Любитель животных

Категория:Зоо Романтика

Ну, и что, что я люблю животных? Подумаешь — эка невидаль! Я ж не убиваю никого, никого ни к чему не призываю, никого ни к чему не принуждаю. Кто как хочет, тот так и развлекается, разве нет? Разве не так должно рассуждать просвещенное большинство в наш развитый век информации и интернета?

Хотя, наверное, если бы мне действительно хотелось просвещенного большинства, оставался бы жить в городе. Зачем я поперся в эту тьму-таракань — в прямом и переносном смысле? Что я здесь искал? Счастья? Единения с природой? Так за него ж меня местные селяне чуть не бесом нарекли и крестятся всякий раз, как я мимо прохожу. Думают, я не замечаю. Глупые темные людишки. Да что они понимают вообще?

А началось все... конечно, началось все с женщины. Все горести мира — от них. Я тогда на третьем курсе учился. А че — физик-ядерщик, чистенький, в халатике, всегда выбрит, коротко острижен и непременно в очках. Очки это обязательный атрибут недюжинного ума. У меня вообще-то зрение отменное, но в компаниях, чтобы подчеркнуть свой особенный статус, я носил очки-нулевки, честно спизженные из лаборатории.

А она была самой красивой девчонкой из соседнего не то училища, не то техникума — честно, я даже не интересовался никогда. Она так смотрела на меня, будто я бог. Она готова была мне обувь облизывать, и только моя врожденная брезгливость мешала мне допустить такое безобразие.

Целовалась она всегда как в последний раз — жарко присасывалась к моему языку, прижимаясь ко мне всем телом, извиваясь змеей. А я обожал ее волосы — они мне почему-то напоминали конскую гриву. Такие же мягкие, но при этом непослушные. Норовистые, как и их хозяйка.

На четвертом курсе сыграли свадьбу. Приезжали ее родители — мама, похожая на «бабу на чайнике», такая же мягкая, деловитая и слегка потрепанная жизнью, и папа типичный тракторист. Он курил невероятно вонючие самокрутки, сплевывал себе под ноги и пересыпал свою речь такими витиеватыми ругательствами, что в какой-то момент я просто перестал вслушиваться в то, что он говорил. А зря. Как оказалось, они приехали, чтобы обсудить наши планы на будущее. И, как я узнал уже после выпуска, я согласился поехать жить в родную деревню своей дражайшей супруги. Что по замыслу ее папы должен был делать физик-ядерщик в богом забытом колхозе, не знаю, но ужаснуло меня даже не это, а то, в каких условиях мы должны были жить.

Нам выделили полдома, то есть полторы комнаты с отдельным санузлом и входом, но с общей кухней. Вторую половину занимали какие-то местные калдыри, которые пропивали деньги за пай не то мужа, не то жены, не то давно сбежавших от них детей, не то недавно преставившейся тещи, и разводили тараканов и клещей.

Пришлось немного напрячься, потревожить пару старых знакомых, но усилия не пропали даром — неприятные соседи съехали в пустовавший дом на самой окраине.

А я занялся хозяйством. И даже сам удивился, как легко и быстро у меня пошло дело. За каких-то два года я привел в порядок двор и огород за домом, посадил сад, построил курятник. Через два года засадил пай жены зерном, поставил хлев и завел своих первых свиней. Потом купил корову, вторую, третью, развел коз и овец. Наше хозяйство крепло, росло. Единственное, чего я не делал, так это не забивал. Ну, не поднимается у меня рука на тех, кого я своими руками кормил, поил и доил. С птицей управлялась жена, а более крупных животных я сдавал на бойню. И каждый раз, загружая в машину очередную хрюшку или буренку, у меня в буквальном смысле сердце кровью обливалось. Мне казалось, что я предаю их, поэтому старался не смотреть им в глаза.

А потом жена ушла. Не скажу, что это был гром среди ясного неба — я уже давно подозревал, что она гуляла от меня — но легче от этого не было. А ей мало было, что она просто ушла, так она еще и сплетни про меня распускать стала, мол, я себе такое большое стадо завел не ради мяса и молока, а ради секса. Смешно — я ж ради нас старался, а она сама меня все время попрекала: «Вот иди и целуйся со своими коровами».

