Первое грехопадение

Категория:Группа Свингеры

Этот вечер стал вехой в нашей интимной жизни. Мы прожили с женой уже шестнадцать лет и секс потерял для нас былую привлекательность и стал заурядным исполнением супружеских обязанностей. Какое-то время я ещё старался внести в него что-то новое, как-то экспериментировать, но супруга не поддерживала мои начинания и всё сводилось, к уже привычному, шаблону. Но в этот вечер, всё переменилось. Не знаю, что повлияло на мою благоверную: недавняя ссора, или открытие в нашем городе первого интим магазина, но наконец-то, Марина, решила меня чем-то порадовать. Во всяком случае, я ее и понял, именно так. Возвращаясь с работы, домой, я всё время думал о её словах, сказанных мне утром, когда я пытался пристроить своего малыша в её «люльку».

— Подожди до вечера, я хочу, тебе сюрприз сделать — игриво сказала она, избавляясь от моих домогательств.
Сюрприз явно был как-то связан с сексом и я ломал голову пытаясь угадать, что меня ждёт.

Захожу домой. Моя Маришка, уже пришла, и из кухни тянет вкусными запахами. Услышав меня, она выглянула из дверей.

— Уже пришел? Вот и славненько. Давай сразу в душ и в кровать. А ужинать позже будем, когда Юрка (сын) из школы придёт.

Заинтригованный, я быстро принимаю душ и в постельку. Лежу, жду, а сам уже начал заводиться от нетерпения. Послышались лёгкие шажочки и в дверном проёме, появляется моя красавица, в черном прозрачном пеньюаре, чулках и поясе. Через тонкую, прозрачную ткань пеньюара можно было видеть всё: и прекрасные, наливные груди с острыми, выпуклыми сосочками, и округлый животик, перечеркнутый поясом и волосатый, треугольный бугорок, с перевёрнутой, к основанию бёдер, вершиной. В таком эротичном наряде она выглядела чертовски привлекательно и я даже пожалел, что являюсь единственным зрителем.

— Ну, как? Тебе нравится мой наряд?

— Ещё как! Ты просто — секси!

Довольно улыбнувшись, она подошла к прикроватной тумбочке и, хитро поглядывая на меня, извлекла из неё, искусственный член, средних размеров.

— А это, как тебе?

— Ух, ты! Классно! — удивился я, чувствуя, как деревенеет мой собственный член. — Как много сюрпризов за один вечер!

— Похож на настоящий?

Поводив им по губам, Маришка, открыла рот и медленно погрузила в него латексную головку, эротично заглотив большую часть игрушки.

— Иди скорей ко мне! Давай, опробуем его, в другом местечке.

— Сначала я сама...

Марина легла рядом со мной и включив вибратор, по очереди прошлась им по грудям, от чего ареальные пятна съёжились, а сосочки напружинились и встали торчком, как два маленьких члена.

— Приятненько... — сообщила она, двигая жужжащую игрушку вниз по телу. — О, а здесь, даже очень!

Широко раздвинув ноги, милая, прижала вибратор к клитору и её тело покрылось лёгкими «мурашками».

— Давай лучше я тебя, им, понежу — предложил я, нетерпеливо наблюдая за тем, как она, себя ласкает.

— Погоди. Мне надо вначале узнать, в каких точках приятней, чтобы потом, можно было, тебя направлять.

Проскользнув промеж губ, вибратор мягко провалился в скользкую мякоть влагалища, заставив супругу, сбиться в дыхании. Постепенно погружая его все глубже, она, с коротким, сладостным придыханием, стала делать поступательные движения тазом, ему на встречу.

Не желая оставаться сторонним наблюдателем, я принялся мять её груди, тихонько пощипывая и крутя, затвердевшие соски, тем самым, заводя милую ещё больше.

— Дай мне в ротик..., я хочу ещё один... — попросила она, свободной рукой потянув меня за член.

Не заставляя себя упрашивать, я быстро переместился к её изголовью. Страсть, с которой любимая принялась сосать мой «леденец» почти моментально, довела меня до точки накала. Сдерживаясь, чтобы не накормить её «мальками», я попытался отстраниться.

— Я сейчас кончу — предупредил я, чувствуя, как разбухает моя головка, готовясь выстрелить зарядом «мальков».

Не выпуская член изо рта, Марина, быстро подтянула к своему подбородку приготовленное полотенце, брезгливо сплёвывая в него сперму.

До этого случая, она ни когда не изъявляла желания доводить меня до оргазма ртом, а если и соглашалась на это, то старалась вовремя извлечь член, чтобы в рот не попала сперма и дорабатывала уже рукой. Получалось, что она не отсасывала, а отдрачивала у меня. И даже на такое, её трудно было уболтать, особенно после одного случая, когда она не успела вытащить член и чуть ли не обрыгалась, от этого. Да и вообще, за щеку она брала не охотно и то, только после того, как я на два раза вымою член с мылом. Такое брезгливое отношение раздражало меня, но сколько бы я ни злился и не упрашивал её, супруга не позволяла мне, спускать ей в рот, считая, что глотать сперму так же унизительно и противно как и мочу.

Конечно, милая удивила меня, позволив кончить ей в рот, но все, же мне было бы намного приятней, если бы она не сплёвывала сперму, как нечто отвратительное, а глотала её.

Скорей всего это произошло на пике её возбуждения, так как одновременно с моим оргазмом, по её телу пробежала судорожная волна и она тихо застонала, дёргаясь в сладостных конвульсиях.

Обычно кончив, я на некоторое время терял интерес к сексу, но в этот раз, моё желание не исчезло. Не давая милой остыть, я быстренько лёг, на её разомлевшее от оргазма, тело, заменив искусственный, на свой, живой член.

— Да милый, теперь ты — сбивающимся голосом, прошептала она.

Я ни когда не был вторым, но слышал, что в этом есть своя прелесть. Подготовленное вибратором, влагалище, было скользким и легонько подёргивалось от оргазмических спазм. Войдя в него сразу на всю глубину, я замер, наслаждаясь приятными сокращениями его нежных стеночек.

— Подожди, не шевелись... — остановила меня Марина.

Лёжа подо мной, она потянулась руками к моим ягодицам и я ощутил как в моё очко упёрся прохладный конец вибратора. Я замер, чувствуя как скользкий предмет, раздвигая анус, медленно входит в мою задницу, лишая её девственности. Это оказалось настолько необычно и приятно, что я тихонько застонав от удовольствия, подался ему навстречу.

— Нравиться? — улыбнувшись, спросила она.

— Да, приятно...

— А если так...

Марина включила вибратор и у меня внутри, зажужжало и завибрировало, наполняя тело сладкой истомой.

— Ух, ты! Вообще кайф!

Наслаждаясь новыми ощущениями, я продолжил свои движения, постепенно наращивая темп. Второй оргазм наступил не так быстро и я успел по достоинству оценить всю прелесть игрушки, впервые узнав, что и задница может полноправно участвовать в любовных утехах и вносить свою лепту удовольствия.

Первой кончила супруга и её страстные подмахивания и вздохи поспособствовали и моему излиянию. Полностью удовлетворённый, я сполз с жены и откинулся на спину, продолжая получать удовольствие от работающего во мне вибратора.

— Здоровская игрушка!

— Да..., но живой всё равно лучше. Жаль только, что он не вибрирует так.

По правде говоря, мне было немного неудобно перед женой за то, что я позволил ей, лишить свою задницу девственности, в этом всё же был какой-то элемент унижения, и я сомневался, стоит ли позволять это в дальнейшем. Уже потом, поняв, что мою милую это заводит не меньше чем меня, я, решил не заморачиваться и как бы между прочим сказал: что было бы хорошо если бы она иногда щекотала моё очко этой игрушкой.

— Конечно. А для чего ещё, я её купила? Теперь всегда будем с ней баловаться — заверила она. — Буду тебя в попку трахать. Ты раньше, когда-нибудь, баловался со своей попкой?

— Нет.

— А у тебя есть какие-нибудь сексуальные фантазии? Которые, тебе бы, хотелось воплотить?

Скорей всего вопрос был риторический. Конечно, у меня были фантазии и она знала о них. Мне давно уже хотелось попробовать со своей женой, чего-нибудь необычного, выходящего за рамки нашей обыденности и занимаясь с ней любовью, я не раз пытался склонить её к групповушке, соглашаясь на любые варианты, но она отвергала это сразу и очень категорично, так что говорить об этом я не стал.
— Мне хочется, тебе в ротик пописить.

— А ещё?

— А ты — мне. И чтобы ты, писила на меня, когда мы трахаемся.

— И всё?

Почувствовав в её голосе разочарование, я задумался, но ничего кроме «золотого дождя» на ум не пришло.

— Для начала и это, было бы неплохо, если бы ты согласилась.

— Ну, ты же знаешь, что я брезглива.

— А что тогда спрашиваешь?

— А не хотел бы ты попробовать живой член? — немного помедлив, игриво спросила она. — Если тебе с вибратором понравилось, то с настоящим ещё больше понравится. Это намного приятней!

Её вопрос, слегка смутил меня и в то же время вызвал возбуждение. Я считал себя стопроцентным мужиком и такие мысли, ни когда не приходили мне в голову, но из уст жены это предложение прозвучало как-то заманчиво и в ответ, я только пожал плечами.

— А мне очень хотелось бы, что бы с нами ещё один мужчина был и ты попробовал с ним. Я когда об этом фантазирую, сильно возбуждаюсь.

— Интересно почему? — спросил я, сразу же поняв, что это лишь часть её фантазии. Завуалированное признание, того, что ей хотелось бы попробовать с двумя мужиками.

— Не знаю..., наверно мне хочется, чтобы тебе было приятно... , — продолжила она, прозрачно намекая, что это желание должно быть взаимным. — Мне кажется, это нас, ещё больше бы сблизило...

Честно признаться, у меня возникали подобные фантазии. И когда я, смотрел порно, с таким раскладом, то сильно заводился, представляя, как бы это было на самом деле, но пробовать это, мне не хотелось. Не ожидая от неё подобных речей, я был удивлен, что супругу могут посещать такие извращённые фантазии. Мысль, что милая сама (пусть и не открыто), изъявила желание попробовать с двумя, вызвала во мне внезапную ревность и одновременно, очень сильно возбудила.

— Ты имеешь ввиду, если бы мы с тобой, на одном хую побывали? — спросил я, чувствуя, как мой член предательски зашевелившись, приподнял одеяло.

— Нет, зачем? — смутилась она. — Я бы не участвовала. Тебя бы кто-нибудь в попку трахал, а я просто рядом с тобой была... Ну, может быть, пососала бы у тебя, в это время.

— Что-то мне не верится, что тебе только этого хочется. Рассказывай уж полностью свои фантазии, раз завела такую тему.

— А ты не обидишься?

— Нет, конечно. Это же глупо, обижаться на то, чего не было.

Видимо набираясь храбрости, Марина немного помолчала.

— Ну, давай, колись — поторопил я, желая услышать её признание. — Чего бы тебе хотелось?

— Ну, ещё... — неуверенно начала она. — Я иногда представляю, что меня ласкают вдвоём...

Застыдившись своих слов, она вновь примолкла, сконфужено спрятав лицо на моей груди, а её рука неспокойно заблуждала под одеялом поглаживая моё тело.

— А ещё, что?

— И всё...

— Ну не обманывай! Говори уж честно.

Добравшись до члена, милая, словно не веря, приподняла одеяло желая воочию убедиться в том, что он действительно стоит.

— И чего это он так напрягся? — улыбнулась она.

— Тебя слушает — пошутил я. — Хочет узнать, о чём ты ещё мечтаешь.

— Я об этом не мечтаю, а воображаю.

— А какая разница?

— Мечтать, это — желать и стремиться к этому. А я просто представляю и всё.

— Ну ладно, расскажи фантазии.

Убедившись, что меня это заводит, Марина стала несколько откровенней.

— Ну, что ещё рассказывать? Бывает, меня посещают фантазии, что у меня в руках сразу два члена и я, по очереди, ласкаю их ротиком, а ещё, мы с тобой занимаемся любовью, я в это время сосу у другого мужчины, а потом вы меняетесь. Но это только фантазии, на самом деле, я бы ни когда не согласилась на это.

