть одного знакомого предмета, он уцепился взглядом в кровать... и тут застыл в третий раз.

— Привет, дядь Толь, — хрипло сказала Настя.

Она лежала в постели — свежей, перестеленной новым бельем (дядя Толя заметил это не сразу, а чуть позже).

Ее роскошное тело изогнулось в белом одеяле, как тигр в снегу на китайских картинах. Интимный уголок, гладко выбритый, розовый, как у младенца, блестел искринками влаги. Тонкая рука изящно подпирала голову с коротко подстриженными волосами, крашенными в цвет спелой вишни. Изобильные, как и раньше, груди свисали пухлыми носами...

— Насть... Настюх...

— Не бойся. Снимай это сальное угробище и иди ко мне.

Она раздвинула ноги, распахнув влажную пещерку. Щеки и уши ее горели, но дядя Толя этого не заметил.

Полминуты или больше он стоял на месте, силясь что-то сказать.

Потом бухнулся к ней. Нырнул, как в омут, в розовое изобилие грудей, бедер и живота, захлебнулся, забарахтался в нем, облепляя шелковое тело слоями лихорадочных поцелуев...

— Ну вот. Ну вооот, — тянула Настя, морщась от щекотки. — Только осторожней, ладно? Понимаешь, так получилось, что я вот до сих пор — абсолютно невинное создание. Я еще никогда этого не делала...

Через пять минут дяди-Толина кровать скрипела, как портовый кран.

— Аааа... аааа... — стонала Настя, стараясь попадать в такт.

Счастливый дядя Толя пылко, щедро, неистово-благодарно долбил ее, заглядывая во влажные Настины глаза, как преданный пес.

Та улыбалась и подмахивала ему, стараясь не морщиться от боли и от запаха, который все-таки стоял в комнате, как она ни проветривала ее...

— Але, Марин? — шептала она потом в трубку, гладя по голове дядю Толю, дремавшего у нее на груди. — Марин, я щас не могу говорить. Я в Магадане. В Магадане!... Да так, был у меня тут один должок... Завтра вылетаю. Что? Нет, не одна. Со мной полетит друг. Правда, он еще об этом не знает... Все, Мариш, не могу говорить. Цём...

Рекомендуем посмотреть:

