Особая Школа: Наказание

Выйдя на площадку, Каратель оглядел стоящих напротив него девушек, и ласково улыбнулся. Они были прекрасны. Стройные, подтянутые, в недлинных, чуть выше колен, черных юбочках, белых блузках, таких же белых чулочках и аккуратных, на среднем каблуке, туфельках. Тридцать девушек, от пятнадцати до двадцати лет. Шесть классов, по пять человек в каждом. Первокурсницы, недавно направленные в Школу и стоящие в последнем ряду, слегка проигрывали своим старшим подругам во внешности – среди них можно было найти толстых или, наоборот, замучивших себя диетами худышек, да и макияж их был наложен неумело и не скрывал изъянов внешности, если они были на лице. Но Каратель не сомневался, что через пару лет, они превратятся в таких же безупречных красавиц, какие стоят в первом ряду. Он мысленно облизнулся, разглядывая прелестных, женственных старшекурсниц.
Когда Каратель подошел к девушкам, по их рядам прошла волна испуга. Его появление на утреннем сборе говорило о том, что какая-то из девушек недавно крупно проштрафилась и будет наказана. Однако, по традиции Школы, о том, кого ждет эта незавидная участь, не знала ни одна из учениц. Наказание редко следовало сразу после проступка. Обычно о нем докладывали на совете преподавателей, а потом решали, стоит ли наказать виновницу, или можно простить и обойтись устным выговором. А бывало, что о проступке совсем забывали, как о мелком недоразумении. Но сегодня был явно не тот случай.
Из стоящего неподалеку коттеджа учителей вышел Директор. Встав за стоящую напротив девушек трибуну, он поздоровался и заговорил:
- Сегодня у меня для вас несколько сообщений. Во-первых, первая и вторая группы сегодня не идут на уроки физкультуры. Вместо них будет проведен дополнительные уроки этики.
Девушки из указанных групп заулыбались. Уроки этики, которые вела пожилая, спокойная учительница, все любили гораздо больше, чем изнурительные уроки физкультуры, на которых опытные инструкторы заставляли заниматься до седьмого пота, тщательно следя, чтобы девушки выкладывались на все сто.
- Во-вторых, - продолжал Директор, - по решению совета преподавателей было решено наказать Викторию К. из второй группы.
Одна из девушек, стоящих в предпоследнем ряду слабо простонала и закусила губу.
- За, то, что она залила чернилами тетрадь с планом урока учителя истории, сорвав, таким образом, занятия в двух группах, совет решил наказать ее…
Директор посмотрел в лежащий перед ним листок.
«Только бы что-нибудь полегче… Только бы не серьезно…» - билось в голове у Вики. Это был первый ее серьезный проступок за полтора года обучения, и она надеялась на снисхождение преподавателей.
- Десятью ударами легкой плетью! – закончил Директор.
Вика шумно выдохнула. Она знала, что это минимальное наказание за срыв урока. Учителя действительно пожалели примерную ученицу.
- Однако, - продолжал Директор, - учитывая обстоятельства этой выходки, я добавляю еще двадцать плетей и приказываю провести наказание в назидательной форме.
Девушка, сжала кулачки, из-за всех сил стараясь не расплакаться. Тридцать плетей, даже легких – это и само по себе очень серьезное наказание, а уж вынести его «в назидательной форме» - перед всеми ученицами и преподавателями Школы – это было не только больно, но и жутко унизительно.
Директор поднял глаза от листка, и, найдя глазами Викторию, сказал:
- Запомните, Вика – бьют не за то, что что-то натворил, а за то, что попался! И уж если вы решили напроказничать, то не нужно рассказывать об этом всей Школе!
