Он был совсем другим...

Она запомнила его другим. Не таким, каким она помнила всех предыдущих своих мужчин. В белой рубашке, с расстегнутыми верхними пуговицами, обнажающими накаченную спортивную грудь, обычных джинсах, немного обтягивавших бедра, и элегантных мужских туфлях. Весь его вид был вызовом обычным спортивным качкам... ни тебе футболок в обтяжку, ни кроссовок, ни расхлябаного мужского вида. Он не был супер красавцем. Она прекрасно помнила, что увидев его фото в интернете, даже не обратила на него поначалу никакого внимания. Но он был достаточно самоуверен, достаточно умен и, главное, обладал в избытке чувством юмора, чтобы ей стало интересно выпить с ним кофе.
Выпила.
Ей захотелось отдаться ему как только она села к нему в автомобиль, когда он заехал за ней домой. Вот так вот сразу. Без разговоров. Просто после простого «ну, привет». Её всегда возбуждали мужчины, которые уверенно ведут себя за рулем, так будто они одно целое с этой грудой железа. Он был одним из таких мужчин. Она смотрела на него украдкой, удобно расположившись на переднем сидении и плотно сжав ноги, пыталась говорить о чем-то важном и серьезном, хотя ей хотелось попросить его остановиться у ближайшей обочины, отодвинуть его сиденье назад и залезть на него сверху. Это желание было каким-то наваждением.
Он изредка бросал на нее самоуверенные насмешливые взгляды. У них была долгая переписка — почти две недели. Он предлагал ей встретится уже на второй день, но она почему-то отказывалась. Сейчас, глядя на него, она никак не могла вспомнить почему, но точно пока еще помнила что тогда те причины казались ей в меру уважительными.
Она очень надеялась что ему тоже хочется просто завалить ее и ... выебать. Именно это слово она могла к нему подобрать. Только это. Никаких занятий любовью, никакого пошлого слова «секс». Ей просто хотелось чтобы он по животному ее выебал. Про себя она дрожала от желания почувствовать как его сильные руки сжимают ее за бедра, поднимая все выше и выше подол ее свободного платья, а губы всасывают в себя возбужденный набухший сосок. Она не могла отделаться от наваждения, заполонившего её сознание. Она уже видела как насаживает себя на его член, а он с силой сжимает ее груди, которые одним движением достал из плотного лифчика, еле прикрываемого огромным декольте ее платья. Она уже ощущала как он целует ее шею, властно оттягивая в сторону ее голову за ее длинные волосы. Она грезила, сквозь пелену желания, как его огромные руки сжимают ее ягодицы, прижимая ее плотнее к своему паху, чтобы достать своим членом «до самых гланд». Она это видела и немного физически ощущала — у нее всегда была буйная и очень реалистичная фантазия. Поэтому ей было очень сложно говорить о чем-то очень серьезном и отвлеченном. Ох уж этот этикет и необходимость сначала «чуть-чуть поговорить».
Они выпили кофе. Вернее он выпил стакан яблочного сока, а она бокал красного вина. Обсудили какие-то очень «важные» вещи, посмеялись над последними мировыми новостями.
Он смотрел на нее все время с улыбкой. Прямо в глаза. А она, всегда уверенная в себе женщина вамп, немного терялась под этим его прямым, ничем не прикрытым испытующем взглядом. Иногда он брал ее за руки. Просто так, ни с того, ни с сего. Брал ее за ладошки и... снова смотрел в глаза, изучая ее реакцию.
Она «держала марку», а внутри все предательски дрожало. С каждым прикосновением она все сильней и сильней ощущала силу своего желания. Фантазия рисовала момент, когда он пересаживается с противоположенной стороны столика на диванчик рядом с ней и... вот эти вот руки, которые касаются ее ладоней, эти вот пальчики, которые поглаживают, как бы случайно, их тыльную часть, опускаются под столик и тут же проскальзывают под юбку, ложась на внутреннюю сторону бедер. Её желания подсказывали ей как ей хочется почувствовать его слегка мозолистые подушечки пальцев у себя между ног, как внутри она ждет, что он уверенно отодвинет в сторону ткань от ее уже мокрых трусиков и коснется ее там. Не нежно, не чувственно, не аккуратно, а ... уверенно. Без лишних немых вопросов «а можно ли».
В какие-то моменты, когда фантазия была уже слишком явной, она вздрагивала и хваталась за свой бокал с вином, или же в срочном порядке делала вид что ей надо поправить локон выбившихся волос.
Он смотрел на нее и продолжал улыбаться. Иногда облизывал губы.
А у нее от этого кружилась голова. Она никак не могла забыть простое «я люблю доставлять удовольствие», промелькнувшее в один из дней их переписки.
Потом они снова вернулись в его автомобиль. Купе — машина эгоистов. Она пристегнулась, он улыбаясь, повернулся к ней и... поцеловал. Не неуверенно, не с сомнениями, не еще как-то. Он притянул ее к себе за шею и поцеловал так, будто они давно уже вместе, будто их отношениям минимум лет пять, будто так и должно быть.