Действие произведения происходит в похожем на наш с вами мире, но всё же не в нём. Технологический прогресс тут превосходит земной, но не является столь “грязным”. К тому же есть ряд мелких нюансов, например, школа и институт совмещены и обучение идёт в среднем до двадцати двух лет.Само произведение навеяно ММО-игрой «Granado Espada» (в частности персонажем марионеткой) и тем фактом, что в виду тотального дефицита времени и ...
Привет! Меня зовут Катя. Хочу я Вам рассказать о том, как исполняются желания. У всех, наверное, случалась детская любовь. Вот и у в моей жизни был такой мальчик. Мой друг детства. Звали его Леша. Красивый, старше меня на 2 года. Раньше я была в нее жутко влюблена. Затем в 15 у нас начинали завязываться романтические отношения, но так ничего и не сложилось... Повзрослев, общались мы с ним редко. И вот прошло несколько лет. И у него и у меня к тому времени уже были неудачные романы...В то л...
Привет всем. Это мой первый рассказ и прошу не судите строго. Все что написано было на самом деле. Только вот имена я немного изменю.Рос я нормальным симпатичным мальчиком, а по мнению сверстниц красавчиком. Но до окончание школы у меня не было секса, как бы я не пытался. Конечно, у меня была подруга, но какая то старомодная. Ну не о ней история. В общем как окончил школу поехал в город, как говориться за знаниями.Поступил в институт, жил в студенческой общяге. Так как мн...
Ночь! Яркая молния на мгновение осветила здание с железной крышей, внутри него в одной из комнат, в кромешной тьме медленно и гордо дотлевала свеча. На пыльном полу виднелись следы и капельки крови. Вокруг тишина, страшная душераздирающая тишина. Лишь только ливень, ветер и гром разрывал пространство своим присутствием. Легкий сквозняк гнал по зданию отрывки газет, похоже что старое советское здание раньше было каким то сараем для скота! На мгновение под светом молнии возле большого входа появил...
Здравствуйте, уважаемые читатели. Я бы хотел рассказать о девушке, которая раз и навсегда изменила мое отношение к сексу. Ее зовут Лена, ей 23 года. Брюнетка, 3 размер груди, симпатичная попка. Секс с ней был у нас стандартным, классика и минет. Она даже не позволяла делать ей куни, говорила, что не любит. Но однажды все изменилось.Однажды мы сидели и пили вино, разговаривали. И вдруг она спросила, может ли быть со мной откровенна. Я сказал, что да. Тогда она сказала, что сегодня хочет нео...
4Видимо, те слёзы были неким кризисом. Когда я вошла в её комнату, Ирина сама встала, без разговора по¬шла в душ. Впрочем, без замечаний не обошлось. Когда я вошла в туалет, Ира собиралась писать стоя. Естественно, я сочла нужным вмешаться в процесс. - Так дело не пойдёт! – заявила я. – К твоему сведенью, девочки писают ТОЛЬКО СИДЯ! - Но, тётя Жанна, я же… - пыталась возразить Ирина.- Твоё наказание увеличивается на два месяца! – ткнула я её кулаком в грудь, от чего Ира ...
- Маргарита? - с нажимом повторил Альберт, не скрывая недовольство в голосе.Хельга вздрогнула в руках Воланда. Что она делает, ведь она собиралась к Альберту? Отстранившись от незнакомца, она растерянно заглянула за его плечо, где стоял её «моряк».Феликс готов был убить этого выскочку. Марго уже почти принадлежала ему! Он сжал её сильнее в своих руках, чтобы она и не думала уйти, но, похоже, их маленькая реальность снова разбилась.- Я... - слабо пробормотала Хельга....
Стоял жаркий июнь 1416 года. Франция практически опустела после всех войн, которые шли беспрерывно на ее территории. Англичане были хозяевами этой страны. Города разрушены и обезлюдели, деревни исчезали, французы прятались, где могли. Мужчины истреблялись, оставались старики, женщины и дети. Лишь монастыри представляли собой остатки страны, некогда считавшейся одной из самых сильных в Европе. Да и тех становилось все меньше и меньше. Мародеры грабили и убивали даже монахов. Голод и нищета,...
Катенька.Много раз он пытался убедить жену, вступить по интернету, в клуб свингеров, который, оказывается, имелся в их городе, но она, вышедшая за него замуж девственницей, отказывалась с негодованием и упреками. А он как ненормальный, продолжал мягко настаивать на своем, проявляя чудеса изобретательности. Он, прочтя много книг, постепенно обучил её многому в сексе. К своему удивлению, она полюбила анальный секс, который приносил ей неописуемое удовольствие, могла долго наслаждаться, дела...
1.Чем отличаются мать-одиночка и разведёнка? Да фактически ничем. Ну, подумаешь, родила вне брака, и, скорее всего, не получает алиментов, так такие жмоты и разведёнными встречаются. Ну не понимает мужчина, хоть и отец что ребенка надо кормить, одевать, да ещё и игрушки покупать... Бог им судья, не я. Я разведёнка, так получилось... Бывает. И выходила замуж, кажется, по любви, но вот не пошло. Через год мы расстались. Он ушёл... Одно греет не к другой, а маме.У него постоянно: ...