— А, что? Я был бы не против этого. Мне тоже иногда в голову такие мысли приходят,

— Нет, в жизни я такого не хочу. Мне, за эти фантазии-то, стыдно.

— Все люди фантазируют, а некоторые, так ещё их и в жизнь воплощают и то не стыдятся. Лично мне бы очень хотелось, реализовать твои фантазии. Я тебе уже не раз это предлагал.

— И ты бы не ревновал?

— Ну, не без этого конечно... Но всё равно, разок бы позволил тебе с кем-нибудь перепехнуться — заверил я, всё больше заводясь от таких разговоров. — Интересно посмотреть со стороны, как тебя, ебёт другой.

— Ну, нет! Я бы ни когда, не смогла на такое решиться.

После этого, знаменательного вечера, прошла пара месяцев и всякий раз, занимаясь любовью, я вспоминал о нашем разговоре, всё больше склоняясь к тому, что неплохо было бы попробовать реализовать фантазии супруги и пригласить в нашу постель какого-нибудь мужика. Конечно, я понимал, что присутствие постороннего, может негативно повлиять на нашу семейную жизнь, но всё же надеялся, что наша любовь и доверительные взаимоотношения, окажутся сильнее. Думая об этом, я дико возбуждался и, в конце концов, вновь поднял эту тему.

— А может всё-таки, побалуемся так же — спросил я, лаская благоверную, после просмотра порно, в котором двое мужиков отымели одну бабу. — Воплотим наши желания в жизнь? Как ты к этому относишься?

Разомлев от ласки, Марина только слегка улыбнулась.

— Что-то, мне, очень захотелось попробовать втроём — продолжил я. — Представляешь, как бы тебе хорошо было, если бы сейчас, одновременно со мной, тебя, ещё кто-нибудь ласкал? Или, ты бы, сосала у него, а я тебе писичку лизал?

— Не соблазняй, не выйдет — расслабленно проворковала она. — Мне и с тобой хорошо.

— А было бы ещё лучше. А потом, мы бы вдвоём, тебя во все дыры оттрахали. Может у него, член, был бы побольше чем у меня, тогда вообще, было бы замечательно. Разве тебе не хочется попробовать с другим? Говорят, чужой, всегда больше кажется.

— Интересно конечно, но слишком стыдно. Особенно в рот брать у чужого мужика. Это же, очень интимная ласка.

— Тебе же вроде хотелось пососать два члена?

— Но, это же, только фантазии, а в реальности я брезгую. А тебе разве приятно будет после этого меня целовать? Ты же сам говорил, что тебе западло с гулящими бабами в губы целоваться потому, что они все за щеку берут.

В этом, она была права. Я действительно брезговал такими бабами, но почему-то по отношению к супруге, это не показалось мне предосудительным. Меня даже возбуждала мысль, что она возьмёт в свой маленький ротик чужую залупу, хотя полной уверенности, что после этого, её губки останутся столь же желанными как прежде, не было.

— Да, чё, поди... — слегка заколебавшись, заверил я. — Почистишь после него зубки, да и всё. Ты же у меня не шалава и не обсасываешь хуи у кого попало.

— Мне кажется, если я это сделаю, то буду себя чувствовать именно такой.

— Почему? Я же с тобой буду.

— А, что подумает обо мне мужик? Он же, скорей всего решит, что я извращенка, раз с двумя трахаюсь.

— Я объясню ему, что это всё я затеял, а ты сделаешь вид, как будто я тебя принуждаю, а тебе самой это не нравится и всё будет нормально.

— А вдруг ты потом ревновать меня будешь?

— Я же сам тебе это предлагаю, так, что, почему я должен ревновать? Наоборот, мне будет приятно, если тебе будет хорошо, я же тебе доверяю. Мне хочется подарить моей любимой жёнушке наслаждение, о котором она мечтает. Разве это плохо? Давай попробуем хотя бы разок. Или ты в себе не уверена?

— В себе-то я уверена...

— Ну, так соглашайся!

Вероятно раздумывая, милая ненадолго притихла.

— Нет, я не смогу, да и не хочу. Я думаю, не стоит рисковать нашими отношениями и лишать себя достоинства, ради сомнительного удовольствия. Я не шлюха и у меня есть моральные нормы.

— Ну, разок-то можно и переступить их. Ни кто же не узнает.

— Переступишь один раз, а пятно останется на всю жизнь. Сам понимаешь — испачкаться легко, а вот как потом отмыться? Мне кажется, я после этого, уважать себя перестану.

— А ты пойди на это, ни ради своего удовольствия, а ради меня, тогда тебя не будет совесть мучить. Ради любимого мужа, можно же чем-то пожертвовать?
— Можно, но не нужно. Может ты, после этого бросишь меня. Скажешь, что я распутная, раз согласилась на такое постыдство.

— Наоборот, я тебя ещё больше любить буду, за твою жертвенность.

— Да? — то ли удивилась, то ли обрадовалась она.

— Ну конечно. Я же понимаю, на что тебя подбиваю и если ты уступишь мне, то я несомненно оценю это.

Этот разговор, тоже окончился ни чем, но я не сдавался и продолжал обрабатывать жену, изыскивая разные способы давления и примерно через месяц, она стала поддаваться.

— А с кем бы ты хотел? — спросила она, не выказывая энтузиазма.

— Не знаю, давай решим. А ты?

— Вообще-то ни с кем, это же твоя идея. Я об этом и не думала.

— Подумай, тебе же с ним, трахаться.

— Я даже представить не могу, что бы кто-то конкретный, занимался со мной сексом.

— Ну, сначала надо выбрать человека и тогда сможешь представить — ухватился я за её слова, довольный, что разговор становится уже конкретным.

— Не хочу я ни кого выбирать. Зачем мне это надо?

— Давай хотя бы ради интереса выберем, пофантазируем немного. По каким критериям ты бы выбирала?

— Наверно, в первую очередь, чтобы человек был приятен в общении и вызывал симпатию.

— А как насчёт физических данных?

— Лишь бы не толстый был. Я не люблю слишком упитанных мужиков.

— А размеры члена тебя разве не интересуют? Мне кажется это одно из главных критериев для женщин.

— Ошибаешься. Тебя же я, не по размерам выбрала.

— Ну, это для жизни, а для такого-то случая желательно, чтобы хуй большой был.

— Но уж, это не обязательно — заскромничала она. — Главное не размер, а чтобы человек был порядочный.

— Это-то, конечно. Но согласись, что с большим хуем, он был бы тебе, более привлекателен.

— Может быть — пожала она плечами. — Я, как-то, на этом не зацикливаюсь. У меня, слава богу, не большая дырочка, так что мне этого не нужно.

— Но всё равно ведь, интересно же, поэкспериментировать, побаловаться с большим членом? Я думаю: если уж рисковать репутацией, то надо хотя бы знать за что. Зачем, кому-то давать, если ничего нового не испытаешь? Мне-то хочется, чтобы ты при этом, получила максимум удовольствия, а не просто, перепихнулась с кем-то левым. Ты не находишь?

Марина скромно промолчала и хотя я не услышал от неё утвердительного ответа, по всему было видно, что она согласилась и теперь нам оставалось найти, для неё, подходящего ёбаря.

Прошёл ещё месяц в течении которого, любимая, хоть и колебалась, но уже не противилась моему желанию и занимаясь сексом, мы постоянно возвращались к этому разговору, подбирая и обсуждая, возможные кандидатуры. Супруга, ломаясь, отметала всех, предлагаемых мною, друзей и знакомых. В конце концов, мы смогли сойтись на одном из них, посчитав его самым приемлемым кандидатом, но даже и он был под вопросом, так как был женат и мы, знали его жену.

— Я не могу с ним — заартачилась Марина. — Мне не удобно. Как после этого я буду смотреть в глаза Светке?

— Да, ладно! Что она тебе — близкая подруга? Ты же не отбивать его будешь — стал убеждать её я. — Перепихнёшься разок и всё. Их семейная жизнь от этого не пострадает. С его стороны это будет даже не измена, а дружеская помощь.

— Всё равно, как-то не хорошо с чужим мужем трахаться.

— Да кого это, когда останавливало? Половина баб трахаются с чужими мужьями и при этом остаются подругами с их жёнами. Мы не так уж и часто с ней общаемся и неизвестно, как бы она посмотрела на это, окажись на твоём месте. Думаю, ни одна женщина не отказалась бы.

— Ну не знаю...

— Ладно, не загружайся. Смотри на это как на лёгкую шалость. От неё не убудет, если ты побалуешься её «игрушкой» — заключил я, утверждая кандидатуру. — Кстати, я видел Вовкин член, он будет побольше, чем у меня. Правда не на много, но для хуя и пара сантиметров имеет большое значение.

Не исключаю, что именно последние слова оказались наиболее убедительными для моей милой, склонив, её чашу весов, в пользу Владимира.

— И как ты себе это представляешь? — поинтересовалась она, согласившись с моими доводами. — Вряд ли она его одного к нам в гости отпустит.

— Пока не знаю. Сначала надо, их обоих, пригласить к нам в гости и предварительно «прощупать почву», а там — сориентируемся.

Через два дня, мы уже, ждали гостей. Я решил не посвящать друга в наш план, пока не узнаю, его отношение к подобным играм в целом и непосредственно его готовность поучаствовать в них. Также надо было предварительно убедиться в том, что моя жена привлекает его как женщина и может вызвать в нём желание. Не скажу, что моя благоверная не заслуживает этого, но Света была симпатичней и к тому же, мы были на шесть лет постарше их, так, что необходимость проверить это, была. Для этого, я предложил Марине, не надевать нижнее бельё и незаметно для его жены, пофлиртовать с ним, подразнить своими прелестями, вроде как случайно, давая ему возможность увидеть их.

— Нет. Мне стыдно — запротивилась она. — Неизвестно, что он подумает, если увидит, что я без трусов. Может ему это неприятно будет.

— Ну и ладно, пусть тогда не смотрит. Ты же не в гостях, а у себя дома, так, что вполне можешь позволить себе ходить без нижнего белья. Может ты, всегда так ходишь, кому какая разница?! Хотя я очень сомневаюсь, что ему будет неприятно, мне кажется, нет таких мужиков. Главное, чтобы он, не догадался, что ты это специально делаешь и тогда никакого стыда не должно быть. Это уже будут его проблемы: смотреть или нет. Если он не поведётся, то значит, будем искать другого кандидата.

— А может, не будем ничего затевать? Нам и вдвоём хорошо, зачем ещё кто-то нужен? Я не хочу никому, кроме тебя, давать.

— Давай уж теперь попробуем, раз решили. Мне очень этого хочется.

Немного поломавшись, она согласилась, заметив, что идёт на это, только ради меня.

Встретив гостей, Марина пошла переодеваться. Не дожидаясь её, мы с Вовкой поставили журнальный столик к дивану и с помощью Светы быстро накрыли его, расставив всё необходимое.

— О, вы уже и без меня управились! — довольно улыбнулась супруга, появившись из дверей спальни.

Её вид вполне соответствовал нашему замыслу и насколько я заметил, сразу же произвёл нужное впечатление на друга.

Одета она была в светлую, полупрозрачную блузку, короткую, чёрную юбочку, телесного цвета чулки, а картину завершали чёрные, лакированные туфли на длинной шпильке. Сквозь тонкую ткань кофточки было прекрасно видно, что на ней нет бюстгальтера и её, всё ещё, аппетитные груди, свободно покачиваются от малейшего движения, дразнясь тёмными, выпуклостями сосков.

Это было красиво и возбуждающе, хотя и несколько демонстративно. По лицам гостей я понял, что её одежда вызвала в них некоторую сумятицу, но лично я, был доволен таким зрелищем.

Первым среагировал Володя:

— Ты очень шикарно выглядишь — сделал комплимент он, с трудом отводя взгляд от её груди.

В глазах Светланы, при этих словах, я заметил огонек ревности, но справившись с собой, она улыбнувшись, утвердительно кивнула.

— Да, действительно...

— Спасибо — поблагодарила Марина, окрасившись лёгким румянцем, сделавшим её лицо, ещё привлекательней.