Все стоящие на площадке девушки поняли, что именно имел в виду Директор. Вика залила тетрадь учителя на спор, доказывая подружкам, что у нее хватит решительности на такую выходку. Естественно, что известие о ее «смелом» поступке быстро разлетелось по всей Школе. Видимо, именно этому ее поступку и будут посвящены дополнительные уроки этики…
Услышав о том, что наказание будет публичным, Каратель отправился в небольшой серый домик, один вид которого вызывал у всех учениц дрожь в коленях. Обычно наказания проводились именно в нем – он уводил туда провинившуюся девушку и там, спрятанная от посторонних глаз толстыми, не пропускающими звуки, дверьми, она получала то, что ей причиталось. Поговаривали, что когда Каратель в хорошем настроении, с ним можно договориться о смягчении наказания. Разумеется, за ответную услугу. И не сложно догадаться, за какую именно. Но эти слухи были довольно спорными, т.к. ни одна из девушек не признавалась, что она отдалась Карателю за то, что он скинул с ее наказания десять-пятнадцать ударов. О том, что кому-то удавалось полностью избежать наказания таким путем, никто даже не говорил – заплаканные лица девушек, выходивших из этого серого домика не оставляли сомнений в том, что какую-то долю причитающегося они получили в любом случае.
Всю прошлую неделю, ожидая, что она будет наказана, Вика думала над этой возможностью. Каратель – бритый мускулистый мужик средних лет - не производил отталкивающего впечатления, и секс с ним она вполне смогла бы пережить. Тем более, что в свои семнадцать с хвостиком, Вика уже не была девочкой и боль от потери девственности ей не грозила. Однако, мысль о том, что в нее войдет мало знакомый мужчина, к которому она не испытывает никаких чувств, кроме страха, была ей противна. «Отдаться этому бугаю за то, что он стегнет меня на несколько раз меньше?! Ну, уж нет! Я девушка, а не кукла, и буду заниматься этим только с тем, кого сама захочу! Наказание – это больно, но не смертельно. Другие девушки выдерживали, и я выдержу!»
Сейчас, услышав про тридцать плетей, Вика подумала, что, возможно, переменила бы свое решение, если бы наказание не было публичным. Лучше отдаться Карателю, пусть даже она потом будет чувствовать себя последней дрянью – это лучше, чем несколько минут извиваться и рыдать под его плетью. Назидательная форма наказания решила за нее эту дилемму. Ей придется вытерпеть все три десятка ударов, как больно бы это не было.
Занятая этими мыслями, Вика приготовилась увидеть скамью для порки – девушки рассказывали, что это деревянное сооружение, на котором их фиксировали, вытянув связанные вместе ноги и приковав руки к полу под скамьей – но ее ждал еще один неприятный сюрприз. Каратель выкатил из домика странное сооружение похожее на позорный столб средневековья, и поставил его перед рядами девушек.
- Наказуемая, выйти! – громко сказал он.
Вика тяжело вздохнула и тяжелой походкой вышла вперед.
- Сними туфли и чулки.
Ученица подчинилась, аккуратно поставив туфельки на землю и положив на них чулки.
Каратель заставил девушку встать босыми ногами на деревянную платформу, на которой находилась вся эта странная конструкция, и приковал ее лодыжки к ней так, что они не могли двигаться ни вверх, ни в стороны. Затем, он положил девушку животом на деревянную подставку и зафиксировал ее голову и руки. Теперь она стояла, сильно нагнувшись вперед, прикованные лодыжки и упирающаяся в живот подставка не позволяли ей согнуть ноги в коленях, а широкие колодки, в которые были заключены ее голова и руки, не давали видеть то, что происходит сзади.
Вышедшие из коттеджа преподаватели встали сбоку от площадки, напротив головы девушки. Она обрадовалась тому, что им будет не видна ее попа, которую наверняка обнажат перед поркой, и дала себе слово не плакать, чтобы ее слез они тоже не увидели.
