Должок

— Настюх! А помнишь, мы в зоопарк ходили, и ты от тигра пряталась у меня за попой, а? Попа-то у меня всегда широкая была, тигру и не видно... А помнишь, я тебя подкидывал? Как ракету, вот так — вжух, вжух!... Как же время летит, с ума сойти... Сколько тебе уже?

— Огого сколько, — ответил Настин папа, потому что Настя молчала, яростно вытирая тарелки. — Совершеннолетнее уже оно, понимаешь? Студентка...

— ... космомолка, спортсменка... И просто красавица! — продолжал дядя Толя, широко улыбаясь.

Настя грюкнула тарелками и выбежала из кухни.

Мужчины переглянулись.

— Чего это она?

— Та... не обращай внимания. Переходной возраст. Считает, что она урод. Настяяяя!..

— Ну, это она зря. Конечно, не окуклилась еще, не поспела, но... Ничего, все впереди.

— Вот и скажи ей. Может, хоть тебя послушает. Наааасть!..

— А что думаешь? Скажу. Скажу-скажу-скажу... — дядя Толя высунул голову из кухонной двери. — Настюх! Ну слушай, это уже свинство. Я, между прочим, десять лет тебя не видел. Соскучился... А ну давай чеши сюда!

Через пять минут все трое обедали за столом, выставленным по такому случаю на середину кухни.

— ... Вот так и существую. Жив, здоров и, как видишь, даже вполне упитан, — говорил дядя Толя, глядя на Настю.

Та пялилась в тарелку, наклонив голову.

— Ну, а бизнес твой? Неужели всё? — спрашивал Настин отец.

— А что бизнес? Бизнес-шмизнес... Все тлен и суета, как говорили древние. Вот ты у меня есть, старый мой кореш, дай Бог тебе здоровья... Настюха, бука такая... Полюбуюсь на вас, москвичей, и ту-туууу. В свой солнечный Магадан.

— И что тебе там делать?

— Как что? Ты, Петруха, совсем закис в этой своей Мааскве. Забыл, что такое родина. Не помнишь, какие рассветы на Нагаевке? А как снег блестит на Коменданте? А ветерок майский с моря, ядреный такой, с йодом?... Эх ты! Не, господа москвичи, у вас тут круто, но дом есть дом. Отпирую у вас — и домой, — говорил дядя Толя, разглядывая Настю.

Та громко сёрбала с ложки суп. Потом вскинула голову:

— Ну и чё?

— Чё «чё»? — поднял брови дядя Толя.

— Чё смотрите? Дырку просмотрели у меня на лбу...

— Насть! — прикрикнул папа. — Ты что себе...

— Тихо, Петрух. Это, Настя, не беда, даже если и дырку. Во-первых, я тебя десять лет не видел. Во-вторых, красивые девушки на то и созданы, чтобы в них просматривали дырки.

— Издеваетесь, да?

— Конечно, нет, — обстоятельно продолжал дядя Толя. — Когда я издеваюсь, у меня дым из ушей идет. Черный такой, как у старого буксира из трубы. А сейчас я серьезно говорю, и никакого дыма нет, видишь?

Он так заразительно улыбался, что Настя не выдержала, и губы ее сами растянулись в улыбку. Правда, они тут же стянулись обратно.

— Улыбка у тебя классная, Настюх. Годик-другой пройдет, и от такой улыбки пацаны на потолок полезут. Зуб даю. А фигура у тебя уже такая, что... Петрух, не смотри на меня так! Я друг детства, мне можно. Я, Насть, как увидел, что из тебя за это время повырастало — честно говоря, обалдел. С таким бюстом ты...

Настя подскочила и выбежала вон, уронив ложку на пол.

— Эт ты переборщил, — сказал Петруха.

— Мдаааа, — протянул дядя Толя. — Девицы — материя деликатная. Не знаешь, где рванет...

— При тебе она еще хоть как-то стесняется, а при мне...

Мужчины продолжали разговор, доедая суп. Дядя Толя громко хвалил Настю, делая вид, что не замечает ее тени за стеклянной дверью.