Мы заранее продумали как рассадить гостей, чтобы Вовка имел возможность заметить, что на моей милой нет трусов, а Света — нет. Так, что женщины расположились на диване, а мы с другом, сели в кресла, напротив них.

Дальше мы, выпивали, разговаривали, шутили. В какой-то момент, любимая, расслаблено откинулась на спинку дивана и, что-то рассказывая, небрежно развела колени в стороны. Подол юбочки, подтянулся, вверх по бёдрам и с наших мест, стало видно, что под ней, так же, как и под блузкой, ничего нет. С такого расстояния можно было легко рассмотреть пухлые, мохнатые дольки пирожка и выступающие из них розовые лепесточки малых губ. Судя, по моментально взбугрившимся, штанам друга, эта «оплошность» не ускользнула от Вовкиного внимания и его взгляд, пленённый открывшимся видом, невольно задержался в глубине её распахнутых бёдер, любуясь прелестью моей супруги. Этот сеанс длился всего несколько секунд, но и этого было достаточно, чтобы разбудить в нём определённый интерес и желание. Теперь он уже не мог не думать о том, что на ней нет нижнего белья и его взгляд всё время крутился возле Маришки, стараясь не упустить возможность, ещё раз увидеть, её мохнашку. Довольный произведённым эффектом, я сделал вид, что ничего не замечаю, но от мысли, что друг увидел самое сокровенное местечко моей жены, член, неожиданно зашевелился и выдавая меня, предательски поднял голову, заставив меня закинуть ногу на ногу.
В отличии от нас, Света, ничего не могла заметить и Марина, пользуясь этим, потихоньку возбуждала и соблазняла её мужа, то и дело, как вроде случайно, одаривая его, чудесным, волнующим, видом, своей волосатой прелести. В принципе, наша первоочередная цель была достигнута, было уже ясно, что супруга завладела его сексуальными фантазиями и если ему предложить, то он, без сомнения, не откажется от возможности трахнуть её. Теперь оставалось, только организовать это дело, причём так, чтобы всё выглядело вроде как спонтанно, а не намеренно и вместе с тем, честь жены, после этого, не пострадала.

Уже изрядно выпив, мы решили потанцевать и Володька, сразу же, пригласил мою супругу, предоставив мне развлекать свою Светлану. Вряд ли, она, не обратила внимание, на повышенный интерес мужа к моей благоверной. Скорей всего, она тихонько ревновала и злилась на него и вовремя танца, видимо желая, вызвать в нём, такие же чувства, Света, всё плотнее прижималась ко мне, своими мягкими выпуклостями, сокращая расстояние, пока моя шишка не упёрлась в низ её живота. Почувствовав её, она слегка отстранилась, но тут же прильнула обратно прижавшись ещё теснее. Не знаю, делала она это назло мужу, или ей было приятно ощущать мой возбуждённый член, но в любом случае, такой тесный контакт, мне очень даже, понравился и я чуть ли, не кончил в штаны.

В свою очередь, Марина, следуя нашему плану, продолжала совращать друга. По всей вероятности, она не была полностью уверена в том, что ему удалось заглянуть ей под юбку, так как, в это время она боялась смотреть в его сторону, чтобы случайно не перехватить его взгляд направленный туда, а я ещё не подтвердил этот факт. Зазвучала какая-то энергичная музыка и Марина, чтобы уж наверняка засветиться, решила станцевать перед нами, по-другому. В этот момент Света, как раз, вышла из комнаты и милая, воспользовавшись её отсутствием, вроде как балуясь, стала эротично раскачивать бедрами постепенно приседая все ниже и ниже. Естественно юбка, от широко разведенных коленей, поползла вверх и в какой-то момент, её заветное местечко стало полностью доступно для наших глаз. Судя по припухшей, раскрывшейся вульве, супруга была возбуждена. Губки её органа были уже достаточно увлажнены и откровенно распахнуты, маня проникнуть, в узенькую, слегка приотворившуюся, щелку.

Во мне неожиданно зашевелилось чувство собственничества и внутри меня, что-то остро защемило, протестуя против того, что друг любуется моей прелестью. Но такое удовольствие, для Вовки, продолжалось недолго. Перехватив его похотливый взгляд, Марина вроде как спохватилась и сделав вид, что очень смущена такой оплошностью, быстро скрылась в спальне.

— Застеснялась, побежала трусики одевать — проводив её взглядом, улыбнулся я. — Забыла, что без них. А по мне так, ничего, в этом, страшного нет. Ну увидел и увидел. Мы уже не малолетки, чтобы придавать этому большое значение. Так ведь?

— Ну, да — согласился он. — Уже всяких насмотрелись.

— Мне нравится, когда Маришка трусы не надевает, особенно когда идём на улицу. Это так заводит. Вы не пробовали?

— Пробовали. Нам тоже это нравится. Дома, если ни кого нет, так мы, вообще, голышом ходим.

— А моя чего-то боится. Постоянно приходится упрашивать. Сегодня еле уболтал.

Наш разговор прервали появившиеся женщины. После этого мы ещё немного посидели, потанцевали и допив спиртное, распрощались.

Я находился на вершине возбуждения, поэтому, когда гости, ушли, мы сразу же нырнули в постель. Марина тоже была сильно возбуждена и снимая с неё трусы, я сразу обратил внимания насколько сильно они взмокли. Её вульва была, не то, что готова, а просто истекала соками желания, которые я с удовольствием вылизал.

Это был прекрасный вечер, в довершение которого, моя скромница, стыдливо призналась, что ей понравилось то чувство, которое она испытывала, дразня Вовку, и она согласна продолжить и углубить отношения с ним.

Примерно через месяц, Светлана с Вовкой, пригласили нас к себе с ответным визитом. Они устраивали скромную вечеринку в честь дня его рождения и настоятельно просили нас придти. Конечно, нам, не хотелось идти в малознакомую компанию, но посчитав, что для реализации нашего плана необходимо поддерживать, с нашим кандидатом, более тесное общение, мы согласились. Придерживаясь нашего плана, я попросил Марину, надеть платье с глубоким декольте и широким, задним вырезом, доходящим практически до пояса. Выглядела она в нём — шикарно и очень женственно.

Вечер проходил как обычно. Все поздравляли именинника, выпивали, танцевали, разговаривали. Компания была доброжелательная и состояла из четырёх семейных пар (не считая нас и хозяев). Не скажу, что остальные гости женского пола, были не симпатичны, или плохо одеты, но моя супруга стала для их мужей, объектом внимания номер один. Возможно, все они были давно знакомы, а тут появилась прекрасная женщина, в несколько откровенном платье, из декольте которого, призывно выпячивались груди, разделённые глубокой, соблазнительной ложбинкой. Наверное, не осталось ни одного мужчины, который не ощупал бы её, своим похотливым взглядом. В какой-то момент, я даже стал нервничать, но супруга держала всех на расстоянии, не давая, ни малейшего повода для ревности и я, успокоился.

Потихоньку, все гости разошлись и мы осталисьнаедине с хозяевами. Света, немного перестаралась со спиртным и почувствовав это, решила прилечь, предоставив нам развлекаться без неё. Кроме Вовки, за столом, ни кого не осталось и я, решил продолжить свою интригу.

Сидя в обнимку с женой, я стал фривольно поглаживать её грудь, сначала сквозь материю, а затем и вовсе, запустив ладонь ей за пазуху. Милая, тоже, была уже, изрядно выпивши и находилась в игривом настроении, хотя внешне старалась выглядеть пристойно.

Делая вид, что ему безразлично, Вовка что-то рассказывал, но его взор, то и дело задерживался на моей руке играющей с сиськами, словно ожидая, что они выскочат из выреза платья.

— Хочешь, покажу? — перехватив взгляд, улыбнулся я.

— Давай — обрадовался он.

Взяв титьку в пригоршню, я приподняв её над воротом, вывалил наружу.

— Ну, ты, что делаешь?! — слабо возмутилась Марина, пытаясь вернуть её обратно. — Не балуйся...

— Да пусть посмотрит, жалко, что ли? Всё же сегодня его день

Не давая, жене спрятать сиську, я одновременно с этим, стянул с её плеча, бретельку платья, обнажив и вторую грудь. Ареальные пятна слегка сжались и сморщились, соблазнительно выпячивая розовые вишенки сосков.

— Нравится? — спросил я друга, удерживая руки супруги.

— Конечно!

— Если желаешь, можешь потрогать.

Встретившись с ним глазами, Марина залилась пунцовой краской.

— Ну, Дима... — смущённо сконфузилась она, делая слабую попытку, прикрыться. — Прекрати!

— Ладно, не жмись, дай имениннику пощупать!

— Пусть у своей жены щупает!

— А чем, твои, хуже? Они, у тебя, очень даже аппетитные. Дай мне похвастаться тобой, какая ты у меня красавица! Пусть заценит, какие они нежные и приятные, чё тебе — жалко?

Сделав вид, что уступает силе, милая перестала дёргаться.
— Ну, ладно, если тебе так хочется...

— Мне хочется. Иди сюда, Вован.

Не заставляя себя упрашивать, друг переместился к нам и его рука нежно, ухватилась за титьку жены.

— Поласкай её, сегодня тебе можно — разрешил я, стаскивая вторую бретельку. — Я позволяю.

От чужого прикосновения, соски, ещё больше напружинились и огрубели, выдавая состояние супруги.

Поддаваясь искушению, Володька припал губами к её груди, а его штаны, ниже пояса, зашевелились и приподнялись. Заметив это, я, улыбнувшись жене, взглядом указал ей на его бугор.

— Он тебя хочет — довольно шепнул я ей на ухо. — Может, позволим ему, пониже, тебя поцеловать?

Марина отрицательно покачала головой, но в её глазах я заметил лёгкую истому, что подхлестнуло моё желание.

— Да — тихо, но твёрдо произнёс я, и не давая ей возразить впился в её губы, одновременно скользнув рукой вниз к подолу.

Откинувшись на спинку дивана, супруга обвила меня рукой, с нежностью и страстью отвечая на мой поцелуй. Расслабленная алкоголем и нашими лобызаниями, она почти не сопротивлялась, возложив всю ответственность, за происходящее, на меня.

Не отрываясь от её губ, я потянул платье вверх, бесцеремонно, задрав его до пояса.

— Ну, что ты делаешь, не надо — увернувшись от поцелуя, выдохнула она. — Перестань...

Судя по сговорчивой интонации, с какой это было произнесено, супруга, уже размякла и находилась в том состоянии, когда похоть начинает превозобладать над разумом. Ещё с первого раза стало ясно, что её, сильно заводит даже то, что на её прелести смотрит чужой мужчина, не говоря уж о прикосновениях и поцелуях.

— Не ломайся, моя сладенькая — чувствуя, что она сдаётся, ласково проворковал я.

Моя рука, тихонько проскользнув под резинку, полезла ей в трусы. Не препятствуя этому, милая, податливо раздвинула ножки, позволяя моей ладони, протиснуться вглубь, между бёдер. Вульва уже сочилась и вся промежность и трусы, были мокрыми и скользкими от, выделяемых ею, секреций. Понятно, что потекла она не от моих прикосновений, а из-за Вовки, а значит и её вожделение, было, в первую очередь, направлено на него и физиологически, она была готова принять его, хоть сейчас. Конечно, мне было не очень приятно сознавать, что моя жена так легко заводится от постороннего мужчины и её «лежбище» истекает от желания, вобрать в себя, чужой член, но в тоже время, её возбуждение передалось мне и я, уже, не хотел останавливаться.

— Давай трусики снимем, а то они уже мокренькие.

— Нет — продолжала жеманиться она. — Ну, что вы делаете...