***
Каратель положил руку на спину девушки. Он чувствовал нежную кожу под тонкой тканью блузки, и это ощущение сводило его с ума. Почему этот чертов Директор сделал наказание публичным? Если бы они были в его домике, он наверняка заставил бы эту девчонку отдаться ему! Он бы даже мог взять ее силой – прикованные к скамье или столбу девушки были абсолютно беззащитны, и он не раз этим пользовался. Хотя, ему больше нравилось заставлять их самих уговаривать изнасиловать их. Если девушке причиталось хотя бы два десятка ударов, то уже на половине экзекуции она была готова на ...все, лишь бы этот ад прекратился. Каратель умел пороть. Было не много дел, которые он умел делать хорошо, но это искусство он освоил в совершенстве. Его жертвы сходили с ума от боли, однако при этом никогда не получали серьезных травм. Даже полсотни тяжелых плетей, которые ему однажды довелось отвесить одной из учениц, оставили на ее коже лишь яркие рубцы, но не кровавые раны. Был у него один секрет, которого никто не знал, и девушке, прикованной сейчас для порки, предстояло испытать его на себе.
Каратель любил свою работу. Он любил ощущение власти над молоденькими девушками, любил ужас в их глазах, любил их крики, их слезы и их готовность сделать что угодно, лишь бы прекратить это. Он был садистом, в самом худшем значении этого слова. Он прятал свои эмоции, как мог, т.к. понимал, что в Школе не потерпят сумасшедшего даже на должности карателя, даже если он виртуозно владеет плетью. Поэтому публичные наказания были для него настоящим испытанием. Пороть и не показывать то, что он наслаждается муками жертвы – это было для него действительно сложно. Тем более, если жертва была такой, как эта девчонка. Стройная, с тонкой талией, округлой попкой и крепкой, но довольно крупной грудью. Ее каштановые волосы сводили с ума, а в карих глазах, наполненных сейчас страхом, можно было утонуть. Хотелось медленно провести пальцем по ее щеке, скользнуть под блузку, сжать в руках грудь, так, чтобы она вскрикнула, а другую руку запустить в трусики. А затем сорвать их и, прижав девчонку к стене резко войти в нее, и… Черт! Сколько не мечтай, а уединиться с этой красавицей не получится! Что же ты, сучка, так провинилась, что тебя решили пороть перед всей Школой?! Ну, что ж, раз я получу минимум удовольствия от тебя, то ты от меня получишь максимум впечатлений!
Каратель резким движением задрал юбку девушки, спустил ее трусики ниже колен и развернул деревянную подставку так, что теперь все присутствующие видели белоснежные полушария ее нежной попки. Девушка надеялась, что ее будут пороть в более пристойной позе, и от этой выходки ее лицо вспыхнуло от стыда. Увидев это, Каратель незаметно улыбнулся и прошептал Вике: «А вот тебе подарочек лично от меня…» И он опустил колодки, в которые была закована голова девушки, ниже, заставляя ее нагнуться еще сильнее. В этой позе перед всеми зрителями предстала ее нежно-розовая киска, и девушка покраснела еще сильнее. Если бы она сейчас провалилась сквозь землю, то была бы безумно рада этому.
Многие из учениц, наблюдавших развернувшуюся перед ними картину, подумали, что лучше получить полсотни плетей в пустой комнате, чем вот так стоять и чувствовать десятки взглядов на своих самых интимных местах. Как она потом будет учиться, зная, что вся Школа видела ее в такой позе? Публичное наказание всегда позорно, но Каратель сумел сделать его для Вики настолько унизительным, что теперь сама предстоящая порка воспринималась ею как не заслуживающая внимания мелочь.
Так она думала, пока Каратель не нанес первый удар. Неожиданный, от того, что девушка еще не пришла в себя от накатившей волны стыда, но от этого не менее болезненный. Из глаз девушки сами собой брызнули слезы, а из горла вырвался безумный крик.
