Три цвета жизни

1. Розовый

— Пошли ебаться!

— Тише! Ну что ты меня позоришь...

— Пошлииии, — счастливо тянула Лю, вцепившись в Шмыгин рукав.

— Куда мы пойдем?

— Куда-нибудь! В хату твою пошли!

— Ну пошли. Ты только, эта... Не матюкайся.

— А кто меня научил? Ты и научил!

— Ну не на людях же, бля...

Шмыга брел за Лю, прыгавшей, как синичка.

Она была счастлива. Три недели назад она стала женщиной, и с тех пор купалась в том, что называла «любовью»: в пьянящем молодом бесстыдстве, когда все, что стыдно и нельзя, вдруг стало можно. Она говорила Шмыге «любимый», «пусенька» и растекалась от этого сладкой лужей; она повторяла за ним — «выеби меня» и «я твоя сучка», — такие слова драли ее жестокими мурашками, и она старалась говорить их как можно чаще.

— Вылижешь мне пизду?

— Ты, эта, потише, — бормотал Шмыга, открывая дверь.

— Вылижи мне... пизденочку... сладкую... она так любит твой язычочек... — шептала Лю ему в ухо, умирая от того, что говорит такие слова.

Она млела, когда на бедрах не оставалось ни клочка одежды, и голую стыдобу холодили Шмыгины взгляды; она обожала трясти грудями, розовыми, молодыми, и шлепать ими Шмыгу по лицу — от этого соски наполнялись щекотным соком, и казалось, что они вот-вот лопнут. Маленькими липкими фонтанчиками сгущенки или ликера...

— Ииииыы, — подвывала она и гнулась для него кошкой, краснея от восторга.

Бесстыдничать было невыносимо сладко и стыдно, а когда Шмыга проникал внутрь — Лю кричала, закатывая глаза.

«Меня ебут», думала она, — «ебут, ебут, ебут, ебут, ебут... »

Это заклинание наполняло ее томным ужасом. Ужас отладывался в теле, и иногда (не всегда, но иногда) вдруг взрывал Лю, как динамит, и тогда она пускала фонтан до потолка, царапая ногтями Шмыгу.

Она не знала, от чего взрывается — от удовольствия, от своих фантазий или от мантры «меня ебут», и не хотела этого знать.

— Ты охуительный. Мне было просто охуезно, — шептала она после очередного фонтана, и Шмыга морщил небритые щеки.

Он был старше ее на двенадцать лет. Когда-то, в прошлой жизни, когда он только-только продырявил Лю, та была вежливой девочкой с косами и бледными беспомадными губами. Одурев от того, что с ней сделали, Лю отрезала гриву, выкрасив остаток в розовый цвет, проколола бровь, стала густо чернить веки и носить лосины в розовую полоску. Ее переполнял такой восторг, что она просто не могла остаться прежней: нужно было перекорежить всю себя, чтобы стать совсем новой Лю — охуительно сексуальной и взрослой, как Шмыга.

Тот ругался матом, но не оставил ее, и Лю раз и навсегда убедилась, что он любит ее пуще жизни.

— Ты меня очень сильно любишь, да? — мурлыкала она, запрокинув голову.

— Угу, — бубнил Шмыга.

Тысячи сладких ручейков втекали из-под его языка в масляный бутончик Лю, и та стонала, сверкая улыбкой в потолок.

За окном грохотало, и даже побрякивали стекла, но она не обращала внимания: в ее теле разгоралась щекотка, приторная, как сон на рассвете, и Лю изо всех своих молодых сил распахивалась навстречу, чтобы истаять в ней, как горсть снега...

Грохотнуло где-то совсем рядом. Шмыга приподнялся и глянул в окно.

— Ууууэээ, — капризно взвыла Лю, и тот поспешно нырнул обратно.

Минуты две или три раздавалось старательное чавканье. Потом Лю вдруг подскочила.

— Не получается, — виновато сказала она. — Писять хочу.

— Здрасьте. Не могла сказать? Я тут, эта, стараюсь...

— Ну прости. Я щас, мигом...

