Любитель животных

Категория:Зоо Романтика

Ну, и что, что я люблю животных? Подумаешь — эка невидаль! Я ж не убиваю никого, никого ни к чему не призываю, никого ни к чему не принуждаю. Кто как хочет, тот так и развлекается, разве нет? Разве не так должно рассуждать просвещенное большинство в наш развитый век информации и интернета?

Хотя, наверное, если бы мне действительно хотелось просвещенного большинства, оставался бы жить в городе. Зачем я поперся в эту тьму-таракань — в прямом и переносном смысле? Что я здесь искал? Счастья? Единения с природой? Так за него ж меня местные селяне чуть не бесом нарекли и крестятся всякий раз, как я мимо прохожу. Думают, я не замечаю. Глупые темные людишки. Да что они понимают вообще?

А началось все... конечно, началось все с женщины. Все горести мира — от них. Я тогда на третьем курсе учился. А че — физик-ядерщик, чистенький, в халатике, всегда выбрит, коротко острижен и непременно в очках. Очки это обязательный атрибут недюжинного ума. У меня вообще-то зрение отменное, но в компаниях, чтобы подчеркнуть свой особенный статус, я носил очки-нулевки, честно спизженные из лаборатории.

А она была самой красивой девчонкой из соседнего не то училища, не то техникума — честно, я даже не интересовался никогда. Она так смотрела на меня, будто я бог. Она готова была мне обувь облизывать, и только моя врожденная брезгливость мешала мне допустить такое безобразие.

Целовалась она всегда как в последний раз — жарко присасывалась к моему языку, прижимаясь ко мне всем телом, извиваясь змеей. А я обожал ее волосы — они мне почему-то напоминали конскую гриву. Такие же мягкие, но при этом непослушные. Норовистые, как и их хозяйка.

На четвертом курсе сыграли свадьбу. Приезжали ее родители — мама, похожая на «бабу на чайнике», такая же мягкая, деловитая и слегка потрепанная жизнью, и папа типичный тракторист. Он курил невероятно вонючие самокрутки, сплевывал себе под ноги и пересыпал свою речь такими витиеватыми ругательствами, что в какой-то момент я просто перестал вслушиваться в то, что он говорил. А зря. Как оказалось, они приехали, чтобы обсудить наши планы на будущее. И, как я узнал уже после выпуска, я согласился поехать жить в родную деревню своей дражайшей супруги. Что по замыслу ее папы должен был делать физик-ядерщик в богом забытом колхозе, не знаю, но ужаснуло меня даже не это, а то, в каких условиях мы должны были жить.

Нам выделили полдома, то есть полторы комнаты с отдельным санузлом и входом, но с общей кухней. Вторую половину занимали какие-то местные калдыри, которые пропивали деньги за пай не то мужа, не то жены, не то давно сбежавших от них детей, не то недавно преставившейся тещи, и разводили тараканов и клещей.

Пришлось немного напрячься, потревожить пару старых знакомых, но усилия не пропали даром — неприятные соседи съехали в пустовавший дом на самой окраине.

А я занялся хозяйством. И даже сам удивился, как легко и быстро у меня пошло дело. За каких-то два года я привел в порядок двор и огород за домом, посадил сад, построил курятник. Через два года засадил пай жены зерном, поставил хлев и завел своих первых свиней. Потом купил корову, вторую, третью, развел коз и овец. Наше хозяйство крепло, росло. Единственное, чего я не делал, так это не забивал. Ну, не поднимается у меня рука на тех, кого я своими руками кормил, поил и доил. С птицей управлялась жена, а более крупных животных я сдавал на бойню. И каждый раз, загружая в машину очередную хрюшку или буренку, у меня в буквальном смысле сердце кровью обливалось. Мне казалось, что я предаю их, поэтому старался не смотреть им в глаза.

А потом жена ушла. Не скажу, что это был гром среди ясного неба — я уже давно подозревал, что она гуляла от меня — но легче от этого не было. А ей мало было, что она просто ушла, так она еще и сплетни про меня распускать стала, мол, я себе такое большое стадо завел не ради мяса и молока, а ради секса. Смешно — я ж ради нас старался, а она сама меня все время попрекала: «Вот иди и целуйся со своими коровами».