- Извините, я кое-что забыл, - сказал преподавателям Каратель, и с силой воткнул в рот девушке кляп. Большой резиновый гриб заставлял Вику держать рот широко открытым и, казалось, проникал до самого горла, из-за чего она с трудом могла дышать. Гриб был покрыт какой-то жидкостью, и Вика быстро поняла, что это «усилитель чувств» - препарат, во много раз усиливающий физические ощущения. После его применения даже легкие шлепки были бы болезненными, а Вике предстояло вынести еще двадцать девять ударов плетью. Юную ученицу охватил ужас. Следующий жгучий удар плети вырвал из ее горла лишь хрип – кляп не давал ей кричать, и это было все, на что она сейчас стала способна.
Каратель не торопился, аккуратно нанося удары один за другим и следя за тем, чтобы появляющиеся на нежной коже рубцы не скрещивались. От этих ударов Вику охватило безумие. Она билась в колодках, стараясь хоть чуть-чуть уклониться от каждого следующего удара, однако, это не помогало – плеть все равно находила свою цель, и единственное, чего она добилась – это ссадины на руках и лодыжках, которые оставили кольца колодок. Девушке казалось, что каждый удар плети вырывает из нее куски плоти, хотя ее попка лишь покрывалась равномерно красными полосками.
На пятнадцатом ударе Каратель остановился.
- Я считаю, что кожу нужно обработать, иначе она будет слишком долго заживать, - обратился он к Директору. – Или это требуется наказанием?
Директор на секунду задумался. Наверное, если бы он сейчас видел лицо своей ученицы, он бы вообще прекратил это истязание – столько боли, ужаса и безумия было на нем. Но перед его глазами были лишь красные от плети ягодицы девушки, да выглядывающая между ножек киска, которой, конечно, не касались умелые удары Карателя.
- Нет, наказание не требует этого, - решил он. - Обработайте кожу, если считаете нужным, и продолжайте.
Обессиленная Вика обвисла в колодках, отдыхая, пока Каратель ходил в свой домик за какой-то мазью. Однако когда он вернулся, и начал наносить ее на кожу, она возмущенно замычала – мазь обладала явным раздражающим эффектом и обработанная ею кожа загорелась адским пламенем.
- О, да, - прошептал ее на ухо Каратель. – Это мое любимое лекарство! И еще у меня для тебя есть сюрприз!
После этих слов он встал так, что зрители видели только его спину, но не видели, что он делает с попкой девушки, и погрузил густо смазанный мазью палец глубоко в ее киску. Нежная кожа тут же загорелась, и Вике показалось, что в нее засунули раскаленную кочергу. Она завопила изо всех сил, но из под кляпа вырвался лишь очередной хрип.
- Погоди, милая, это же еще не все! – прошептал ей Каратель, и, окунув палец в баночку с мазью, начал аккуратно смазывать ею анус девушки, а затем, неожиданно резко засунул его на две фаланги внутрь. Новая боль пронзила юную ученицу. Ее попка никогда раньше не знала такого обращения – Вике даже мысль не приходила в голову, что можно туда что-то засунуть - поэтому вторжение пальца Карателя само по себе было болезненным, а уж раздражающая мазь сделал эти ощущения совсем невыносимыми.
Каратель вытащил палец из девушки и снова взялся за плеть. Каждый его удар становился для девушки волной нечеловеческой боли, но вскоре сработали какие-то защитные механизмы организма, и она потеряла сознание.
***
Очнулась Вика в больничной палате. Обработанная врачами кожа практически не болела. Только сильное жжение в киске и попе заставило девушку застонать - врачи, не знавшие о выходке Карателя, не обработали эти нежные места. Впрочем, мазь, которую он в нее засунул, была безвредна и жжение вскоре прошло. Уже на следующий после порки день девушка чувствовала себя вполне нормально и смогла вернуться к занятиям.
Каково же было ее удивление, когда идя на очередной урок, она увидела, как во дворе двое крепких парней в белых халатах запихивали в скорую Карателя, «упакованного» в смирительную рубашку. Она замерла посреди двора, в шоке от этого зрелища и не заметила, подошедшего Директора.
