Изгибы судьбы. Часть 3

Я закрыл дверь ключом. Лена меня провожать не вышла. Возле самого лифта раздалась трель звонка.

— Да, Виталь. Вы подъехали?

— Нет, еще даже не добрались до МКАДа. Тут авария. Пробка. Звоню предупредить, что еще где-то час.

— Тогда езжайте сразу домой. Я поймаю такси.

Встреча с Аней откладывалась. Не могу сказать точно: радовало меня это или же наоборот огорчало. Противоречивая штука этот ваш человек.

Чуть позже, сидя в такси, в субботней пробке я все размышлял, как начать разговор. Варианты рождались один нелепей другого. А ведь нужно еще рассказать не только о том, что случилось. Но и почему. И что я скажу?

«Аня, я не подумал»?

Бред. Мне же не десять.

«Аня, все получилось случайно»?

Ага! Два раза! Случайно! Конечно же!

Вспомнил взгляд Лены. Пальцы сами нашли пострадавшую шею.

Нет, с ее стороны это точно была не случайность.

«Аня, я тебе изменил. Но она для меня ничего не значит»?

Фу! Пошлость какая.

Тут звонок от любимой. Словно почувствовала.

— Мы на месте уже. Ты там еще долго?

— Да черт его знает. Почти, что стоим.

Тут она меня спародировала:

— Именно в такие моменты и появляются мысли о вертолете! — получилось похоже.

Ну как тут не расхохотаться? Не дать волю эмоциям? При этом совесть, ранее прижатая доводами разума, вырвалась на свободу. Стыдно стало. Накатило душераздирающее ощущение вины.

— Я люблю тебя, Солнышко — говорю и боюсь, что голос сорвется.

— Я тебя тоже! Приезжай поскорее.

Готов провалиться сквозь землю. Неужели так с горящими ушами и приеду? Хотя... Еще ехать прилично. Хорошо, что нет вертолета.

Ближе к шести уже подъехал к воротам поселка. Котеджный поселок еще толком не заселен, с десяток домов только обрели хозяев. Причем, ни одного на моей улице. Тем не менее, в воздухе висел легкий запах шашлыка.

Машина проехала мимо одинаково оштукатуренных желтых заборов, высотой в полтора человеческих роста, и остановилась у ворот моего гаража. Я не стал просить проехать до калитки — все ж, какая-никакая, а отсрочка.

Немного замешкался с выходом. Идти не хотелось. Утопил лицо в ладонях. Растер несколькими порывистыми движениями. Глубокий вдох, и шаг наружу.

Любой путь начинается с первого шага. Ну что ж, я иду! Встречай меня, новая жизнь!

Щелкнул замок калитки. Под ноги легла дорожка красного камня, ведущая к коттеджу, одного с заборами цвета. Два честных этажа, плюс мансарда под пятнистой красно-коричневой крышей с острыми скатами. Справа от дома бассейн, накрытый прозрачным сдвижным павильоном.

Странно. Аня в такую погоду очень любит сидеть у него. А сейчас никого. Да, и не подходила, похоже, — лето же, павильон был бы сложен.

Ох! Чувствую это все не к добру.

Переступаю порог.

— Солнце, я дома!

Слышу радостный возглас из кухни. Успеваю разуться и сделать всего шага три, как на меня налетают. Прыжок, ее руки обвили шею, ноги сплелись за спиной.

Аня покрывала мое лицо поцелуями, шепча в перерывах:

— Я так соскучилась! Так скучала! Как я люблю тебя!

Что оставалось? Обхватил руками под спину, и потянулся к ней.

Когда, спустя бесконечность блаженства, наши губы, наконец, разомкнулись, то раздалось:

— Ой! Ты же голодный!

Она вырвалась! Босые пятки звонко шлепнули о камень пола. Я только успел почувствовать пальцы на своем запястье, как меня просто сорвало с места. Быстрым шагом, почти бегом Аня волокла по коридору. Высокая стройная фигурка, облаченная в короткие джинсовые шорты, белый топ. Грива светло-русых волос развевается, норовя забиться мне в рот и, хлеща по глазам.

— Быстрее! Быстрее! Бежим! Бежим! — слышу я.

Перед глазами мелькают загорелые ноги. Успеваю подумать, как же они сзади с Ленкой похожи, да и спереди тоже. И тут мы влетаем на задний двор.

Я замер столбом: в летней беседке накрыт праздничный стол. Обед на двоих.

Комок подскочил к горлу. Я забыл, как дышать. Растеряно посмотрел на нее.

— Аня...

Ой! — взвизгнула она — садись, я сейчас!

И метнулась назад. А я тупо смотрел на дверной проем, из которого неслось удаляясь:

— Салат! Салат в холодильнике забыла!