И просто отпустил ее. Завел автомобиль и резко тронулся с места, улыбаясь и ... молча.
На перекрестке он положил руку ей на коленку, скользнул ладонью по бедру и остановился только коснувшись кружевов на ее чулках.
Она сидела замерев, желая только чтобы его рука поднялась еще выше. Теперь это была уже не фантазия и ее тело буквально изнывало, требовало того чтобы его пальцы хоть немного коснулись ее, хоть самую малость дали разрядиться этому ужасающему напряжению, которое сковывало ее тело, заставляя хотеть его так, как она давно никого не хотела. Только бы он скользнул еще выше. Только бы. Сам, без подсказки, по собственному желанию, а не потому что она готова простонать мольбу об этом.
Но загорелся зеленый. Его рука снова легла на ручку переключения передач и она, прокляв в который раз, механические коробки, отвернулась к своему окну.
Она не знала куда он везет ее. И у нее не было желания это спрашивать. Точно не к ней домой. Может к себе? Ей было не важно. Она поймала себя на мысли, что ей совершенно не важно. Он не был похож на маньяка убийцу, а перспектива быть изнасилованной ей не грозила — она отдалась бы ему так, в любой позе, в любом месте. Прямо сейчас.
Она изнывала от желания. Тело требовало прикосновений. Любых. Сейчас же, немедленно.
Но он больше прикасался к ней. Ни на одном из перекрестков. Зато он с ней заговорил. Он рассказывал ей какие-то истории из своей жизни, какие-то моменты из спорт зала. Рассказывал что совсем недавно потянул шею и долгое время не мог поворачивать голову, особенно вправо. Но сейчас ему было уже легче.
Она слушала. Кивала. Улыбалась и даже, изредка, отвлекалась от огней ночного города в окошке и смотрела на его профиль. Недолго. Потому что от одного взгляда ей нестерпимо сильно хотелось наброситься на него и целовать. Целовать страстно, животно, впиваясь пальцами в его сильную спину, прижимаясь к нему как можно плотнее.
Наконец они остановились. Она не сразу поняла где.
Это был залив. Берег у залива. Огромная асфальтовая автомобильная площадка на которой днем всегда так много людей, но... ночью не бывает обычно никого. Она огляделась вокруг и правда никого. Только вдали, где-то метрах в семистах или больше стоял еще один припаркованный автомобиль с горящими фарами.
Она посмотрела на него вопрошающим взглядом, а он только предложил ей выйти, вместе с ним и посмотреть на воду, на лунную дорожку.
Он шел немного сзади, пока они продвигались к ограде, ограждающей это место от воды. Она чувствовала как он смотрит на нее, чувствовала его взгляд, скользящий по ногам, талии, линии бедер. Или хотела чувствовать. Она не знала. Это было не важно.
Лунная дорожка была действительно красивой. Наверное, если бы она не сгорала так от желания, то она обратила бы на эту природную красоту гораздо больше внимания, но вместо этого... единственное что ее волновало это его руки. С изнеможением и нетерпением она ждала момента любого соприкосновения, хоть мимолетного. В этот момент ей уже казалось что она может кончить ...только от того что он возьмет ее за запястье.
Он неожиданно подошел совсем вплотную сзади, одна его рука сразу скользнула ей на грудь, сжав ее плотно и требовательно, а другая проскользнула по животу к паху. Он прогнул ее вперед, заставив немного отставить назад попу, к которой незамедлительно прижался своим пахом.
Она не стонала, нет. Этот звук можно было бы назвать как-то иначе, не этим пошлым «шумно выдохнула». Скорее наоборот, она наконец шумно вдохнула, облокотившись об ограду руками.
Его левая рука уже доставала из плотного лифчика ее правую грудь. Это было бы больно, если бы она не была так возбуждена. Он просто достал ее из платья, из лифчика и стал мять, кончиками пальцев лаская набухший сосок. Правая рука продолжала сквозь ткань платья и трусиков гладить ее пах.
Она наклонила голову, подставляя ему шею. Он усмехнулся, слегка прикусив ее за ключицу и тут же впился губами в ее губы, когда она возмущенно попыталась повернуться в его сторону.
Ее давно никто так не целовал. Именно что так — с чистым желанием, без всяких мыслей о долгом и счастливом будущем, без сомнений о том хорошо ли ей, все ли ей нравится, не хочет ли она чего другого. В этот момент она поняла окончательно что же завело ее так с самой первой минуты их встречи — он ни разу ни о чем ее не спросил. Он делал, что делает. Делал это уверенно, может даже слишком. Его не терзали лишние сомнения и он не давал решать ей ничего, кроме того какой напиток она хотела выпить в этом кафе. Впервые за долгие годы она была под полным контролем. И это возбуждало. Это возбуждало ее так, как она не думала что ее что-то вообще может возбудить.