- Виктория, - начал он, – на последнем совещании совета было решено, что во время последнего наказания для вас была превышена норма воздействия. Так, конечно, не принято, но…
- Вы о чем? – не поняла растерянная девушка.
- В общем, мы засчитали ваше наказание как пятьдесят тяжелых плетей в назидательной форме. Авансом, – усмехнулся Директора. – Так что, когда вы в следующий раз набезобразничаете, наказания не последует.
- Думаю, что после вчерашнего мне еще очень долго не захочется делать что-нибудь неположенное, - с обидой сказала девушка.
- Для этого и нужны телесные наказания, - улыбнулся в ответ Директор. – Будучи однажды выпоротой, ученицы начинают вести себя как положено и второй порки обычно не требуется.
Вике хотелось спросить, многим ли ученицам ...приходилось пережить такое, что пережила вчера она, но потом решила «авансовые» плети могут пригодиться ей для чего-нибудь более стоящего, чем пререкания с Директором.
***
От автора: Если вам понравился мой рассказ, можете отправить свой отзыв на [email protected] Я обязательно его прочитаю и постараюсь сделать следующий рассказ более интересным и увлекательным!

Рекомендуем посмотреть:

Я стою на коленях у нее между ног и старательно отлизываю ее ухоженную пизду. Мы не дошли до кровати, поэтому она получает отлиз стоя, прислонившись спиной к стене. Она постанывает, улыбается, кончики ее полных, татуированных губ опускаются к низу и от этого кажется, что она скалится. Я толкаю свой язык вперед, навстречу ее лобку, но быстро устаю и сосредотачиваюсь на клиторе. Так удобнее, хотя нос щекочет ее стрижка на лобке.Ей нравится, она покачивается, пытаясь ловить кайф, и одно...
Я сидела перед монитором и просматривала недавно появившиеся вакансии. Мне было 18 лет, я только закончила школу. Для того, чтобы получать высшее образование у меня не было ни денег, ни ума. Зато у меня было милое личико и превосходная фигура, и я собиралась этим воспользоваться. Стоит отметить, работать в проституткой или стриптизершей я не собиралась по моральным соображениям. Вот такие двойные стандарты.И вот я нашла то, что искала столько времени: "В офис преуспевающего частного ...
- Ну, я пошёл, - сказал Роман, выходя из машины. Он с улыбкой взглянул на меня, а в его глазах сверкнули хитрые искорки – эта ситуация застала меня врасплох и он был доволен произведённым эффектом. Ему явно доставляло удовольствие выставлять меня напоказ.Заправщик стоял в метре от машины и откровенно пялился на меня, забыв о своих обязанностях. Наверно не часто он видел подобное зрелище. Рядом остановилась ещё машина и водитель, заметив меня, также оторопел. Я оказалась в совершенно ...
Hallo!!! ну вот опять у меня фонтат спонтанных мыслей, но они все продуманные. +) Надеюсь...Статья как всегда на любителя =)ну вот собсна =Что такое любовь? Как её распознать? Как почувствовать?Это не риторические вопросы! Это вопросы из разряда философии, и приравниваются к извечным вопросам жизни!!!Ох, многие, видя ласковый взгляд парня или девушки, говорят: «Это любовь!».Ну как так???Глядя на всю историю человечества и слушая бардовские песни о любви,...
Был-жил мужик, у него была дочь. Говорит она отцу:- Батюшка, Ванька просил у меня поеть.- Э, дурная! Зачем давать чужому, мы и сами пое...ем!Взял гвоздь, разжег в печи и прямо ей в пи...ду и вляпал, так что она три месяца ссать не могла! А Ванька повстречал эту девку да опять начал просить:- Дай-де мне поеть. Она и говорит:- Брешешь, черт Ванька! Меня батюшка по...б, так пи...ду обжег, что я три месяца не ссала!- Не боись, дура! У меня холодный кляп.<br ...
