Байки о любви. История вторая

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. Рассказывает Соня.
- Я очень «ранняя»: так получилось, что я, по сути, вышла замуж в 13 лет!
Было это так: однажды я отдыхала с мамой в Крыму. Я была полудиким загорелым созданием, не признававшим никаких курортных норм: с утра до вечера я плавала, как дельфин, в море, проплывала по 8 километров, жарилась на солнце, обгорала, облезала и снова обгорала не менее трех раз, питалась чем попало и из принципа ходила только босиком. На женщину я была тогда не похожа даже отдаленно, хоть месячные у меня начались еще двумя годами раньше. Грудь, впрочем, уже какая-то была, и еще у меня были длинные, до пояса, каштановые волосы, которые страшно выцвели и стали почти золотыми. Потом я их обстригла, а сейчас отращиваю снова.
Там я подружилась с мальчиком Ваней. Он был очень интеллигентным и послушным «маменькиным сынком», и я решила «перевоспитать» его. Я научила его нырять, я таскала его по скалам и горам, заплывала с ним в открытое море, боролась с ним, играла во всякие игры на выносливость... За две недели он неузнаваемо изменился – стал таким же диким, как и я.
Мы были очень дружны, и по вечерам приходили друг к другу в домики (мы жали в соседних) и болтали до тех пор, пока мамы не лягут спать. Часто бывало и так, что после этого мы выходили из дому и сидели где-нибудь на лавочке. Мы не могли прожить друг без друга и секунды, и я уже пару раз всплакнула, думая о разлуке (мы жили в разных городах).
Однажды случалось вот что: мы оба лезли наверх по очень крутому подъему. В один прекрасный момент я вдруг как-то спиной почувствовала – что-то случилось, - и обернулась. За мной стоял Ваня и смотрел вниз, себе в пах, где болтались ошметки лопнувших шортов; в центре из огромной дыры свисало его хозяйство: под шортами не было трусов. Член его на глазах у меня быстро поднимался вверх.
Шок быстро прошел, и мы, выбравшись на более пологое место, устроили военный совет. Трусов у Вани не было – он оставил их на берегу, когда переодевался; майки на нем не было, а на мне были только трусики и купальник. Ни булавок, ни ниток тоже не было. Для начала я предложила ему снять шорты совсем, чтобы они не рвались дальше. Он, поколебавшись, так и сделал, и через секунду сидел рядом со мной совершенно голый. Член его торчал вверх. Я не выдержала этого искушения и спросила «можно потрогать»? Он ничего не ответил, и тогда я решилась – легонько прикоснулась к члену, от чего он дернулся. «Тебе не больно?», спросила я. Ваня, красный, как мак, замотал головой, и тогда я взяла его член и начала изучать его. Ваня застонал... «Тебе нравится?», спросила я и, не дождавшись ответа, вдруг нагнулась и поцеловала член. Я поцеловала его так, как целовала подруг в щечку – нежно, но не более; меня почему-то очень умилил этот твердый розовый хоботок, который я видела впервые в жизни. Ваня застонал еще громче. Расценив его стон как поощрение, я раздвинула Ване ноги и принялась покрывать поцелуями его член, мошонку и все, что было рядом.
Это вовсе не был минет, это были именно поцелуи – больше детские, чем эротические. Не знаю, почему я стала так делать – что-то на меня нашло. Я никогда не целовала Ваню; максимум, что я делала – держала его за руку или гладила по голове. Ваня стонал все громче и громче. Я быстро довела бы его до оргазма (сама того не зная), если б вдруг не вскочила и не спросила: «а хочешь – я тоже разденусь?» Мне вдруг страшно захотелось тоже быть голой. Как только я сказала – стало жутко стыдно, и я закрыла лицо руками; но Вася хрипло сказал «хочу!», и я, с ужасом думая о том, что я делаю, сняла вначале купальник, а потом и трусики. Было такое чувство, что, мол, деваться некуда – сладкий ужас неизбежности...