Он целовал ее как ее повелитель. Многообещающе. Посасывал, прикусывал, а потом просто касался губами ее губ. Он не пытался ее «съесть», как это делал ее предыдущий любовник. Он ее брал. Брал поцелуем, не давая ей даже толком вздохнуть.
Неожиданно, не отрываясь от поцелуя, он очень сильно стиснул в своих руках ее грудь, зажал между пальцами твердый сосок и когда она почти ойкнула от боли, она почувствовала как его пальцы, проскользнув под платье, уже отводят в сторону мокрую полосочку ее трусиков.
Нет, он не стал делать это как все. Все кто когда-то были с ней в этой позе, всегда просовывали руку под резиночку, лишая себя возможности свободного перемещения там, будучи обездвиженными шелком белья. Он сделал иначе — просто сдвинул эту полоску в сторону, так что она впилась в щелку, давая при этом дополнительные острые ощущения.
Она вздрогнула. По телу разлилось ощущение, которое можно было бы выразить только одним словом «наконец». Телу было хорошо. Оно прогибалось сильнее и сильнее, чтобы попой касаться его набухшего члена, который так хорошо чувствовался сквозь ткань джинс, грудью сильней вжиматься в его левую руку, а правой рукой он делал так как она любила — ладонью надавливал на ее лобок, а пальцами ласкал ее клитор — требовательно, властно, выдерживая ритм поцелуя и прикосновений к груди.
В тот момент ей казалось что весь мир схлопнулся до этого места. Этого маленького клочка земли у залива, где они сейчас были.
Она не стонала, не кричала, даже дыхание ее было тихим. Ей было не до этого порно шоу. Она просто слушала свое тело, которое, независимо от ее сознания, двигалось в такт движениям ее партнера, помогало ему ласкать себя так, как ему хотелось.
Вдруг он остановился. Отпустил ее грудь, отстранился от ее губ, только его правая рука продолжала ласкать ее между ног. Он повернул ее к себе лицом, прижал спиной к ограде и улыбнулся. Она не видела этого, но догадывалась что он улыбнулся.
Стянув с ее плечей лямки от платья и лифчика, он освободил и вторую ее грудь из плена тесной ткани и коснулся соска губами. Только в этот момент она неожиданно поняла как ей хотелось этого, как желалось. Она подалась ему на встречу, обнимая одной из рук за шею. Провела пальцами по его спине и погрузили их в кучерявые волосы, прижимая его голову к своему соску — требовательно, властно... Она не задумывалась об этом в тот момент, но именно тогда девочка-одуванчик, которая всю жизнь старалась угодить всем своим мужчинам, вдруг захотела, чтобы именно этот потрясающе сексуальный мужчина, угодил ей и только ей. Он был настолько властным, что им мучительно хотелось управлять. Управлять безоговорочно, отдавать приказы и чтобы он безропотно послушно их исполнял.
Пока она думала об этом, он стал целовать ее вторую грудь, всасывать ее сосок в себя, прикусывать его. Он делал это именно так, как ей фантазировалось тогда, когда они ехали у него в автомобиле. Второй рукой он до боли, до острой боли сжимал ее вторую грудь.
Она изнемогала и он это чувствовал. Она была уверена, что он прекрасно понимает как сильно она его хочет, как сильно она хочет быть в его распоряжении.
Он снова остановился, чуть отстранился от нее и коснулся пальцами ее губ. Она попыталась сразу взять их в рот, но он тут же их убрал, лишь слегка подтолкнув ее подбородок, заставляя запрокинуть голову назад.
Его руки от груди скользнули на талию, а сам он с шумом опустился на колени. Она лишь услышала звук расстегиваемой ширинки. «Видимо его член уже не может томиться в плену ткани», подумалось ей, но в этот момент она почувствовала как он поднял подол ее платья с снял с нее трусики. Она приподняла сначала одну ногу, потом другую, чтобы он смог освободить ее от этого клочка ткани, который тут же убрал себе в карман.
Его правая рука легка ей на лобок, аккуратно погладила его, поднялась к животу, переместилась на талию. Она чувствовала его под своим платьем и это сводило ее с ума. Его дыхание, которое касалось теплом ее половых губ, его пальцы, которые еле касались кожи где-то в районе поясницы. Потом она почувствовала их на бедре. Вторая рука коснулась внешней стороны второго бедра. Дыхание стало жарче и ближе.
Она прогнулась еще чуть-чуть вперед. Тело предвкушало. Тело ждало, когда к нему снова прикоснуться там. Но он мучал ее. Ей было не назвать это другим словом. Он касался внутренней стороны бедра, почти-почти касался пальцами именно там где хотелось бы, а потом снова убирал оттуда руки. Его горячее дыхание было совсем близко, достаточно близко чтобы обжигать, достаточно близко чтобы чувствовать его каждой клеточкой тела, но недостаточно близко чтобы в полной мере ощущать его прикосновения.