И вот ее сейчас огорошу? В одно мгновение разрушу этот счастливый момент? Честно ли отложить разговор? Будет это слабостью или заботой?

— Ты что тут стоишь?

Я задумался и меня чуть не сбил зеленоглазый вихрь груженый салатами. Она умудрилась бегать с пятью судками в руках.

— Давай помогу? — протянул было руки

— Садись уже! Сама справлюсь. Ты все уронишь

Аня метнулась к беседке, я побрел следом. Пара секунд и пришлось отскакивать в сторону, чтобы дать ей дорогу. Теперь было слышно удаляющееся:

— Хле-е-е-б!

Пола беседке нет — зеленый газон. В костюме за столом на лужайке я смотрелся, наверное, глупо. Носки, что ли, снять?

Блин! О чем я думаю то?

Ничего не успел. Аня с хлебной корзинкой в руках уже шагала босиком по траве.

Она ухватила тарелку с моей стороны, прошлась над столом и вернула с палитрой салатов обратно. Себе ничего не положила.

— Ты ешь. Я пока готовила, уже поклевала.

Есть не хотелось. Для вида поковырялся в салате.

— Так. Ты чего такой хмурый? Из-за вчерашнего?

Я удивленно поднял глаза.

— Лена мне все рассказала. Спасибо тебе! — она улыбнулась.

Внутри все оборвалось

Ну, вот и оно. Хотя, стоп! Что значит «Спасибо»?

— О чем рассказала?

— Про все что было. Еще вчера. Потом я еще Виталика попытала, пока ехали.

Значит, не знает. Эх! Завыть бы сейчас во весь голос.

Она задумалась на секунду. Локти оперлись на стол, Аня немного подалась вперед.

— Почему ты меня никогда не спрашивал о прошлом — тихий, задумчивый голос.

— Знаешь, — я сделал паузу — всегда считал, что нет ничего хорошего в лишних расспросах. Захочешь чтобы я знал — сама все расскажешь.

Тяжелый вздох с ее стороны.

— Мне было пятнадцать, когда познакомилась с ним. Ему двадцать пять. Состоявшийся кооператор из комсомольских, фирмач. Вскружил голову. Подарки, цветы, романтика... Полгода.

Аня горько усмехнулась.

— Полгода он бегал за мной. А я залетела после первого раза.

Моя рука легла поверх ее левой ладошки.

— Ань, если неприятно, не говори

Она поджала губы, кивнула. Чуть подалась вперед. Бархатная щека легла тыл моей ладони. Прижалась, на миг задержалась, потерлась. Вдруг руку обожгло слезой.

Я вскочил было, но она замотала головой.

— Не надо! Сиди!

Сглотнула. Запрокинула голову вверх. Шумный вдох. Волосы взлетели, опали и снова взгляд на меня.

— Я должна рассказать.

Губы пожались, смотрит на мою руку.

— Ну, так вот, он как честный человек сразу захотел жениться. В ЗАГСе отказывались, но «по-показаниям» сделали исключение. Он был хорошим человеком, но не терпел, когда ему перечат. Все должно было быть только так, как он решил. Вот...

Она помолчала, собираясь с мыслями. Проглотила комок.

— Это же он заставил меня начать дело. Он требовал, чтобы я чем-то занялась. Дал денег на открытие первого ателье. Так что, в какой-то мере, я ему благодарна.

Снова вздох.

— Ну а сам помнишь, как тогда проходили переговоры: пьянка, ресторан, сауна, девочки. Я все терпела, все понимала... Ну, для работы же! Даже когда лечилась от принесенной им домой заразы. Он меня совсем подмял под себя.

Подняла глаза, на лице появилась робкая, виноватая улыбка.

— Представляешь, какая дурочка была?

— Нет, — я кивнул — то есть, да, представляю.

Она горько усмехнулась, и вновь перевела взгляд на руку. Черты стали жестче.

— А потом случился дефолт. И так получилось, что в тот момент все активы были в валюте. Он тогда сказочно разбогател. Ну и пошло...

Ее пальцы сжались в кулачки. Сильно. Костяшки аж побелели.
— Он отмечал каждый день. Каждый вечер приходил домой пьяный. Пару раз приводил девиц, которых я выпроваживала, а потом пыталась объяснить семилетней дочери кто эти тети. И я терпела.

Глубокий вдох заканчивается истерическим смешком.

— Это же все нормально? — почти сквозь рыдания.

Губы сжаты, утерла слезы рукой. Остановила меня жестом от попытки обнять. Опять лицо в потолок. Пару раз шумно выдыхает под нос и переводит взгляд на меня. Ладони стирают слезы, но замирают напротив рта. Вдох-выдох сквозь пальцы. Руки вернулись на стол.