В темноте возле корней древнего дуба зажглись два жёлтых глаза с вертикальными зрачками. Взгляд существа был устремлён на старые руины. За полуразвалившейся кладкой стены брезжил огонёк. Уже несколько недель никто не проходил по старому тракту и не останавливался на ночлег в этом заброшенном месте.Существо выдвинулось вперёд, и в свете серебряной луны стала видна верхняя часть туловища, принадлежащая худой, обнажённой девушке с роскошными светлыми волосами. Выждав ещё немного, она скользну...
Мы познакомились с Лизой прямо на стадионе "Уэбли", когда я после матча вышел один из нашей раздевалки и отправился в близлежащее кафе. Там и произошла наша встреча, которой суждено было перерасти в нечто большее, чем просто мимолетный роман. Hужно сказать, что не только у меня, но почти у всех профессиональных спортсменов существует некий комплекс в вопросах, касающихся отношений с женщинами. Мы, с одной стороны, боимся заводить серьезные отношения, с другой - мы люди избалованные ден...
Всем привет, я давно уже на вашем сайте, читал истории, очень завлекающие и я решил тоже расказать про свой первый раз.Начну с того что я парень, любящий бывать в роли девочки) я вполне стройный, посещаю спортзал и бегаю по вечерам, поэтому животик не висит, и попа подтянутая. При росте в 165 я вешу около 55кг.Я уже непомню почему я вдруг захотел побывать в такой роли, но почему то я пришел к этому. Начинал я с маминого гардероба, вещей у нее было не особо много, но выбор...
После института я поступил на работу в НИИ и довольно быстро стал начальником отдела информации. Отдел небольшой, шестнадцать человек, и все кроме меня женщины. С теми из них, кто пребывал в детородном возрасте, я быстро наладил тесные сексуальные отношения и поочередно приглашал в свой кабинет на собеседование. Особенно часто мы общались с Тонечкой. Она только что окончила иняз и работала у нас переводчиком.Почти каждое утро она приходила ко мне в кабинет для утреннего секса. У нее ...
Света возвращалась домой поздно вечером после вечеринки от подруги. Ей 22г про таких говорят не красавица но очень симпатичная. Муж находился в командировке и она одна добиралась до дому. На ней была одета белая блузка шёлковая юбка чуть выше колен туфли на шпильках и так как было тепло она носила чулки телесного цвета на широкой силиконовой резинке. Света уже подходила к дому когда рядом остановилась иномарка. - Девушка вы не подскажите где здесь улица верхняя. Света начала объясня...
Часть 1.глава 1. Хутор.начато 27 августа 1996 года по мотивам сна зимы 1995-1996 годов.Лес неуклонно приближался, несмотря на все потуги пилота, старающегося удержать машину от падения. Самолет, переваливаясь с крыла на крыло, клевал носом, то и дело грозя сорваться в штопор. Не закрывая глаз Пётр представил, как самолёт врезается в могучие стволы деревьев, как лопасти винта перемалывают ветки, как крылья разлетаются в щепки, как в последней попытке спасти своё самосознание он ...
- Мама, накрась меня, пожалуйста. Хочу быть красивой сегодня на вечеринке. – Дочь, выйдя из ванны, пришла к маме в комнату.Она уже одела чёрную маечку и привела волосы в порядок.Мама сидела на своей кровати и готовилась отходить ко сну. На ней также была всего лишь красная комбинация и трусики. У матери и дочери были короткие стрижки, создающие впечатление, что они обе были энергичными. Мама усадила ребёнка рядом, достала из косметички розовую помаду с очень приятным запахом. Она нежно провела п...
Осенний ветер растрепал мои белые волосы. Солнышко еле грело. Я вдыхала теплый и жутхлый запах листвы. Обняв себя за плечи, вспоминаю о любви. О своей первой любви. Уткнувшись носом в кашемировый шарф, я медленно закрываю глаза и вижу его лицо. Оно еще молодое и юное. Его глаза, улыбку, редкую щетину. Боже, как же так. Прошло уже 5 лет, а я все еще думаю о нем. Воспоминания о небесной любви приходят внезапно и неожиданно. Вот как и сегодня. Вздохнув, сердце немного кольнуло. Нет никого в моей жи...