Массируя ей клитор, я вдруг почувствовал лёгкое прикосновение к своей руке. Видимо поняв, к чему я клоню, Володя решил воспользоваться ситуацией. Ладонь друга, неуверенно поглаживала бедро жены, всякий раз замирая возле кромки трусиков. Давая ему возможность проникнуть под них, я, продолжая целовать супругу, потянул трусы вниз. Неожиданно, Марина, чуть приподняла задницу, дозволяя мне, немного приспустить их и я, воспользовавшись этим, стянул трусы до самых колен, обнажив перед другом своё сокровище. Вероятно, не зная, насколько вольно можно себя вести и, что возможно себе позволить, Вовка заколебался, вперив в неё, похотливый взгляд. Заметив его сомнения, я, взяв его руку, поощрительно положил её, на мохнатый холмик жены, приглашая поласкать её прелесть не только глазами, но и на ощупь. Взлохматив, примятую трусами шёрстку, его ладонь слегка сжалась, ощупывая и тиская мягкую плоть пирожка. От его прикосновений, Марина ожила, чуть заметно зашевелив низом живота, а её дыхание стало сбиваться. Ей явно хотелось, большего и если бы не мешающие трусы, то она бы, без сомненья, уже раздвинула ноги, предоставив ему полную свободу. Другу тоже хотелось добраться до её вульвы и видимо, не только руками. Набравшись смелости, он уткнулся носом во влажные заросли и его рука, скользнув по бедру, потащила трусики вниз. Потворствуя ему, «благоверная» приподняла ножки, позволяя снять их с себя, полностью. Её молчаливая уступчивость, граничащая с бесстыдством, подхлестнула во мне похоть. Я чувствовал, что происходящее, возбуждает жену не меньше чем меня и дальнейшее развитие событий, зависело только от моего желания.

— Может, ты сейчас ему дашь? — прошептал я ей на ушко. — Хочешь, он тебе вставит?

Вопрос был излишним. В сущности, она, уже отдалась, но мне хотелось услышать это, из её уст, чтобы потом, она не могла сказать, что ей самой, этого не хотелось и она просто, уступила мне.

Очевидно собирая остатки твёрдости, Марина помедлила с ответом.

— Зачем? — не найдя в себе сил отказать, задала она глупый вопрос.

— Всё за тем же...

Освободив милую от трусов, Володя приник губами к вульве, а его палец, судя по всему, проник ей в щель, окончательно лишая её воли. Лёгкость, с какой она позволила, чужому мужику, добраться до её потайного местечка, вызвала во мне негативные чувства.

«Хоть бы повыёбывалась немного, для приличия, прежде чем к пизде подпускать. Корчит из себя скромницу, а сама, поди рада, ему подставить» — разочарованно подумал я, наблюдая за манипуляциями друга.

— Ну, что вы делаете... — прошептала супруга. — Давайте хоть свет выключим, а то мне стыдно.

Восприняв её просьбу, как согласие дать ему, я окликнул друга:

— Эй, ты там не задохнулся?

Оторвавшись от своего занятия, Вовка, посмотрел на нас хмельными глазами.

— Нет, всё нормально — виновато улыбнулся он.

— Я имею ввиду, от счастья, — добавил я, улыбнувшись в ответ. — Вкусный пирожок?

— Ага, очень.

— Иди, выключи свет.

Поняв, что будет продолжение, друг, метнулся к выключателю.

— Может платье тоже, снимешь? — подняв с пола трусики, спросил я.

— Нет.

Не настаивая, я расстегнул джинсы, и вытащив, рвущийся на свободу, член, вложил его в руку супруги.

— На, пососи.

— А может не надо? Вдруг Света войдёт?

— Вряд ли. Она в полном отрубе — погасив свет, подал голос Володя. — Её сейчас пушкой не разбудишь.

Осмелев в темноте, Марина, без принуждения, склонилась к моему паху и её губки приятно заскользили по головке члена.

Раздевшись до трусов, Вовка расположился на полу и пристроившись у её ног, стал целовать ей колени, тихонько продвигаясь вверх по бёдрам. Достигнув волосатого треугольника, он потёрся о него лицом и жена, откликнувшись на его немую просьбу, приглашающе развила ножки. Видимо языком, он владел умело, так как уже через несколько минут, милая, тихонько «приплыла».

Несмотря на негативные мысли, происходящее приносило мне, ни с чем несравнимое удовлетворение и я был, не намерен, останавливаться на этом. Дав другу насладиться вкусом её пирожка, я усадил жену верхом на свои бёдра. Смущаясь трахаться при постороннем, Марина слегка заупрямилась.

— Ну ты, что..., не надо..., пошли домой... Побаловались и хватит...

— Нет. Я хочу присунуть, а то мне уже не вмоготу. Давай по-быстрому...

— Мне стыдно.

Не обращая внимание на слова, я пристроил конец к её щелке и она послушно опустилась на него.

Оставшись не у дел, Володя, сел рядом с нами. Даже в темноте было видно, насколько сильно оттопыриваются его трусы и судя по этой выпуклости, под ними, было, за что подержаться. Марина тоже не могла не заметить этого и как мне показалось, её лицо, то и дело, поворачивалось в его сторону, хотя, куда именно, она смотрит было непонятно. Уверен, что ей уже не терпелось, познакомиться с его «дружком» поближе, но боясь выглядеть распутной, она стоически, сдерживала своё желание. Провоцируя свою скромницу, я, взял её руку в свою и не деликатничая, положил на бугор друга. Ощутив под тканью пульсирующую плоть, Марина, вроде как, хотела убрать руку, но желание и любопытство взяло вверх и она тихонько, сжала ладонь, ощупывая сквозь трусы, чужое достоинство. Не знаю, придала ли ей уверенность темнота или она не смогла справиться с собой, но так или иначе, милая, не удержалась от соблазна и её рука бесстыдно полезла под резинку трусов, стремясь сполна ощутить, всю прелесть, ещё незнакомого ей, органа. Скорей всего «благоверная» не рассчитывала, что её действия будут мною замечены и вытащив из трусов член друга, она беззастенчиво тискала и мяла его, видимо получая от этого, дополнительное удовольствие. Конечно, я был не против этого, но меня напрягло то, что, она пытается делать это в тихушку от меня. Когда мы ещё только в перспективе, обсуждали с ней групповой секс, супруга категорически отказывалась от каких либо ласк с её стороны, мотивируя тем, что она очень брезглива и ей неприятно, прикасаться к чужому члену, а уж тем более, брать его в рот. А теперь, наблюдая за женой, я смог убедиться, что оказывается, она, ни настолько уж и брезглива, как хотела казаться, и если она не гнушается лезть к чужому мужику в трусы, то вполне может взять у него и в рот.
— Может, пососёшь у него? — едва слышно, шепнул я ей на ушко.

— Нет, — также тихо ответила она, но видимо испугавшись своей категоричности, помедлив, добавила: — Не сейчас...

— Не ломайся... — настойчиво прошептал я, поняв, что она уже не против этого. — Я хочу, что бы ты, у него, в ротик взяла.

— Потом, как-нибудь. Он же наверно не подмытый...

— Ну и что? У меня тоже не подмытый был, не стошнило же.

— Он-то чужой...

— Вижу, уже не совсем, раз ты ему хуй дрочишь?

Не зная, что ответить Марина, убрав руку с члена, сконфужено промолчала.

— Давай, пососи теперь, раз уж взялась за него — утвердительно шепнул я, и уже громче произнёс: — Володь, а ты, в ротик, не желаешь дать? Хочешь, моя сладенькая, губками поласкает?

— Ты это серьёзно? — недоверчиво спросил он.

— Да. А что, ты против?

— Хочу, конечно! — обрадовался он.

— Ну, тогда давай, пристраивайся, Маришка тебе индивидуальный подарок сделает, в честь твоего дня рождения.

Не заставляя себя ждать, он встал ногами на диван и стянув трусы до колен, поднёс своего, вздыбленного красавца, к её лицу. Никогда ещё я не видел эрегированный, мужской член в такой непосредственной близости. От слабого отсвета из окна, я не имел возможности рассмотреть его досконально, но то, что его размеры, по всем параметрам, превышали мои, было хорошо заметно и это невольно зацепило моё самолюбие.

— Возьми его — севшим, от волнения голосом, разрешил я жене, небеспочвенно предполагая, что оценив достоинство друга на ощупь, она испытывает желание, опробовать его во всех вариациях.

Не выказывая недовольства, Марина, послушно взяла в руку, предложенный ей орган и заколебавшись, посмотрела на меня, очевидно пытаясь, сквозь мрак, увидеть выражение моих глаз.

— Ты, правда, этого хочешь?

— Не меньше чем ты — двусмысленно ответил я, предоставляя ей возможность отказаться. — Не стесняйся, возьми в ротик, поласкай его писю своими сладкими губками.

Не выпуская члена из руки, милая, внезапно прижалась ко мне грудью и нежно поцеловала в губы, то ли, выражая благодарность, то ли, ища моральной поддержки, но в любом случае, поцелуй показался мне долгим и очень страстным.

— Я тебя люблю! — тихо выдохнула она, в самое ухо.

— Я тебя — тоже...

Приняв прежнее положение, Марина, ласково подрочила подвижную кожицу ствола и стянув её, с толстой головки, неуверенно поднесла конец, к своим полуоткрытым, губам. Вроде как пробуя его на вкус, её язычок, заскользил по залупе облизывая её словно мороженное. Было очевидно, что член друга ей понравился и лаская его, любимая, даже не напрягалась, что он не подмыт. Забыв про свою брезгливость, она спокойно заглотила головку и её губы, поползли вдоль ствола, втягивая в рот как можно больше.

Я даже не предполагал, что это может вызвать во мне, такую сильную бурю разнообразных эмоций: страсть, ревность, любовь, отвращение, боль, похоть, злость и удовольствие, всё смешалось во мне, заставляя мою кровь, буквально бурлить, в жилах. Такой адреналиновой встряски я еще ни когда не испытывал, мне одновременно хотелось целовать и наказать свою «благоверную» и вместе с тем, я тащился, от какого-то извращённого, наслаждения. Прямо перед моим лицом, жена, бесстыдно опускаясь, сосала хуй чужого мужика, и это зрелище приносило мне дикое вожделение.

Впоследствии, разобравшись в себе, я понял, что меня возбуждало унижение, которому подвергалась жена, беря в рот срамной орган, ведь по сути, её ебали в него, вместо пизды. Конечно сейчас, наше общество, морально разложилось и это стало считаться нормой, но мы с супругой, воспитывались в те времена, когда к защеканкам и пиздолизам, относились презрительно и хотя мы с ней практиковали оральный секс, всё же, подсознательно, мы оба, продолжали считать его унизительным, и уместным, только, с очень близким человеком.

Наблюдая, как она сосёт Вовкину хрень, я отчаянно боролся с желанием кончить, зная, что после этого, всё это блядство, мне станет противным.

— Давай по другому — предложил я, приподнимая с себя супругу. — Ложись на спину.

Выпустив из себя, оба наших члена, она послушно переместилась с моих бёдер на диван.

— Я, наверно, тогда сниму платье, а то оно, всё, изжулькается.

— Да, я тоже так думаю — кивнул я, снимая с себя одежду. — Надеюсь, Света нас не застукает.

— На счёт этого, можете не переживать — успокоил Володя. — Ночью, она даже в туалет не ходит. Спит как сурок.

Скинув платье, Марина легла на диван. На тёмном фоне, её обнажённое тело обозначилось белым, манящим силуэтом, отчётливо видимым даже при таком скудном освещении. Пятнышки сосков и шерстяной треугольник размывчато контрастировали с белизной кожи, зазывно привлекая и указывая, на местоположение её прелестей. Не скрывая свою настроенность, любимая приглашающе раздвинув ножки, молчаливо побуждая нас к действиям. Повинуясь женским чарам, мы с другом, припали губами к её телу, с двух сторон, осыпая его поцелуями. Володе досталась нижняя половина и он, облобызав ноги, проник лицом между бёдрами, надолго зависнув у заветного местечка. Как видно, его не очень смущало, то, что перед этим, я трахал жену и ещё минуту назад, в её пизде, находился мой член. Зная, как к этому отнеслись бы мои знакомые, побывавшие на зоне, я несколько удивился его поступку, хотя лично мне, почему-то, это было очень даже приятно.

— Я вас минут на пять оставлю, а то, что-то в ушах забулькало — почувствовав, сильное давление в мочевом, сообщил я. — Схожу, отолью. А вы, тут, не шалите без меня.

— Хорошо, не будем — отозвался Вовка. — А полизать можно?

— Можно, но не более того. Когда вернусь, ещё кое-что можно будет.

В кухне меня ожидал большой сюрприз, в виде голого мужика сидящего за столом. Не ожидая, что кроме нас остался ещё кто-то из гостей, я растеряно замер.