В какой-то момент она не выдержала. Ей так хотелось почувствовать что-то реальное, что она правой рукой прикоснулась к своей груди и именно в этот момент, именно тогда, когда кончики ее пальцев коснулись ее соска, она почувствовала его язычок у себя между ног. Так же резко и неожиданно. Он коснулся кончиком языка ее клитора, а его ладони плотно сжали ее ягодицы, притягивая ее тело ближе к его лицу. Она уже не знача что она чувствовала. Она просто сжала в ладошке свою грудь и запрокинула голову, облокачиваясь посильнее на ограду. Это было настолько прекрасно, что она не могла уже вернуться в эту реальность. Его язычок ласкал ее между ног, касался быстро набухшего клитора и снова медленно и нежно вылизывал половые губы, мокрые от смазки.
Она видела на темном небе луну. Вернее она видела что-то яркое на фоне чего-то темного. Ей казалось что она уже с трудом помнит где она, что она тут делает, да, впрочем, этот вопрос ее уже и не волновал. Где-то в этот момент она почувствовала что он запрокинул одну из ее ног себе на плечо, заставив пошире раздвинуть ножки. Он так властно придерживал ее за попу одной рукой и так неистово и с таким желанием вылизывал ее между ног, что ей казалось что она могла бы кончить только от одного этого зрелища, даже если бы в нем не участвовала. Она видела это сто стороны, видела как стоит, прислоненная к каменной ограде, со спущенным с груди платьем, ласкающей рукой собственную грудь, с мужчиной у нее между ног, видела как запрокидывает голову в истоме, видела как ткань ее юбки движется по его спине в такт его движениям и это возбуждало ...ее еще больше. Она насаживалась на его язык, периодически проникающий внутрь нее, терлась клитором о его нос и сходила с ума от желания. Ее тело требовало все большего и большего и он, как будто понимал это. Он продолжал эту пытку удовольствием до мента, когда ей показалось что дальше уже невозможно терпеть, потому что можно сойти с ума, и именно тогда она почувствовала как два его пальца, дополнив ласки его языка, вошли в нее на всю глубину. Ее ноги немного подкосились, но второй рукой он поддержал ее, позволяя сохранить равновесие. Ей казалось она растворяется в пространстве. Она насаживалась на его пальцы, подставляя его мягкому языку свой клитор и с такой силой сжимала собственную грудь, что расскажи ей кто о таком раньше — она не поверила бы что так бывает.
Он брал её пальцами. Сначала двумя, потом добавил третий. Он ебал ее так, как никто еще не ебал ее до этого. Именно так, как она хотела, но без единой подсказки с ее стороны. И именно это делало этот спонтанный секс с мужчиной, с которым она еще неделю назад не особо хотела встречаться, самым лучшим из всего что у нее было до этого.
Он продолжал властно и ритмично ебать ее своими пальцами изредка касаясь кончиком языка ее набухшего клитора. Она сходила с ума. Она чувствовала как к низу живота подтягивается тепло, как оно заполняет там все-все. Обычно, примерно в эти моменты, все ее мужчины «уставали» и или переключались на другие ласки, или теряли ритм, или кончали сами. Где-то на корке подсознания она ждала этого, того что и в этот раз все случится именно так. Но он казалось даже и не думал переставать. Лишь изредка, в моменты когда ее тело напрягалось слишком сильно, он переставал шевелить пальцами, а переходил на исключительно оральные ласки, а потом так же неожиданно продолжал свои движения пальцами, как и прекращал их.
Она прогибалась все сильнее и сильнее. Чем больше тепла внизу живота, тем сильнее она прогибалась, тем тише становилась, тем реже дышала. Она концентрировалась на этих своих ощущениях. Она давно уже отпустила свою грудь, которая теперь просто ритмично покачивалась в воздухе, синхронно с ее движениями, которыми она насаживала себя глубже и глубже на него. Ее рука лежала на его затылке, периодически прижимая его голову к себе все сильнее. Ее бывшие мужчины были часто против этого, а ему, казалось, это даже нравилось. Она даже не поняла что он там сделал своими пальцами внутри нее, но неожиданно все это тепло разлилось по ее паху, ее тело стало неконтролируемо насаживаться на него все глубже и глубже, а она только чувствовала что сладкая истома распространяется от этих непонятных судорог внутри живота. Он уже не делал никаких резких движения, он давал ей двигаться самой на его руке, а языком лишь медленно и даже можно сказать нежно, вылизывал ее половые губы, истекающие хлюпающей от ее судорожных движений смазкой.
Так он просидел еще несколько минут между её ног, поддерживая ее расслабленное тело и вылизывая ее, доставляя неимоверное удовольствие.