— Было уже после обеда. Суббота. Я вышла, тогда в магазин, да задержалась. Прихожу, они на кухне с Аленкой сидят. Он заставлял ее пить вместе с ним!

Слез больше нет. Челюсти яростно сжались. Сжала мне руку — думал, раздавит. Но терплю — слушаю, как завороженный.

— Аленка уже невменяема, вот-вот потеряет сознание. Я — орать на него...

Тут Аня обратила внимание на свои руки. Разжала пальцы. Лицо стало мягче.

— Прости! Прости! Прости! Прости! — после каждого «прости» она порывисто целовала мне пострадавшую руку.

— Ну, что ты? Не надо!

Снова слезы ручьем.

— Я тебя очень люблю — она улыбнулась — спасибо!

— Аня, не надо!

Внутри вновь заворочалась совесть. Накатило. Стало тошно и душно.
Утерла слезы, и уже гораздо спокойнее:

— Скорую я уже вызывала с трещиной в челюсти.

Дернулся, но она перехватила запястье.

— Не надо. В тот дом я больше уже не вернулась. Из больницы уехала к матери. Вещи он завез мне на работу. Официально развелись через год.

Она подняла голову. Мы встретились взглядом.

— В после развода мы долго не виделись, я встретила его случайно лет пять назад — клянчил мелочь у остановки на опохмел. Где и когда растранжирил все деньги — не знаю. И не интересно. Пожалела его тогда, дала денег и свой телефон. Обида перегорела, хотя думала — никогда не прощу.

По щекам опять хлынули слезы. Я встал и, не слушая протестов, начал вытирать платком дорожки на щеках Ани. Она улыбнулась, приникла ко мне и только тогда разревелась навзрыд.

Бедная рубашка. Второй раз за сутки.

Дебил! Рубашка?! Серьезно?! Тебе больше не о чем думать?!

Наконец, немного успокоившись, она оторвалась от меня. Я приобнял Аню за плечо. Ее ладонь скользнула по мокрому пятну у меня на груди.

— А я тебе рубашку испортила...

Я улыбнулся

— Не страшно. Все отстирается

Рубашка-то отстирается, а вот душу как отстирать?

Справа от меня тяжкий вздох.

— Он никогда не был у нас дома. И адреса не давала. Всегда встречались на нейтральной территории. Пару раз брала с собой Аленку. Один раз уговорами, второй раз обманом.

Она подалась вперед, нашла мой взгляд.

— Но это было еще до встречи с тобой. После — ни разу.

— Ань, мне это не важно! Мне главное, что ты моя. Я, понимаю, теперь почему ты так категорически отвергаешь алкоголь.

Я улыбнулся, ободряюще.

— Солнышко, пойми. Ты и он — это прошлое. Ты любила его, тебе больно все вспоминать...

— Стой! Ты не понял! Мне плевать на то, что было тогда! Я не знаю, как он нашел квартиру. Но ты понимаешь, как мог бы закончиться вечер? Аленку могли изнасиловать! Могли убить!

Аня потянулась вперед. Ее ладони легли мне на щеки. Влажные мягкие губы ткнулись в мои. Мир — ничтожен, пока длится этот момент.

— Спасибо, любимый! Если бы не ты, то все могло бы кончиться плохо.

Как же ты красиво улыбаешься, Любимая! Пусть и сквозь слезы. Я не могу тебе врать. Я не должен.

— Ань, прости меня! Но я поступил отвратительно...

Она замерла. Огромные зеленые глаза оторопело смотрели на меня. От этого взгляда было еще гадостней на душе.

— Ань, так получилось, что я остался, чтоб успокоить Лену. Ее просто колотило в истерике. Ну, и похоже что, переборщил. Переступил эту грань.

Она насторожилась. И после паузы:

— Ты воспользовался ее состоянием и соблазнил?

Не могу смотреть ей в глаза. Не могу и ответить. Киваю.

— И что теперь? Что от меня? — голос ровный, спокойный. Как затишье пред бурей.

Смотрю на носки, на травинку, прилипшую к ножке стола. Взгляд не поднять. На плечах — будто бочку камней навалили.

— Я хочу быть с тобой. — слова даются с трудом — Не знаю, сможешь простить или нет. Понять не прошу.

— Почему именно с ней? Больше не с кем?

— Я не знаю. Мне не нужно другой. Только ты...

Вздрогнул, услышав ее смешок.

— Я серьезно, мне нужна только ты. Почему так случилось — не знаю. С другой я бы легко устоял. А она... Это меня не оправдывает. Но... Наверное, все дело в том что вы слишком похожи. Не знаю.

— Ты был пьян?

— Нет. Глоток виски. Может быть два. Но не больше.

Тут я осознал весь ужас момента.

— Но я заставил Ленку выпить грамм сто.

