Изгибы судьбы. Часть 3

Я закрыл дверь ключом. Лена меня провожать не вышла. Возле самого лифта раздалась трель звонка.

— Да, Виталь. Вы подъехали?

— Нет, еще даже не добрались до МКАДа. Тут авария. Пробка. Звоню предупредить, что еще где-то час.

— Тогда езжайте сразу домой. Я поймаю такси.

Встреча с Аней откладывалась. Не могу сказать точно: радовало меня это или же наоборот огорчало. Противоречивая штука этот ваш человек.

Чуть позже, сидя в такси, в субботней пробке я все размышлял, как начать разговор. Варианты рождались один нелепей другого. А ведь нужно еще рассказать не только о том, что случилось. Но и почему. И что я скажу?

«Аня, я не подумал»?

Бред. Мне же не десять.

«Аня, все получилось случайно»?

Ага! Два раза! Случайно! Конечно же!

Вспомнил взгляд Лены. Пальцы сами нашли пострадавшую шею.

Нет, с ее стороны это точно была не случайность.

«Аня, я тебе изменил. Но она для меня ничего не значит»?

Фу! Пошлость какая.

Тут звонок от любимой. Словно почувствовала.

— Мы на месте уже. Ты там еще долго?

— Да черт его знает. Почти, что стоим.

Тут она меня спародировала:

— Именно в такие моменты и появляются мысли о вертолете! — получилось похоже.

Ну как тут не расхохотаться? Не дать волю эмоциям? При этом совесть, ранее прижатая доводами разума, вырвалась на свободу. Стыдно стало. Накатило душераздирающее ощущение вины.

— Я люблю тебя, Солнышко — говорю и боюсь, что голос сорвется.

— Я тебя тоже! Приезжай поскорее.

Готов провалиться сквозь землю. Неужели так с горящими ушами и приеду? Хотя... Еще ехать прилично. Хорошо, что нет вертолета.

Ближе к шести уже подъехал к воротам поселка. Котеджный поселок еще толком не заселен, с десяток домов только обрели хозяев. Причем, ни одного на моей улице. Тем не менее, в воздухе висел легкий запах шашлыка.

Машина проехала мимо одинаково оштукатуренных желтых заборов, высотой в полтора человеческих роста, и остановилась у ворот моего гаража. Я не стал просить проехать до калитки — все ж, какая-никакая, а отсрочка.

Немного замешкался с выходом. Идти не хотелось. Утопил лицо в ладонях. Растер несколькими порывистыми движениями. Глубокий вдох, и шаг наружу.

Любой путь начинается с первого шага. Ну что ж, я иду! Встречай меня, новая жизнь!

Щелкнул замок калитки. Под ноги легла дорожка красного камня, ведущая к коттеджу, одного с заборами цвета. Два честных этажа, плюс мансарда под пятнистой красно-коричневой крышей с острыми скатами. Справа от дома бассейн, накрытый прозрачным сдвижным павильоном.

Странно. Аня в такую погоду очень любит сидеть у него. А сейчас никого. Да, и не подходила, похоже, — лето же, павильон был бы сложен.

Ох! Чувствую это все не к добру.

Переступаю порог.

— Солнце, я дома!

Слышу радостный возглас из кухни. Успеваю разуться и сделать всего шага три, как на меня налетают. Прыжок, ее руки обвили шею, ноги сплелись за спиной.

Аня покрывала мое лицо поцелуями, шепча в перерывах:

— Я так соскучилась! Так скучала! Как я люблю тебя!

Что оставалось? Обхватил руками под спину, и потянулся к ней.

Когда, спустя бесконечность блаженства, наши губы, наконец, разомкнулись, то раздалось:

— Ой! Ты же голодный!

Она вырвалась! Босые пятки звонко шлепнули о камень пола. Я только успел почувствовать пальцы на своем запястье, как меня просто сорвало с места. Быстрым шагом, почти бегом Аня волокла по коридору. Высокая стройная фигурка, облаченная в короткие джинсовые шорты, белый топ. Грива светло-русых волос развевается, норовя забиться мне в рот и, хлеща по глазам.

— Быстрее! Быстрее! Бежим! Бежим! — слышу я.

Перед глазами мелькают загорелые ноги. Успеваю подумать, как же они сзади с Ленкой похожи, да и спереди тоже. И тут мы влетаем на задний двор.

Я замер столбом: в летней беседке накрыт праздничный стол. Обед на двоих.

Комок подскочил к горлу. Я забыл, как дышать. Растеряно посмотрел на нее.

— Аня...

Ой! — взвизгнула она — садись, я сейчас!

И метнулась назад. А я тупо смотрел на дверной проем, из которого неслось удаляясь:

— Салат! Салат в холодильнике забыла!