Потом он аккуратно поднялся, не переставая поддерживать ее за талию, облизал свои губы и пальцы и посмотрел на нее. Он улыбался. Все так же нахально, как улыбался в кафе, когда он пил сок, а она вино. Потом он придвинулся к ней вплотную, накрывая ее руки своими ладонями и поцеловал. Не так властно, как в самом начале, но все еще слегка требовательно.
Она хотела было поласкать его член, который упирался ей в живот, но он не дал ей освободить руки. Он стоял так, нависнув на ней, упираясь огромным членом ей в живот и улыбался, глядя на то как у нее все плывет перед глазами. А она пыталась сфокусироваться на его лице. И тоже улыбалась. Но совсем не так как он. Он рассматривал ее, вглядывался в очертания ее тела. Улыбался и рассматривал.
Для нее это было очень необычно. Неизвестный мужчина, который только что довел ее до самого сильного оргазма в ее жизни, стоит перед ней с торчащим членом из штанов и просто рассматривает ее... и улыбается.
Она никогда не считала себя хоть сколько нибудь привлекательной для такого вот момента. Такие сцены она оставляла для красивых фильмов, где правильные актеры с точеными фигурами играют самых обычных людей. Но он просто смотрел на нее и ждал.
Потом одной рукой он снова проскользнул ей под юбку и стал очень аккуратно гладить ее половые губы кончиком пальцев. Очень очень аккуратно. Она бы даже могла сказать что нежно, если бы их странные отношения подразумевали хоть каплю нежности в этот момент.
Он не задавал ей никаких глупых вопросов, которые почему-то так любят мужчины. Не спрашивал «хорошо ли ей». Она знала что такие вопросы задают те, кто не уверен что они действительно сделали хорошо, те кто не уверен в себе.
Именно с ними, даже если было хорошо, после такого вопроса, начинаешь чувствовать что на тебе тренировались и не получали наслаждение и дарили его, а просто выполняли задание, а теперь интересуются вышло оно у них или нет.
Он не спрашивал. Он знал что ей хорошо. И даже если бы по какой-то немыслимой причине ей вдруг было бы иначе, она все равно бы помнила этот вечер под грифом «мне было хорошо».
Поцеловав ее в шею и еще раз надавив пальчиком на клитор, он взял её за руку и, по прежнему не говоря ни слова, повел назад к автомобилю.
Когда они сели внутрь, он включил негромко радио и печку и улыбнулся.
Она уже приходила в себя, сидела рядом, смотрела снова на него украдкой, вспоминая все только что пережитое и неустанно упиралась взглядом в его уже застегнутую ширинку. Там был бугорок. Огромный такой бугорок. Она не могла отделать от этого расплывчатого воспоминания об огромном члене, который упирался ей в живот, когда он встал. А еще она не могла отделаться от той фантазии, которая преследовала ее в самом начале вечера, когда она только увидела, как сексуально он смотрится за рулем.
Он снова самодовольно улыбался глядя на нее. Потом она услышала щелчок и сиденье отодвинулось подальше от руля, спинка откинулась и он удобно расположился, смотря в потолок своего автомобиля.
Только сейчас она поняла что все еще сидит без нижнего белья, а платье так и спущено с ее плеч. Она хотела было спросить где ее лифчик, но стоило только открыть рот, как он повертел его на пальце левой руки. Он молчал, но этот жест выглядел почти как вызов. Что-то из серии «хочешь — забери». Она хотела. Но не забрать этот чертов лифчик, она вдруг поняла что она снова хотела его. Только теперь не его пальцы, не его язык, она хотела его внутри, она хотела чтобы он был внутри, чтобы он, как полагается самцу, выебал ее и кончил в нее же. Она хотела... его оргазм. Просто хотела увидеть его, почувствовать.
Он расстегнул ширинку и вновь освободил свой член. Действительно огромный, снова подумала она. Ей не показалось. Он снова стоял. Или все еще. Это было слишком трудно понять.
Она потянулась к нему всем телом, перегнулась через сидение и взяла его в рот.
«Какой же большой», снова подумала она. Что бы ей было удобней, она залезла на сидение целиком, получилось что встала совсем раком. Сама мысль об этом возбудила ее еще сильней. Она опять представила как смотрится это со стороны — девочка в платьице, отклячив попу без трусиков, выставив в окошко напоказ свою мокрую щелку, отсасывает в машине у мальчика, который вальяжно откинулся в своем водительском сидении. Это было так пошло и так по блядски, что она почувствовала как снова потекла.
Она сосала его с упоением, лаская руками ствол и периодически поглаживая его мошонку.
Он тоже избавил ее от пошлых стонов и хрипов, просто в какой-то момент протянул руку, погладил ее по попе, а потом в такт стал вводить ей в дырочку свой пальчик, заставляя ее дрожать от желания.
Через несколько минут она не выдержала. Желание стало вновь настолько сильным, а фантазия настолько не давала покоя, что она перебралась к нему на колени, обхватила его бедра своими, облокотилась руками на спинку за его головой и направила ...его огромный стоячий член внутрь себя.