Никогда бы не подумала, что эта идиотская идея Алёнки меня так затянет! За пять дней существования анкеты Алисы я кончила больше раз, чем за последний месяц! Не говоря уже о том, что я теперь постоянно ходила на взводе - каждое мое вчера было весьма волнительным!Я каждый день делала по десятку фотографий. Даже рассортировала их по нескольким альбомам для удобства. Число просмотров было просто колоссальным - комментарии шли нескончаемым потоком, неистово возбуждая меня!Пос...
Голова моя еще вертолетила, и сознание где то блуждало, но военная подготовка моментально мобилизовала тело. Застал я самого себя уже спускающимся из короны по винтовой лестнице, винтовка висела на моем плече. Ада шла впереди. Не оборачиваясь. Думаю, тоже еще приходя в себя. Весь остальной состав уже собрался перед выходом, ждали только нас. Бойцы стояли по периметру круга диаметров в двенадцать метров, через каждые пять шагов друг от друга, так что пространства в не поля зрения не оставалось. Д...
Новое увлечение. Часть 2.В качестве пролога хотелось бы напомнить, о чем пойдет речь в данном рассказе.Я – Наташа, мой муж – Евгений. Мы – семейная пара, практикующая свободный секс. В нашей постоянной компании кроме нас есть еще три семейные пары, с которыми мы регулярно встречаемся.На последней встрече после бурных оргий во время отдыха нам пришла коллективная идея, суть которой в следующем: выбирается одна пара, в которой женщину одновременно ублажают все оставшиеся мужчины ...
Наконец-то мы на отдыхе... Пляж...Теплый песок, легкий ветер, рядом шум моря. Саша и Алекс лежали в обнимку на большом пляжном белом полотенце. Они взяли катер и уехали подальше от пляжа, на котором было слишком многолюдно. Их мечта наконец начала по-тихоньку сбываться - наконец, они остались только вдвоем. На них не было одежды, и они просто лежали под заходящим солнцем, загорая, закрыв глаза, наслаждаясь отдыхом. Саша захотела выпить воды. Она достала бутыло...
Меня зовут Сергей. Я среднестатистический мужчина, женат. Мою жену зовут Лена, она блондинка и обладательница очень складненькой фигурки с хорошо натянутой кожей во всех местах. Нам нравится заниматься сексом в разных местах, а особенно, если кто-то подглядывает за нами, и мы это знаем. Я не отношусь к категории мужиков, которых прёт просто смотреть со стороны, как кто-то трахает их жен. Еще меня не устраивает быть вторым, то есть присоединяться к уже начатому сексу с моей женой. При всем при эт...
После поступления в институт у Инны настала новая жизнь. С Сергеем она рассталась еще осенью, когда тот стал догадываться о ее связи с учителем. Впрочем эта связь не была ей дорога. Зато сейчас она была абсолютно свободна для новых отношений и случайных связей, а то секс с ее бывшим партнером уже давно не приносил радости.Первые месяцы обучения проходили скучно. На филфаке практически не было парней. Правда ее группе повезло больше всех - их тут было аж целых четыре. И что самое интересное...
Краткое содержание первой частиУвидев в метро двух приезжих девушек, хороших собой в плане фигуры, я дал им свою визитку, на обратной стороне написав фразу: «За ночь 20 т. р. каждой. Пишите смс». Не успел я дойти до дома, как они написали. А ещё через некоторое время пришли. Две девушки, невысокого роста, Аня и Оксана. Главная у них явно была Оксана, она всё решала, на многое была согласна. Аня более робкая и наглая. Когда они зашли в квартиру, я объявил им, что по квартире можно перемещат...
Записаться к врачу даже в платной поликлинике оказалось нелёгким делом - сначала, как водится, потеряли мою карту, потом выяснилось, что нужно звонить строго в понедельник с восьми до девяти, чтобы получить заветный талончик. Но мне, к счастью, было некуда спешить - я просто хотела пройти плановую диспансеризацию. Окулист, лор - всё это осталось позади, и меня ждал только эндокринолог.Несмотря на плотную запись, в очереди передо мной никого не оказалось. Я постучала в дверь, мне открыла см...
Привет всем. Меня зовут Вероника, живу я в москве. У меня довольно эффектная внешность.. Наверное=)). Стройная фигурка, нежная загорелая кожа, красивая грудь среднего размера, изящный носик, большие ярко-зелёный глаза и тёмно рыжие волосы до плеч. Я немогу ничего с собой поделать. У меня не получается строить отношения с парнями и всё заканчивается сразу же после первого секса на первом свидании.. Таких девушек, как я много и их обычно называют шалавами. Я прекрасно осознаю, что это плохо, но ни...
Ники проснулась посреди ночи с дикой болью в мочевом пузыре. \"Чёрт, я этого не выдержу!\" Она лежала на кровати у стенки в объятиях Фила, и пыталась разбудить его, прошептав на ухо: - Фил, мне надо сходить в туалет. Дай я встану через тебя. Тот что-то невнятно пробормотал в ответ. Ники дёрнулась, пытаясь перешагнуть через него, но застеснялась. - Чёрт, всё болит, из меня потечёт, если я шелохнусь. И почему я раньше не проснулась? Стоп, не делать резких движений. И лучше бы я спа...