И вот ее сейчас огорошу? В одно мгновение разрушу этот счастливый момент? Честно ли отложить разговор? Будет это слабостью или заботой?

— Ты что тут стоишь?

Я задумался и меня чуть не сбил зеленоглазый вихрь груженый салатами. Она умудрилась бегать с пятью судками в руках.

— Давай помогу? — протянул было руки

— Садись уже! Сама справлюсь. Ты все уронишь

Аня метнулась к беседке, я побрел следом. Пара секунд и пришлось отскакивать в сторону, чтобы дать ей дорогу. Теперь было слышно удаляющееся:

— Хле-е-е-б!

Пола беседке нет — зеленый газон. В костюме за столом на лужайке я смотрелся, наверное, глупо. Носки, что ли, снять?

Блин! О чем я думаю то?

Ничего не успел. Аня с хлебной корзинкой в руках уже шагала босиком по траве.

Она ухватила тарелку с моей стороны, прошлась над столом и вернула с палитрой салатов обратно. Себе ничего не положила.

— Ты ешь. Я пока готовила, уже поклевала.

Есть не хотелось. Для вида поковырялся в салате.

— Так. Ты чего такой хмурый? Из-за вчерашнего?

Я удивленно поднял глаза.

— Лена мне все рассказала. Спасибо тебе! — она улыбнулась.

Внутри все оборвалось

Ну, вот и оно. Хотя, стоп! Что значит «Спасибо»?

— О чем рассказала?

— Про все что было. Еще вчера. Потом я еще Виталика попытала, пока ехали.

Значит, не знает. Эх! Завыть бы сейчас во весь голос.

Она задумалась на секунду. Локти оперлись на стол, Аня немного подалась вперед.

— Почему ты меня никогда не спрашивал о прошлом — тихий, задумчивый голос.

— Знаешь, — я сделал паузу — всегда считал, что нет ничего хорошего в лишних расспросах. Захочешь чтобы я знал — сама все расскажешь.

Тяжелый вздох с ее стороны.

— Мне было пятнадцать, когда познакомилась с ним. Ему двадцать пять. Состоявшийся кооператор из комсомольских, фирмач. Вскружил голову. Подарки, цветы, романтика... Полгода.

Аня горько усмехнулась.

— Полгода он бегал за мной. А я залетела после первого раза.

Моя рука легла поверх ее левой ладошки.

— Ань, если неприятно, не говори

Она поджала губы, кивнула. Чуть подалась вперед. Бархатная щека легла тыл моей ладони. Прижалась, на миг задержалась, потерлась. Вдруг руку обожгло слезой.

Я вскочил было, но она замотала головой.

— Не надо! Сиди!

Сглотнула. Запрокинула голову вверх. Шумный вдох. Волосы взлетели, опали и снова взгляд на меня.

— Я должна рассказать.

Губы пожались, смотрит на мою руку.

— Ну, так вот, он как честный человек сразу захотел жениться. В ЗАГСе отказывались, но «по-показаниям» сделали исключение. Он был хорошим человеком, но не терпел, когда ему перечат. Все должно было быть только так, как он решил. Вот...

Она помолчала, собираясь с мыслями. Проглотила комок.

— Это же он заставил меня начать дело. Он требовал, чтобы я чем-то занялась. Дал денег на открытие первого ателье. Так что, в какой-то мере, я ему благодарна.

Снова вздох.

— Ну а сам помнишь, как тогда проходили переговоры: пьянка, ресторан, сауна, девочки. Я все терпела, все понимала... Ну, для работы же! Даже когда лечилась от принесенной им домой заразы. Он меня совсем подмял под себя.

Подняла глаза, на лице появилась робкая, виноватая улыбка.

— Представляешь, какая дурочка была?

— Нет, — я кивнул — то есть, да, представляю.

Она горько усмехнулась, и вновь перевела взгляд на руку. Черты стали жестче.

— А потом случился дефолт. И так получилось, что в тот момент все активы были в валюте. Он тогда сказочно разбогател. Ну и пошло...

Ее пальцы сжались в кулачки. Сильно. Костяшки аж побелели.
— Он отмечал каждый день. Каждый вечер приходил домой пьяный. Пару раз приводил девиц, которых я выпроваживала, а потом пыталась объяснить семилетней дочери кто эти тети. И я терпела.

Глубокий вдох заканчивается истерическим смешком.

— Это же все нормально? — почти сквозь рыдания.

Губы сжаты, утерла слезы рукой. Остановила меня жестом от попытки обнять. Опять лицо в потолок. Пару раз шумно выдыхает под нос и переводит взгляд на меня. Ладони стирают слезы, но замирают напротив рта. Вдох-выдох сквозь пальцы. Руки вернулись на стол.

— Было уже после обеда. Суббота. Я вышла, тогда в магазин, да задержалась. Прихожу, они на кухне с Аленкой сидят. Он заставлял ее пить вместе с ним!