Ей было немного страшно — даже ее домашний вибратор, который она считала более чем большим, по размеру был гораздо короче, а что еще более пугающе — меньшим по диаметру. Но она хотела его. Не могла выразить словами как, она безумно хотела его. Ей было интересно.
Она аккуратно терлась мокрыми половыми губками о головку его члена, дразнила его, погружала его в себя на чуть-чуть и снова приподнималась. Он смотрел на нее и продолжал улыбаться. На лице не было ни серьезности, ни пошлого возбужденного блеска взгляда. Он просто наблюдал за ней. Наблюдал за тем как она двигается, как она играет с ним. А она наблюдала за ним. Впервые в жизни она смотрела не куда-то в сторону, не в потолок, не в окно и не вглубь себя, она смотрела ему в глаза, с вызовом, полным желания. Она ждала. Она не хотела брать на себя инициативу. Она хотела мнимого контроля над ним, а не реального. Она хотела, а он понимал. Она подумала об этом потом, гораздо позже, когда пыталась понять почему же ей было так хорошо тогда. Просто правила их игры полностью и абсолютно совпали.
Он, как ей и грезилось, неожиданно схватил ее за грудь одной рукой, второй рукой с силой взял за правую ягодицу и насадил на себя. Резко и до упора. Он поднялся на сидении автомобиля, принял почти вертикальное положение и стал насаживать ее на себя. Он прижимал ее попу плотно к своему паху, давая ей разве что немного потереться о свой клитором, он запрокинул ее голову, чтобы она не мешала ему ласкать ее грудь. А она просто отдавалась ему, впиваясь одной рукой в спинку автомобиля, а второй в его мощные плечи.
И это было прекрасно. Поначалу немного больно, но потом настолько прекрасно, что мир снова поплыл у нее перед глазами. Его член заполнял ее полностью, сам он двигался так, что помогал ей так же стимулировать и свой клитор. Никто из ее мужчин как-то никогда не думал об этом, не помогал, а скорей мешал ей, наслаждаться еще и этим, когда она была сверху.
А потом его рука неожиданно скользнула к ее анусу. Он смочил пальчик в смазке, которая обильно лилась из ее дырочки и уже перепачкала все его брюки, которые они так и не сняли, а потом стал аккуратно, в такт своим движениям, вводить его неглубоко внутрь.
Она извивалась в его руках. Ей хотелось насаживаться и на член, и на палец, и тереться о него всеми частями тела. Она прижалась грудью к его груди, а он в ответ с силой впился поцелуем в ее губы. Она дрожала, задыхалась от невозможности дышать, но не останавливалась, а он с силой насаживал ее на себя, проникая все глубже и глубже, прикусывая ее губы.
И тут она почувствовала что его член стал набухать. Он становился еще больше. Она понимала что вот оно... сейчас, уже скоро, она получит то что ей так хочется. Он сжал ее еще сильнее, боль оттеняла то сумашедшее удовольствие, которое разливалось по всему ее телу, пальцы, которые сжимали тело, наверняка оставят потом синяки... Ей было так непередаваемо хорошо. Движение, еще движение... она чувствовала что еще пара толчков этого огромного члена внутри нее и она взорвется от наслаждения, потеряет сознание от удовольствия прямо сидя на нем верхом. Единственное о чем она сейчас думала было только то чтобы «его хватило»... еще на пару секунд, на пару фрикций, еще чуть-чуть...
И тут она почувствовала как тепло снова разливается внизу живота, она ощутила как сжимается ее влагалище, как плотно оно обхватывает движущийся в нем огромный член, как кольцо ануса обхватывает ласкающий его пальчик, как пульсирует клитор, касающийся его мошонки. И сразу за этим она почувствовала как напряглось его тело, как замерло все движение внутри нее, как запульсировал этот огромный кол, на котором она с такой одержимостью двигалась еще пару секунд назад.
Его хватило. Его определенно и точно хватило. С избытком для нее одной.
Он посмотрел на нее и опять улыбнулся. Он не стал спрашивать были это то, как она представляла их встречу. Он просто знал что было. Что так оно и было.

Рекомендуем посмотреть:

...Жесткие дробинки били в глаза - то ли дождь, то ли снег... а ветер, давно выдувший, выморозивший последние внутренности, вливался в тело и душу, растворял в себе - и, казалось, внутри нет ничего, кроме ветра. И вообще нигде ничего нет. Дом уже был близко, считай - в двух шагах, - и все равно казался недостижимым, несуществующим. Даже когда я рванул бесчувственной рукой дверь, втащил Катю, и очень захотелось рухнуть на пол, рухнуть и не шевелиться никогда - все равно дома как будто не б...