— Помнишь, где сортир?

— Йееехоооуу! — крикнула Лю, вылетая, как была, голышом во двор.

Шмыга жил в частном секторе, и удобства были за домом, в бурьянах.

Пробежав пару шагов, она метнулась обратно — «не, нельзя босиком в говно... надо обуться... « — натянула кроссовки прямо на босу ногу и рванула к сортиру, холодея от стыдной наготы в бедрах, хоть на нее никто и не смотрел.

Прикрыв дверь, Лю села над вонючей ямой и зажмурилась, представляя, как сейчас вернется и подставится Шмыгиному язычку, и захлебнется в оргазме, как в вине, и будет орать и дрыгать ногами, и хрюкать, и пускать слюни, потому что когда кончаешь — можно все, даже то, чего нельзя нигде и никогда...

Она не слышала свиста, нараставшего за дверью, — или, может быть, он слился с ее мечтами, трескучими, как фейерверк.

Она не успела увидеть, как снаряд, прочертив воздух, влетел в Шмыгину хату и разнес ее огненным смерчем.

Все, что было рядом, смялось и отшырнулось прочь — и машина, и доски, и забор, и зеленая коробка сортира вместе с Лю, вылетевшей в бесцветное ничто.

2. Стальной

— ... Специально для вас — репортаж из войны для лагеропле... извините, из лагеря для военнопленных. Только что, буквально пять минут назад, поступила информация, что женщина-снайпер, известная как Стальная Змея, особо опасная... эээ... особо опасный враг, на чьей совести — десятки жизней наших доблестных воинов, эээ... что она взята живьем и сейчас находится здесь, в плегере для военнолаг... ой, прошу прощения! И вот вы видите ее, эту женщину, молодую женщину, эээ, девушку, бросившую мирную жизнь, учебу, семью ради того, чтобы убивать, убивать, убивать... Убивать своих братьев... Скажите, эээ, какова была ваша мотивация?

Журналистка ткнула микрофон девушке в наручниках.

У той были короткие волосы серо-стального цвета. Их можно было принять за седину, если бы не молодое лицо с пухлыми щеками.

— Вы меня слышите? Какова была ваша мотивация? Почему вы стреляли в живых людей? Почему вы...

— Я плохо слышу, — сказала девушка. — Был взрыв. А слуховой аппарат отобрали.

Журналистка, запнувшись на миг, нагнулась к ее уху:

— КАКОВА БЫЛА ВАША МОТИВАЦИЯ? ПОЧЕМУ ВЫ...

— Мой жених погиб в собственном доме. Два года назад. Его убило снарядом. Вашим снарядом. Вы его убили. И я...

— Вы слышите? Вы слышите? Похоже, она действительно верит, что мы убили ее жениха. Девушка! Мы не обстреливаем жилые кварталы! За все годы великой войны Бобра с Ослом наши снаряды ни разу не попали... то есть...

Журналистка кричала ей в ухо, потом в микрофон, потом снова в ухо. Девушка больше ничего не говорила.

— ... как и миллионы ее соотечественников... но это ее выбор, и мы... Так, судя по всему, пришел конвой, и сейчас пленных, эээ, уведут, и...

Девушка смотрела на одного из конвоиров. Тот — на нее.

Их взгляды пульсировали застывшими огнями. Казалось, они излучают радиацию.

Вскоре все в комнате умолкли...

— Эй, че такое? Работаем, работаем, — второй конвоир толкнул первого и подошел к пленной. — Давай-давай. Пошла... Убери камеру! Убрал камеру, я сказал, блядь! — насел он на оператора, выталкивая девушку за порог.

— Почему ты жив? — крикнула она другому.

— Я... У меня в доме, эта, подвал был... — бормотал тот. — И я как раз туда нырнул... за водкой...

— Вы знакомы? — ухмыльнулся второй. — Пошла, пошла. Наговоритесь еще, — он толкнул пленную в раскрытую дверь.

Девушка все оглядывалась на первого. (Как видно, она ничего не слышала. )

Тот продолжал стоять, как истукан.