Слез больше нет. Челюсти яростно сжались. Сжала мне руку — думал, раздавит. Но терплю — слушаю, как завороженный.

— Аленка уже невменяема, вот-вот потеряет сознание. Я — орать на него...

Тут Аня обратила внимание на свои руки. Разжала пальцы. Лицо стало мягче.

— Прости! Прости! Прости! Прости! — после каждого «прости» она порывисто целовала мне пострадавшую руку.

— Ну, что ты? Не надо!

Снова слезы ручьем.

— Я тебя очень люблю — она улыбнулась — спасибо!

— Аня, не надо!

Внутри вновь заворочалась совесть. Накатило. Стало тошно и душно.
Утерла слезы, и уже гораздо спокойнее:

— Скорую я уже вызывала с трещиной в челюсти.

Дернулся, но она перехватила запястье.

— Не надо. В тот дом я больше уже не вернулась. Из больницы уехала к матери. Вещи он завез мне на работу. Официально развелись через год.

Она подняла голову. Мы встретились взглядом.

— В после развода мы долго не виделись, я встретила его случайно лет пять назад — клянчил мелочь у остановки на опохмел. Где и когда растранжирил все деньги — не знаю. И не интересно. Пожалела его тогда, дала денег и свой телефон. Обида перегорела, хотя думала — никогда не прощу.

По щекам опять хлынули слезы. Я встал и, не слушая протестов, начал вытирать платком дорожки на щеках Ани. Она улыбнулась, приникла ко мне и только тогда разревелась навзрыд.

Бедная рубашка. Второй раз за сутки.

Дебил! Рубашка?! Серьезно?! Тебе больше не о чем думать?!

Наконец, немного успокоившись, она оторвалась от меня. Я приобнял Аню за плечо. Ее ладонь скользнула по мокрому пятну у меня на груди.

— А я тебе рубашку испортила...

Я улыбнулся

— Не страшно. Все отстирается

Рубашка-то отстирается, а вот душу как отстирать?

Справа от меня тяжкий вздох.

— Он никогда не был у нас дома. И адреса не давала. Всегда встречались на нейтральной территории. Пару раз брала с собой Аленку. Один раз уговорами, второй раз обманом.

Она подалась вперед, нашла мой взгляд.

— Но это было еще до встречи с тобой. После — ни разу.

— Ань, мне это не важно! Мне главное, что ты моя. Я, понимаю, теперь почему ты так категорически отвергаешь алкоголь.

Я улыбнулся, ободряюще.

— Солнышко, пойми. Ты и он — это прошлое. Ты любила его, тебе больно все вспоминать...

— Стой! Ты не понял! Мне плевать на то, что было тогда! Я не знаю, как он нашел квартиру. Но ты понимаешь, как мог бы закончиться вечер? Аленку могли изнасиловать! Могли убить!

Аня потянулась вперед. Ее ладони легли мне на щеки. Влажные мягкие губы ткнулись в мои. Мир — ничтожен, пока длится этот момент.

— Спасибо, любимый! Если бы не ты, то все могло бы кончиться плохо.

Как же ты красиво улыбаешься, Любимая! Пусть и сквозь слезы. Я не могу тебе врать. Я не должен.

— Ань, прости меня! Но я поступил отвратительно...

Она замерла. Огромные зеленые глаза оторопело смотрели на меня. От этого взгляда было еще гадостней на душе.

— Ань, так получилось, что я остался, чтоб успокоить Лену. Ее просто колотило в истерике. Ну, и похоже что, переборщил. Переступил эту грань.

Она насторожилась. И после паузы:

— Ты воспользовался ее состоянием и соблазнил?

Не могу смотреть ей в глаза. Не могу и ответить. Киваю.

— И что теперь? Что от меня? — голос ровный, спокойный. Как затишье пред бурей.

Смотрю на носки, на травинку, прилипшую к ножке стола. Взгляд не поднять. На плечах — будто бочку камней навалили.

— Я хочу быть с тобой. — слова даются с трудом — Не знаю, сможешь простить или нет. Понять не прошу.

— Почему именно с ней? Больше не с кем?

— Я не знаю. Мне не нужно другой. Только ты...

Вздрогнул, услышав ее смешок.

— Я серьезно, мне нужна только ты. Почему так случилось — не знаю. С другой я бы легко устоял. А она... Это меня не оправдывает. Но... Наверное, все дело в том что вы слишком похожи. Не знаю.

— Ты был пьян?

— Нет. Глоток виски. Может быть два. Но не больше.

Тут я осознал весь ужас момента.

— Но я заставил Ленку выпить грамм сто.

Сердце гулко колотит в висках. Шесть ударов. Зачем-то считаю. И тихий голос, чуть громче шуршащей травы:

— Ты опоил мою дочь, а потом совратил?