И однажды, вскоре после ее ухода, я пошел.

Страшновато было. Кто их знает, как они к этому отнесутся? Выбрал самую смирную и самую маленькую телку, пристроился и...

Нет, до блаженства это однозначно не дотягивало. Неплохо, но не более того. Если б она хоть как-то реагировала — стонала там или что. А она стоит себе траву жует да с ноги на ногу переминается. Однако с женой, бывало, я и такого не видел. И горячо у нее там внутри, и влажно. И просторно, как в большом зале филармонии. В общем, чувства остались двоякие.

Несколько дней я свыкался с мыслью, размышлял, прикидывал. И, наконец, собрался с духом.

Теперь я решил попробовать свинью — еще древние врачи считали, что по анатомии свиньи к человеку ближе, чем другие домашние животные.

Хрюшка оказалась менее сговорчивой, чем ее рогатая соседка — она визжала так, будто я ее резал, а не совсем наоборот, брыкалась и несколько раз довольно сильно стукнула меня копытцем по коленке. Но это было куда приятнее, чем благосклонное равнодушие коровы. И ее резкие движения чем-то даже напоминали фрикции.

Да, я остался доволен результатами этого эксперимента. Но на пару недель мне пришлось прерваться — ушибленное колено сильно болело, да и свинья как-то ненормально реагировала на мои появления. Она жалась в дальний угол своего загона и истошно верещала. Мне пришлось отправить ее на бойню...

Потом была овца. Здесь пришлось действовать осторожнее — отделить «жертву» от стада (а для овцы это, пожалуй, самый большой стресс), подготовить «рабочую зону», выстричь шерсть, стараясь не повредить основной покров. Все время я с ней разговаривал. Конечно, она меня не понимала, но, видимо, интонация моего голоса, тембр — я старался говорить с ней так, как говорил бы с девушкой в подобной ситуации — воздействовали на нее успокаивающее. Когда я вошел, она даже не дернулась, лишь протяжно заблеяла. И вот это был бы настоящий кайф, если бы не плотный покров овечьей шерсти с запутавшимися в ней колючками, травой и навозом и не тошнотворный запах...

Следующей я наметил козу.

В принципе, подготовка и все прочее сильно напоминало овцу, но было меньше проблем с отделением ее от стада, не такая густая шерсть давала возможность избавиться от всего, что могло бы давать этот мерзкий аромат, а за небольшие рожки было удобнее держаться в момент пика. Правда, козе именно это и не понравилось...

А потом в стаде появилась Она.

Я до сих пор не знаю, откуда она взялась, но когда я заметил ее, загоняя однажды своих коз на вечернюю дойку, выглядела она плохо. Имя придумалось как-то сразу — Белянка, прямо как в той детской сказке. Там козочка тоже была довольно милой, но моя Белянка была куда более хрупкой и трепетной.

Я тут же подхватил ее на руки и отнес в дом. Она дрожала как осиновый лист и жалобно мекала. Она была грязной и очень худой, но, несмотря на это, я обратил внимание на то, какой нежной была ее шерстка. Я держу коз разных пород, среди них есть и довольно редкие ангорские, которых стригут как овец — их шерсть ничуть не уступает овечьей по мягкости, а в чем-то даже превосходит. Но шерсть Белянки была еще мягче, чем у моих ангорцев. Она напоминала женские волосы, но была совершенно белой. И под этой белой мягкостью просматривалась бледно-розовая кожа, навевавшая уж совсем греховные мысли.

Я усадил ее в угол у печки, укрыл теплым пледом, которым обычно укрывался сам долгими зимними вечерами, и вернулся в хлев.

Что на меня нашло? Я размышлял и взвешивал свои действия пока доил свою живность, пока задавал им корм и воду, пока проверял бока и морды на наличие клещей и других кровососущих, и пришел к выводу, что козе не место в человеческом доме. Ее место в хлеву среди себе подобных.

Поэтому в дом я вернулся с твердым намерением вышвырнуть нахалку...