И однажды, вскоре после ее ухода, я пошел.

Страшновато было. Кто их знает, как они к этому отнесутся? Выбрал самую смирную и самую маленькую телку, пристроился и...

Нет, до блаженства это однозначно не дотягивало. Неплохо, но не более того. Если б она хоть как-то реагировала — стонала там или что. А она стоит себе траву жует да с ноги на ногу переминается. Однако с женой, бывало, я и такого не видел. И горячо у нее там внутри, и влажно. И просторно, как в большом зале филармонии. В общем, чувства остались двоякие.

Несколько дней я свыкался с мыслью, размышлял, прикидывал. И, наконец, собрался с духом.

Теперь я решил попробовать свинью — еще древние врачи считали, что по анатомии свиньи к человеку ближе, чем другие домашние животные.

Хрюшка оказалась менее сговорчивой, чем ее рогатая соседка — она визжала так, будто я ее резал, а не совсем наоборот, брыкалась и несколько раз довольно сильно стукнула меня копытцем по коленке. Но это было куда приятнее, чем благосклонное равнодушие коровы. И ее резкие движения чем-то даже напоминали фрикции.

Да, я остался доволен результатами этого эксперимента. Но на пару недель мне пришлось прерваться — ушибленное колено сильно болело, да и свинья как-то ненормально реагировала на мои появления. Она жалась в дальний угол своего загона и истошно верещала. Мне пришлось отправить ее на бойню...

Потом была овца. Здесь пришлось действовать осторожнее — отделить «жертву» от стада (а для овцы это, пожалуй, самый большой стресс), подготовить «рабочую зону», выстричь шерсть, стараясь не повредить основной покров. Все время я с ней разговаривал. Конечно, она меня не понимала, но, видимо, интонация моего голоса, тембр — я старался говорить с ней так, как говорил бы с девушкой в подобной ситуации — воздействовали на нее успокаивающее. Когда я вошел, она даже не дернулась, лишь протяжно заблеяла. И вот это был бы настоящий кайф, если бы не плотный покров овечьей шерсти с запутавшимися в ней колючками, травой и навозом и не тошнотворный запах...

Следующей я наметил козу.

В принципе, подготовка и все прочее сильно напоминало овцу, но было меньше проблем с отделением ее от стада, не такая густая шерсть давала возможность избавиться от всего, что могло бы давать этот мерзкий аромат, а за небольшие рожки было удобнее держаться в момент пика. Правда, козе именно это и не понравилось...

А потом в стаде появилась Она.

Я до сих пор не знаю, откуда она взялась, но когда я заметил ее, загоняя однажды своих коз на вечернюю дойку, выглядела она плохо. Имя придумалось как-то сразу — Белянка, прямо как в той детской сказке. Там козочка тоже была довольно милой, но моя Белянка была куда более хрупкой и трепетной.

Я тут же подхватил ее на руки и отнес в дом. Она дрожала как осиновый лист и жалобно мекала. Она была грязной и очень худой, но, несмотря на это, я обратил внимание на то, какой нежной была ее шерстка. Я держу коз разных пород, среди них есть и довольно редкие ангорские, которых стригут как овец — их шерсть ничуть не уступает овечьей по мягкости, а в чем-то даже превосходит. Но шерсть Белянки была еще мягче, чем у моих ангорцев. Она напоминала женские волосы, но была совершенно белой. И под этой белой мягкостью просматривалась бледно-розовая кожа, навевавшая уж совсем греховные мысли.

Я усадил ее в угол у печки, укрыл теплым пледом, которым обычно укрывался сам долгими зимними вечерами, и вернулся в хлев.

Что на меня нашло? Я размышлял и взвешивал свои действия пока доил свою живность, пока задавал им корм и воду, пока проверял бока и морды на наличие клещей и других кровососущих, и пришел к выводу, что козе не место в человеческом доме. Ее место в хлеву среди себе подобных.

Поэтому в дом я вернулся с твердым намерением вышвырнуть нахалку...