Когда я осталась голая – я подумала: ну вот, я и голая с Ваней – ничего страшного, только стыдно немного. Я не знала, что делать: во мне вертелся какой-то буравчик, которому я пока не знала названия. Я подошла к Ване, положила ему руки на плечи, сказала ему: «вот мы оба – голые. Как муж и жена. Тебе стыдно?» Ваня сказал «немножко», и я сказала «и мне немножко». Ваня сказал: «а теперь ты покажи свою...» Продолжить он стеснялся, но я поняла его, присела и раздвинула ноги.
Он смотрел туда, потом потрогал мою письку... и я хорошо помню чувство сладкого, подсасывающего стыда, которое возникло уже тогда, когда я раздвинула ноги. Оно шевелилось и раньше, когда я целовала Ване член – где-то глубоко под спудом, - а сейчас вышло на поверхность и стало таким острым, что я даже стала задыхаться. «Еще», попросила я, и Ваня вдруг приник ртом к моей письке и стал делать то, что делала только что я - целовать ее. Ему было неудобно, и он целовал только низ лобка, не дотягиваясь дальше – а мне очень хотелось, чтобы он поцеловал именно ТАМ, и я откинулась, подставив ему свою письку целиком.
Он увлекался: в его ласках находила выход влюбленность в меня, о которой я вскоре узнала, и он вкладывал в поцелуи все свое чувство. То, что он делал, просто разорвало меня на части: никогда в жизни я не испытывала такого наслаждения. Мне казалось, что он целует меня прямо в обнаженное сердце. Я пришла в беспамятство; я кричала, хрипела и стонала: «еще, еще!», и Ваня старался вовсю. Он интуитивно понимал, чего мне хочется – и с каждой секундой все смелей пользовался языком, все глубже погружал его в мою письку... и скоро потрясающая сладость, которая накапливалась во мне, перелилась через какой-то край и растеклась по телу - таким ослепительным блаженством, что я наяву увидела радугу или сияние. Ваня немного перепугался: они никогда не слышал, чтоб так кричали. А я просто сходила с ума: его язык, казалось, вылизывал всю меня изнутри, и я истекала неземным счастьем...
Это было такое потрясение, что я долго не могла говорить. Я лежала и пыталась отдышаться, в ушах стоял звон, в глазах плавали круги. Я занималась мастурбацией, конечно, но ничего подобного никогда не испытывала; может быть, это и был первый настоящий мой оргазм. Я была так потрясена, что не знала, как говорить с Ваней, как благодарить его, и только смотрела на него во все глаза.
Ваня понял, что мне очень хорошо, и был рад за меня; но сам он ужасно хотел продолжения и не знал, что делать. Он смотрел на меня, на мое тело, потом – потрогал мою письку, которую только что вылизал, вначале робко, потом все смелее, потом стал гладить меня по телу – по ногам, по животу, бедрам, - дошел до груди... Он спросил меня: «а ТАК тебе приятно?» - и я кивнула, все еще не в силах говорить. Тогда он решился: «А хочешь, мы потрахаемся?» - и добавил: «как взрослые?».
Я снова кивнула, думая, что меня ожидает еще большее блаженство. Я чувствовала себя парящей в облаках. Даже колючая крымская почва, которая впилась мне в тело, просто не ощущалась. Но когда Ваня попытался пристроиться на мне – стало сильно колоть, и я, смущаясь (чтоб его не обидеть), объяснила ситуацию. Я даже встала – так впились мне в кожу корни и камешки. Мы оглянулись в поисках более мягкого места – но ничего такого вокруг не было.
Ваня страшно огорчился – и тогда я стала утешать его: обняла, прижалась к нему голым телом... и вдруг меня охватил такой порыв благодарности, что я впервые в жизни стала щедро, неистово целовать его – в щеку, в ухо, в шею, придерживая ему голову; затем обвила ему шею руками и стала целовать в губы. Мной овладела какая-то шалая, истерическая нежность; такого не было с тех далеких времен, когда я так же неистово ласкалась к маме. Я хотела отдать ему блаженство, которое он подарил мне – и впивалась ему в губы все плотнее и плотнее, прижимаясь всем телом. Наконец, я влипла в его рот вплотную и стала «есть» его губами; я видела, конечно, такие поцелуи, но тогда даже не вспоминала о них – мне будто подсказывал кто-то, сидящий внутри меня, как нужно делать. Я будто погружалась в сверкающий океан – все глубже и глубже; внутри снова стала подсасывать томительная сладость.