Сердце гулко колотит в висках. Шесть ударов. Зачем-то считаю. И тихий голос, чуть громче шуршащей травы:

— Ты опоил мою дочь, а потом совратил?

— Нет! — Я вскинулся было, но глаз поднять не посмел — Все было не так. Хотя... Наверное это ничего не меняет.

Мошка ползет по столу. Смешно перебирает лапками. Мелкая мошка. Как странно, что можно столько всего рассмотреть. Если приглядеться, то даже прожилки на крылышках видно. А если прислушаться...

— Расскажи мне как было.

Я вздохнул и начал рассказ. Без особых подробностей, но ничего не скрывая. Когда дошел до событий этого утра, то услышал:

— Ого, а про это я и не знала.

Пришла моя очередь удивляться. Я поднял глаза.

Аня сидела с задумчивой улыбкой, глядя чуть в сторону, и кивала каким-то своим мыслям. Замерла на секунду. Пробормотала:

— Ну, Ленка и кадр...

Вздохнула и повернулась ко мне.

— К нашему видео-наблюдению можно подключиться из интернета, если знать адрес и пароль. Когда услышала от Алены про вчерашний визит, то все просмотрела еще из Казани. А потом уже подключалась отсюда.

Я почувствовал что уши горят.

— Я про это забыл. Значит, ты знала все?

— Нет, про сегодня, про спальню не знала. Там же камеры нет.

Мы помолчали.

— А что значит все это? — я обвел рукой стол — Да и то как ты встретила?

— Я и правда соскучилась же — она улыбнулась — решила, что не буду спрашивать ни о чем. Захочешь — расскажешь. Не захочешь — смолчишь. Решила, что устрою для тебя восхитительный вечер, и бурную ночь до утра. А утром уйду. Навсегда. Если смолчишь.

Ну и семейка! Что Ленка, что мать — одна кровь!

— То есть ты все простила?

— Ты смеешься? Какое прощенье? — она говорила сердито — Ты будешь наказан! Но я пока не придумала как.

У меня от этих слов зашевелилось в штанах. Прихватил пальцами ткань, чтобы поправить. Аня усмехнулась:

— Неа. Не так. Даже и не надейся.

Ее ладонь нырнула мне под пиджак, пропутешествовала от живота до груди. Сжала разок. Я услышал шепот:

— Но я, и правда, придумаю как. Это будет именно наказание, а не удовольствие.

Рука путешествовала выше: ключица, плечо, добралась до ссадин на шее. Аня заметила как я скривился:

— Покажи!

Расстегнул ворот и оттянул его в сторону. Аня приподнялась со стула и склонилась над шеей

— Это она?

Я кивнул. Оттолкнулась от меня, и села обратно на стул.

— Кстати, ты не дорассказал. Все не надо. Что было в обед?

Я улыбнулся.

А что? Меня почти что простили.

— Что именно?

— Ну, смотри, Алена пришла, вы поговорили. Решили, что ваших отношений не будет. Пообещали друг-другу, что больше ни-ни. Так?

— Так.

— А потом, когда она тебе предложила последний раз, и ты отказался...

— Стоп-стоп! — перебил я ее — Она не предлагала последний раз.

— Не поняла.

Брови приподнялись. Ее подбородок охватила ладонь. Аня задумчиво постучала указательным пальцем по губам.

Я улыбался. Молчал.

— Так, подожди. Вы договорились обо всем. Она заголилась перед тобой... На что она рассчитывала?

Взгляд поднят вверх, палец стирает остаток помады с верхней губы.

— Подожди, если не похоть, то чувство долга? За что?

Ленка то в мать, а вот Аня в кого?

— Ну похоть — это ты перебираешь. А так, то все верно. Рассчитаться за утро.

Она расхохоталась:

— Вот же засранка!

Мы помолчали. Не знаю, о чем думала Аня. А меня колотило откатом после пережитой нервотрепки.

— Слушай! — прервала тишину она — А вот Алена, перед тем как выбежать из гостиной, тебе что сказала?

Я потер ладонью глаз.

— Она сказала, что тебе со мной повезло. Что мы с тобой обязательно будем счастливыми. И что я молодец. Почти дословно.

Аня встала, подошла вплотную. А я не стал теряться — подхватил за пояс и усадил к себе на колени. От визга в ушах избавился с помощью поцелуя.

Когда нацеловались, то подхватил любимую на руки и понес в дом. Она уткнулась мне в подмышку, затихла.

Зашевелилась только, когда поняла что несу ее по лестнице на второй этаж, в спальню.

— Не-не-не! Даже не думай! У тебя сегодня секса не будет!

Она высказала это как утверждение.

Со своей же стороны, я рассмотрел эту фразу как предположение.