Но не смог. Она лежала поверх пледа, положив маленькую мордочку на вытянутые передние ножки, и смотрела на огонь в печи. Я боялся пошевелиться, вздохнуть, чтобы не нарушить ее торжественного молчания. А потом она перевела взгляд на меня.
И я упал перед ней на колени. Ее глаза были синими, а не желтыми или зеленоватыми, как у других коз, и ее зрачки располагались не горизонтально, а почти вертикально. Среди своих сородичей она была уродцем. Она просто не выживет в стаде!

Я ладонями поднял ее мордочку и прижался губами к ее мокрому холодному носу. В ответ она ласково потерлась щечкой о мою руку.

Потом я бережно отнес ее в ванную, намылил своим мылом ее нежную шерстку, потом аккуратно смыл, слегка поглаживая ее шелковистые бока и горячую кожу на совсем недавно начавшем расти вымени. Она не проронила ни звука, не брыкалась и не сопротивлялась.

Затем я закутал ее в полотенце и отнес в свою спальню.

Она по-прежнему молчала и внимательно наблюдала за каждым моим движением, пока я, стоя на коленях рядом с ней, перебирал пальцами белоснежные пряди на ее боках и почесывал кожу. И когда припал губами к ее вымени и провел языком по сладковатому сосочку. И даже когда чуть прихватил его зубами.

Она тяжело дышала, раздувая бока, а я никак не мог насладиться этим удивительным ощущением — покорности смешанной с готовностью в любую секунду вскочить на ноги и с грозным видом поднять на рожки любого, кто бы оказался рядом. Кротость с горячностью. Податливость с несгибаемой волей.

Я устроился позади нее, нежно обнял под мягкий животик и вошел. Она дернулась, замотала головой, пытаясь меня не то боднуть, не то лизнуть, задрыгала ножками, но я не стал останавливаться, как делал это с другими:

— Тише, тише, Беляночка, — прошептал я в ее жесткое ухо, — тебе понравится.

И она затихла, будто и правда поняла меня. Лишь изредка до меня доносился тонкий писк, когда я толкал слишком сильно. Но затем этот писк сменился... постаныванием? Кто-нибудь когда-нибудь слышал, чтобы козы стонали? Вот и я не слышал, а эта стонала, причем очень натурально. А внутри у нее все так приятно сжималось, и была она такой мягкой и шелковистой. И это ее вымечко — куда там этим грубым женским соскам?

В общем, я кончил.

Она обмякла в моих объятиях, ее дыхание стало ровнее.

Засыпая, я думал, что вряд ли она останется до утра. И мне от этой мысли почему-то было грустно...

А утром я проснулся от того, что шершавый энергичный горячий язык терся о мою щеку. «Вставай, вставай... « — как будто говорил он.

И я встал. Да еще как встал!

А она будто поняла, что мне нужно — рожками подцепила мое одеяло, сбросила его на пол, и тут же ее язычок засновал по моему члену. И я кончил. Вот так сразу, брызнув спермой в ее милую мордочку.

С того дня Белянка осталась жить в доме. Она оказалась на редкость чистоплотной козочкой — все свои дела на кошачий манер делала исключительно в специально выделенный для этого лоток, предупреждая меня о том, что скоро мне придется его мыть. С удовольствием принимала ванну и кушала только из миски, поставленной на специальную подставку. Миску, кстати, она себе выбрала сама, и я не посмел ей возразить. Без хулиганства, конечно, не обошлось — через месяц мне пришлось избавиться от всех ковров, доставшихся от родителей моей бывшей благоверной, еще через месяц она убедила меня сменить мягкую мебель и кровати, а еще через месяц — купить новые занавески.

Иногда я спрашивал себя — на кой мне это надо? Но возвращаясь домой и видя осмысленный взгляд ее синих глаз, я понимал, что иначе и быть не могло.

Но не надо думать, что я стал для нее лишь обслуживающим персоналом! Она помогала мне, по мере своих небольших сил. Толкала тележку с сеном, когда я кормил свое стадо, носила воду из колодца, убирала со стола грязную посуду (часть тарелок, конечно, она разбила в первый месяц, но затем приноровилась, и даже маленькие фарфоровые чашечки после ее манипуляций оставались целыми). А еще она будила меня по утрам, по вечерам загоняла кур и гусей в их домики, никогда не путаясь и не ошибаясь, и дарила мне самую искреннюю и светлую любовь, какую я уже и отчаялся получить...