Ваня стонал от моих ласк ...все громче – а я, вдохновляясь его стонами, все сильнее целовала его; наконец он громко закричал – так же громко, как недавно кричала я, - и я почувствовала на своем животе горячие капли...
После того мы еще бродили голыми по склону горы, как сомнамбулы. Мы были так полны пережитым, что почти не говорили, и только держались за руки. Значительно позже я задумалась, как далеко было наше детское потрясение от той грязи, в которой обычно подростки познают плотскую любовь! Это был самый потрясающий день в нашей жизни. Одеться казалось нам кощунством: мы словно подарили свои голые тела друг другу...
Проблему шортов мы решили так: я прибежала одна на пляж и, ответив на вопрос, где Ваня, - «в туалете», - схватила полотенце и понесла ему. Он, обмотанный полотенцем, зашел домой и переоделся.
После того дня – все заметили перемену в нас. Мы все время держались за руки; иногда я, плюнув на застенчивость, целовала Ваню – нежно, по-детски. Мне хотелось делать это ежесекундно – и я так и делала, когда мы оставались одни. Во мне проснулась какая-то дикая, ненасытная ласковость; я топила Ваню в ласках так, что он однажды снова забрызгал мне живот. На нас стали смотреть с улыбкой, шептаться; однажды мама заговорила со мной о Ване – нравится ли он мне; я отвечала, спрятав малиновые щеки – «да, нравится», - и убежала. Таких разговоров было несколько. В общем, все вокруг поняли, что у нас «любовь», - но мы не стеснялись ничего.
Конечно, мы стали думать о том, где можно заняться настоящим сексом. Вся крымская природа – колючая, мягкой травы нет нигде, а брать с собой в горы подстилку мы не решались – боялись расспросов. Мы так ничего и не могли придумать, и по-прежнему вылизывали друг другу гениталии. Это было потрясающе приятно, почти каждый день этой удивительной недели я испытывала сказочный оргазм, - но нам казалось, что настоящий секс даст какое-то необыкновенное, невыносимое блаженство... Я уже знала, что в первый раз бывает больно, но меня это не пугало, а даже наоборот – мне хотелось принести боль в жертву нашей любви. Я была твердо убеждена, что у нас с Ваней – Настоящая Любовь; и в самом деле – когда мы ласкались, я чувствовала, как меня переполняет такая удивительная сила и сладость, какой я не знала нигде и никогда. Мне казалось, что мы – удивительные существа из другого мира, что мы летим над землей... Я повзрослела за ту неделю на несколько лет – и физически, и духовно.
О расставании я старалась не думать, - но однажды ночью разревелась так, что маме пришлось давать мне успокоительное. Она допытывалась «кто тебя обидел?», но я ничего не сказала ей (может быть, зря...)
За день до нашего расставания мы плюнули на страхи, дождались, пока все обитатели домика разбредутся кто куда – и закрылись, чтобы заняться сексом.
Все было очень торжественно. Вначале было больше волнения, чем удовольствия; я все время помнила, что завтра мы расстанемся очень надолго, может быть, навсегда, и поэтому была в особом настроении, и Ваня тоже. Ласки наши были не столько буйными, сколько очень нежными: я вылизывала Ване личико, он гладил меня по всему телу, снова целовал мне писю... а потом я легла, он залез на меня, впился в меня губами – и мне вдруг стало очень больно. Больно и страшно. Я закричала, - а он все буравил меня, и мне казалось, что он протыкает меня саблей насквозь. Я заплакала; он очень огорчился, стал бурно ласкать и утешать меня...