Вырываться пока ты на руках — бессмысленно, единственное чего можно добиться — это рухнуть на пол. Потому она дождалась, пока не брошу ее на постель.

Я же, понимая, что будет дальше, сразу рванул к тумбочке, где в верхнем ящике лежали наручники. И едва успел перехватить ее у двери на лестницу. Хрустнул первый браслет на правом запястье, после недолгой молчаливой борьбы, мне удалось просунуть ее руки между перил, и застегнуть вокруг круглой мраморной балясины. Она пыхтела и дергалась, пытаясь освободиться. Я немного полюбовался, и после сказал:

— Никуда не уходи, я скоро приду

— Зараза, ты что задумал?

Ответа не будет. Надо же, «зараза». Что же, игра началась. Стопом у нас была мелодия из песни про елочку.

Я зашел в спальню. Прямоугольник пять на шесть. Посреди комнаты, на паркете стоит двуспальная кровать. Решетчатые спинки из полированной стали. Горизонтальные перекладины трех сантиметров в диаметре. Нижняя у обеих спинок на уровне матраса. Верхняя в изголовье, на уровне метра от земли, а в изножье в два раза ниже. Между перекладинами вертикальные прутья толщиной в палец на расстоянии сантиметров пяти друг от друга. Белый атлас белья.

В изголовье кровати два обратных торшера — висят с потолка. Под каждым торшером по белой тумбочке.

Справа от входа, вдоль почти всей стены комод, высотой около метра, и примерно такой шириной. Сразу за ним дверь на балкон, закрытая шторой. Слева вдоль всей стены зеркальный шкаф-купе до потолка. Больше нет ничего.

Выдвинул нижний ящик комода. Прежде всего, нам понадобятся кожаные манжеты на руки и ноги. Анечка хотела устроить мне незабываемую ночь... Ну-ну. Отвечу ей тем же.

Что еще? Короткий кожаный ремешок, сантиметров двадцати, вряд ли больше, со стальными колечками на каждом конце. Ну, пока хватит. Ключ от наручников не забыть! Все собираю, выхожу в лестничный холл. У перилл сидит поникшая фигура.

— Спасибо, что дождалась!

Она даже не смотрит.

— Отстегни меня.

— Хорошо, сейчас отстегну.

Подхожу ближе. Вываливаю все на ступеньку. Аня на звук обернулась.

— Ты что задумал?

Я выразительно улыбнулся, но промолчал. Ухватил лодыжку — вырвалась. Еще раз — чуть по зубам не получил.

— Аня, мы можем до утра играть в эту игру. А можем в другую. Сама выбирай.

— Сука, а ну отстегни! — кричит и при этом пробует отбиваться ногами. Мажет, конечно. Трудно попасть из такой позиции.

Ну, сука, так сука. Размахнулся и врезал ладонью по заду. Через шорты не больно, и похоже что не обидно. Тогда шлепок по бедру, чуть ниже шорт. А это уже проняло — дернулась и затихла.

— Будешь слушаться?

— Нет! Ты не понял? А ну, отстегни!

Я сзади схватил ее правой рукой за промежность, левой за грудь, резко поднял, подержал на весу и поставил на ноги. При этом ей пришлось стоять, согнувшись в поясе и уперевшись подбородком в перила.

Сжал обе руки. Не то чтобы сильно, но достаточно больно. Скулит:

— Все поняла! Больше не надо!

— Я тут подумал ей скучно одной на лестнице.

Шлепок по заднице.

— Решил взять с собой в спальню.

Снова шлепок.

— А она неблагодарная!

Положил обе руки на ее бедра. С легким давлением двинулся вверх: по пояснице, по ребрам, забрался под топ. И вот у каждой ладони есть своя грудь.

Что теперь? Можно легонечко сжать, можно помассировать круговыми движениями. А можно сдвинуть вверх топ, и дать грудям повиснуть свободно. Теперь шершавой ладошкой проводим, едва касаясь кончиков набухших сосков. Она подалась вперед.

— Не прогибаться!

Недовольное мычание, но послушалась. Еще раз ладошкой соски... Резко обхватываю груди и двигаю вверх. Задышала шумнее.

Теперь расстегнем шорты.

Пока не снимая, залез правой рукой сквозь ширинку. Горячо и достаточно влажно. Погладил сквозь трусики. Затем еще раз. Еще. Средний палец плашмя утопил между губ. Левой рукой провел от лопаток до поясницы. Надавил, чтоб прогнулась. Выдох прозвучал словно стон.

Освободил свои руки. И, ухватив шорты, за низ штанин, резко сдернул их вниз. Зашевелилась, но позу удержала. Молодец! Надо поощрить.

Пропустил ладонь сзади, между ног. Нежно круговыми движениями поглаживаю лобок, затем резко сильно прижал. На этом моменте у нее сбился вдох.