Но не смог. Она лежала поверх пледа, положив маленькую мордочку на вытянутые передние ножки, и смотрела на огонь в печи. Я боялся пошевелиться, вздохнуть, чтобы не нарушить ее торжественного молчания. А потом она перевела взгляд на меня.
И я упал перед ней на колени. Ее глаза были синими, а не желтыми или зеленоватыми, как у других коз, и ее зрачки располагались не горизонтально, а почти вертикально. Среди своих сородичей она была уродцем. Она просто не выживет в стаде!

Я ладонями поднял ее мордочку и прижался губами к ее мокрому холодному носу. В ответ она ласково потерлась щечкой о мою руку.

Потом я бережно отнес ее в ванную, намылил своим мылом ее нежную шерстку, потом аккуратно смыл, слегка поглаживая ее шелковистые бока и горячую кожу на совсем недавно начавшем расти вымени. Она не проронила ни звука, не брыкалась и не сопротивлялась.

Затем я закутал ее в полотенце и отнес в свою спальню.

Она по-прежнему молчала и внимательно наблюдала за каждым моим движением, пока я, стоя на коленях рядом с ней, перебирал пальцами белоснежные пряди на ее боках и почесывал кожу. И когда припал губами к ее вымени и провел языком по сладковатому сосочку. И даже когда чуть прихватил его зубами.

Она тяжело дышала, раздувая бока, а я никак не мог насладиться этим удивительным ощущением — покорности смешанной с готовностью в любую секунду вскочить на ноги и с грозным видом поднять на рожки любого, кто бы оказался рядом. Кротость с горячностью. Податливость с несгибаемой волей.

Я устроился позади нее, нежно обнял под мягкий животик и вошел. Она дернулась, замотала головой, пытаясь меня не то боднуть, не то лизнуть, задрыгала ножками, но я не стал останавливаться, как делал это с другими:

— Тише, тише, Беляночка, — прошептал я в ее жесткое ухо, — тебе понравится.

И она затихла, будто и правда поняла меня. Лишь изредка до меня доносился тонкий писк, когда я толкал слишком сильно. Но затем этот писк сменился... постаныванием? Кто-нибудь когда-нибудь слышал, чтобы козы стонали? Вот и я не слышал, а эта стонала, причем очень натурально. А внутри у нее все так приятно сжималось, и была она такой мягкой и шелковистой. И это ее вымечко — куда там этим грубым женским соскам?

В общем, я кончил.

Она обмякла в моих объятиях, ее дыхание стало ровнее.

Засыпая, я думал, что вряд ли она останется до утра. И мне от этой мысли почему-то было грустно...

А утром я проснулся от того, что шершавый энергичный горячий язык терся о мою щеку. «Вставай, вставай... « — как будто говорил он.

И я встал. Да еще как встал!

А она будто поняла, что мне нужно — рожками подцепила мое одеяло, сбросила его на пол, и тут же ее язычок засновал по моему члену. И я кончил. Вот так сразу, брызнув спермой в ее милую мордочку.

С того дня Белянка осталась жить в доме. Она оказалась на редкость чистоплотной козочкой — все свои дела на кошачий манер делала исключительно в специально выделенный для этого лоток, предупреждая меня о том, что скоро мне придется его мыть. С удовольствием принимала ванну и кушала только из миски, поставленной на специальную подставку. Миску, кстати, она себе выбрала сама, и я не посмел ей возразить. Без хулиганства, конечно, не обошлось — через месяц мне пришлось избавиться от всех ковров, доставшихся от родителей моей бывшей благоверной, еще через месяц она убедила меня сменить мягкую мебель и кровати, а еще через месяц — купить новые занавески.

Иногда я спрашивал себя — на кой мне это надо? Но возвращаясь домой и видя осмысленный взгляд ее синих глаз, я понимал, что иначе и быть не могло.

Но не надо думать, что я стал для нее лишь обслуживающим персоналом! Она помогала мне, по мере своих небольших сил. Толкала тележку с сеном, когда я кормил свое стадо, носила воду из колодца, убирала со стола грязную посуду (часть тарелок, конечно, она разбила в первый месяц, но затем приноровилась, и даже маленькие фарфоровые чашечки после ее манипуляций оставались целыми). А еще она будила меня по утрам, по вечерам загоняла кур и гусей в их домики, никогда не путаясь и не ошибаясь, и дарила мне самую искреннюю и светлую любовь, какую я уже и отчаялся получить...