Мамина жалость-2Людмила, стройная шатенка 40 лет, потеряла мужа год назад-погиб в автомобильной катастрофе. Осталась она одна со взрослым сыном Антоном 27 лет, который уже неплохо зарабатывал, еще не женился и жил вместе с матерью. Похороны мужа она не запомнила, была не в себе, постоянно рыдала, не верила в случившееся. Антон был постоянно рядом, как мог утешал мать, взял на себя организацию похорон и поминок. Людмила пришла в себя на 6-й день после похорон, поняла и осознала безвозвратно...
Все у нас с Валей хорошо. После женитьбы с помощью родственников приобрели собственную однокомнатную квартиру, с работой у обоих все в порядке, растем по служебной лестнице, хотя и не так быстро, как хотелось бы. Вот только с ребенком у нас не получается. Десять лет уже тренируемся, а все не завязывется. Старший брат у жены преподает в мединституте, кандидат наук. Он Валентину вдоль и поперек исследовал, потом они за меня взялись. Секрет простаты и сперму взяли на исследования, это помимо обычны...
Девочки замерли, глядя на учителя.А Олегу Михалычу тоже было на что посмотреть.На учительском столе, с задраной на животик юбкой а-ля "Тату" лежала чуть полная Риточка, самая развитая девочка в классе. Её огромные дойки 4 + размера раскидались и на них блестела сперма. Одна пухлая ножка была согнута в коленке и подошва балетки стояла на столе. Другая свободно свисала со стола и на ней болтались так и не спавшие маленькие трусики. Нежная, пухленькая попка расплющилась под весом девочк...
Намик сидел уже второй год за распространение наркотиков.Когда он заканчивал университет, у него были такие надежды на будущее. Но долгий поиск постоянной работы, случайные заработки изводили его все больше и больше. И он сам уже не заметил, как начал продавать наркотики местным наркоманам. Небольшой, но постоянный поток денег начал приводить в порядок измотанный бюджет его молодой семьи. Молодая, красивая жена начала чаще улыбаться. И вдруг, его схватили в метро с небольшой партией наркот...
Проснувшись ближе к полудню, Лейла обнаружила себя бережно укутанной в одеяло лежащей в своей палатке: «Опять его нет поутру... Ну, ничего — скоро я его научу тому, где его место». Потянувшись и чувствуя усталость после бурной ночи, она, укутавшись потеплее, поднялась и, слегка покачиваясь, вышла из палатки. Юноша сидел у костра, накинув на себя свой любимый балахон и, судя по позе, сокрушался, обхватив голову и глядя в землю.— Что, убиваешься по поводу потерянной девственности?<br /...
После выученного урока рабыню можно и побаловать.Я положил руку ей на промежность, и начал там массировать. Вскоре она потекла. Я надел на своего «бойца» презерватив и лег на нее. Я размеренно входил в свою рабыню, целуясь с ней, лапая за попу, покусывая соски, шлепая по груди. И, наконец, кончил. Чуть-чуть полежал, затем развязал свою игрушку.Я сел в компьютерное кресло, поставил ее на колени перед собой и приказал:- Теперь мастурбируй.Она покраснела. Н...
10.05.2004 г.О! Женские ножки, о Вас, любимые, я готов писать бесконечно!Жили-были два ненормальных субъекта: я, в возрасте 20-21года и она, чуть помладше. Встречались. Миловидная девушка, не писаная красавица и не дурнушка, немка, сейчас на ПМЖ в Германии. Но тогда всё было достаточно серьёзно, даже о свадьбе речь шла. Любовь-нелюбовь, но отношения были на всю катушку и как-то сразу перешли от платонических к откровенным. Никакой доминации у меня не было с ней никогда, она, по-моему, д...
Не прошло и пяти лет как я снова принялась за писательство! Поводом к этому стали постоянные просьбы в стиле "расскажи что нибудь" от различных знакомых из онлайна. Вот я и рассказала. Как принято говорить имена (точнее имя) и события полностью реальны. Если кто то решит написать мне, или даже узнает себя, хоть это и очень маловероятно, мой адрес остался прежним. Сначала набираем alkakaz потом собаку а затем домен м аи л точка ру. Выглядит это так [email protected] В рассказике только о...
Здравствуйте, зовут меня Алёна, сейчас мне 29 лет. Хотела рассказать вам историю, которая произошла со мной не так давно, но потом поняла, что одним рассказом не ограничусь и решила начать с самого начала, а началось всё ещё в школе, мне тогда было 15 лет и училась я в 10 классе. Конец года и мы сдавали последние экзамены, для перехода в 11 класс, на улице была весна, было тепло, практически лето, в один из таких дней мы с подружками стояли за школой и курили, «баловались», нас уви...
ТАКСИСТАвтор рассказа: ШалопаСразу прошу прощения за безобразную орфографию. Как говорится 2 класса и два коридора. Было это давно, в городе котором я живу и по сей день в диковинку. Не долго думая согласился. Только вот где? А мы спустимся с дороги к Казанке(есть у нас такая речка. Слушаюсь и повинуюсь. Спускаемся в заросли поближе к водичке. Эх думаю дубинушка у меня сейчас поработает. Раздевайтесь, говорит, я говорю не сначала ты. (потому что зар...