— О, заходи — сфокусировав на мне хмельной взгляд, проговорил он. — Выпить ещё есть?

— В зале осталось немного — не подумав, сдуру, брякнул я. — А ты чо голый сидишь?

— Да хрен его знает... Жена наверно, когда меня раздевала, трусы вместе со штанами стянула... Где их теперь в темноте найдёшь..., а она дрыхнет без задних ног... Пить будешь?

Опираясь на стол, он не очень неуверенно поднялся с табуретки и я, автоматически скользнув по нему взглядом, невольно задержал его, на чужом «хозяйстве». Даже в нерабочем состоянии, член этого мужика, выглядел весьма внушительно. Толстый, как ливерная колбаса, он вальяжно свисал на сантиметров тринадцать и заканчивался объёмистым набалдашником. По сравнению с ним, мой член выглядел детской писюлькой.

— Нет пока — буркнул я, и зашёл в туалет.

Член мужика вызвал во мне досаду на своего малыша и зависть, но всё же, первая мысль, когда я его увидел, была о том, какое удовольствие могла бы получить, с ним, жена.

Когда я вышёл из уборной, мужик, уже открывал дверь в зал, видимо, намереваясь разжиться там спиртным. Представив какое зрелище он там увидит, я мысленно чертыхнулся, но как-то помешать ему в этом, я уже не мог. Первое что пришло в голову, это погасить свет на кухне, отблески которого, рассеивали темноту в прихожей, а при открытых дверях, хоть и немного, но всё же, достигали зала. Щёлкнув выключателем, я в полном мраке добрался до зальной двери, надеясь, что пока глаза не привыкнут к темноте, незваный гость не успеет разглядеть, что там происходит и у моей милой будет время, что-либо предпринять. Но ситуация оказалась ещё комичней.
Пользуясь моим разрешением, Вовка, уткнувшись головой между ног моей «благоверной», полировал языком её вульву, а она, лёжа на спине, тихо млела от его ласки. Вторжение постороннего мужика, они восприняли, как моё возвращение, так как по комплекции, он не сильно отличался от меня, а в полумраке комнаты было видно только силуэты. Скорей всего, мужик сначала не заметил их. Плохо ориентируясь без света в чужой квартире, он зацепился ногой за угол дивана и чуть не упав, поймался рукой за его спинку, у изголовья супруги.

— Тихо, не убейся — думая, что это я, прошептала она и протянув руку, поймала его за член. — Иди сюда...

Не знаю, что подумал мужик, но отказываться он не стал и быстро сориентировавшись, пристроился около её головы. Я застыл в дверном проёме, соображая как поступить.

Конечно же, супруга, не могла не почувствовать, что ухватилась не за мой член, но видимо до её сознания это дошло с некоторым опозданием и он уже находился возле её губ. Вроде как растерявшись она, замерла, вероятно, пытаясь сообразить, что происходит и кто подошёл вместо меня, хотя, возможно, мне это только показалось. Думаю, в том состоянии, в котором она, в этот момент, пребывала, ей было уже всё равно, будет ли с ней, один, чужой мужчина или их будет — два. К сожалению, мне не было видно, взяла ли она в рот добровольно, или мужик, воспользовавшись её замешательством, сам засунул ей за щеку, но так или иначе, его залупа оказалась у неё во рту.

Затевать бучу, в такой щепетильной ситуации, было нельзя, так что мне оставалось надеяться, только на то, что мужик, получив удовольствие, по-тихому свалит, и никто, никого не узнает.

Давая за щеку моей любимой, мужик не проронил ни звука, и Вован (думая, что это я), вероятно воспринял молчание, как моё негласное разрешение трахнуть её. Оторвавшись от своего занятия, он заполз на супругу и она, не возражая, с готовностью приподняла ножки.

Приняв в себя второй член, Марина судорожно вздохнула, и её бёдра медленно подтянулись к груди, впуская его как можно глубже. Не забывая сосать у мужика, она, стала одновременно с этим, ретиво подмахивать низом живота, умело работая сразу в двух направлениях. Наблюдая за ней, я с трудом верил, что моя «скромница» способна на такое распутство. Скажи мне, ещё пару месяцев назад, что моя жена будет ебаться с двумя мужиками, а я буду, вот так стоять и смотреть на её блядство, я бы счёл это, за полный бред. Не отрицаю, в этом была и моя доля вины, я спровоцировал и её, и друга, и даже мужик, появился в зале, с моей подачи, но трахаться без моего ведома, я не разрешал. Меня переполняли злость и ревность и в то же время сильнейшее возбуждение и страсть. Всё это крутилось и менялось во мне, словно в калейдоскопе, будоража адреналином кровь и принося непонятное, психологическое, удовлетворение. Никогда бы не подумал, что глядя, как моя любимая обслуживает двух ебарей, я буду чувствовать не только желание наказать её за это, но и какое-то необъяснимое удовольствие и желание любить её.

Видимо она, тоже, испытывала больше, чем физическое наслаждение, так как, буквально через несколько минут, она уже билась в оргазме, заглушая свои крики живым кляпом. Вовка кончил вместе с ней и его сдержанное рычание, вплелось в мычание жены. Обессиленный, он сполз с её тела и опрокинув в себя стопку водки, вышел на балкон. Не дав ей отдышаться, второй ёбарь, тут же занял освободившееся место и милая, вновь, безотказно задрала ноги, принимая в своё лоно очередной член. Разница в размерах, была, весьма ощутима и глупо было предполагать, что она откажется, от выпавшей ей возможности, опробовать такой солидный агрегат.

Должно быть, для него, её щель была не столь просторна, как для Вовки и мужику пришлось немного повозиться, чтобы заправить в неё свою массивную залупу. Судя по громкому, порывистому дыханию жены, член продвигался туго и глубоко. Даже по звуку дыхания было понятно, какую сладость она испытывает, от внедрения в её тело такой объёмистой плоти.

— Какой он большой — осваиваясь, восторженно прошептала Марина. — Ты меня разорвёшь...

— Не бойся, тебе понравится.

— Мне уже, нравится. Давай сначала потихоньку, а то я к такому размеру не привыкла, он у тебя, просто монстр.

Слова супруги вызвали во мне всплеск ярости. Это было уже через чур. Я ещё мог, как-то понять и вытерпеть её побуждение попробовать такой, привлекательный для любой женщины, член, но слышать от своей жены, восхищённые отзывы и похвалы ёбарю, было мучительно и я, еле сдержался, чтобы не придушить «благоверную» прямо под ним.

Давая ей время приспособиться, мужик неспешно зашевелился, без резких движений натягивая её узкую вагину на свой штырь. Всякий раз, когда их лобки сходились, Марина упоённо вздыхала, а её ноги поджимаясь в коленях, подтягивались вверх. Вцепившись в его плечи, она стала легонько покачиваться ему навстречу, сначала тихо и осторожно, но с каждым движением, всё более, воодушевлённей и азартней. Видимо от избытка ощущений, у милой, перехватывало дыхание и вместо обычных, сладострастных стонов, она только судорожно всхлипывала, шумно и лихорадочно хватая воздух широко раскрытым ртом, словно его член достигал солнечного сплетения. На этот раз она кончила ещё быстрее и её тело, внезапно обмякнув, задёргалось в чуть видимых, конвульсиях. Думаю, она даже отключилась на несколько секунд, так как в течении некоторого времени, любимая, не подавала ни каких признаков жизни, хотя мужик всё ещё продолжал её трахать.

— Всё, я больше не могу — придя в себя, расслабленно выдохнула она. — Кончай быстрее...

— Сейчас.

Вероятно, желая попробовать мою любимую в другой позе, мужик, вынув член, перевернул её на живот.

— Давай по-собачьи.

Подчиняясь его просьбе, Марина, приподняв зад, послушно встала перед ним на четыре конечности.

— Давай, только быстро...

Её податливость ничуть не удивила меня. Она считала: что если уж, женщина, легла с мужчиной в постель, то она не должна, ни в чём отказывать ему и её святая обязанность, удовлетворить его до конца, даже если ей самой уже не хочется. В семейной жизни, её принцип, мне очень даже нравился, но в данном случае, она могла бы и не руководствоваться им. Очевидно, получив громадное удовольствие, милая, не хотела обламывать его, сочтя необходимым дать ему возможность кончить.

Примостившись к её заднице, мужик, нацеливаясь, поводил головкой по мохнатым губам, нащупывая между ними вход в гостеприимную пещерку. По всей видимости, влагалище жены, было уже достаточно хорошо разработано, так как, его член, не задерживаясь, свободно проскользнул внутрь, до самых яиц. Сдавлено вскрикнув, Марина, качнулась вперёд и не удержавшись на ослабевших руках, упала на локти. Придерживая её за бёдра, мужик принялся с жаром нанизывать её на свой штырь, вгоняя его резкими, сильными толчками.

Я никогда не видел у жены такого экстаза в который она впала. Уткнувшись лицом в подушку, она остервенело, вцепилась в неё зубами и пока он не кончил, выла как белуга. Достигнув апогея, мужик, с тихим, торжествующим стоном излился в недра моей любимой, добавив к сперме друга, очередную порцию, эякулята. Не дожидаясь, когда он извлечёт из неё член, Марина, соскользнув с него, обессилено распласталась на диване.

Думаю, по времени, их секс занял не более десяти минут и я надеялся, что мужик уйдёт раньше чем вернётся Вовка.
Мне очень не хотелось, чтобы он узнал, что вместе с ним, мою жену, трахал не я, а кто-то посторонний и у него сложилось мнение, что она даёт всем. Иметь жену с репутацией бляди, мне очень не хотелось, так, что узнай он это, я непременно бы бросил её, даже невзирая на то, что любил свою Маришку.
К счастью, мужик, не стал задерживаться. Наверно опасаясь, что его может застукать жена, он, оставив мою милую отдыхать, поспешил к столу, чтобы наконец-то осуществить то, зачем он сюда пришёл. Найдя бутылку, он и налил себе почти полный фужер водки и осушив его залпом, покачиваясь, двинулся в мою сторону. Не желая, что б он меня видел, я быстро ретировался к туалету и проследив как он вошёл в спальню, тихо вернулся в зал.

Истрёпанная двумя мужиками, Марина изнеможённо лежала на животе, отдыхая после обильного прелюбодеяния. Глядя на неё, я попытался разобраться в хаосе чувств и эмоций бушующих во мне. То, что её выебал какой-то левый мужик, было неприятно, но не столь важно как то, что она оказалась безотказной и даже любвеобильной, что ставило под сомнение её благонадёжность и верность. Было противно сознавать, что у моей жены блядская натура и она была готова дать любому. Но с другой стороны, что можно было ожидать от пьяной, возбуждённой, бабы, которую я сам же раздраконил и подтолкнул к этому. Мучаясь сомнениями, я присел на краешек дивана и склонившись, поцеловал любимую в мягкие полушария, ощутив характерное благоухание секса, исходящий от неё.

Даже не взглянув в мою сторону, супруга, безошибочно определила кто рядом с ней.

— Зачем ты меня под какого-то незнакомого мужика подложил? — обиженно спросила она. — Ты считаешь, что если я согласилась на групповушку, то теперь, можно меня, хоть под кого подкладывать? Ты что меня совсем не любишь?

Её обиженное замечание, сразу развеяло все мои сомнения, сделав их беспочвенными. Довольный, что был не прав, думая о поведении жены, я перевернул её на спину и ласково поцеловал в губы.

— Я тебя под него не подкладывал, сама залезла — улыбнулся я, испытывая прилив нежности. — Когда я вернулся, он уже здесь был. Ты сама его позвала.

— Я думала это ты... — смутилась она. — А кто это был?

— Какой-то Наташкин родственник, он с женой здесь. Я так понял, они в спальне остались ночевать. Я его на кухне видел, он выпить искал. И сюда, наверно, за водкой пришёл, а ты ему за хуй уцепилась.

— Но я же не знала... У меня даже мысли не возникло, что это мог быть, кто-то другой. А в темноте, разве различишь...

— Ага! Ещё скажи, что не ощутила, что его хуй, в два раза больше чем у меня.