* * *

— Иван Иваныч, все это, конечно, трогательно и даже немного объясняет, но... вы же понимаете — вы очеловечиваете козу! — ее карие глаза поблескивали в свете от печи.

Она поежилась, я поправил плед на ее плечах и подлил кипяток в ее чай.

— Возможно, — я ухмыльнулся, — но я уверен, если бы вы познакомились с ней поближе...

— Вряд ли, — она нервно дернула головой. — Коза она и есть коза.

Я вздохнул...

Ира появилась в моем доме вечером. На улице шел сильный дождь, поэтому животных я загнал еще засветло. Мы с Белянкой сидели на кухне — она недавно освоила кушетку и теперь с удовольствием сидела на ней, свесив задние ножки и выглядывая в окно. Капли дождя бешено барабанили по стеклам. Вдруг она спрыгнула на пол, подбежала к окну, выходившему во двор, и встревожено мекнула. Следом в дверь постучали.

— Ну и погодка, — отдуваясь и смеясь, заявила эта красивая молодая женщина, едва я впустил ее в дом. — Насилу нашла вас.

— Меня? — я удивился.

В селе меня боятся настолько, что даже на улице прячут глаза. А о том, чтобы приходить ко мне в дом, и речи быть не может.

— Как у вас тут уютно... — она прошла мимо меня в кухню. — И чисто.

Белянка настороженно выставила рожки, на всякий случай спрятавшись за моей ногой. Я погладил ее по голове.

— Я не представилась. Я Ирина Стерн, журналист из районной газеты. Мне поручили написать репортаж о вашем хозяйстве.

— Очень приятно, — ответил я. — Иван Иванович Стахов. А это Белянка, — козочка чуть наклонила голову набок.

— Знаете, я впервые в доме хозяина животноводческой фермы, — говорила Ирина, расправляя волосы и заглядывая поочередно во все комнаты. — Мне всегда казалось, что работа на ферме, работа с животными, это грязь, навоз...

— Я по образованию физик-ядерщик — чистота для меня все, — пояснил я. — К тому же, мне было бы просто неприятно жить в грязи и навозе. Поэтому в доме я регулярно убираюсь. И у меня есть специальная одежда, в которой я работаю с животными, есть одежда, в которой я хожу в курятник, есть отдельная одежда для работы в саду и по дому...

— Зачем так много? — удивилась она и обернулась ко мне, при этом прядь ее волос коснулась моего лица, и я ощутил ее аромат...

— У животных... — я перевел дух, — тоже бывают болезни. Некоторые из них заразны, некоторые могут передаваться птице, и птица от этого может погибнуть. То же самое с птичьими болезнями для животных. Кроме того, есть самые разные паразиты, яйца которых могут находить в навозе и могут оседать на одежде или на руках. Это вопросы не только здоровья и товарности стада, но и моей личной безопасности и здоровья. Поэтому раз в неделю я чищу хлев, коровник, курятник и гусятник, устраиваю баню своим животным, овец стригу даже несколько чаще, чем рекомендуется — опять-таки, это вопрос гигиены и здоровья...

— Вы действительно душой болеете за свое дело, — проговорила она с улыбкой, но серьезно вглядываясь мне в глаза.

— Иначе... — я сглотнул комок, — какой смысл этим заниматься?

— Ме-е-е, — сердито мекнула Белянка.

— А зачем вы держите в доме козу? — Ирина нехорошо усмехнулась. — Разве это гигиенично?

— Белянка моя помощница, — я расправил плечи. — Это очень чистоплотная коза, поэтому проблем с гигиеной у нас нет.

Ирина презрительно хмыкнула и прошла в гостиную.

— Я думаю, — заметил я, когда она, оттопырив — не скрою — аппетитную попку, стала рассматривать мою библиотеку, — что если вы пишете репортаж о моем хозяйстве, вам придется остаться здесь до утра.

— Ну, у вас же найдется для меня уголок? — улыбнулась она игриво.

— Да, у меня есть свободная спальня, — холодно ответил я. — Пойдемте, я вам покажу...