3. Золотой

— Встать, — он навел на нее автомат.

Девушка не шелохнулась.

— Встааааать!!! Стрелять буду, бляяя!!! — визгливо закричал военный, тыкая автоматом в пустоту.

Она подняла голову. Посмотрела на него. Медленно встала, сутулясь, как старуха.

— На выход. На выхааааад!!! — снова крикнул тот, потому что девушка не двигалась, и толкнул ее дулом в спину.

Так они и шли: она то и дело останавливалась, а он толкал ее в спину. На третьем-четвертом шаге она застывала, и все повторялось сначала.

Пройдя коридор, они вышли наружу.

Воздух лип к коже туманом, плававшим в ночи, как чернильный кисель. Натянув балаклаву, военный толкнул девушку к воротам.
— Так страшнее, да? — скривилась та.

— Молчи... Слава Бобру! — крикнул военный охране, вскинув руку.

— Навеки слава, — сонно отозвались из будки. — Куда?

— На допрос. К Бате.

Заскрипели ворота. Военный включил фонарь, прорезавший ночь золотой иглой, и вытолкнул девушку вперед, в туман.

Какое-то время они молча шли. Потом, когда последнее здание осталось позади, и они вышли в поле, бездонное, как ваккуум, девушка оглянулась.

— Пошлаааа, — зашипел военный, снова толкая ее.

— Без суда? — одними губами спросила та.

Они шли долго, долго, пока огни за спиной не расплылись в золотые кляксы. Военный ослабил фонарь до минимума, и тот едва освещал вымокший асфальт.

— Стой, — вдруг сказал он, оглянувшись.

Девушка, не слышав, прошла пару шагов вперед. Потом оглянулась.

— Здесь?..

— Что «здесь», «здесь»?! — снова психанул военный. — Задолбала! Вот!..

Он снял снял автомат и положил на землю. Рядом пристроил фонарь. Потом отошел назад.

Девушка секунду или две смотрела на него. Потом кинулась к автомату, схватила его, направила на военного...

Тот стоял, скрестив руки.

— Я, эта... чесать буду отсюда. Хочешь — вали к своим. А хочешь — давай с мной. Вместе веселей.

Девушка стояла, глядя в темноту. Потом сказала:

— Я не слышу...

— На, держи. Да не вздумай стрелять, — военный подошел к ней, протягивая какую-то штуку.

Девушка вскинула дуло, но тут же опустила.

Дрожа от напряжения, она дала ему подойти и сунуть ей в ухо слуховой аппарат.

— Сейчас слышишь?... Я говорю: давай со мной. Я отсюда делаю ноги, и ты со мной... хочешь? Давай вместе. Слышишь меня?

— Слышу. Ты... хочешь бежать к нашим?

— Нахер мне твои ваши! Я просто хочу бежать. От этой долбаной войны, ясно тебе?

— Я... если убегу, я продолжу свое дело. Пока враг ходит по моей земле... Почему ты с ними?

— Я же говорил тебе... Эээх, да ты же плевалась только, вон в глаз мне попала, до сих пор чешется... Я же тебе столько объяснял... Когда по моей хате шарахнули ослисты...

— И ты в это веришь?

— ... Не перебивай! Когда по моей хате шарахнули, и ты умерла... Ну, я так думал, что ты умерла, я же не знал тогда... До того я к тебе не очень... так, гормончики и все такое... но после — меня как прошибло. Ради тебя я прорвался тогда в Боброполь, вступил в добровольческий батальон... Это все ради тебя, ради твоей памяти... Я хотел отомстить за тебя, понимаешь? И вдруг — ты жива. Ты...

Шмыга замолчал.

Молчала и Лю.

Фонарь светил в ночь золотым пучком, и в нем плавали искорки влаги...

— Ты седая или покрасилась? — спросил Шмыга.

— Седая.

Лю снова замолкла. Потом продолжила:

— Как начали отрастать — оказалось, что седые. Розовое я остригла нахрен...

Они опять замолчали.

Потом Лю сняла автомат, бережно, как ребенка, положила его на асфальт и подошла вплотную к Шмыге.