Плавно двигаю руку назад. Пропускаю между полушариями попки. В последнее мгновение указательный палец задерживается у колечка ануса и пару раз проходит по кругу. Но не касаясь, а лишь намечая касание. Сбилось дыханье, переступила ногами.

Отбросил в сторону шорты.

Что же, пора! Подбираю манжеты. Застегиваю сперва на лодыжках, затем на запястьях. Сцеплять ли ей ноги? Пожалуй, что стоит.

Щелчок карабинов манжет.

Просунул руку Ане между коленок и провел по внутренней стороне бедра вверх, вставая. Пока не уперся в трусики. Уже откровенно мокрые. Шлепнул по попке. Все сносит покорно.

Но стоило разомкнуть браслет на наручниках, как начала вырываться. Ну как начала... Попыталась. Это не очень удобно, когда ты стоишь буквой Г.

После короткой борьбы, наручные манжеты я ей соединил за спиной. Ну и избавился, от уже не нужной железки.

Перекинул Аню через плечо и отнес в спальню. Все это время она только сопела. Но стоило ее опустить там на пол...

— Отпусти меня сволочь! Ты слышишь! Я тебе никогда не прощу! Гад и мудак!

Уложил на паркет, перевернул на живот и под аккомпанемент ее криков прицепил к кольцам короткого ремешка сначала карабины наручных манжет, а после ножных. Получился прелестный кабанчик: топ задран выше грудей, белые кружевные трусики, с малюсеньким розовым бантиком сзади и загорелое ладное тело. Одно его портило — звук.

— Тебе вопить не надоело?

— Отстегни меня! Слышишь, мудила!

— Солнышко, ты повторяешься.

Я демонстративно вздохнул и пошел к тому же комоду. Нам определенно понадобится шарик-кляп.

— Сама рот откроешь, или запихивать силой? Может быть больно.

Умница! Все поняла. Стоило застегнуть ремень кляпа и в комнате стало гораздо уютнее — тише. Теперь можно заняться приготовлениями к ночи.

Хотя и не сразу. На Любимую было просто приятно смотреть:

Аня дергалась, пытаясь порвать свои путы. Тело то выгибалось дугой, то прогибалось обратно. Серия быстрых рывков сменялось продолжительным напряжением. В такие моменты проступали мышцы на ребрах и шее. Было очень красиво. Затем начала выдыхаться: шумно дышала сквозь кляп, больше времени проводила отдыхая.

Я копался в комоде, то, что могло пригодиться, откладывал в сторону. Тут за спиной звук поменялся. Обернулся:

Теперь Аня перевернулась на спину, и лежа на руках рывками ног пыталась освободиться. Она приподнималась на лопатки, ноги на носочки, и рывок!

Бесполезно, но безумно эротично. Не удержаться!

Сел рядом с ней. Провел ладонью по лобку, не раздвигая, пальцами слегка помассировал сверху. Перешел на живот. Кончиками ногтей прошелся по ребрам, стон из-под кляпа. Нагнулся к шарику и поцеловал в губы. Как смог, конечно.

— Ладно, прости, не хотел отвлекать. Пойду разбирать шмотки дальше.

Ого! Какие у нас бывают глаза!

Я вернулся к комоду, а вслед летело возмущенное мычание. Казалось, в нем прослушивалось что-то нехорошее. Или мне только казалось?

Наконец все отобрал, батарейки проверил. Все время пока копался, принципиально не смотрел на Аню. Когда обернулся, то передо мной был уже совсем другой человек. Она явно отчаялась уже вырваться, и пыталась просто найти положение, в котором будет чуть более комфортно. Но тщетно.

Я подошел ближе, поправил пряди волос, лезшие в глаза, затем встал и дошел до кровати. Матрас мягко принял мое тело.

Да, так наблюдать гораздо удобнее.

Рекомендуем посмотреть:

Прошло всего пол года, а в общежитии не осталось наверно ни одного человека, кто бы звал Степу его настоящим именем. Всегда приходя с занятий, он обнаруживал под дверью кучку записок - это были приглашения. Приглашения «на работу»: имена и номера комнат.Так давали заявки те, кто не успевал встретиться со Степой или Пашей лично. Только в четверг ничего никогда не было: все знали, что по четвергам Степа ходил на занятия по танцам, которыми он стал заниматься последние два месяца, а пос...
«Подарок» повернул меня боком, чтобы ему было удобнее развлекаться, а я видела процесс чистки в зеркало, закрепленное на стене ванной. Он подвел насадку душа, которая была диаметром не больше 1, 5 см, но достаточно длинной, не меньше 25 см, к моему заднему проходу и надавил. Мое «расчехление» безболезненно состоялось. Закругленная и отполированная головка «стального члена» протиснулась внутрь моей попки, не доставив мне неприятных ощущений.— Как ты себя чувствуешь, дорогая? Тебе не б...
Это реальная история, которая произошла со мной не так давно. Меня зовут Аня, мне 18 лет. В один из весенних дней я возвращалась с подготовительных курсов в университете. В метро было немного народу, и я сразу заметила, что на меня пялятся два парня, лет двадцати пяти, что-то обсуждают. А смотреть действительно было на что. На мне были одеты чёрные колготки, а самое главное моя мини юбка только прикрывала попку, и это бросалось в глаза, так же, как и мои тонкие и длинные шпилькиНастал моме...
Серая мышка... маленькая, еще не сформировавшаяся фигурка... русская малышка с восточными чертами лица...Вечер обещал быть долгим...Пятница... Как всегда по пятницам менты бухают, при чем «по-черному»... Самое противное, что бухали они в тот вечер именно у нас, вроде культурно, семьями... Мы с братом и сестрой легли рано, но я всегда спала чутко и при очередном взрыве смеха — проснулась. Мне стало жутко интересно, что же там происходит...Я прокралась по длинному кор...
«Истинный последователь Б-га».Как обычно вечером мы сидели в его кабинете; он читал толстую религиозную книгу (хозяин набожен), я вслух разбирала детские сказки (там крупный, понятный шрифт). Он заглянул мне через плечо и заговорил сам, упомянув о нескольких звонках мамы насчет меня. Прибавил, что говорить с ней не смогли, так как русским в доме никто не владеет, но ответили по-английски, что я позвоню, как только смогу. Прибавил, чтоб я готовилась к разговору, обдумав, чем порадоват...
В один день, когда родителей не было дома, тетя моя папина сестра зашла в гости, так как надо было занести документы. Тети моей 45 лет, она достаточно сексуальная с круглой попкой, и грудью 4 размера. Я всегда жду наших встреч, чтобы хорошенько потрахать ее в попку, тетя моя живет одна без мужа и детей Ну так вернемся, когда тетя заваривала чай я рассматривал ее попку, под обтягивающими джинсами. Не удержавшись я подошел к тети и обнял ее с зади при этом головка уперлась ей в попку. Я предложил ...
Fiat lux!"...ничего нет на свете,кроме любви, еды и гордости."братья Стругацкие "Улитка на склоне"Попросил я как-то Волшебника и одолжил он мне на время машину времени. Хотел я проследить как через века Эрос пробивал путь к власти. Надеваю розовые очки. Сажусь в кресло и двигаю рычаг вдоль шкалы времени.Вот чопорные люди бродят по серым улицам. Изредка лишь то в одном окне, то в другом шевельнет ветром занавеску и мы заметим девушку, с удивлением рассматривающую себ...
Меня зовут Алексей, я живу со своим отцом в маленьком городке. Мама сбежала от нас 4 года назад, и никто не знает где она, отец сначала много переживал, но после этого ушёл с головой в работу, и я был предоставлен сам себе. Всё своё время я посвящал учёбе, друзей у меня не было, и сразу после школы я приходил домой. Кстати, забыл описать себя: мой рост 165, отцу еле достаю до подбородка макушкой, и худенький, вешу меньше 50 кг, у меня светлые волосы ниже плеч, всё забываю сходить в парикмахерску...
Прошло совсем мало времени с того момента, как Сергей устроил мне ночную секс-поездку, а мне предстояло очередное секс-мероприятие. Я думаю, мои дорогие читатели, вы уже догадались о том, что это мероприятие было устроено в честь праздника восьмого марта. Нет? Ну тогда я вам это сообщаю.Итак, восьмого марта брат повез меня на дачу. Где предполагалось оттрахать меня хорошенько, по полной программе. Брат предупредил, что на даче будут всего лишь пять человек. Я удивилась, почему так мало. Ст...
К женским ножкам меня тянуло еще с первых классов. В классе у меня учились несколько подруг с неплохими ножками, за которыми я был готов наблюдать часами, а как хотелось их облизывать и целовать..В конце девятого класса, именно на выпускной со мной случилась история, благодаря которой я лишился фут-фетиш девственности.Отстояв на "линейке", все как обычно по традиции отправились выпивать в парк. Употреблять алкоголь пошли не все, только школьные заводилы и "девочки из высшего общес...