Спальня моей бывшей жены находится в другом конце дома. Ее и мою спальню разделяет довольно длинный коридор. Рядом с ней есть и туалет и ванная, поэтому я рассудил, что моей невольной гостье будет комфортнее именно там.

Распрощавшись у ее двери, мы с Белянкой отправились ко мне.

Было в этой журналистке что-то такое, чего не было даже у моей жены. Женственное, чарующее...

Идя по коридору за Белянкой, я невольно вспоминал мягкие покачивания бедер Ирины, ее плавные жесты, ее грудной голос и хитрый взгляд. Все-таки коза никогда не сравнится с женщиной, какой бы нежной и мягкой не была ее кожа.

И прижимая к себе этой ночью Белянку, целуя и лаская ее, я думал об Ирине. И Белянка была напряжена, как никогда — я чувствовал, как подрагивали мышцы на ее ножках, как она настороженно прядала ушами и молчала...

Но постепенно все мысли из головы вылетели, осталась только Она, моя милая, моя нежная, заботливая, ласковая... Я ускорился и...

Наткнулся на возмущенный взгляд Ирины.

Белянка жалобно мекнула и спрыгнула с кровати, а Ира закрыла рот ладошкой, развернулась и побежала по коридору.

— Ира, подождите! — я судорожно натягивал брюки, мысленно ругая себя за то, что не догадался закрыть входную дверь на замок, а только накинул цепочку.

В коридоре мне в лицо пахнуло холодным напоенным водой воздухом.

Я побежал следом, выскочил на улицу...

Далеко она не убежала — поскользнулась босой ногой на вязкой глине и упала лицом прямо в лужу у самого крыльца. Я поднял ее на руки, не обращая внимания на колотившие мне в грудь кулачки, и занес в дом. И только сейчас заметил, что всей одежды на ней лишь промокшая насквозь моя рубашка, которую она, видимо, нашла в шкафу в спальне жены. Пропитавшаяся водой ткань облепила ее тело, не просто не скрывая, а подчеркивая выпуклые, напрягшиеся от холода соски, подтянутый животик и курчавые волосики на лобке.

Я занес ее в ванную. Она тихо плакала, пока я возился с пуговицами и настраивал воду. А когда намыленная мочалка совершила первый пробег по ее гибкой спине, она посмотрела на меня так жалостливо, что у меня сжалось сердце...

После ванной я укутал ее в плед, налил чаю и рассказал свою историю.

— И вам совсем не хочется заняться любовью с женщиной? — она хлебнула из кружки, которую держала обеими руками.

Я улыбнулся:

— Женщины все сильно усложняют. С козой проще — приголубил, приласкал, накормил-напоил, и все, она твоя. А женщину надо добиваться, бегать за ней, подарки дарить. И даже если ты получил свое, если она оказалась с тобой в одной постели, это еще ничего не значит — ты еще не победил. Победил, это когда она на кухне у плиты стоит и кормит твоих троих детей. А до этого она тебе кровушки попортит. И даже когда она твоя, радоваться не стоит — не факт, что ты получишь то, к чему стремился, потому что женщины существа хитрые и двуличные. Им всегда всего мало. Денег мало, платьев — мало, хотя она и не носит их никогда. Косметики — мало, пусть даже она не красится. Украшений — мало. И внимания мало. И ведь не объяснишь, что чтобы заработать на те же платья, косметику, украшения, ты пашешь, как вол, что за день устаешь так, что единственное желание это посидеть в тишине, полежать на диванчике, расслабиться со стаканчиком чего-нибудь крепкого... Коза ничего не требует — корми-пои и все. Остальное — это мои прихоти. Вы правильно говорите, я ее очеловечиваю. Она мое оправдание перед самим собой, почему я еще не опустился, не спился и не спустил все, что заработал, пока был женат...

— Но ведь не все женщины такие, — Ира подняла на меня взгляд. — То, что вам не повезло, еще ничего не значит...

— Мне повезло, — я понизил голос. — Я встретил вас...

Наши губы встретились. Кажется, где-то далеко жалобно мекала Белянка, но я не уверен.

На ощупь она была ничуть не хуже, чем на вид — ее кожа была такой мягкой, податливой, и на ней не было этой гадкой шерсти...