— А сейчас они у тебя золотые, — сказал он ей.

— Золотые? Почему?

— Фонарь... А на волосах у тебя капельки... Светятся...

Осторожно, будто боялся обжечься, он провел рукой по ее волосам.

Лю стояла, не шелохнувшись.

Потом начала тихо всхлипывать.

Шмыга гладил ее по голове, а она плакала все громче, клонясь к нему.

Вскоре они целовались, намертво всосавшись друг в друга ртами, как пиявки. Туман окутал их золотой шалью, мерцающей в фонарном луче.

Потом Шмыга, задыхаясь, стал сдергивать мокрые брюки с Лю и с себя. Она неуклюже помогала ему...

— Аааай! Больно...

— Что это?

На бедре у нее темнел то ли шрам, то ли кровоподтек размером с блюдце.

— Татуировка была... Великого Ослана. Соскребли пемзой... я орала, а они скребли...

— Тебя насиловали?

— Не хочу об этом...

Шмыга долго целовал ей бедра и живот. Потом с энного раза проник в нее, и они снова выпрямились, раскачиваясь в тумане, будто танцевали медляк.

— Не знала, что можно трахаться вот так... не трахаясь...

Она уже не плакала. Шмыга сопел и слизывал с ее лица золотые капельки — то ли дождя, то ли слез...

Их так и не нашли, хоть и объявили в розыск.

Рекомендуем посмотреть:

В следующую пятницу очередь выставлять свою маму дошла до Юры. Ребята надеялись решить эту проблему так же, как и с бабушкой Рудика. Юрину маму, Анну Фёдоровну планировали тоже взять силой. Но, не грубой силой, а решили сначала довести тётю Аню, как и ранее Елену Семёновну, до оргазма, нежно лаская её эрогенные зоны, и уж затем вволю с ней потрахаться.Однако далее всё пошло совсем не так, как хотелось бы. Сексуальность Анны Фёдоровны оказалась заниженной. Её поразительная красота при...
После того незабываемого вечера с Мирандой прошло два дня (хотя Шепард так полностью и не отошел). Тогда, два дня назад, он даже не мог представить себе такой бурный секс, да еще и с офицером Цербера – женщиной, которую специально создали быть идеальной. Но если бы он знал что ждет его впереди, то врят ли бы стал так удивляться…Ровно через два дня Шепард вновь ступил на свою Нормандию СР-2, после очередного полета на Цитадель - проблемы после его оживления постоянно валились на него, да с ...
Этим летом я случайно попал на сборы лыжников. Сам я профессионально лыжами не занимаюсь, а вот дочку отдал в лыжную секцию. Зимой сдружился с тренером и он, узнав, что мой отпуск совпадает с летними сборами школы, предложил мне поехать на спортивную базу с ними. Мол, денег на технического работника теперь не выделяют, а инвентарь носить, чинить и делать прочую мужскую работу приходится ему самому. Так хоть помощь будет.Я согласился. Думал, что три недели проведу на тихой базе, в свободное...
После того, как я обнаружил на флешке моей жены фото с ее изменой, жизнь моя полностью перевернулась. Во-первых, я просто умирал от ревности. Каждую минуту, каждую секунду. Во-вторых, я просто сгорал от желания. М не хотелось отыметь ее в самых разных позах, и пожестче. К сожалению, ей как раз надо было уезжать на защиту диплома и сдачу госов, то есть почти на три недели. И я понимал, что там ее будет трахать кто-то другой. Надо было как-то выйти с ней на контакт, разобраться во всем. Но для нач...
Я собиралась открыть порно сайт и помастурбировать прямо на работе.Как вдруг, не понятно почему, вместо хорошо знакомого интерфейса, мне открылись два странных окна, переписка какого-то российского телережиссера с американкой русского происхождения на мейл ру. Никогда не читала чужих писем, но с такими откровениями ознакомилась впервые в жизни. Вот, что они писали друг другу, вернее в основном писал он ей: \"И сперма хлынула и я ору и трясусь... а сперма таким первым то...
- Только не отпускай меня, - испуганно вскрикивает мама.- Ну, перестань, тут же мелко. Я же на ногах стою, - терпеливо отвечаю я.- Ну, темно же... Я дна не вижу.- Ну, а днём ты стесняешься учиться плавать... , - вновь также терпеливо отвечаю я ей, - хотя в этом нет ничего зазорного, мам. Как говорил товарищ Ленин, - учиться никогда не поздно!- Не ёрничай, Егор!Она лежит в воде, на моих руках и несуразно машет своими ногами и руками, как крыльями, с шумом подни...
Это был день одной из моих ночных прогулок, поэтому я одел на себя шорты и ботинки. На улице было уже темно когда я вышел, поэтому страха не было. Я пошел дворами к главной улице, но в одном маленьком дворике за забором послышались необычные звуки. Тогда я решил зайти и посмотреть. Когда я открыл дверь, открылась картина очень интересного содержания, которая вызывала 2 желания. Передо мной на траве трахались 2 дога. Первым желанием было закрыть дверь и уйти, однако победило торое - остаться и по...
Второй день в командировке прошел суматошно, как обычно в Москве. Намотавшись по городу, не решив и половины служебных вопросов, под вечер я вернулся в гостиницу Измайлово. Поужинав, поднялся в номер, разлегся на кровати и, врубив телек для фона, посасывал пивко. Ноги гудели, двигаться не хотелось вовсе. Кое-как дососав банку пива, я заснул под монотонное жужжание телевизора. Разбудил меня звонок по мобильнику. Посмотрев на часы, я заметил, что проспал аж часа два и неплохо выспался. Мобил...
Я уже писал о нашем с Азатом первом сексе и о том, что мы решили встретиться еще. Следующая наша встреча была у него дома. Когда он меня пригласил, я сразу понял, что будет оргия, и решил снять трусы для большего возбуждения.Когда я пришел, то увидел, что у Азата сидят еще два парня из нашего класса, Айрат и Шамиль. Обоим было, кажется, 15 лет, и оба они были недурны собой. После приветствий Азат сказал, что нужно еще кое-кого подождать, а пока предложил сыграть в дурака, чтобы не ск...
- Нет, но... Колетт!..- Да брось, что тут дурного!.. Правда, зайчик? Вот, посмотри!..Сидя в кресле-качалке напротив своего кузена, за столом, где мы пили кофе, она снова преспокойно задрала до пупка муслиновый пеньюар, демонстрируя свою абсолютную наготу.- Ну! Ведь хороша? - бросила она парнишке, который вместо ответа только разинул рот.- Да ты совсем спятила! - возмутился я. - Это же сопляк, который все еще сидит у мамочки под юбкой...- Вот именно! Значит, долже...