Я до сих пор слышу твои громкие крики в ушах...Тогда ты кричала "Еще! Сильнее!", тебе было всегда мало, а я... Я не жалел для тебя ничего.Я никогда не понимал, как в тебе, девочке, уживалась сразу столь яростная похоть и столь нежные чувства, столь бурные фантазии и столь трезвые мысли. Казалось, ты ничего не боялась, ты была смелой, ты затягивала, и ты давала людям шанс быть откровенными. А я боялся, боялся тебя. Но любил.Странно вспоминать, как ради развлечения, от нечего де...
Света появилась часа через полтора. Я вышел встретить ее в прихожую, увидев в окно подъехавшую машину. Она вошла с выражением легкой тревоги на лице и нерешительно замерла у двери. На ней была узкая серая юбка до колен и темно-зеленая майка- Подними юбку!Она чуть согнулась, взялась за край подола и медленно потянула его вверх, покорно глядя мне в глаза. Вскоре вся юбка была собрана у нее на талии, обнажив женщину ниже пояса. Трусиков на ней не было.- Молодец. Запомнила. С...
Мы встретились с ней случайно, хотя как может и показаться - искали друг друга. Как-то она мне сказала, я, кажется, нашла тебя, дорогая. Кто она такая? В двух словах не скажешь, а если описывать не хватит всех букв алфавита. Она не обычна в повседневной жизни, она нежна и ласкова наедине со мной, в ней много достоинств и положительных черт. Она добра, воспитана, надежна, верна… она святая, как я сказала как-то в одном стихотворении. (О невинная моя, обнаженная святая…). Да, она кокетка. Он...
Не зачем скрывать, все мы когда-то стояли перед выбором – один или другой……Мужчины – существа которые нам дают очень много и очень мало. Одни нас любят как человека, другие считают лучшим другом, трети хотят заниматься с нами сексом.Вот одна из историй именно о них.Три, они очень разные, и очень похожие. Все они любили её по своему. Один – с самого раннего школьного возраста, как говориться со школьной скамьи, дарил цветы и шоколад, ходил с ней на танцы. Она была для него перво...
На меня большое впечатление произвел рассказ «Племянник» автор-GCH, так как история очень похожа на ту, которую я хотел рассказать, я взял на себя смелость немного переделать первую часть рассказа GCH, но потом в продолжении буду писать от себя, так как трудно было начать писать, имена изменены, частично кое-что может и придумано. Решать ВамНачалось все довольно банально, со звонка соседки тещиной подруги Веры. Жена, поговорив немного с ней, передала мне трубку:— Здравств...
Наказание – мысли – решение.Сергей Владимирович, генеральный директор фирмы "Александер и К" говорил абсолютно бесстрастным голосом. Перед его столом стояли две молодые женщины, сотрудницы его фирмы. Стояли, низко опустив головы и кусая губы. Но если одна делала это из страха перед предстоящим наказанием, то вторая скорее от желания получить это наказание.- Светлана Юрьевна, Ирина Анатольевна, я удивлен вашим поведением вчера. Вы знаете, что распорядком запрещены публичные поси...
Двадцать восьмого декабря мне позвонил мой друг и начальник Андрюха.- Чем занимаешься? - спросил он.- Ничем. - ответил я.- Короче, меня позвали на вечеринку в детский сад.- Воспитанники? - попытался сострить я.- Не перебивай старших. - осадил меня Андрюха. Он, кстати, старше меня всего на год. - Девчонки-воспитательницы на корпоратив пригласили. Сказали, чтоб я брал друга и пригонял.- Куда ехать? - Задал я вопрос.Андрюха назвал адрес. Вызвав такси,...