Я уложил ее на спину. Она покорно развела ножки, позволяя мне прикоснуться к самому сокровенному... и вдруг вскрикнула и вскочила. Белянка стояла, поставив передние ножки на край дивана, и бодала Ирину своими рожками, при этом угрожающе мекая.

— Белянка, — сказал я строго, — прекрати сейчас же.

Она посмотрела на меня печально и отошла от дивана.

— Уходи, — приказал я.

От двери она посмотрела на меня еще печальнее и выбежала в коридор.

А мы продолжили наше увлекательное занятие...

Утренний свет застал нас еще спящими. Ирина вымотала меня за эту ночь до такой степени, что я чувствовал себя почти как с жестокого перепоя.

Я с трудом встал с дивана, зябко поежился и вспомнил, что так и не запер дверь. Быстро натянул штаны и вышел на крыльцо. Дождь перестал, ветер, поднявшийся к утру, раскидал остатки туч, но воздух все еще был влажным.

Я потянулся и хотел уже вернуться в дом, как вдруг заметил чуть приоткрытую дверь в хлев. Странно, я ведь точно помню, что запирал ее.

Надел на босые ноги сапоги, накинул на плечи рабочую куртку и, чавкая по жирной грязи, направился к хлеву.

А почему так тихо?

Сердце вдруг тревожно екнуло.

Вошел в хлев и замер на пороге — все мои коровы, свиньи, овцы и козы...

На стенах брызги крови, на полу красные лужи... и темные туши в загонах... Я даже сумел рассмотреть — на шее козы, лежавшей в луче света от открытой двери — две большие раны. Я, конечно, не эксперт, но я готов руку дать на отсечение — они в точности совпадают с рогами Белянки...

Рекомендуем посмотреть:

Ты мой парень. В какой момент ты запал на меня? Может сразу когда увидел в компании сидящих со мной подружек мое нежное личико и милую улыбку? Или может в тот момент, когда наклонившись за упавшим co cтолика телефоном мои мягкие длинные светлые волосы случайно задели твои джинсы по всей длине..Или все таки когда я болтала со знакомым у барной стойки, а ты прожигал взглядом мою обтянутую в короткое шелковое платье попочку и стройные ножки на 12 сантиметровых шпильках. А потом медленно повер...
- Ну, как у вас всё закончилось? – спросила меня тётка, когда я только спустился вниз.- Нормально всё прошло. – Я оттопырил большие пальцы на руках и подмигнул тётке. Вера усмехнулась и потребовала полного изложения произошедших здесь событий. Я начал с самого начала, стараясь описать всё настолько подробно, насколько это было возможно. В конце, когда я закончил, Вера кивнула головой, словно бы я сдавал ей экзамен и сказала:- Ну, надеюсь, это у вас будет не единожды?- Не знаю, ...
Когда Лиэль проснулась, она сразу же вспомнила произошедшее вчера. Сейчас она лежала на полу всё в том же сарае, вокруг не было слышно ни звука. Приподнявшись и оглядевшись вокруг, принцесса увидела Сиэль, свернувшуюся калачиком у дальней стенки. Первой мыслью было сразу подойти к ней и спросить, как она себя чувствует. Но затем Лиэль вспомнила, что она вчера сделала с подругой, и поняла, что это будет лишним.Вскоре за ними пришли. Люди их хозяина приказали им подниматься и идти за н...
После успешного окончания первого курса универа я и моя лучшая подруга Ира поехали отрываться в Крым. Утро мы обычно проводили на пляже, а в послеполуденную сиесту шалили в постельке. Ирочкин язычок творил чудеса! К вечеру мы опять шли на пляж, а потом - в ночной клуб, кадрить мужчин. Обычно мы ограничивались одним симпатичным и не бедным мужчиной средних лет, который готов был щедро отблагодарить 2 двоюродных сестер за секс. (На самом деле никакими сестрами мы не были, но тема лесбо-инцеста оче...
Глупые мы тогда были, молодые, но борзые. Первый курс ПТУ. Куда там - взрослые деваться некуда. Восемь классов позади, школа за плечами, автомеханики будущие, твою налево.Мастер производственного обучения у нас был - Дмитрий Николаевич. Мужик такой, здоровый, как лось, кулак с футбольный мяч, и пикнуть не могли в его присутствии. Мы так и звали его меж собой Лось. А вот классный руководитель была литераторша Елена Сергеевна, хрупкая, стройная, высокая, ну девочка совсем. То ли после ...
Всё началось с того как я познакомился с классной девчонкой на mail.ru. Её звали Юля. По моему мнению, прекрасной девчонкой. Немного пухлая грудь, попка тоже немного выпирала, а когда она одевала чёрные штаны то она была вообще сексуальной конфеткой. Мы с ей пару раз встречались. Ну как всегда поцелую провожания и кино. В один день мы гуляли по парку, и она мне сказала что переезжает в мой раёнчик. Я был так рад. Ведь она была всего лишь в 3 остановках от моего дома, а не в десяти. «...
Привет, мои дорогие читатели. Кратко о себе: меня зовут Катя и мне 20 лет, рост 170 см, вес 56 кг, бёдра – 97, талия – 64, грудь – 88. Как я уже писала ранее, я не только красивая, но и абсолютно натуральная. У меня смазливое личико с большими выразительными глазами и чувственными губками, вьющиеся чёрного цвета волосы до плеч, длинные и очень стройные ноги, гладкая и нежная кожа, аппетитная попка, колени и бёдра красивой, округлой формы, и своя, хоть и небольшая, но самая настоящая красивая дев...
Меня зовут Ольга Зарецкая, и я пишу эро-рассказы по сериалу «Сверхъестественное» Пожалуйста, поднимайте рейтинг. Комментарии, отзывы и пожелания, ( а также проклятия и ругательства) отправляйте на zareckaya@list.ru Буду ждать!***Дин, даже будучи прижатым подбородком к капоту собственной Импалы, старательно не верит в то, что тогда - на кладбище, пытаясь нагадить напоследок - желтоглазый сказал правду. Ведь демоны всегда врут, так ведь, Сэмми? Кем бы он был, если бы поверил убийце их ...
- Представь что-нибудь из розовых соплей - полегчает... Можешь вообразить свечечки, музыка… Я в беленьком полупрозрачном белье нежно делаю тебе минет... НЕЖНО... Зай, и ты будешь терпеть пока я его медленно ласкаю и не сможешь взять меня за волосики...-Меня и это заводит милая... И нежненько тоже... Просто и оторваться тоже хочется иногда... Мне нравится, когда ты на боку...я нежно вхожу тебя и ручкой ласкаю твою кису...а там много смазочки...и ты начинаешь постанывать...покрикивать...цара...
4 январяЯ тоже был на кладбище... Цинично? Наверное. И ты был тоже. Мы смотрели друг другу в глаза и вели молча диалог. Который слышали с тобой только мы вдвоем, ну и, наверное, Лешка еще... Лешка, Лешка! Ох, и козел же я!-Тебе легче от того, что сделал?-Сам знаешь, что нет.-А зачем? Отомстить мне ИМ? Но это же не честно. Он же не виноват, что я полюбил его... Что выбрал...-Да, не виноват он, что это ты меня, когда то выбрал, потом приковал к себе стальной не...