* * *

— Иван Иваныч, все это, конечно, трогательно и даже немного объясняет, но... вы же понимаете — вы очеловечиваете козу! — ее карие глаза поблескивали в свете от печи.

Она поежилась, я поправил плед на ее плечах и подлил кипяток в ее чай.

— Возможно, — я ухмыльнулся, — но я уверен, если бы вы познакомились с ней поближе...

— Вряд ли, — она нервно дернула головой. — Коза она и есть коза.

Я вздохнул...

Ира появилась в моем доме вечером. На улице шел сильный дождь, поэтому животных я загнал еще засветло. Мы с Белянкой сидели на кухне — она недавно освоила кушетку и теперь с удовольствием сидела на ней, свесив задние ножки и выглядывая в окно. Капли дождя бешено барабанили по стеклам. Вдруг она спрыгнула на пол, подбежала к окну, выходившему во двор, и встревожено мекнула. Следом в дверь постучали.

— Ну и погодка, — отдуваясь и смеясь, заявила эта красивая молодая женщина, едва я впустил ее в дом. — Насилу нашла вас.

— Меня? — я удивился.

В селе меня боятся настолько, что даже на улице прячут глаза. А о том, чтобы приходить ко мне в дом, и речи быть не может.

— Как у вас тут уютно... — она прошла мимо меня в кухню. — И чисто.

Белянка настороженно выставила рожки, на всякий случай спрятавшись за моей ногой. Я погладил ее по голове.

— Я не представилась. Я Ирина Стерн, журналист из районной газеты. Мне поручили написать репортаж о вашем хозяйстве.

— Очень приятно, — ответил я. — Иван Иванович Стахов. А это Белянка, — козочка чуть наклонила голову набок.

— Знаете, я впервые в доме хозяина животноводческой фермы, — говорила Ирина, расправляя волосы и заглядывая поочередно во все комнаты. — Мне всегда казалось, что работа на ферме, работа с животными, это грязь, навоз...

— Я по образованию физик-ядерщик — чистота для меня все, — пояснил я. — К тому же, мне было бы просто неприятно жить в грязи и навозе. Поэтому в доме я регулярно убираюсь. И у меня есть специальная одежда, в которой я работаю с животными, есть одежда, в которой я хожу в курятник, есть отдельная одежда для работы в саду и по дому...

— Зачем так много? — удивилась она и обернулась ко мне, при этом прядь ее волос коснулась моего лица, и я ощутил ее аромат...

— У животных... — я перевел дух, — тоже бывают болезни. Некоторые из них заразны, некоторые могут передаваться птице, и птица от этого может погибнуть. То же самое с птичьими болезнями для животных. Кроме того, есть самые разные паразиты, яйца которых могут находить в навозе и могут оседать на одежде или на руках. Это вопросы не только здоровья и товарности стада, но и моей личной безопасности и здоровья. Поэтому раз в неделю я чищу хлев, коровник, курятник и гусятник, устраиваю баню своим животным, овец стригу даже несколько чаще, чем рекомендуется — опять-таки, это вопрос гигиены и здоровья...

— Вы действительно душой болеете за свое дело, — проговорила она с улыбкой, но серьезно вглядываясь мне в глаза.

— Иначе... — я сглотнул комок, — какой смысл этим заниматься?

— Ме-е-е, — сердито мекнула Белянка.

— А зачем вы держите в доме козу? — Ирина нехорошо усмехнулась. — Разве это гигиенично?

— Белянка моя помощница, — я расправил плечи. — Это очень чистоплотная коза, поэтому проблем с гигиеной у нас нет.

Ирина презрительно хмыкнула и прошла в гостиную.

— Я думаю, — заметил я, когда она, оттопырив — не скрою — аппетитную попку, стала рассматривать мою библиотеку, — что если вы пишете репортаж о моем хозяйстве, вам придется остаться здесь до утра.

— Ну, у вас же найдется для меня уголок? — улыбнулась она игриво.

— Да, у меня есть свободная спальня, — холодно ответил я. — Пойдемте, я вам покажу...