Я вначале только лежала и плакала... но в какой-то момент желание вдруг проснулось от Ваниных ласк - с новой силой; боль уже утихла – и Ваня стал «подмахивать» на мне. Боль отдавалась отдельными уколами, но в целом – я вдруг ощутила какое-то совсем новое чувство, непохожее на то, что было во время оральных ласк, - чувства единства, единого движения с Ваней. Я впервые почувствовала сладость совместного, слитного движения, когда голые тела сливаются друг с другом, и им ничего не мешает, - и мы извивались, выгибались, катались по кровати... Мне хотелось, чтобы этот удивительный танец не кончался никогда... но Ваня быстро кончил – и я даже не сразу поняла, что «уже все».
Мне хотелось еще, еще... но он вышел из меня, и мне снова стало больно. Тут же обнаружилось, что подо мной – лужа крови... мы об этом не подумали, и я сразу испугалась, что скажет мама (и не зря испугалась). Но тогда я как бы плюнула на это, стараясь не упустить ни одной минуты с Ваней... он заметил, что я неудовлетворена, и спросил меня, чего мне хочется. Я сказала: чтоб ты снова поцеловал меня ТАМ... и он прильнул к моей письке. Было больновато, но все равно очень хорошо. Задыхаясь от привычного уже блаженства, я кончила...
Так я стала женщиной. Мне было 13 лет и 2 месяца, Ване – почти столько же. Потом мама, конечно же, заметила пятно крови, и, зная, что для месячных не время, завела со мной разговор... я, конечно же, нагрубила, потом разревелась – и раскололась... Был большой скандал, о котором я не хочу рассказывать...
Кончилось тем, что нам с Ваней запретили прощаться, и я больше его не видела... Мы успели обменяться адресами и телефонами. Правда, мне запретили звонить ему, - но я копила деньги на междугородку, звала с собой школьных друзей, чтоб они его позвали – и говорила с ним...
Мы перезванивались так два года. Потом я с ужасом поняла, что начинаю забывать его; потом – стала влюбляться, - то в одного, то в другого. Тут пришел черед и секса; я перебывала в пяти или шести постелях... Большой любви, однако, не было, и все мои романы кончались полным равнодушием.
Прошло 10 лет. Однажды у подъезда ко мне обратился парень, чье лицо мне показалось знакомым. У него была довольно длинная борода. Он попросил разрешения проводить меня; я, естественно, потребовала, чтобы он представился. Он назвал себя Джеком-Потрошителем на пенсии, и объяснил, что когда он провожает юных красавиц – его кровожадность притупляется. Он был насмешливо-вежлив, и сразу понравился мне; кроме того, я клюнула на загадку: я пыталась вспомнить, где я его раньше видела, а мое самолюбие было задето его инкогнито. Я сразу вознамерилась его «расколоть», но мне это не удалось.
Мне долго не удавалось это: каждое утро он встречал меня, провожал, в воскресенье – звал в кафе, угощал, - но так и не назвал себя. Наши беседы были сплошной пикировкой; я доходила до неистовства, он оставался невозмутимо-насмешлив. В глазах его, однако, блестел огонь, который «подогревал» меня. Я потеряла сон; бородатый незнакомец заполнил все мои мысли. Я пыталась организовать шпионаж из подруг, но к «шпионкам» он подходил и просил передать мне привет; я пыталась сама следить за ним, но он ждал меня и говорил, чтобы я шла учиться, ибо ему приятно думать, что он общается с отличницей.
Однажды я плюнула на унижение и увязалась за ним домой. Он пытался «завернуть» меня, но мое терпение лопнуло, и я поклялась не отойти от него ни на шаг.
Мы приехали к какому-то дому, поднялись на какой-то этаж; «Синяя Борода» (так я стала называть его) открыл дверь квартиры... «Что ж, - выходит, что у меня сегодня – нежданный, но дорогой гость? А кто же пятерки будет получать?..» Я взбесилась, залепила ему затрещину и убежала.
Всю ночь я проревела. Я была уверена, что утром не увижу его возле подъезда – и так оно и было. День прошел, как во сне, - а вечером я поехала к нем. Извиняться, сдаваться, и... признаваться в любви. Я уже знала, что смертельно влюблена в него.