— Не сразу — виновато произнесла супруга. — Я вообще в этот момент ничего не замечала. А когда поняла, то сначала испугалась, а потом решила, что ты его, ко мне, подослал. Я же не могла подумать, что это, случайно получилось, тем более, что я чувствовала, что ты рядом. Я даже обиделась на тебя, что ты меня, как шлюху, под всех подкладываешь.

— Ну и отказалась бы. Могла бы не давать ни кому.

— Ты злишься?

— А ты как думаешь?

— Прости, я не хотела этого... Я больше ни когда, ни кому не дам кроме тебя...

Марина, притянула мою голову, осыпая лицо поцелуями.

— Я тебя одного люблю, мне больше ни кто не нужен.

— Фу, не целуй меня, от тебя хуями воняет — не удержавшись, шутливо подъебнул я.

— Но я же не в губы — пристыжено, замялась она. — Тебе противно?

— Ну, не то что бы противно, а как-то стрёмно, особенно после этого мужика.

— Ты теперь не будешь меня целовать?

— Ну как без этого? Ты же моя любимая жёнушка — уловив в её тоне нотки раскаяния, поспешил успокоить я. — Вот промоешь рот с мылом и будем целоваться.

— Пойдём домой, я хочу вся помыться.

— А я-то ещё не кончил.

— Дома.

— Нет. Мне и так пришлось в очереди стоять, ждать, когда тебя другие выебут. У меня уже яйца распухли.

— Давай тогда, я тебя ротиком поласкаю. Хочешь мне в ротик кончить?

— Сначала хочу в писиньке кончик помочить.

Думаю не надо говорить, насколько я был возбуждён. Я просто жаждал, её, разомлевшее от оргазмов, тело. Меня будоражила мысль, что только, что её отымели два мужика, и она до краёв заполнена их спермой.

Сбросив трусы, я лёг на жену и мой член, без помощи рук, погрузился во влажную глубину влагалища. После двух хуёв, побывавших в нём (особенно после второго), оно стало очень просторным, но в то же время необычно мягким и нежным. Я с упоением скользил в сгустках чужой спермы, ощущая членом её приятную вязкость. При каждом

качке, влагалище издавало хлюпающие звуки, но меня это заводило ещё больше.

— Может я лучше отсосу? — стесняясь, своего, непомерно большого влагалища, спросила она. — Тебе же наверно неприятно.

— Наоборот, очень даже приятно, я тебя ещё такой ни разу не пробовал.

— Мне кажется, она у меня стала сильно большой — смущённо прошептала жена.

— Да уж, хорошо, тебя, разъебали — согласился я с очевидным. — Я даже не предполагал, что у тебя такая здоровая пиздища! Думал она, у тебя маленькая.

— Ну, так давай, я тебе ротиком, хорошо сделаю. А то ты, поди, ни какого удовольствия не получаешь.

— В общем-то, я бы не сказал, что плохо, мне даже нравится, ощущения совсем другие. Я давно хотел, твой пирожок, с начинкой попробовать. А тут ещё двойная порция...

— А я тебя, почти не чувствую.

— Конечно, после такого-то хуя! Повезло тебе, сегодня. Поди, обрадовалась, когда почувствовала, какой большой хуй, тебе в руку попался?

— Я старалась ни о чём не думать, иначе мне было бы очень стыдно.

— Но, тебе же, понравилось с этим мужиком?

— Да... — немного поколебавшись, сконфуженно призналась она. — Тебе это неприятно?

— Есть немного..., но я рад, что ты в этом призналась честно.

— Почему?

— Если бы ты сказала — нет, я бы подумал, что ты всегда мне врёшь.

— А если бы, мне правда не понравилось?

— Ну, я же видел, с каким удовольствием ты с ним еблась. Ты даже сосать у него не отказалась, сама его хуй, в рот потянула, хотя утверждала, что тебе противно брать, у чужих, за щеку. Так что, я, вполне уверен, что тебе, очень даже понравилось.

Вернувшись с балкона, Вовка, разглядев, что мы ещё трахаемся, подошёл к нам.

— Я думал, вы уже закончили, а вы всё ещё кувыркаетесь.

Мы с женой улыбнулись, довольные тем, что он не заметил произошедшейподмены.

— Это ты завидуешь, или выгоняешь? — шутливо спросил я, прикидывая, стоит ли предлагать ему ещё.

— Завидую, конечно.

— Ну как тебе мой подарок? Тебе понравилось моя сладенькая? Хорошо с ней трахаться?

— Очень! Более ценного и прекрасного подарка, я ни когда не получал! Жаль только, он, на один раз. Я бы ещё не отказался.

Желание, с которым он это произнёс, не вызывало в том, никакого сомнения.

— Ну что, моя ненаглядная, дадим ему ещё? — обратился я, к любимой, решив продлить нашу оргию.

— Нет, хватит уже — жалостливо произнесла она. — Я устала.

— Не ломайся, уважь именинника, дай ему ещё разок. Дома будешь отдыхать.

— Нет, я не хочу.

— Зато я хочу. Иди, Вован, поближе.

Видя её нежелание, он заколебался, но всё же пододвинулся к нам. Его конец уже обвис, но не сжался и судя по его виду, всё ещё хранил небольшую упругость.

— Давай, милая, возьми у него в ротик, поласкай, что бы он встал — настойчиво предложил я.

Вроде как, подчиняясь, Марина, протянула руку к Вовкиному члену.

— Ну, ладно, иди ко мне...

Теперь она даже уже и не заикалась о том, что он не подмыт, хотя на этот раз весь член был перепачкан слизью и вонял спермой. Сдвинув кожаный капюшон вниз, милая без видимой брезгливости, заглотила осклизлую головку и её челюсти тихонько задвигались, сусоля во рту обмякший конец.

Продолжая трахать её, я, в непосредственной близости любовался как губки моей супруги, елозили по твердеющему стволу, то втягивая его в рот, то выпуская обратно. Зрелище было очень волнующим и так же как и в первый раз, заводило меня до предела, и хотя, я считаю себя натуралом, меня почему-то снедало любопытство — какие ощущения испытывает при этом, любимая. Движимый нежностью, я стал целовать её шею, ушко, щёчку, всё ближе подбираясь к манящим меня, порочным устам, ласкающим, чужой член. Видимо, угадав моё желание, Марина, выпустила свою соску изо рта и сама подставила мне губы, провоцируя меня на поцелуй. Не знаю, подвигла ли меня на это похоть, или любовь к жене, но я не задумываясь, впился в них, ощутив кисло-солоноватый привкус, оставшийся на её губах, после члена. Не скажу, что это было слишком противно, но лёгкую неприязнь, я всё же испытал. Думаю, для супруги, этот поцелуй был важен, так как выражал моё отношение к ней и являлся признаком того, что не смотря ни на что она остаётся для меня, такой же любимой и желанной, как и прежде.
— Хочешь попробовать? — шепнула она, желая поделиться со мной новой игрушкой. — Он не заметит.

Из уст жены это прозвучало так обезоруживающе естественно, словно она предлагала мне не член, а леденец. Обескураженный её желанием, я заколебался и если бы она, проявила чуть больше настойчивости, то я, несомненно, уступил бы ей.

— Нет — мотнул я головой и её губки вновь перешли в распоряжение друга.

— Тихо... ! А то я кончу — через какое-то время предупредил он, резко отстраняясь от её лица.

Воспользовавшись его передышкой, я снова, ненадолго, завладел губами жены, услаждая их поцелуем пока они оставались свободными.

— Можно, он, мне в ротик кончит? — ответив на мой поцелуй, едва слышно спросила она.

Её порыв вызвал у меня недоумение. Даже у меня, милая, отсасывала очень редко и то, если я сильно на этом настаивал, а тут, она сама изъявила такое желание. По правде сказать, мне это не понравилось, но отказывать я не стал, посчитав, что раз уж, её ебут в рот, то это будет вполне логичным завершением.

— Как хочешь — также тихо ответил я, всё же рассчитывая, что она постыдится отсасывать сперму у чужого мужика.

Справившись с позывом эякулировать, друг, вновь поднёс член к её рту, с тихим стоном наслаждения, погрузив в него, свою раздувшуюся, залупу. Заглотив её, любимая, заработала головой ему навстречу, одновременно подрачивая кожу ствола рукой.

— Стой, стой... ! — сдавленным голосом, прошептал он, явно уже не в силах сдерживать в себе, «мальков». — Я сейчас «приплыву»...

Проигнорировав предупреждение, Марина, не останавливаясь, продолжала сосать член, с видимой страстью доводя его до извержения.

— Всё, я больше не могу — расслаблено выдохнул он, давая ей последнюю возможность выпустить конец изо рта. — Я кончаю...

К моему огорчению, супруга, не сделала этого, пожелав доставить ему удовлетворение, уже вторым местом, за этот вечер. Замерев, Володя тихо застонал и его член запульсировал, выплевывая в рот моей благоверной тягучую, запашистую слизь. Глядя, как она отсасывает у него, постыдно глотая чужую сперму, я невольно почувствовал брезгливость и пренебрежение к жене. Её распутство, было унизительно и позорно не только для неё самой, но и для меня. Успокаивало только то, что если всё же, Вовка окажется пиздоболом, то вряд ли будет распространяться о том, что выебал и навалял за щеку, моей жене, так как сам подлизывал ей пизду после моего хуя.

Накормив её своей спущёнкой, он отвалил в сторону.

— Заебись в рот кончать... Такое ощущение, что вот-вот, душа, через хуй высосится.

Не разделяя его восторга, я промолчал, чувствуя, как помимо моей воли, член стал сдуваться, быстро теряя упругость. Настроение было потеряно и вместе с этим, сразу же, появился неприятный осадок. Желание сменилось на злость и досаду. Стараясь не поддаваться, охватывающей меня, нервозности я слез с супруги.

— Ну ладно, пора домой.

Быстро одевшись, мы распрощались с хозяином и я заметил, что при расставании, он не чмокнул Марину в губы, как он это делал раньше. Половину дороги я шёл молча, размышляя о том, что произошло и смогу ли я относиться к жене по прежнему. Чувствуя моё раздражение она тоже молчала вероятно переживая ещё больше меня. Думаю она поняла, что явилось причиной моего неудовольствия и её мучил стыд.

— Тебе не понравилось, что он мне в рот кончил, да? — не выдержав, расстроено спросила она.

— Конечно — не стал скрывать я. — А кому понравится, если жена, отсасывает у чужого мужика? Даже он сам побрезговал тебя поцеловать.

— Ну, а почему ты не запретил мне, это сделать? Я же спросила разрешение.

— Потому что ты хотела этого. Со мной, так, ты ни когда не изъявляла такого желания.

— Но ты же видел, что я была, перевозбуждёна и уже не контролировала себя — виновато произнесла она. — Мог бы догадаться, что в таком состоянии, всякие, дурные желания возникают, о которых потом сожалеешь. Тебе надо было остановить меня, а не соглашаться. Я сама теперь, из-за этого извожусь. И вообще мне очень стыдно за всё, что произошло. Я так и знала, что добром это не кончится. Зря я согласилась на это, ведь не хотела же. Если ты захочешь меня бросить, я тебя пойму.

В её глазах блеснули слёзы.

— Ну вот ещё! — понимая, что в сущности, её винить не в чем, поспешил успокоить я. — Не хочу я тебя бросать. И не переживай, из-за того, что было. Ты мне не изменяла, а значит и повода нет, чтобы разбегаться.

— Есть. Тебе, должно быть стыдно, за меня — с раскаянием в голосе, возразила жена. — Теперь, наверно, Вовка будет считать меня падшей женщиной. Да и тебе будет неприятно целовать меня.

— Плевать нам на Вовку и на всех, кто о нас, плохо думает!

Остановившись под фонарём, я взял её лицо в ладони и приподняв его, заглянул в повлажневшие глаза супруги.

— Главное, чтобы мы друг друга любили. А любимую женщину всегда приятно целовать.

— Ну ты что! Подожди, не целуй меня сейчас — сконфузилась она, поняв мои намерения. — Дома, когда я зубы почищу. У меня всё ещё во рту вкус спермы остался.

— Она у тебя и под губой осталась — улыбнулся я, заметив белые, высохшие разводы на подбородке и возле уголков рта. — Аккуратней сосать надо.