Спальня моей бывшей жены находится в другом конце дома. Ее и мою спальню разделяет довольно длинный коридор. Рядом с ней есть и туалет и ванная, поэтому я рассудил, что моей невольной гостье будет комфортнее именно там.

Распрощавшись у ее двери, мы с Белянкой отправились ко мне.

Было в этой журналистке что-то такое, чего не было даже у моей жены. Женственное, чарующее...

Идя по коридору за Белянкой, я невольно вспоминал мягкие покачивания бедер Ирины, ее плавные жесты, ее грудной голос и хитрый взгляд. Все-таки коза никогда не сравнится с женщиной, какой бы нежной и мягкой не была ее кожа.

И прижимая к себе этой ночью Белянку, целуя и лаская ее, я думал об Ирине. И Белянка была напряжена, как никогда — я чувствовал, как подрагивали мышцы на ее ножках, как она настороженно прядала ушами и молчала...

Но постепенно все мысли из головы вылетели, осталась только Она, моя милая, моя нежная, заботливая, ласковая... Я ускорился и...

Наткнулся на возмущенный взгляд Ирины.

Белянка жалобно мекнула и спрыгнула с кровати, а Ира закрыла рот ладошкой, развернулась и побежала по коридору.

— Ира, подождите! — я судорожно натягивал брюки, мысленно ругая себя за то, что не догадался закрыть входную дверь на замок, а только накинул цепочку.

В коридоре мне в лицо пахнуло холодным напоенным водой воздухом.

Я побежал следом, выскочил на улицу...

Далеко она не убежала — поскользнулась босой ногой на вязкой глине и упала лицом прямо в лужу у самого крыльца. Я поднял ее на руки, не обращая внимания на колотившие мне в грудь кулачки, и занес в дом. И только сейчас заметил, что всей одежды на ней лишь промокшая насквозь моя рубашка, которую она, видимо, нашла в шкафу в спальне жены. Пропитавшаяся водой ткань облепила ее тело, не просто не скрывая, а подчеркивая выпуклые, напрягшиеся от холода соски, подтянутый животик и курчавые волосики на лобке.

Я занес ее в ванную. Она тихо плакала, пока я возился с пуговицами и настраивал воду. А когда намыленная мочалка совершила первый пробег по ее гибкой спине, она посмотрела на меня так жалостливо, что у меня сжалось сердце...

После ванной я укутал ее в плед, налил чаю и рассказал свою историю.

— И вам совсем не хочется заняться любовью с женщиной? — она хлебнула из кружки, которую держала обеими руками.

Я улыбнулся:

— Женщины все сильно усложняют. С козой проще — приголубил, приласкал, накормил-напоил, и все, она твоя. А женщину надо добиваться, бегать за ней, подарки дарить. И даже если ты получил свое, если она оказалась с тобой в одной постели, это еще ничего не значит — ты еще не победил. Победил, это когда она на кухне у плиты стоит и кормит твоих троих детей. А до этого она тебе кровушки попортит. И даже когда она твоя, радоваться не стоит — не факт, что ты получишь то, к чему стремился, потому что женщины существа хитрые и двуличные. Им всегда всего мало. Денег мало, платьев — мало, хотя она и не носит их никогда. Косметики — мало, пусть даже она не красится. Украшений — мало. И внимания мало. И ведь не объяснишь, что чтобы заработать на те же платья, косметику, украшения, ты пашешь, как вол, что за день устаешь так, что единственное желание это посидеть в тишине, полежать на диванчике, расслабиться со стаканчиком чего-нибудь крепкого... Коза ничего не требует — корми-пои и все. Остальное — это мои прихоти. Вы правильно говорите, я ее очеловечиваю. Она мое оправдание перед самим собой, почему я еще не опустился, не спился и не спустил все, что заработал, пока был женат...

— Но ведь не все женщины такие, — Ира подняла на меня взгляд. — То, что вам не повезло, еще ничего не значит...

— Мне повезло, — я понизил голос. — Я встретил вас...

Наши губы встретились. Кажется, где-то далеко жалобно мекала Белянка, но я не уверен.