— Нет! — Я вскинулся было, но глаз поднять не посмел — Все было не так. Хотя... Наверное это ничего не меняет.

Мошка ползет по столу. Смешно перебирает лапками. Мелкая мошка. Как странно, что можно столько всего рассмотреть. Если приглядеться, то даже прожилки на крылышках видно. А если прислушаться...

— Расскажи мне как было.

Я вздохнул и начал рассказ. Без особых подробностей, но ничего не скрывая. Когда дошел до событий этого утра, то услышал:

— Ого, а про это я и не знала.

Пришла моя очередь удивляться. Я поднял глаза.

Аня сидела с задумчивой улыбкой, глядя чуть в сторону, и кивала каким-то своим мыслям. Замерла на секунду. Пробормотала:

— Ну, Ленка и кадр...

Вздохнула и повернулась ко мне.

— К нашему видео-наблюдению можно подключиться из интернета, если знать адрес и пароль. Когда услышала от Алены про вчерашний визит, то все просмотрела еще из Казани. А потом уже подключалась отсюда.

Я почувствовал что уши горят.

— Я про это забыл. Значит, ты знала все?

— Нет, про сегодня, про спальню не знала. Там же камеры нет.

Мы помолчали.

— А что значит все это? — я обвел рукой стол — Да и то как ты встретила?

— Я и правда соскучилась же — она улыбнулась — решила, что не буду спрашивать ни о чем. Захочешь — расскажешь. Не захочешь — смолчишь. Решила, что устрою для тебя восхитительный вечер, и бурную ночь до утра. А утром уйду. Навсегда. Если смолчишь.

Ну и семейка! Что Ленка, что мать — одна кровь!

— То есть ты все простила?

— Ты смеешься? Какое прощенье? — она говорила сердито — Ты будешь наказан! Но я пока не придумала как.

У меня от этих слов зашевелилось в штанах. Прихватил пальцами ткань, чтобы поправить. Аня усмехнулась:

— Неа. Не так. Даже и не надейся.

Ее ладонь нырнула мне под пиджак, пропутешествовала от живота до груди. Сжала разок. Я услышал шепот:

— Но я, и правда, придумаю как. Это будет именно наказание, а не удовольствие.

Рука путешествовала выше: ключица, плечо, добралась до ссадин на шее. Аня заметила как я скривился:

— Покажи!

Расстегнул ворот и оттянул его в сторону. Аня приподнялась со стула и склонилась над шеей

— Это она?

Я кивнул. Оттолкнулась от меня, и села обратно на стул.

— Кстати, ты не дорассказал. Все не надо. Что было в обед?

Я улыбнулся.

А что? Меня почти что простили.

— Что именно?

— Ну, смотри, Алена пришла, вы поговорили. Решили, что ваших отношений не будет. Пообещали друг-другу, что больше ни-ни. Так?

— Так.

— А потом, когда она тебе предложила последний раз, и ты отказался...

— Стоп-стоп! — перебил я ее — Она не предлагала последний раз.

— Не поняла.

Брови приподнялись. Ее подбородок охватила ладонь. Аня задумчиво постучала указательным пальцем по губам.

Я улыбался. Молчал.

— Так, подожди. Вы договорились обо всем. Она заголилась перед тобой... На что она рассчитывала?

Взгляд поднят вверх, палец стирает остаток помады с верхней губы.

— Подожди, если не похоть, то чувство долга? За что?

Ленка то в мать, а вот Аня в кого?

— Ну похоть — это ты перебираешь. А так, то все верно. Рассчитаться за утро.

Она расхохоталась:

— Вот же засранка!

Мы помолчали. Не знаю, о чем думала Аня. А меня колотило откатом после пережитой нервотрепки.

— Слушай! — прервала тишину она — А вот Алена, перед тем как выбежать из гостиной, тебе что сказала?

Я потер ладонью глаз.

— Она сказала, что тебе со мной повезло. Что мы с тобой обязательно будем счастливыми. И что я молодец. Почти дословно.

Аня встала, подошла вплотную. А я не стал теряться — подхватил за пояс и усадил к себе на колени. От визга в ушах избавился с помощью поцелуя.

Когда нацеловались, то подхватил любимую на руки и понес в дом. Она уткнулась мне в подмышку, затихла.

Зашевелилась только, когда поняла что несу ее по лестнице на второй этаж, в спальню.

— Не-не-не! Даже не думай! У тебя сегодня секса не будет!

Она высказала это как утверждение.

Со своей же стороны, я рассмотрел эту фразу как предположение.

Вырываться пока ты на руках — бессмысленно, единственное чего можно добиться — это рухнуть на пол. Потому она дождалась, пока не брошу ее на постель.