Когда мы вернулись домой, было уже три часа ночи. Если бы в тот момент кто-нибудь увидел Марину, то сразу бы понял чем она занималась. Весь её вид: измятое платье, взъерошенная причёска, белесые следы спермы на лице и груди, всё это, красноречиво указывал на то, что она еблась.

— О, господи! Вот это, у меня, видок! — улыбнулась она, взглянув на себя в зеркало. — Выгляжу как проститутка после работы!

— Ты ещё не отработала, я-то ещё не кончил — напомнил я, чувствуя, что мой член зашевелился.

— А может завтра?

Моё настроение уже нормализовалось и хотя, я немного подустал, спать мне не хотелось. Получив эмоциональную встряску, я испытывал необычно сильное вожделение и нежные чувства к супруге, которые, со временем уже подзабылись.

— Нет, я сейчас хочу.

— Ну, ладно. Ты тогда иди постель расправляй, а я пока подмоюсь и зубы почищу — распределила она, направившись к ванной. — Плохо вот, что горячую воду отключили, мне хочется полностью вымыться.

Зайдя в ванну, она тут же вышла обратно.

— Представляешь?! И холодную воду отключили! И что теперь делать?

— Ну, что тут сделаешь... ? Ложись не подмытой.

Взяв жену за руку, я потащил её в спальню.

— Пойдём в постельку.

— Давай тогда не будем трахаться.

— Будем. Мне кончить хочется.

— А не чё, что я грязная и вонючая, как половая тряпка?

— Ну, прям уж..., нашла тоже сравнение! — возразил я, помогая ей, снять платье. — Ни какая ты, у меня, не тряпка.

— А кто, по-твоему? Подстилка?

— Ну, в каком-то смысле — да. Но лучше — честная давалка.

— Ну так, давалку тоже надо мыть, прежде чем другому подставлять?

Бросив платье на стул, я подтолкнул любимую к кровати и мягко уронив на постель, стянул с неё, мокрые трусы, распространив по спальне запах спермы и секса.

— Ну, что ты делаешь!? Не надо. Я же под двумя мужиками была. Мне даже самой противно...

— Мне тебя, такую и охото — улыбнулся я, взъерошив слипшиеся волосы на её лобке. — Иногда и разъёбанную хочется, для разнообразия. Интересно, трахать тебя с начинкой, мне даже понравилось.

Быстро раздевшись, я лёг рядом.

— Я так не смогу расслабиться — застеснялась милая. — Мне неудобно заниматься с тобой любовью после того, что было. Я сейчас ощущаю себя какой-то помойной ямой в которую только что слили нечистоты. Мне даже целоваться стыдно, кажется, что у меня изо рта несёт.

— Что уж ты так негативно это воспринимаешь? Они же в тебя не насрали, а кончили. Причём ты сама этого хотела.

— А чувство, какое-то гадостное, осталось. Я даже понять не могу, что на меня нашло, вроде не сильно пьяная была?

— Но тебе же, хорошо было? Согласись, что тебе понравилось...

— Даже не знаю, что теперь и сказать. Наверно очень хорошо, раз перестала себя контролировать.

— Ну и замечательно. Значит, всё это, не зря было и нечего теперь сожалеть. Для меня ты, такая же любимая и желанная, как и была.

Подтверждая свои слова, я с нежностью поцеловал жену в губы и в моей голове, сразу же всплыла картина, как она ими отсасывала, но брезгливости это не вызвало, а наоборот — усилило мою похоть.

— Тебя не мутит?

— От тебя — нет. Ты же, моя, сладенькая — ласково шепнул я, переполняясь тёплыми чувствами и страстью к супруге.

— Ну, что ты обманываешь, я же знаю, о чём ты сейчас подумал, когда целовал меня — с горчинкой в голосе, возразила она. — И теперь всегда будешь так думать.

— Ну и о чём? О том, что ты моя любимая хуесосочка?

— Да, но не в таком контексте.

— Именно в таком, так что успокойся и перестань выдумывать.

Переживания и самоедство жены, импонировали мне, вызывая желание доказать, что моё отношение к ней не изменилось. Конечно, кокая-то доля неприязни, у меня, всё же оставалась, но тем не менее, я принялся целовать её тело, перемещаясь всё ниже и ниже. Дойдя до лобка, я слегка заколебался, прикидывая, стоит ли опускаться до поцелуев грешного места, или поберечь остатки своего достоинства и ограничиться только верхними губами. В принципе, большой разницы между ртом и пиздой, уже не было, так что особо загружаться, по этому поводу я не стал. Подталкиваемый похотью, я сместился к ногам любимой, принуждая её, раздвинуть их.

— Ну, куда ты лезешь? Прекрати... — слабо воспротивилась она, но её интонация и участившееся дыхание говорили об обратном. — Не надо, не целуй там. Мне неловко. Она же поганая...

— Ну и ладно... Теперь уже, один хрен — куда тебя целовать.

И действительно, после ебли, вид и запах её органа не вызывали желания прикасаться к нему губами. Вульва и вся промежность были неприятно сырыми и осклизлыми, а замусоленные, слипшиеся волосы, выглядели более чем неприглядно, но не смотря на всю эту непривлекательность, я, всё-таки не погнушался побаловать милую язычком, рассудив, что если уж её с двух сторон накачали спермой, то мне должно быть неважно куда целовать.

— Ну, зачем..., не надо — продолжала шептать она, нежно поглаживая мою голову. — Тебе же наверно это противно...

Мысль, что я подлизываю жену после ебли с другими мужиками, возбуждала меня до предела, но в тоже время, она была до такой степени иррациональной и отвратительной, что мои мозги отказывались воспринимать происходящее и мною, управляла одна только похоть. Лаская бутончик клитора, я чувствовал, что вместе с этим, мой рот наполняется неприятной, тягучей слизью оставленной ебарями и мне, волей-неволей, приходилось глотать её, успокаивая себя тем, что я, всё же, не высасываю её из хуя.

Разумеется, мой поступок был позорным и унизительным, но именно это и привлекало меня больше всего. Я упивался своей извращённостью, испытывая удовлетворение от того, что я делаю нечто нехорошее, превратное, чего надо стыдиться и хранить в строжайшей тайне от всех. Видимо, мою милую это тоже заводило не меньше чем меня, так как в этот раз, она «приплыла» гораздо быстрей, чем обычно.

— Давай теперь я тебя поласкаю — расслабленно проворковала она. — Если хочешь, можешь мне в ротик кончить.

— Хочу, но попозже. Сначала я в твой спермоприёмник кончик помакаю, пока он у тебя полный.

Я лёг на жену и мой член занырнул в тёплую, скользкую жижу, хранящуюся в её недрах.

— Ух, какая ты у меня разъёбанная! Аж еле чувствуется, что хуй уже в пизде! Мне кажется, если бы в ней столько спермы не было, я бы вообще не понял, что вошёл. А с ней ничего, приятненько. Была бы пизда чуть поуже, тогда было бы ещё приятней.

Марина стыдливо промолчала.

— Наверно после Вовки, тебя хорошо ебать, у него член не сильно большой, не разъебёт до такой степени. Тебе с ним понравилось?

— Не знаю..., мне кажется, одинаково, что с тобой, что с ним. Вроде у него член побольше, чем у тебя, но особой разницы я не почувствовала. С тобой даже лучше. Всё же ты мой родной, любимый, а он чужой.

Подтверждая свои слова, Марина, подарила мне страстный поцелуй.

— А теперь, у тебя, губы в сперме — улыбнулась она.

— Ну, так, с кем поведёшься — слегка смутился я. — Тебя же, с двух сторон, ею накачали, так что куда не целуй, всё равно испачкаешься.

— Мог бы и не целовать. Я бы не обиделась.

— Да ладно, ты же для меня тоже родная. Тебя мне не зазорно целовать даже такую. Тебе же, этого, хотелось? Мне кажется, тебя это, даже возбудило?

— Ну, да — поколебавшись, подтвердила она. — Очень даже. Но тебе-то наверно противно?

— Да нет. Я же не хуй сосал, а свой любимый пирожок нежил. Хотя конечно, начинка в нём, не очень приятная.

Видимо удовлетворённая ответом, супруга вновь приникла к моим губам.

— Ну, давай, моя сладенькая, расскажи, что ты испытала, когда с тем мужиком еблась — продолжил я, желая быть сопричастным ко всем её переживаниям. — Тебе же наверно хочется поговорить об этом, поделиться новыми ощущениями?

— Мне кажется, тебе, будет неприятно, это слышать.

— Но должен же я знать, ради чего я это терпел. Давай, рассказывай, всё как есть, мне интересно, что ты чувствовала.

— Ну... — преодолевая внутреннее сопротивление, начала она. — Я даже не знаю как это описать... Он только начал в меня входить, я уже ощутила сладость. Так туго, мне ни когда ещё не было, я даже немножко испугалась. Хорошо, что он не резко вошёл, а потихоньку. Мне было страшно и сладостно ощущать, как он, внедряясь, растягивал моё влагалище, наполняя и распирая меня изнутри. Казалось, я не смогу принять его весь. А когда он вошёл полностью и заворочался внутри меня, всё моё тело налилось истомой. Я такого ни когда не испытывала, думала умру от наслаждения. Мне кажется, я даже потерялась на какое-то время. Конечно, немного больновато было, особенно когда он вошёл сзади, но всё равно мучительно приятно.

— Ну и замечательно. Не зря значит, я позволил ему, тебя выебать — подавив в себе ревность, порадовался я за жену. — Я рад, что всё так удачно вышло и ты смогла испытать такое удовольствие. По правде говоря, когда я его хуину увидел, ещё на кухне, то сразу подумал о тебе.

— В смысле?

— В том смысле, что неплохо было бы, если бы ты, с таким побаловалась. Попробовала, хоть разок, большой хуй... Так что я доволен, что всё так получилось.

— А тебя разве не задевает за живое, что мне с ним, сильно хорошо, было? Лично я бы ревновала, если бы ты сказал, что тебе с другой женщиной лучше, чем со мной.

— Задевает, конечно же. Но, что поделать, если у меня член такой маленький? Я же понимаю, что тебе хотелось бы покрупнее моего.

— Ничего, он не маленький. Мне хватает.

— Ну да, особенно сейчас... — подъебнул я, хлюпая членом в её просторном влагалище.

— Сейчас конечно маловато — сконфузившись, согласилась она. — Но это же временно, а я говорю о постоянном.

— Но, всё равно ведь, хочется — побольше?

— Не настолько, чтобы я, стала искать его на стороне.

— Знаю, вот поэтому я и рад, что ты с ним трахнулась. Так — ты мне не изменила и удовольствие получила. Мы же должны, проявлять заботу и дарить радость друг другу?

— Заботливый ты мой... — умилённо, прошептала она. — Ты бы только знал, как я тебя люблю...

Излишняя ёмкость вагины не позволяла милой ощущать мой член в полной мере, а уж тем более получить оргазм, и хотя она старалась не показывать этого, всё же было заметно, что обычного участия, она не проявляет.

— Давай уже, я тебя губками понежу — вновь попросила она, не видя смысла в моих фрикциях. — А то ты так до утра не кончишь.

— Однако тебе понравилось письки хомячить? — не преминул пошутить я. — Что-то раньше я не замечал, чтобы ты, сама, изъявляла желание отсосать.

— Ну так раньше, моя дырочка, не была такой большой. Ты же не сможешь в ней кончить.

— Хочешь сказать, у Вовки, ты тоже, поэтому отсосала?

— Да.

— А мне показалось, что тебе хотелось этого.

— Нет. Ты же знаешь, как я к этому отношусь — стесняясь признаться, стала отмазываться она. — Я вообще не хотела брать в рот, а уж тем более отсасывать.

— А кто тебя заставлял?

— Ну так, тебе не надо было предлагать ему второй раз. Мне даже перед тобой стыдно, что у меня такая лоханка стала, а перед ним — тем более.

— Да ладно, чё теперь скрывать — улыбнулся я, видя, как ей не хочется показаться распутной. — Признайся уж честно, что у тебя было такое желание.

— Ну, может быть... — смущённо согласилась она. — Я же была перевозбуждена.