История которую я Вам расскажу случилась со мной два года на зад и очень изменила мою жизнь и отношение к сексу. Пару слов о себе, меня зовут Света, я молодая крашеная блондинка, грудь 3его размера, с круглой попкой, и сексуальным животиком. Мой муж Тим старше меня на 3 года, мы вместе уже больше 10и лет. В сексе мы постоянно любим, экспериментировать, играть в ролевые игры, использовать «игрушки». ( Об этом в другом рассказе). Иногда перед сексом мы смотрим порно пока не заведемся, а затем набр...
Выйдя из парилки, я увидел свох друзей, они сидели на скамейке, курили и пили пиво! В глаза мне никто не смотрел, я сел рядом с ними закурил и сказал...."не переживайте, все хорошо, классно отдохнули, главное, что если хотите чтобы наша дружба не кончилась и такие встречи иногда повторялись, вы не должны об этом никому говорить, и хочу чтобы вы поняли, что то что сегодня произошло не означает, что я тупой рогатый муж, а Даша потомственная блядь, просто мы решили, что нам не помешает такой о...
Прозвенел звонок последнего урока. Я собрал вещи в рюкзак и пошел в подсобку, в которой хранились всякие плакаты и экспонаты по биологии. Там меня должна была ждать Валентина Сергеевна. Сегодня утром она просила меня заглянуть туда после уроков. Это я и собирался сделать, подходя к подсобке. Постучал в дверь. Проскрежетал замок, после чего дверь открылась и классуха нетерпеливо затянула меня внутрь. Я еле успел прикрыть за собой дверь.Валентина Сергеевна была обворожительна. Строгий ...
Владимир СеверинБратья и сестрыЭротический рассказ19 июня 2003 г.Наши свадьбы с Кириллом случились в один день, и в один час, в общей для нас квартире. Это объяснялось тем, что мы с ним, однояйцовые, братья. То есть мы, как две капли похожи друг на друга. Близнецы, которые, ко всему прочему, еще женились на двух столь же неразличимых между собой близнецах сестрах. Мы познакомились с ними на телешоу «Двойняшки», и одновременно влюбились в двух совершенно одинаковых, ...
Мы тогда часто ходили на речку, коротая летние каникулы. Нас, трое школьных друзей я Костя и Леха, спасались от жары на "нашем" пляже, где только изредка можно было увидеть постороннего человека, да и то, только в дневное время. Это была небольшая поляна, скрытая лесополосой от посторонних глаз. Не помню, кому и когда пришла в голову идея, во время вечерних купаний раздеваться полностью. Но это было возбуждающе, как будто делаешь что-то запрещенное. И удобно – не надо сушить плавки. ...
Я пришла в его квартиру случайно. Он оказался хорошим соседом и помог мне с переездом. Тогда я руководила процессом поднятия коробок на 9-ый этаж высотки, узнав, что он живет на 20 этаже под самой крышей. Я его поблагодарила с холодом и забыла про его существование. Через пол месяца, когда всё было готово в моей новой квартире, я устроила шумную вечеринку по поводу новоселья. И вот, жгучий брюнет Никита с бутылкой дорого шампанского вламывается в мою квартиру. По его словам он мне помогал с пере...
Я являюсь законным венчанным супругом княжны Ирины урождённой Ракитской, помещицы и потомственной дворянки, в рабстве у которой числится по последней ревизской сказке около ста тысяч крепостных душ. Более только у графа Шереметьева да у Августейшей Фамилии. Про юные и молодые годы княжны вы, дорогой читатель, могли ознакомиться ранее, в рассказах «Княжна Ирина и её крепостные рабы». Сейчас она в зрелых годах, но по-прежнему стройна, красива и умна и также строга и, порой, жестока не только с дво...
Я учусь в универе. Зовут Вова. Мне девятнадцать лет. Я люблю деньги, девушек и музыку. В основном, – «Heavy metal». Девушки у меня, естественно, нет, потому что нет денег. Деньги в нашей семье зарабатывает мама. Моя мама, тихая скромная, забитая постоянной нуждой женщина, с детства растила меня одна, без отца, которого я не помню. Мама меня безумно любит и во всём потакает. Все мои желания исполняются мгновенно. И я к этому привык. Я всегда имел всё что хотел, не думая, каких жертв маме это стои...
В то утро Ариэль очень повезло. Среди камней и водорослей на маленьком подводном пляже она нашла золотые часы. Кто знает, как они сюда попали. Но я вам по секрету расскажу, что обронил их тот самый принц, плывший с отцом на флагмане королевского флота. Она сидела на камне и любовалась ими, когда ее внезапно накрыла какая-то огромная тень.Она с испугом посмотрела наверх. Там, у самой поверхности, были видны силуэты двух огромных китов-горбачей. Один из них был практически неподвижен, он лишь слег...