Я же, понимая, что будет дальше, сразу рванул к тумбочке, где в верхнем ящике лежали наручники. И едва успел перехватить ее у двери на лестницу. Хрустнул первый браслет на правом запястье, после недолгой молчаливой борьбы, мне удалось просунуть ее руки между перил, и застегнуть вокруг круглой мраморной балясины. Она пыхтела и дергалась, пытаясь освободиться. Я немного полюбовался, и после сказал:

— Никуда не уходи, я скоро приду

— Зараза, ты что задумал?

Ответа не будет. Надо же, «зараза». Что же, игра началась. Стопом у нас была мелодия из песни про елочку.

Я зашел в спальню. Прямоугольник пять на шесть. Посреди комнаты, на паркете стоит двуспальная кровать. Решетчатые спинки из полированной стали. Горизонтальные перекладины трех сантиметров в диаметре. Нижняя у обеих спинок на уровне матраса. Верхняя в изголовье, на уровне метра от земли, а в изножье в два раза ниже. Между перекладинами вертикальные прутья толщиной в палец на расстоянии сантиметров пяти друг от друга. Белый атлас белья.

В изголовье кровати два обратных торшера — висят с потолка. Под каждым торшером по белой тумбочке.

Справа от входа, вдоль почти всей стены комод, высотой около метра, и примерно такой шириной. Сразу за ним дверь на балкон, закрытая шторой. Слева вдоль всей стены зеркальный шкаф-купе до потолка. Больше нет ничего.

Выдвинул нижний ящик комода. Прежде всего, нам понадобятся кожаные манжеты на руки и ноги. Анечка хотела устроить мне незабываемую ночь... Ну-ну. Отвечу ей тем же.

Что еще? Короткий кожаный ремешок, сантиметров двадцати, вряд ли больше, со стальными колечками на каждом конце. Ну, пока хватит. Ключ от наручников не забыть! Все собираю, выхожу в лестничный холл. У перилл сидит поникшая фигура.

— Спасибо, что дождалась!

Она даже не смотрит.

— Отстегни меня.

— Хорошо, сейчас отстегну.

Подхожу ближе. Вываливаю все на ступеньку. Аня на звук обернулась.

— Ты что задумал?

Я выразительно улыбнулся, но промолчал. Ухватил лодыжку — вырвалась. Еще раз — чуть по зубам не получил.

— Аня, мы можем до утра играть в эту игру. А можем в другую. Сама выбирай.

— Сука, а ну отстегни! — кричит и при этом пробует отбиваться ногами. Мажет, конечно. Трудно попасть из такой позиции.

Ну, сука, так сука. Размахнулся и врезал ладонью по заду. Через шорты не больно, и похоже что не обидно. Тогда шлепок по бедру, чуть ниже шорт. А это уже проняло — дернулась и затихла.

— Будешь слушаться?

— Нет! Ты не понял? А ну, отстегни!

Я сзади схватил ее правой рукой за промежность, левой за грудь, резко поднял, подержал на весу и поставил на ноги. При этом ей пришлось стоять, согнувшись в поясе и уперевшись подбородком в перила.

Сжал обе руки. Не то чтобы сильно, но достаточно больно. Скулит:

— Все поняла! Больше не надо!

— Я тут подумал ей скучно одной на лестнице.

Шлепок по заднице.

— Решил взять с собой в спальню.

Снова шлепок.

— А она неблагодарная!

Положил обе руки на ее бедра. С легким давлением двинулся вверх: по пояснице, по ребрам, забрался под топ. И вот у каждой ладони есть своя грудь.

Что теперь? Можно легонечко сжать, можно помассировать круговыми движениями. А можно сдвинуть вверх топ, и дать грудям повиснуть свободно. Теперь шершавой ладошкой проводим, едва касаясь кончиков набухших сосков. Она подалась вперед.

— Не прогибаться!

Недовольное мычание, но послушалась. Еще раз ладошкой соски... Резко обхватываю груди и двигаю вверх. Задышала шумнее.

Теперь расстегнем шорты.

Пока не снимая, залез правой рукой сквозь ширинку. Горячо и достаточно влажно. Погладил сквозь трусики. Затем еще раз. Еще. Средний палец плашмя утопил между губ. Левой рукой провел от лопаток до поясницы. Надавил, чтоб прогнулась. Выдох прозвучал словно стон.

Освободил свои руки. И, ухватив шорты, за низ штанин, резко сдернул их вниз. Зашевелилась, но позу удержала. Молодец! Надо поощрить.

Пропустил ладонь сзади, между ног. Нежно круговыми движениями поглаживаю лобок, затем резко сильно прижал. На этом моменте у нее сбился вдох.