На ощупь она была ничуть не хуже, чем на вид — ее кожа была такой мягкой, податливой, и на ней не было этой гадкой шерсти...

Я уложил ее на спину. Она покорно развела ножки, позволяя мне прикоснуться к самому сокровенному... и вдруг вскрикнула и вскочила. Белянка стояла, поставив передние ножки на край дивана, и бодала Ирину своими рожками, при этом угрожающе мекая.

— Белянка, — сказал я строго, — прекрати сейчас же.

Она посмотрела на меня печально и отошла от дивана.

— Уходи, — приказал я.

От двери она посмотрела на меня еще печальнее и выбежала в коридор.

А мы продолжили наше увлекательное занятие...

Утренний свет застал нас еще спящими. Ирина вымотала меня за эту ночь до такой степени, что я чувствовал себя почти как с жестокого перепоя.

Я с трудом встал с дивана, зябко поежился и вспомнил, что так и не запер дверь. Быстро натянул штаны и вышел на крыльцо. Дождь перестал, ветер, поднявшийся к утру, раскидал остатки туч, но воздух все еще был влажным.

Я потянулся и хотел уже вернуться в дом, как вдруг заметил чуть приоткрытую дверь в хлев. Странно, я ведь точно помню, что запирал ее.

Надел на босые ноги сапоги, накинул на плечи рабочую куртку и, чавкая по жирной грязи, направился к хлеву.

А почему так тихо?

Сердце вдруг тревожно екнуло.

Вошел в хлев и замер на пороге — все мои коровы, свиньи, овцы и козы...

На стенах брызги крови, на полу красные лужи... и темные туши в загонах... Я даже сумел рассмотреть — на шее козы, лежавшей в луче света от открытой двери — две большие раны. Я, конечно, не эксперт, но я готов руку дать на отсечение — они в точности совпадают с рогами Белянки...

Рекомендуем посмотреть:

Люблю ли я сосать?Не особо понимаю, почему именно это так уж интересует вас, ну да ладно. Мой ответ: да. Я люблю сосать мужской член. Более того — я обожаю это делать! Неистово завожусь от одной мысли о том, что именно я вытворяю. А еще лучше — где я это вытворяю, если вы меня понимаете.Однако, так было не всегда. Я была самой обычной девчонкой в свое время. Ну разве что ситуация в семье была совершенно не стандартной, но об этом я расскажу как-нибудь в другой раз.<...
Мы с А. встречались уже около месяца. Познакомились на одной из общих пар, что были не редкость, так как мы учились на одном факультете. С самого начала наши отношения были романтичны, основывались на взаимном притяжении. Я девушка не очень скромная в выражениях, особенно на сексуальные темы. Но так уж вышло была девственна и чиста как самая преподобная монашка. Причем не из-за моих высокоморальных принципов или чего-то вроде того. Просто попадались мне парни малоопытные и неуверенные, и что дел...
«Господин в Тёмной сфере, по натянутым нервам,Как циркач над манежем, лёгким шагом иду.Мы повязаны с нижней, цепью чувств и железом,И нам кажется Тема, райским садом в аду.»Евгений3)Утро. Потягиваюсь на огромной кровати. Шёлковая простынь бежевого цвета сползает с моего тела обнажая небольшую грудь с розово-коричневым острым соском. Делаю все плавно и грациозно, потому что я знаю, за мной могут наблюдать. Это заставляет постоянно следить за красотой движений с...
Тимур меня забрал от дома Милены в полночь. В авто мне в голову лезли разные мысли, касающиеся секса. Я думала о сексе. Меня эта работа завела. Мне ещё хотелось секса. Мой выбор пал на Тимура. Чтобы узнать его мнение, я завела с ним разговор:- Тимур, прости! Как дела?- Ничего, хозяйка! Дела нормально. А что?- Я заметила в последнее время, что ты на меня посматриваешь. Скажи честно, я нравлюсь тебе?- Нравитесь. Я не могу рассчитывать на вашу благосклонность. Что мне делать...
Экологический сектор – райский уголок для жизни. Лес, окружает частный трёхэтажный особняк. Вокруг дома растёт богатый сад, проложены дороги, у фасада большой фонтан пускает блестящие брызги воды. Совсем рядом располагается деревня, в которой можно покупать различные пищевые товары у людей, всё натуральное, полезное, своё. Везёт богатому человеку, живущему в такой роскоши! Вокруг вертятся прислуги: убирают, подносят еду и питьё, стирают, готовят самые полезные блюда. И всё это для одного человек...
Меня зовут Вася, мне 19 лет, я обычный студент. Признаюсь были мысли о том чтобы меня потрахал взрослый мужчина. Не могу сказать и что я ничего не делал для исполнения этой мысли. На многих сайтах есть мой объявления. Но все как-то не случалось - мужики находились встречаться с ними было стремно, да и есть стремно так что дальше виртуального общения я не уходил. Сильное желание съехать от родителей даже порождало мысли о том чтобы меня трахали за деньги, но реализовать это не было возможности.&l...
Приехал я тут к другу на свадьбу свидетелем. Друг-Саша, 27 лет, его невесте 23. Но речь не о них. Основным объектом моего пристального внимания стала подруга невесты- Алла. Это высокая симпатичная шатенка 25 лет. Я на этом специально заостряю внимание. Почему, будет понятно позже. Алла была в красивом однотонном желтом вечернем платье, длинной много ниже колен. От этого девушка смотрелась ещё выше и стройней.Ну, в общем, свадьба шла своим чередом, тосты, смех, шутки, байки и т.п. Я паралле...
- Тебе понравилось? - эхом пронеслось в моей голове, и я с ужасом поняла, что мой брат все видел. Резко обернувшись, я увидела его за туалетным столиком. Он сидел, облокотившись на локти и прищурившись, смотрел на меня. Я была готова сгореть со стыда, до подбородка прикрылась одеялом. Мне было нечего сказать. В тот момент я поблагодарила Бога за то, что Артур не знал моих мыслей, но это не облегчило мне задачу.- Что ты тут делаешь? - выпалила я. Это часто задаваемый вопрос.- Я пришел...
Я захожу к тебе в квартиру и раздеваюсь до гола. У тебя в гостях: две девушки и парень. Они сидят в комнате и ждут. Ты заводишь меня в комнату. Я окинул ее взглядом. На диване сидели две красотки блондиночка лет 20 и брюнетка лет 25. Девушки в юбочках и топиках. Мило и с интересом улыбаются. В кресле сидит высокий парень лет 28. Все одеты и только я голый... Входя в комнату ты говоришь: "Внимание, а вот и та блядь о которой я вам рассказывал!!!" Я смущаюсь, краснею и у меня встает член...
Мы лежали под двумя огромными, вековыми кедрами, через густые кроны которых не пробивалось ни одного луча яркого летнего солнца. От высыхающего мха поднималось лёгкое, едва заметное марево. Белки, не обращая на нас внимания, грызли орешки, и сбрасывали на наши головы зелёную скорлупу ещё не созревших плодов. Под ветхим, деревянным, без холмика, крестом - импровизированный стол. На видавшем виды вещевом мешке - водка, сыр, колбаса, огурцы, помидоры, хлеб. Пили, не чокаясь: явно, кого-то поминали....