- Люди… не видят выражения моего лица из–за шлема, поэтому я должна объяснять… что я… - с тихим шипеньем шлем молодой кварианки разгерметизировался и сиреневая маска вместе с лицевыми щитками оказалась в руках Шепарда, являя взору капитана симпатичное личико Тали тронутое легким румянцем смущения, а во взгляде девушки Джон мог отчетливо прочитать примесь страха и надежды - чувствую…- Ты такая красивая, Тали… - ладонь Шепарда ласково коснулась ее нежной алебастровой кожи и капитан мягко улы...
Прошли уже более двух месяцев, как я стал любовником своей мамы, или как она шутила, "молодым её ненасытным мужем". Наша с ней половая жизнь, стала регулярной и размеренной, были, конечно, дни, когда мы, как и в первый месяц наших необычных отношений, занимались сексом несколько раз в день. Однако на людях мы по-прежнему оставались заботливой мамой и послушным сыном.Однажды мама, после звонка тети Кати, попросила меня в выходной день, съездить на нашу дачу за город, посмотреть все ли...
За забором была псарня. Катя взялась за проволоку, из которой была скручена ограда. Сверху виднелась намотка из колючей проволоки, поэтому Катя решила разодрать кусачками не слишком толстый металл. Ухватившись обеими руками за ручки ножниц, Катя со всей силы сдавила руки, но проволока не поддавалась. Катя отрешенно посмотрела на забор. Почему-то, он был более крепок, чем она предполагала. Маленькие ручки потянулись вновь к ручкам кусачек, и вновь результат был нулевым и только сильная боль сдавл...
Белый нейлон боди опутывает твое тело.. только откровенный вырез между ног дает доступ к твоей нежной коже… сосочки напрягшись, оттопыривают ткань… ложишься спиной на кровать, раздвигаешь ноги, сгибаешь в коленях и притягиваешь к груди… проводишь ладонями по гладко выбритому лобку, нежным губкам…вводишь пальчики в свою нежную и влажную плоть… твои пальчики блестят от выделений…ты облизываешь свои пальчики и предлагаешь мне попробовать свой нектар. Подхожу к тебе, опускаюсь перед тобой...
Антонина пришла домой на ватных ногах, то что она сегодня сделала в школе было непередаваемо, она никогда так не спускала, но при этом ее не отпускала тревога за сделанное. Если Юрка проболтается, то ее ждет не только увольнение с работы, а кое-что похуже. Но воспоминание о происшедшем, заглушили эти мысли и вызвали приступ жгучего возбуждения. Женщина решила принять ванну, и отдаться старому, доброму, заменяющего в последние три года член, онанизму. Сняв блузку и юбку, Антонина скатала со своих...
Однажды на почту Жене пришло странное письмо, в нем писали, что он выиграл путевку на отдых. В свои 17 лет Женя был совсем не глупым и сразу это письмо перекинул в раздел «Спам», и забыл про него на месяц. Но однажды он сидел перед компом, и ему было скучно и как-то случайно получилось, что мальчик открыл и прочитал ещё раз именно это письмо.Путевку предлагали на один из закрытых курортов в одной из южных стран. Мальчик так от нечего делать набрал номер и ему ответила милая девушка, ...
Этот рассказ на самом деле был в моей жизни и хоть это практически фантастически все же это было. Меня Олей зовут, на данный момент мне 19 лет, тогда мне было 16. На тот момент я была симпатичной девчонкой, фигура у меня была прекрасна. Рост 173 см. Длинные рыжие волосы до попы и попка сама шикарная)Ну люблю я себя что уж там))Я тогда училась в 10 классе. Конечно же как и многим девочкам мне нравились мальчики. Бывало даже что нравились мальчики младше меня. Я не была шлюхой. Я на то...
Привет, я Максим, мне 33года, жене 28, звать Ириной, невысокая, стройная, грудь 6 размера, очень сексуальная, женаты с ней 9лет, есть дети, я ее люблю, но последние года у меня появилось влечение и не маленькое к своей теще, очень возбуждает то, что это моя теща и ее имя Нина, ей 49 лет и очень сексуальна, невысокая ростом, попка есть но маленькая, грудь второго размера. Все началось с того, что однажды я увидел порно с участием зрелой женщины и ее зятем и она была похожа на мою тещу и я подумал...
Любые имена или сходства с реальными людьми случайны. Все события рассказа являются воплощением фантазий автора в текст и не имеют никаких реальных аналогов.В тусклый и едва выделяющийся среди других построений на этом квартале магазин продуктов вошли два паренька. За окном уже вечерело, дул легкий ветерок, поэтому оба были одеты в теплые штаны и свитера, у одного на голове была синяя кепка, у другого - капюшон.Молоденькая продавщица лет двадцати оторвала глаза от газеты ...
После прекрасного весеннего вечера, мы с Людмилой стали любовниками. Мы часто созванивались, но встречались только раз в месяц, ведь Люда была замужем и имела двух детей, да и жили мы в разных городах. Людмила позвонила в пятницу, она сказала, что муж на выходные уезжает, и чтобы я заехал к ней на работу. Планов на выходные у меня не было, поэтому звонок меня очень обрадовал. Я собрался и поехал. Через 2 часа я стоял у школы. Люду ждал еще 40 минут. И вот она вышла. Моя прекрасная же...