Плавно двигаю руку назад. Пропускаю между полушариями попки. В последнее мгновение указательный палец задерживается у колечка ануса и пару раз проходит по кругу. Но не касаясь, а лишь намечая касание. Сбилось дыханье, переступила ногами.

Отбросил в сторону шорты.

Что же, пора! Подбираю манжеты. Застегиваю сперва на лодыжках, затем на запястьях. Сцеплять ли ей ноги? Пожалуй, что стоит.

Щелчок карабинов манжет.

Просунул руку Ане между коленок и провел по внутренней стороне бедра вверх, вставая. Пока не уперся в трусики. Уже откровенно мокрые. Шлепнул по попке. Все сносит покорно.

Но стоило разомкнуть браслет на наручниках, как начала вырываться. Ну как начала... Попыталась. Это не очень удобно, когда ты стоишь буквой Г.

После короткой борьбы, наручные манжеты я ей соединил за спиной. Ну и избавился, от уже не нужной железки.

Перекинул Аню через плечо и отнес в спальню. Все это время она только сопела. Но стоило ее опустить там на пол...

— Отпусти меня сволочь! Ты слышишь! Я тебе никогда не прощу! Гад и мудак!

Уложил на паркет, перевернул на живот и под аккомпанемент ее криков прицепил к кольцам короткого ремешка сначала карабины наручных манжет, а после ножных. Получился прелестный кабанчик: топ задран выше грудей, белые кружевные трусики, с малюсеньким розовым бантиком сзади и загорелое ладное тело. Одно его портило — звук.

— Тебе вопить не надоело?

— Отстегни меня! Слышишь, мудила!

— Солнышко, ты повторяешься.

Я демонстративно вздохнул и пошел к тому же комоду. Нам определенно понадобится шарик-кляп.

— Сама рот откроешь, или запихивать силой? Может быть больно.

Умница! Все поняла. Стоило застегнуть ремень кляпа и в комнате стало гораздо уютнее — тише. Теперь можно заняться приготовлениями к ночи.

Хотя и не сразу. На Любимую было просто приятно смотреть:

Аня дергалась, пытаясь порвать свои путы. Тело то выгибалось дугой, то прогибалось обратно. Серия быстрых рывков сменялось продолжительным напряжением. В такие моменты проступали мышцы на ребрах и шее. Было очень красиво. Затем начала выдыхаться: шумно дышала сквозь кляп, больше времени проводила отдыхая.

Я копался в комоде, то, что могло пригодиться, откладывал в сторону. Тут за спиной звук поменялся. Обернулся:

Теперь Аня перевернулась на спину, и лежа на руках рывками ног пыталась освободиться. Она приподнималась на лопатки, ноги на носочки, и рывок!

Бесполезно, но безумно эротично. Не удержаться!

Сел рядом с ней. Провел ладонью по лобку, не раздвигая, пальцами слегка помассировал сверху. Перешел на живот. Кончиками ногтей прошелся по ребрам, стон из-под кляпа. Нагнулся к шарику и поцеловал в губы. Как смог, конечно.

— Ладно, прости, не хотел отвлекать. Пойду разбирать шмотки дальше.

Ого! Какие у нас бывают глаза!

Я вернулся к комоду, а вслед летело возмущенное мычание. Казалось, в нем прослушивалось что-то нехорошее. Или мне только казалось?

Наконец все отобрал, батарейки проверил. Все время пока копался, принципиально не смотрел на Аню. Когда обернулся, то передо мной был уже совсем другой человек. Она явно отчаялась уже вырваться, и пыталась просто найти положение, в котором будет чуть более комфортно. Но тщетно.

Я подошел ближе, поправил пряди волос, лезшие в глаза, затем встал и дошел до кровати. Матрас мягко принял мое тело.

Да, так наблюдать гораздо удобнее.

Рекомендуем посмотреть:

Ничего, успокаивала я себя, ежась на ветру. Ничего… Скоро получу права, а мой обожаемый муж разорится, наконец, на машину. И тогда – прощай навеки давка в автобусе и прогулки по этим колдобинам! Путь мой ежедневно лежал через территорию гаражного кооператива, и не было дня, чтобы я не думала об этом. Я уже почти пробралась сквозь ряды гаражей, когда кто-то осторожно тронул меня за плечо.- Людмила Федоровна?Окликнувший меня надтреснутый женский голос напомнил мне голос одной мам...
На следующий день я уже потягиваю скверное вино в одной из припортовых забегаловок. Расчет у Харриет получил сразу же после ухода Айдана, и половину суммы у меня уже отобрали местные уличные грабители, не успел я вдохнуть вонючий портовый воздух. Они бы отобрали все, но я предусмотрительно разложил деньги в разные места, в том числе и в обувь, а они обыскали только карманы и сумку. Нашли в сумке шелковое белье и флакон со смазкой, сказали, что если я посмею работать шлюхой в их квартале – то мо...
Пробуждение билось в ней, нарастая с каждым днём, как запущенный часовой механизм бомбы, а может даже ядерной бомбы или бомбы, эдак в размер солнца – обычной звезды, ну где 92% водорода и всего 7% гелия и 1% чего то ещё. Пока что точно определиться с масштабами этой «катастрофы» Ей не удалось. Катастрофой это стало ровно с того момента, как она поняла, что изголодалась после долгого воздержания и всего такого, потому что секс теперь будет преследовать Её на каждом углу до полного удовлетворения....
Мне было 12 лет, когда я впервые попала на пляж нудистов. Мы отдыхали тогда с папой и мачехой в Крыму, на Азовском море, в городе Щелкино, а купаться ходили в Татарскую бухту – на Татарку, как ее здесь звали. Татарка начиналась у скал и вытягивалась полудугой, теряясь вдали. Народу здесь было меньше, чем на городском пляже, а справа, за легким ограждением, доходившим до самой воды, была территория пансионата Лаванда, который считался одним из первых нудистских местечек СССР. Но этого я тогда не ...
Москва, сентябрь 1942 года. В Сталинграде гремят бои. В это время удача немецких войск начала иссякать и русские солдаты начали одерживать верх. Однако это было заслугой не только отважных солдат и командиров, но и прекрасно скоординированными действиями разведчиков ведь именно в это время была поймана шпионка, входившая в секретную группу немецких разведчиков, действующих во всех основных отраслях СССР и предоставляющих Третьему Рейху всю важную информацию о фронте и тыле. Но она была не просто...
Я даже забыла его имя и случайно столкнувшись у входа в метро, чувствую жар неудобства, который охватывает нас, может быть, только при встречи с бывшими любовниками... Мне исполнилось пятнадцать тем летом, он был на полтора года старше, и заброшенные волею судьбы детей геологов далеко от города, мы подрабатывали на каникулах в геологическом лагере на берегу таежной реки, проводя вечера в наивных подростковых беседах, играя в карты или в нарды. Я смотрела на этого красивого ...
К работе мужа я подъехала во всем великолепии, и это было то, что нужно. Дело в том, что научный руководитель моего мужа вдруг заупрямился и не хотел подписывать диссертацию. Я, откровенно говоря, не вслушивалась в слова мужа, почему он не хочет этого делать, но по всему выходило, что придирки формальные и мелочные. И собиралась повлиять на решение Владимира Алексеевича самым радикальным методом - своим телом, уж больно вкусно менялась зарплата мужа в их Научном проекте, если он получал степень....
Романа приняли в институт в качестве ассистента и дали сразу же направление в аспирантуру. Его родители считали это заслугой Леры, и поэтому решили в качестве благодарности устроить им пышную свадьбу. В душе он ругал себя и их. Ну, сдалась она эта свадьба, кому нужен этот балаган, Зачем я согласился. От одной только мысли его передергивало. Опять эти пьяные гости будут кричать: «Горько! Горько!....». Потом с невесты начнут снимать фоту, ещё бы простынь показали для полного фальша. Жили мы с Леро...
Когда Лена, одетая только в легкий халатик, который едва закрывал дырочки, столь любимые Борисом, вышла из ванной, то ее любовник уже освоился в спальне. Он полностью обнаженный возлежал на супружеском ложе, поглаживая свой, пока еще слегка возбужденный член. Лена уже поняла, что вечер не ограничится сексом на кухне и только Борис определит, когда ему будет пора собираться домой. Девушка уже давно подчинилась его желаниям, и ее молодое желанное тело принадлежало Борису, всегда готовое исполнить ...
"Степаныч звонит, опять что-то интересное будет"- подумал я.- Димасик, привет, как жизнь?- Норма, а ты как? Давно не было, я уже изголодался.- Я тебе щас такое предложение сделаю, ты упадешь.- Ну, давай.- Сергей Владимирович пригласил, да не просто пригласил. Дает нам под разрыв своего младшего и жену,так что завтра готовься. В семь вечера у них, я зайду.Мы шли со Степанычем по улице к Серегею Владимировичу. Как оказалось, он с Андреем на выходные уехал ...