На пути нам попалась небольшая речушка, которую, путешественник вознамерился, пересечь вплавь. Принцесса, возмущённая до глубины души потребовала пройти дальше в поисках моста. Никакие мои увещевания, что я буду предельно осторожен и не потеряю, а тем более не потоплю свою дражащую половинку, не возымели действия. Вконец, разозленный, я попытался втолковать ей, что в женских советах не нуждаюсь и назвал её полным именем:— Валерия, я не нужда... — не окончил фразу герой, как треск кар...
«У каждого из нас есть ангел – хранитель, присматривающий за нами. Нам не дано знать, в каком обличии он к нам явится. Иногда – это старец, а подчас – маленькая девочка. Но их вид не должен вводить вас в заблуждение, они могут быть яростнее любого дракона. Но они приходят не драться за наши победы. Они шепчут внутри наших сердец, что это – мы, что каждый из нас будет повелевать мирами, которые мы создаем…» (цитата из фильма – прим. автора)Последнее время всё, к чему я так или иначе п...
Милое чудовище или огородное пугало. IПочему чем ближе сентябрь, тем крепче я цепляюсь за каждый летний денек?! Этот вопрос всегда преследует меня в конце августа. Приходит на ум только один ответ. Хотя сентябрь вновь возвращает мне друзей, потерянных на три летних месяца, но безмерно напрягает в плане учебы, уроков, оценок и других прелестей, которые несет ярким светом храм знаний построенный десятками поколений помешанных на математике, физике и других нужных вещах. И настроение эт...
(это продолжение рассказа Баунти: Африканские сладости)Осенью после всех событий в жаркой Кении папочка снова напомнил мне о своих сексуальных предпочтениях (надо сказать, до этого два месяца об этом никто не упоминал, и мне начинало казаться, что это всё приснилось).Мой папа – владелец маленькой фирмы, и у него собственный офис. В одном с ним кабинете сидит мой крёстный, дядя Игорь - партнер по бизнесу.Надо сказать, что мой репетитор по английскому приходил именно в офис: там ...
В основе этого рассказа - реальные события, произошедшие в 1980-х г. г.- ... И наконец, товагищи, мы не можем не обгатить внимания на могальный облик товагища Неплюева!Товарищ Неплюев поднял голову. Точнее, она сама поднималась, когда кто-то называл ее по фамилии.- ... Я не буду оглашать, эээ, подгобности этой, ткскзть, истогии, известной, впгочем, всем вам не хуже, чем вашему, эээ, покогному слуге... но...«Семь бед - один педсовет», говорили в курилке. Неплюе...
Я всегда ложусь в кровать, очень возбужденным. И тот вечер тоже ничем особенным по началу не отличался. Моя мать, как обычно зашла ко мне в ком-нату в ночнушки, и велела ложиться спать. Ее навряд ли можно было назвать привлекательной женщиной, по крайней мере, на лицо. Что же касается фигуры, то тут уж природа постаралась на славу - длинные ноги, отличная задница и здоровые сиськи. Я стараюсь подглядывать за ней как можно чаще. Особенно мне нравится смотреть на нее через широкую щель под дверью....
Как говориться, дело было вечером, делать было нечего..... Часть 1. Начало.Я, молодой парень, 29 лет, высокий (рост 183см), стройный, возвращался с работы домой. Машина была в ремонте, погода располагала, поэтому решил пройтись пешком.... Пройдя пару остановок, я увидел автобус, и решил проехать две остановки – надоело идти.... Зашел в салон, все как обычно. Ко мне подошла миловидная девушка, где-то моя ровесница – кондукторша – с целью оплатить проезд. Я достал деньги, она дала мне ...
Занятия в школе закончились. Впереди целое лето и у каждого на него были свои планы. Ктото собирался к морю, ктото хотел побыть в городе, но развлечься по полной, как сейчас говорили, программе а кое кто просто побездельничать. Виктор с Николаем решили летом подработать, чтобы потом не заглядывать в карман родителей. Впереди был выпускной одиннадцатый класс. Но об этом сейчас не думалось. Настроение было отличное, хотелось праздника для души и тела. Последние дни ...
Дорогие читатели! В начале рассказа не будет «интересных» моментов, они начнутся с середины.__________________________________18:00. Мы готовы. Я в блядском наряде стою у двери и одеваю шпильки. Мы выходим, садимся в его машину. Оказалось, что та «бэха» была его. Машина завелась, мы тронулись. Через пять минут Богдан резко завернул в какой-то переулок, остановились. Богдан сразу же приказал пересесть на заднее сидение, взял из бордочка пистолет, убрал за спину и вышел из машины. Он с...
Дядя Петя, дальний родственник моего отца, мужчина 46ти лет, ростом под 2 метра, спортивный, подтянутый, следит за собой Он бывший военный, получил квартиру в нашем городе по воинскому сертификату и прошедшим летом купил себе дачу Я помогла приобрести по оптовым ценам некоторые материалы, т. к. он хотел сделать кое что на свой лад Через 2 месяца он пригласил меня и моего мужа Вадима на дачу, чтобы отметить новосельеВ субботу мы с мужем поехали к нему в гости Дядя Петя нас встретил и ...