— Да и в самом начале, ты, вроде как, была не против этого. Даже не ломалась, когда я предложил тебе, у него в ротик взять, сама уже хотела. Так ведь?

Марина слегка поколебалась.

— Ну, если честно, то мне захотелось, когда я его пощупала. Я же всё-таки живая женщина, у меня тоже возникают дурные мысли и желания.

— Не сомневаюсь, иначе бы ты не полезла к нему в трусы — по доброму усмехнулся я, подводя разговор к главному. — Надеюсь после чужих хуёв, ты у меня, уже не такая брезгливая и теперь не будешь мою сперму сплёвывать в тряпочку.

— Не буду — была вынуждена согласиться она.

Ещё немного позабавившись в её раздолбленной дыре, я предоставил жене такую возможность, с удовольствием накормив её, своей спущёнкой.

Впоследствии, мы познакомились с тем мужиком и его супругой, его звали Фёдор, он был на восемь лет старше меня, а Надежда (его жена), на два года. О том, что произошло той ночью, Фёдор не помнил абсолютно ничего, оказывается, при большой дозе алкоголя его память отключалась до тех пор, пока он полностью не проспится. Марина была рада этому обстоятельству, хотя, даже если бы он и помнил, то узнать её он всё равно бы не смог. Присмотревшись к нему, я решил сблизиться теснее, чтобы можно было иногда баловать свою милую возможностью поиграться с его членом, тем более, что Надежда была симпатичной женщиной и в её глазах, иногда проскакивали блядские искорки, разжигающие во мне интерес к ней.

Рекомендуем посмотреть:

Приступили к обеду. Пили вино. Обсуждали свадьбу. Наши друзья выудили у нас наши пожелания. Пообещали воплотить их в реальность. Вдруг хозяйка яхты произнесла:- Давайте, расскажем друг другу мечты, желания и ситуации, связанные с латексом, винилом и кожей. Так как?- Я согласна. Тогда я начну, - произнесла Хельга и продолжила. - Со мной случился такой казус. Однажды меня подруга попросила перевести алмаз в другой город. Я согласилась. Мне в попу вогнали анальную пробку, на конце котор...
Я уже подходила к дому, когда раздался телефонный звонок. Звонил мой парень, Сашка, он сегодня приезжает из командировки. Мы не виделись целую вечность- две недели. -Привет Сашка- радостно прокричала я в трубку телефона. Привет, моя девочка! Ленк, ты сейчас дома?-Нет, только подхожу еще. -Ну как зайдешь, войди в спальню, посмотри там на столике и готовься. -К чему, Саш?-Я приду не один. Я давно хотел уже позаниматься с тобой вместе с другом. Вот сегодня и ос...
На следующий день я уже потягиваю скверное вино в одной из припортовых забегаловок. Расчет у Харриет получил сразу же после ухода Айдана, и половину суммы у меня уже отобрали местные уличные грабители, не успел я вдохнуть вонючий портовый воздух. Они бы отобрали все, но я предусмотрительно разложил деньги в разные места, в том числе и в обувь, а они обыскали только карманы и сумку. Нашли в сумке шелковое белье и флакон со смазкой, сказали, что если я посмею работать шлюхой в их квартале – то мо...
В воскресенье у меня не было никаких дел, и я просто решил прогуляться по городу. Каково же было моё удивление, когда на одной из оживлённых улиц я наткнулся на Оксану и её мужа, которые фотографировались на фоне достопримечательностей! «Вот так встреча», — поприветствовал я семейную пару: «Что вы тут делаете?». «Да вот, гуляли просто так, без какой-либо цели. А сейчас ищем какое-нибудь кафе, чтобы перекусить!», — весело ответил глава семейства. «О, я как раз знаю отличное место неподалёку!», — ...
Блин… месячные пришли. Мы с напарницей не перестаем работать в такие дни. Спроси у знакомых проституток, если не веришь мне – кто как с этим справляется, не знаю, а мы заталкиваем во влагалище кусочек ваты. Естественно, тайком от клиента. А после секса бежим в душ, вытаскиваем( напарница умудряется двумя пальцами вытаскивать, а я цепляю ногтем), хорошенько моемся и запихиваем новый кусочек, до следующего клиента.Сегодня понедельник. Лежу на работе, и от нечего делать строчу рассказик...
Хочу рассказать вам о моей жене Маше. С тех пор, как мы познакомились, прошло уже 5 лет. Я довольно высокий спортивного телосложения парень (ничего выдающегося) с русыми волосами и голубыми глазами, который тогда работал в одной из крупных фирм в сфере IT, зашел после работы в бар, чтобы немного выпить и обмозговать хорошенько мои наполеоновские планы о собственном деле. Недалеко от моего дома есть прекрасное небольшое заведение с уютной обстановкой. Здесь среди сигаретного дыма можно посидеть и...
Я был младшим в семье. старшей была сестра. потом брат. они учились вместе. и сидели они всегда за одной партой. папа часто отсутствовал. он работал на руководящей должности и поэтому часто уезжал на командировки. маме было 40. она имела очень привлекательную внешность. она работала учительницей. брат кроме отца никому не подчинялся и в отсутствии отца он всеми командовал. однажды он был на дне рождения одноклассника вместе с сестрой. я пошел к себе спать. они вернулись к 12 ночи. по голосам я п...
Доброе утро Киска....как спалось? Иди ко мне, я тебя обниму, пока ты делаешь потягушки в постели...Мммм.....как пахнет твоя кожа, я просто обожаю этот запах. Ты сонная такая неженка, не хочется нарушать эту гармонию, но я уже с самого утра хочу тебя, хочу любить свою киску. Ты лежи и не шевелись, я буду целовать тебя везде. Мои губы нежно прикасаются к твоим спящим губам, они целуют твою шею. Я залажу под одеяло - что тут у нас? Твои бесподобные сисечки, я глажу их рукой, нащупыва...
1. Разговор в МИРЦЕОна видишь ли еще недавно мне хотелось этого постоянно. Я думать ни о чем другом не могла дольше 30 минут. А теперь мои порывы сексуального плана тускнеют. Мда... В основном из-за того, что они не находят воплощения в жизни.Он Марина, пришли фотку, а?Она Чего ты застопорился на этой теме?Он Сколько можно меня дразнить?Она - мило улыбается - столько нужно столько и будуОн Ну и злюка ты! Фашистка!Она Что?? Кто я?* Она вздыхает и встает.....
Эта история никак не могла произойти с Машей Шимбаевой, ведь они с мужем любили друг друга, смели сохранить романтические отношения за три года брака, и у нее никогда не возникало мысли об измене. Но тем не менее эта история произошла.Маша вышла замуж в 22 года, и Кирилл был ее первым и единственным мужчиной, поцелуи и легкие ласки, которые случались до него были не в счет. Познакомились они на работе, в программистской конторе, куда Маша устроилась еще на 4м курсе. Кирилл был старше...
Я зашла в пятнадцатую комнату. В углу у окна стоял шкаф-купе, под окном стояла кровать, у другой стены стояло трюмо с парфюмерией. У трюмо справа была дверь, которая вела в душ. Я разделась. Сложила свои вещи в пакет и положила их в шкаф-купе. Парик свой водрузила на специальное место. Драгоценности сложила в шкатулку и спрятала в трюмо. Я была в неглиже. После этого пошла в душ. Приняла его. Вымыла тщательно свою попу от спермы. Помыла свою голову шампунью. Обмотала своё тело полотенцем. Вышла ...
Ирис пошла в ванную комнату мы с Андреем на балкон, перекурить.- Ну как тебе? – спрашиваю я Андрея.- Сосет она у тебя отменно! – с довольной улыбкой отвечает Андрюха.- И не только, трахаться с ней одно удовольствие! – говорю я.Так слово за слово и не заметили, что втыкаем на балконе минут 30. Решили с перекуром завязать. Заходим в комнату, а мое «сонце» уже лежит на спине поперек кровати с широко расставленными и согнутыми в коленках ножечками, в правой ручке серебр...
Стоял морозный январский денек. Ослепительно светило солнце, искрясь на снегу. В такое время загородная природа выглядела особенно красиво. Зеленые ели, покрытые шапками снега, белая пелена, укрывающая все вокруг, насколько может охватить взгляд - красота. Как здорово оторваться от городской суеты и вырваться хотя бы на несколько дней отдохнуть в какой-нибудь дом отдыха.Молодая супружеская пара, Андрей и Вика, так и решили поступить, и в пятницу днем их машина уже сворачивала с шоссе на ас...
За окном стоял июль. Лето в этом году выдалось на славу. Вот уже две недели на улице стоит жара +27. При таком раскладе находиться в городе и думать о работе просто невозможно. Хочется на природу, отдыхать, купаться, поэтому мы с друзьями решили поехать отдохнуть за город. Выбрали комфортную базу отдыха и в пятницу стартовали на все выходные. Одного меня в такие поездки жена никогда не отпускает, пришлось её взять с собой.Немного о жене: Зовут её Ирина, среднего роста с красивыми ножками и...
...Я не помню своего прошлого. Я не знаю своего будущего… Я чувствую скорость, я бегу. Я не знаю, от кого и куда я бегу, но продолжаю двигаться. Я чувствую лишь опасность, чувствую, что надо бежать, скрываться... Боль. Жуткая боль. Нестерпимая боль. Задыхаюсь. Кричу. -Тихо, тихо! Всё хорошо…Спокойно… Проваливаюсь в сон…- Что? Где я? -Спокойно, всё хорошо… -Мне больно!!! -Боль уйдёт, спи… -Да…Я очнулась. Осмотрелась. Я лежала на кровати в какой- то тёмной комнате. Я ничего не по...
Для одних ты Аделина. Для других неотразимая девушка Ада. Но для меня ты - Богиня! Пускай сам я для Тебя теперь - ничтожество. Ведь Ты покорила меня. А я и рад быть покоренным. Хоть и жалею теперь, иногда. Особенно в те ночи, когда Ты сажаешь меня на цепь и, цокая каблуками, отправляешься туда, где мне с Тобой нельзя. В ночь красок, роскоши и веселья. Тогда я прижимаюсь к стене, и, дрожа от холодного одиночества, разговариваю сам с собой:«А помнишь, как мы познакомились? Это случилос...
Лунный свет. Холодный и неживой он видит многое, что скрывают теплые и живые люди.Прохлада полночной поры входит в раскрытые окна вместе с лунным сиянием. Твое тело повторяет движение сна… разметавшиеся руки и волосы на постели… простынка обтекающая бедра поперек стройного тела.А в окно светит месяц. Ярко освещая тебя как прожектор он пытается посмотреть на тебя такой как ты есть … без лишней одежды.Захваченная сновидением ты поворачиваешься на бочок поджимаешь ножки с жи...
Глава 1. АттестатЭтот день был особенный. Я это осознавал еще с утра. Но реально осознал это, когда стоял у зеркала, любуясь отражением. Взглянул на часы. Половина пятого. Еще раз взглянул в зеркало. Передо мной стоял незнакомый парень с зачесанными волосами, в лакированных туфлях и костюме. Было непривычно видеть себя таким. Последний раз я надевал пиджак в шестом классе, когда выступал в школьном хоре. Просто я не люблю такие костюмы: они сковывают не только движения, но и свободу действ...
По приезду с Уфы, отношения у нас наладились, ушла какая то так сказать недосказанности, но все же, по крайней мере мне, было очень стыдно за произошедшее. Примерно через неделю, она стала меня реально выматывать вопросами о произошедшем в Уфе, по началу я просто отмалчивался... а потом высказал ей, что мне очень стыдно...Она выслушала меня и промолчала... Через пару дней, вечером она сама заехала за мной с работы, я был без машины, и предложила съездить в один не большой городок (от...
Ебля со сворой продолжалась в течение 6 часов и по ее окончании я была просто большим мокрым влагалищем. Подвывая от боли в своих дырочках я выползла из конуры на карачках. Я была с ног до головы покрыта спермой, слюной и своей собственной слизью. Из моих раздолбанных дыр струйками выливалось семя. Моя пизда и жопа были наполнены собачьей спущенкой до краев. У меня было такое ощущение, как будто между ног забили две толстенные сваи , а затем вынули, оставив ужасное ощущение пустоты. Это невозмож...