Я Алекс Фас, успешный молодой парень, у меня все есть, машина, квартира, неплохая работа, веселая и насыщенная жизнь. С девушками тоже полный порядок, очень люблю ухоженных красивых девочек, с ними я всегда пожестче, ведь все они любят настоящих самцов. Вся эта идиллия начала рушится после встречи с Ней, не сразу конечно, а постепенно и размеренно.Это была дождливая субботняя ночь в одном из лучших кабаков в городе, мы с друзьями уже были немного навеселе и начали высматривать спутни...
В пятницу вечером (на следующей неделе после событий описанных в рассказе «Главный приз»), как по расписанию, появился Заур. На столе появилась водка и закуска, все это он принес собой.- Ну, как самочувствие больного,- с улыбкой спросил он,- ну-ка давай посмотрим…И он осмотрел мою ногу.- Хорошо. Ну что ж, на неделе снимем гипс, сделаем ренген и если все нормально… Придется походить на физкультурку, надо ногу разрабатывать…Пока он осматривал ногу, Оксана подсуетилась...
В этот момент раздался звонок, и Нифа пошёл открывать дверь. Анюта осталась в комнате одна. Её по-прежнему ещё лихорадочно колбасило от всех последних приключений и ощущений. Она не знала, что ей хотелось теперь - попытаться бежать или остаться в этой банде. Но тут Нифа вернулся в комнату с ярко-накрашенной рыжей девчонкой с дерзкими зелёными глазами. Нифа сильно и звонко шлёпнул её по заднице.- Раздевайся. Я хочу тебя пороть, а наша новая подруга Аня будет смотреть на это.Рыжа...
Поздняя ночь конца сентября. Трасса, освещенная разноцветными огнями, была совершенно пустая. Молодой инспектор ГАИ Дмитрий Волков стоял на своем посту. Он бездумно смотрел вдаль на городские огни. Где-то там в клубах и казино развлекаются баловни судьбы, которым все упало на как снег на голову – и деньг, и положение, и удача… А он глупо стоял на обочине, не понимая где справедливость в этой жизни.Внезапно из-за дальнего поворота на бешеной скорости появилась новенькая «инфинити». Дмитрий ...
расскажу вам историю,которая произошла два года назад,со мной и моей женой.начну по порядку.итак...мне 27,жене 26 лет.живем в небольшом районном центре под Оренбургом,в браке 6 лет.от бабушки достался неплохой домик,поэтому жильем мы обеспеченны)))за четыре года из неопытных любителей секса,мы,можно сказать,стали профессионалами(так думали мы тогда)но,в нашу жизнь пришел интернет,и я понял,как мало мы еще знаем.меня заинтересовал свинг,жена же моих взглядов не разделяла,говорила-меня...
ГероиАртур – 16 лет. Высокий черноволосый кареглазый парень. Любит ботинки на платформах, ядовито – зеленые рубашки - поло и расклешенные брюки. Обожает пить мате и слушать диско – музыку 80-х. Носит невероятных размеров очки без диоптрий.Саша- 15 лет. Невысокий коренастый паренек с накаченной мускулатурой. Отличительная черта- шрам, проходящий через правую бровь. Одет в белую футболку с надписью « Don’t panic – It’s Organic» и изображением листочка конопли. Носит свободн...
Большой коридор, раннее утро, лёгкий холодок… она прикована цепью к крючку в полу, она спит. Вдруг шорох, щелчок дверного замка, она вздрагивает, резко подымается, но как бы ни пыталась прогнать от себя следы сна, у нее это не выходит. Вот дверь открывается и входит Хозяин, она становится на колени и опускает голову.-Ты спала?- Да, я случайно заснула…- Очень интересно… Я сказал тебе сидеть и ждать меня, про сон я ничего не говорил. Весьма занимательно: вещь, которая спит… Ты ос...
В дверь снова забарабанил Мишка- Толик!...Мам!... Тут Анна Гавриловна звонит!... Что сказать?Хм…Анна Гавриловна!..Учительница первая моя!...Ей, ведь, наверное, лет 25-26…в школе она уже три года и, кажется, сразу после института…да, и мужа, по-моему, у нее нет…а, может, она, вообще, девочка? Было бы забавно сломать своей учитилке целку!- Ну-ка, Римма, одень на себя что-нибудь и пригласи Анну Гавриловну в гости. Сейчас!Римма Николаевна шустро накинула взятый из шкафа халат...
Всем привет, дорогие читатели.Эта история является правдой, она произошла действительно со мной. Сейчас мне 18 лет и я люблю быть нижним- рабом в сексе.А началось все два года назад.Я рос абсолютно обычным парнем, который занимался по вечерам онанизмом. Я любил многие направления в сексе, но особенно нравилось, когда девушка подчинят себе парня. Но тогда, это мне нравилось лишь в виде принудительного кунилингусса или фейсситинга. Так же, моим фетишом являлось ...
По взаимной любви друг к другу, ради общего благополучия каждый из супругов должен быть снисходителен к недостаткам другого, должен запастись терпением на случай самых горьких неудовольствий, обид и взаимных огорчений.Мысли Святого Иоанна ЗлатоустагоТак получилось, что отдыхала я одна. Вернее, приехали на фазенду мы вдвоем с моим ненаглядным, но его буквально через два дня вызвали на работу. В этом и есть проблема незаменимых кадров. Им очень хорошо платят, их ценит на ра...