Воскрешение ЛазаряМеня зовут Ольга Зарецкая, и я пишу эро-рассказы по сериалу «Сверхъестественное» Пожалуйста, поднимайте рейтинг. Комментарии, отзывы и пожелания, ( а также проклятия и ругательства) отправляйте на zareckaya@list.ru Буду ждать!***Он не оставляет Дину времени даже на вдох. Толкает к стене и наваливается всем своим весом.– Дин...Никакой ласки или нежности, боже упаси. Рот цепляется в шею, руки задирают куртку и одним махом срывают футболку.– Ди...
Барин, горничная и гувернантка.В тот сентябрьский воскресный день я, со своей супругой и детками, собирался нанести визит вежливости своему соседу, помещику Барсукову. Дом в поместье нашем опустел – дворня была отпущена в деревню, навещать своих родственников, оставалась только гувернантка - мадмуазель Софи, у которой был сегодня выходной, да горничная Глашка. Крепостная Глашка была частью приданого моей жены, приехала с нею с другой губернии и родственников в деревне не имела. <...
Мне было тогда лет 18-19.Я был студентом вечно голодным в смысле еды и секса. Кто себя не помнит в таком возрасте? Чтобы подзаработать, я летом устроился летать бортпроводником в аэропорт. Эту бортпроводницу я заприметил сразу... длинные темные, почти черные волосы, милое лицо, яркие губки как цветок. Если прибавить еще точеную фигурку... обтягивающая бедра форменная юбка, такая же обтягивающая упругую грудь полупрозрачная блузка....Мужчины меня поймут... Ей было лет 25 и звали ее ка...
Я постоянно попадаю в такие ситуации, где меня хорошенько трахают. На этой неделе, например, я совратила своего подчиненного Ваську. Я работаю частным юристом, а он все время бегает по моим поручениям. Ему 19, он еще учится в институте, что не мешает мне эксплуатировать его. В понедельник я надавала ему поручений и после выполнения разрешила идти домой. Сотрудники разошлись в шесть, если не сказать разбежались. Я осталась на часик — другой. И на мою, теперь, радость залезла в свою любимую папочк...
Привет!Меня зовут Андрей,мне 19 лет,я брюнет,высокого роста. Хочу поделится своей историей.Её зовут Маша и я её очень люблю,это случилось год назад я был учеником 11 класса!Я заметил её случайно. Маша лучшая подруга моей сестры.Я стеснялся с ней познакомится и заговорить и вообще старался на неё не обращать внимания,ведь ей всего 16 лет было!Она зеленоглазая,с округлёнными формами.Не девчонка а прелесть какая то! Произошло это как я говорю случайно.Наши родители очень хорошо дружили так ...
Что? Это вы мне? Наглец! У меня нет никакого желания с вами знакомиться. Знакомиться с незнакомыми неприлично. Ни за что! За кого вы меня принимаете? Куда? К вам домой? Ни за что? А это далеко? Вообще-то я замужем... Как вы смеете? Нет, вы же все равно не отстанете... Опусти шторы... Выключи свет... Да не сюда, Господи, ты что, первый раз?Еще! Как все? Уже? И ради этого... Ну и мужчины!...
Часть 1. Ляззат и девчонкиВ этом большом коллективе среди всех девушек выделяются они: Нинка, ее двоюродная сестричка Ленка и их подружка, Ирка. Когда глядят на них, никто не верит, что они не родные сестры, так похожи. Нинка и Ленка, обе высокие, длинноногие, с аппетитными попками, высокой грудью, рыжими волосами, только Нинка стрижется коротко, а Ленка любит заплетать косу. Ирка – же маленькая подвижная, как лиса, симпатичная деваха. Нинка работает офис-менеджером, а Ленка и ...
Перед прочтением рассказа:1)Вдохновение почерпнуто автором из хёнтая "Чёрная Библия".2)Этим рассказом автор никак не хотел никого оскорбить.3)Это рассказ больше художественный, чем порнографический!Екатерина преподавала в школе только пять лет, но уже имела немалый авторитет среди учеников и учителей. Ученики обожали её за справедливость и разумность, буквально слушая каждое её слово. И среди учителей её авторитет был непререкаем - даже директор пр...
Утро. Она, включив компьютер, зашла в агент. Вау! Он в сети и написал ей снова. Она не знала как он будет теперь реагировать на неё после их встречи в реале. Они встретились, он получил то, что хотел. Может на этом их общение и закончится?Но нет. Он хочет продолжать общаться. И даже осторожно спросил:"А как ты смотришь ещё на одну встречу?"Как она смотрит))Смешной! Ей такпонравилось, что она и сама бы задала бы ему такой же вопрос. Только женская гордость ей этого не позволила. Оказыва...
... Она проходит мимо, и я чувствую, как плавится воздух. Испаряется, исчезает, и мне будто нечем дышать. Я стою, мальчишка, каких сотни в нашей школе, и знаю, что у меня нет силы повернуть ее взгляд. Взгляд на меня. Я не решаюсь на него претендовать. Марина смотрит всегда вперед - уверенно и целеустремленно. Весенний ветер разогнался на школьной площадке и донес до меня ее запах. Мягкий, ароматный, создание духов и чистой девичьей кожи, он щекочет мне ноздри и заставляет замереть на месте. Никт...