Он был дома. Когда я вошла, он сказал – «что-то ты поздновато, видно – пар было много?» - таким тоном, будто уже давно ждет меня. Я открыла рот – и увидела накрытый стол. «У тебя гости?» - «Не гости, а гостья...» Он действительно ждал меня - и накрыл стол к моему приходу! Это убило меня наповал: я разревелась, опустилась на колени, обняла его ноги и просила его простить меня...
Он поднял меня, посмотрел в глаза... и тут во мне вдруг вспыхнула жуткая догадка. Такая жуткая,... что я даже не посмела ничего сказать – и только глазами спросила его: Ваня, это ты?
Он сказал мне – не глазами, а словами: да, это я. И поцеловал меня – нежно, по-детски, как когда-то.
...Через час или два часа мы стонали и перекатывались в его постели; я, наполняясь изнутри Ваней, впитывая его каждой своей клеточкой, с ужасом думала, что было бы, если б он не пришел. А через месяц мы расписались. Было много воплей и скандалов с родителями; но сейчас все хорошо...
Оказывается, он вычислил, какие в нашем городе есть вузы, приехал сюда, поступил в аспирантуру, снял квартиру, довольно долго следил за мной, тщательно подготовился к встрече... Все эти годы он помнил обо мне. Я до сих пор чувствую себя ужасно виноватой – и стараюсь искупить свою вину каждым днем, прожитым с ним.

Рекомендуем посмотреть:

сперва немного пред истории …. твой День рождение... приятный вечер... гостей не очень много... человек 20-25... но среди всех есть молодой человек... ничем не примечательный.. один... но на пальце обручальное кольцо... ты не обратила на него внимание.. вечер проходил в кафе.. оформленном в рыцарском стиле... все как полагается... сперва застолье.. ты села на свое место.. и только подняв глаза обнаружила... что напротив сидит именно незнакомец... и вы впервые встретились глазами... но тут же отв...
Уже который день «Нормандия» висела на орбите захолустной планетки, где-то у Дальнего обода. Абсолютно случайная стычка с патрулем Жнецов вынудила корабль Альянса затаиться на периферии галактики, дабы не сорвать на себя целую свору злобных синтетиков, рыскавших по космосу в поисках своего давнего врага. К тому же, системы корабля требовали перепроверки на предмет вредоносных программ, которые могли проскользнуть в них во время радиосканирования противника. В общем, Джокер и СУЗИ в один голос ут...
После ужина наконец приехала долгожданная тетя, как бишь ее, Розамунда. Мне конечно об этом никто не сказал, но визги и похрюкиванье «Ах, как долго мы не виделись» из прихожей позволило сделать сей нехитрый логический вывод. Айк же на ужин не явился, передав через слуг, что останется ночевать во дворце, где он показывал фехтовальные приемы (а я бы сказал, просто выпендривался) юным аристократам. Так что в его комнате я был один-одинешенек, впрочем, не сильно расстроившись по этому поводу. Ревнос...
Лет десять тому назад, на одном из захолустных уральских рудников, добывавших медь, служил конторщиком молодой человек, двадцати трех лет, Федор Максимович Порываев. На всем этом рудничке было всего двое хозяйских служащих - он и, изгнанный из штейгерского училища, почти всегда пьянствовавший, горный мастер, в обязанности которого входило надсматривать за работами в шахте. Десятка четыре рабочих, семейные, в большинстве горькие пьяницы, и десятник - вот и весь рудник. Тоска заед...
Ночной Стокгольм сиял огнями. Катерина блуждала в старом городе. Связной не выходил на связь уже третий день. Ей опасно возвращаться в гостиницу или куда либо где ее могут опознать. Откровенно говоря, Старый город тоже не то место где ей бы стоило находится, но она надеялась, что шведская контрразведка, и не подумает искать прямо в центре города. Девушка стала замерзать, вместе с тем в ее голову все чаще приходит мысль, что ее бросили свои же. Она провалила задание. «Нет! Не может такого быть. «...