- Вспомнила, тварь, - уже менее злобно, но все еще прошипела Оля, - теперь соси у него, и не вздумай дрочить, я слежу за тобой, сука. Продолжая всхлипывать, Лена взяла в рот член, который так услужливо подставил ей Игорь. Странности Оли начинали нравиться ему все больше. Лена осторожно сосала его член, все время поглядывая на Олю, которая сидела на диване и внимательно смотрела на Лену.- Быстрее, - велела она, - двигаешься как сонная черепаха, - и Лена послушно замотала головой. Оля смотре...
Приветик, масечка. я хочу рассказать тебе историю.Однажды я пригласила к себе домой свою подругу, она мне очень нравилась у неё была большая, высокая грудь и фигура у неё была не плохая. Итак она согласилась и я счастливая думала, как проведу этот день. Вечером я решила принять ванну и попросила её не хочет ли она побыть рядом со мной. Она согласилась. В ванной я не спеша начала раздеваться, плавно расстегнувши лифчик повернулась к ней, именно тогда я увидела, с каким жаром она смотрит на ...
Я иду за ней уже около получаса. Надо держать себя в руках, не подходить слишком близко. Но я уже чувствую запах её духов….Мммммм….Держись парень, не сейчас, ещё чуть-чуть. Звук каблуков сводит с ума, шпильки, вечером, одна…Нет, точно не убежит.Смотрит на витрины, такая бледная от их освещения, похожа на куклу.Вот он, тот переулочек, есть тут одно местечко…лишь бы никто не шёл мимо. Ну же, давай, не останавливайся, детка, пройди ещё чуточку.Подхожу ближе, на р...
Этот ужасающий кошмар произошел в субботу, когда Джулия решила побегать трусцой в отдаленном лесу за городом. Обычно она выполняла этот ранний утренний ритуал в окрестностях дома, но стояла середина лета, и ей хотелось удалиться от уличного движения и смога. Это было роковым решением, которое привело к самому страшному дню ее жизни, дню, который она запомнила навсегда. Она была ее одета в то утро как обычно - серая футболка, обрезанная выше живота, спортивный лиф, ветровка, и пара крошечн...
(EROS (написано, в результате собственного опыта) 06.07.2001) Чувство, возникло чувство. Оно не было таким, как раньше, в них просыпался зверь, который хотел одного - оргазма. Естество, начало, такое начало возникало только между ними, оно звало, рвало, метало внутри плоти, хотев вырваться наружу, вырваться, и затаиться до следующей встречи. Такое было часто, но в это раз желания любви, жесткой и не обузданной. Она, манила его. -Садись, - она указала в сторону, старого диван...
Этим летом мне здорово повезло, мне встретилась очень приятная блондинка, вообще-то я не люблю блондинок, но эта мне очень понравилась, внешность её была настолько завораживающая и волнующая, что взглянув на неё, у меня открылся рот, я хотел проглотить её всю, проглотить и держать в себе насыщаясь и перенасыщаясь...Принято думать, что наиболее выразительны и чувственны смуглокожие кареглазые брюнетки, но, это не всегда так.Я захотел пить, на улице начиналась июньская жарк...
Не буду кратко описывать того что произошло до этого, кому интересно, могут прочитать предыдущий рассказ и сразу приступаю к дальнейшему повествованию. Проснувшись на следующий день, я решил сделать вид, что ничего не знаю об измене Тани, объяснив это тем, что сам неплохо перебрал со спиртным и не помню как она вернулась домой. Женушке было видно тоже не очень хорошо, после вчерашней гулянки, но она спокойно врала, глядя большими честными глазами в мои глаза, рассказывая как сразу п...
Этот день начался для Игоря как обычно, но вот закончился. Утром он встал, как всегда почистил зубы, позавтракал, и отправился на учебу. На дворе стоял холодный ноябрь. Игорь шел, и все его мысли были о событии, которое произошло с ним три дня назад. В этот день он пришел в гости к своему другу Жорику, и в первый раз увидил гей порно фильм. Больше всего его возбудила сцена, где молодой парень ввел себе в жопу огромный вибратор, и с упоением сосал член огромного чернокожего мужчины. Тогда И...
Нечто фэнтезийно-псевдоисторическое, за основу взяты древняя Греция, Персия и Рим.*Волчица - так в Древнем Риме называли проституток.*Лупанарий = публичный дом.***Девушка стояла к ней полу боком: пурпурный плащ, под ним кожаный дублет с короткими, собранными в складки наплечниками, на теле - туника, вокруг бёдер - палудаментум. Одежда подходящая войну, а не молодой красивой женщине.- Ещё одна волчица? - внезапно охрипшим голосом спросила Митра, в голове ...
Секс и виски, все чувства так низки.- Я предан рейху, мою фюрер, но, пожалуйста, поручите это мне, - Франц говорил это, задрав вверх правую руку, правда, не от чистого сердца. Доля лукавства, а также тщеславия и прочих хитростей была, он признавался себе в этом сам. Время пришло, и Франц прекрасно знал, как скоро падёт и Гитлер, и рейх, так что он брал по максимуму из каждого такого момента. Наверное, принципиально выбирал сторону злодеев, привычка, что сказать. Он любил своё дело, путешес...