Часть 4. Падение двух цитаделейЛаски в ванной близких людей - что может быть прекрасней? Мы с Сашей готовили Нику для познания того, что до сегодняшнего дня было ей не ведомо.Я набрал полную ванну горячей воды и добавил ароматной пены. Саша помог Веронике раздеться и на руках принес и аккуратно положил в ванну. Мы вместе намылили ее девичье (пока еще) тело. Я нанес жидкое, пахнущее клубникой, мыло на свои руки и нежно гладил спину и груди Ники, иногда сжимая пальцами соски, отчего он...
Палящая жара заставляла дачников стройными рядами маршировать к ближайшим речкам и озерам. Под палящим солнцем полуголые люди с надувными матрасами оккупировали все водоемы. Галя с неудовольствием наблюдала за толстым потным мужчиной, хлеставшим пиво на берегу небольшого озерца. После каждого большого глотка он счастливо хрюкал и отрыгивал в сторону водной глади, где купалось целое стадо подобных ему. Нет, здесь она плавать не будет и уж тем более загорать. Но как же хочется похвастатьс...
— «Пойдем, красотка, нужно привести тебя в порядок и приодеться к ужину. « — сказала мама и мы пошли в комнату, из которой она появилась. Это оказалась спальня с большой двуспальной кроватью, трюмо и душевой, на кровати лежал папа и тихонько посапывал. Увидев его, я встала, как вкопанная, ведь он мог в любой момент проснуться и увидеть меня в таком виде. А вид у меня был еще тот — ни единого кусочка ткани на моем новом женственном теле, торчащий от возбуждения членик, растрепанные волосы и все л...
Я не помню какое число и месяц тогда был, но точно могу сказать, что это была пятница.(Мне было 13). Мои родители ушли в гости и их долго не было дома. Я долго играла в компьютер и наконец, наигравшись легла спать. Только-только я легла, как вдруг вернулись родители. Они легли спать (я легла на их кровати). Я не могла уснуть, но я молчала.Я почувствовала какие-то движения на кровати я аккуратно повернулась. И увидела папины ноги и и мамину голову. Сначала я ничего не поняла. Начала присма...
Всегда мечтал отыметь свою девушку... в попку... с кем-нибудь из друзей.Эта мысль закралась ко мне в голову после одной ночи, проведенной с моей девушкой, когда отсасвая мой член она сказала, что была бы не против, чтобы ее вторая дырочка была занята и не ждала моего члена.После этой ночи я стал искать партнера для того, чтобы посмотреть как моя девушка будет сосать другой член и давать другому парню.Долго искать не пришлось и уже на следующий день я договорил...
Глава 3… в темной каюте нефа.(неф средневековое транспортное судно, с гребными рядами и одной парусной мачтой, примечание автора)- Как хорошо! Как узко! – шептал в исступлении Гарольд, насаживая Мелину в узкое анальное отверстие.Его бедра шлепали по ее округлым ягодицам, Мелина загнувшись в локтях и коленях, стояла спиной к нему, покорно выдерживая мощный натиск. Хорошо смазанный анус Мелины, оказался ничуть не хуже ее влагалища.- Аххх… О-о-о, как…...
Богдан стал входить в меня, в мою попку. Я заскулила, он закрыл мне ротик ладонью и начал поебывать, очень нежно, я опустилась грудью на стол, его член трахал мой анус, а рука теребила мою киску, запуская в нее пальцы….К сожалению мое удовольствие было прервано, Владимиру Николаевичу позвонили, он, ребята и Богдан уехали.- Вечером я попробую твою пизденку на вкус, - сказал мне шепотом Богдан, когда его член покидал мою попку. Немного подрочив его, он кончил мне на спину.В...
Следующий сеанс массажа у нас был уже последний, отпуск заканчивался. Это был самый дорогой массаж и назывался султан, я его себе не заказывал и у меня курс был закончен. С обьяснений массажиста султан делался в четыре руки и я зараннее уже нервничал не зная чего ожидать и как себя вести вспоминая предыдущий раз. Но похоже Байкал уже все продумал и когда мы пришли обьявил, что здесь сделать массаж сейчас никак не получается и надо подьехать в павильон к соседнему отелю. Но машины у него нет, тол...
Я тебя раздевал, прижимаясь к спине.И соски теребил, и руками ласкал.Словно кошка, рыча поддавалась ты мне.Всё хотела: и секс и менет и анал!Пальцы мягко скользят со спины на живот,Подбираясь всё ближе к заветной щели.Повернувшись лицом, ты взяла его в рот.Губы и язычок быстро кайф принесли.Я входил тебе в рот, как в кипящий вулканЧлен просил: Ну давай! Ну поглубже! Ещё!Он был каменный, словно морской истукан,И к фонтану оргазма включился отсчет!Ты откинула голову, взгляд подняла:В нём - мольба:...
Все началось в 10 классе. К нам в гости приехала подруга матери с мужем. Их звали Анна Михайловна и Николай Иванович. Им было по 35 лет. Хотя на вид выглядели гораздо моложе. Встреча прошла весело. Родители и гости выпили много вина. Беседа была громкой. Николай Иванович начал рассказывать анекдоты о сексе. Родители, смутившись, сказали, чтобы я пошел погулять. Но Анна Михайловна заступилась, сказала, что парень уже взрослый, и не надо быть ханжами. Пошлости в анекдотах нет, а молодежь сама разб...
Всем Здравствуйте. Решил напечатать свой рассказ и посмотреть, что из этого получиться. Еще в юношестве мне нравилось одевать женскую одежду, но одевать и не более. Поэтому напишу историю которая на половину вымышлена, на половину мечта. Заранее прошу не сильно критиковать - это первый мой рассказ.Дело было летом, когда все сдали всю свою работу и ничего не делали - я ко бы в отпуске. Вот я был в поиске простого но большого дохода. Но как обычно бесплатный сыр только в мышеловке.Моя ...
Описанные ниже события произошли, когда мы отдыхали в Турции. Была ли я готова к происшедшему, сложно сказать. Но муж не раз мне предлагал так попробовать. На что я всегда однозначно говорила «Нет!». Однако, сомнение уже сидело во мне. И это сомнение постепенно разрушало те правила, по которым я жила раньше. Мне уже не казалось это неприличным. Но все должно было случиться, само по себе. Так сказать, стечение обстоятельств. Специально я бы ни за что не согласилась. Но, все по порядку. ...
Я нежно тебя целую, обнимаю левой рукой, а правой легонько прикасаюсь к груди и замечаю, что сегодня ты не одела бюстгальтер под футболку. Тогда я правой рукой медленно забираюсь под футболку с симпатичным рисунком и начинаю поглаживать грудь и легонько мять сосок. Тебе нравиться, ты обнимаешь меня и прижимаешься сильнее....Ты так тесно прижалась, что даже сквозь грубые джинсы чувствуешь, что я не остался спокоен. Ты ощущаешь, что джинсы мне становятся все теснее и теснее. А я тем временем...
Я вовсю отплясывала на дне рождении своей подруги и не задумывалась ни о чем. Но вот праздник закончился, и все гости поспешно засобирались домой. К великой моей радости меня вызвались провожать два обаятельных молодых человека, которые весь вечер строили мне глазки. Мы благополучно дошли до моей квартиры, и почему-то я решила пригласить Мишу и Сашу к себе в гости и угостить великолепным красным вином. Мы общались на самые различные темы, шутили, смеялись, но в одно мгновение наш разговор приобр...
- Нет, Ал, я всё понимаю, но с негром… - услышал Вилли сквозь сон.- И что, что с негром? – с вызовом ответила сестре Алла. Вилли улыбнулся – его любовница не собиралась пасовать перед младшей сестрой.- Ну, всё-таки, - Вилли представил как Анна пожала плечами.- Меня устраивает, - отрезала Алла, - А будешь хорошо себя вести и тебе разрешу попробовать.- Что?! – Анна не поверила своим ушам.- Что слышала, - ответила Алла, и сёстры продолжили свой спор, но, похоже, кто-то...