***

— Ну что? Вздремну, пожалуй...

Дядя Толя картинно зевнул, глядя на Настю.

— Спокойной ночи! — буркнула та, проходя в свою комнату.

Она всегда сутулилась, отчего ее подбородок казался вдвое тяжелее, чем был сам на самом деле. Прямая челка еще сильней припечатывала ее силуэт книзу, делая Настю похожей на кофейник с плоской крышкой.

— Здрасьте! Какая тебе ночь? Два часа дня, — удивился дядя Толя.

Настя захлопнула за собой дверь.

Какое-то время дядя Толя лежал, глядя в потолок. Потом повернулся на бок и закрыл глаза. Раскрылся, оголив волосатые ноги. Полежал без одеяла.

Потом позвал:

— Нааасть!..

Ответа не было.

Окликнув ее снова, дядя Толя встал. Подошел к Настиной двери. Постучал.

Потом приоткрыл и осторожно сунул голову:

— Настюх! Слушай, тут у вас шкварят, как в аду, упарился весь... Одеяла... не найдется... легкого...

Конец фразы прозвучал на диминуэндо, будто у дяди То ли кончился завод. Потом он замолчал, глядя на Настю.

Та не видела и не слышала его. Голая, без трусов, она стояла перед зеркалом и выгибалась, раскрывая рот в такт неслышимой песне. Из ушей у нее тянулись розовые проводки наушников.

Так продолжалось полминуты или, может, больше. Потом дядя Толя стал осторожно прикрывать дверь.

В этот-то момент Настя и повернула к нему голову.

Еще секунды четыре они глядели, застыв, друг на друга.

Потом Настя ойкнула и прикрыла волосатый лобок. Из ушей выпрыгнули наушники.

— Подглядываем, да? — плаксиво крикнула она.

— Здрасьте. «Подглядываем»... Бананы в уши воткнула, нифига не слышишь... Зову, зову тебя...

— Хоть щас отвернитесь!

— А зачем? — сказал дядя Толя, медленно входя в комнату. — Полюбуюсь на тебя. Раз уж ты попалилась...

— Вы вуайерист, да?

— Какие ты слова знаешь!... Не психуй.

— Сами не психуйте!..

— Знаешь, сколько я голых девок видел в жизни? — спросил дядя Толя, усаживаясь в кресло. — Так что можешь не прикрываться. Ничего принципиально нового я не увижу.

— Так чего смотреть тогда, не понимаю...

— Все ты понимаешь. Да не прикрывайся, покажись во всей красе! Порадуй старика. Ну!... Ну вооот, — заулыбался он, когда малиновая Настя медленно опустила руки. — Раз уж попалилась... Думаешь, не интересно увидеть, какая ты сейчас? Всем интересно, поверь мне, ну абсолютно всем. Просто они это не говорят, потому что приличные люди. И я не говорил бы, дак ты ж сама попалилась... И не смей стесняться! Настоящая женщина не стесняется своего тела, а гордится им. Даааа, Настюх... Сиськи у тебя зачетные. Пять с плюсом, а то и с двумя. Это я тебе как старый раздолбай говорю.

— Такие слова знаете, — криво улыбнулась Настя.

— Уййй, Настюх, я столько всяких слов знаю... Повернись-ка... в профиль... Уй, класс! Можно потрогать? Не бойся, не буду я тебя насиловать, я просто... вот тааак...

— Жирный слон, — хрипло сказала Настя, вздрагивая от его прикосновений.

— Кто?

— Я.

— Не гони херню! У тебя обалденное тело. Сказал бы крепче, но ты ведь дама. А ну-ка... а иди-ка сюда... — дядя Толя придвинул ее к себе. — Давай-ка мне на коленки... как ты сидела, а я тебе про Питера Пэна рассказывал, помнишь? Помнишь или нет?

— Помню, — бормотала Настя, мостясь к нему.

— Ну вот... Ни хрена ты не понимаешь, Настюх. Была бы ты доской худющей, как все девки — я бы только зевал, вот честно. А так — ты и не толстая совсем, и в тебе самый смак есть. Это ж мужику бальзам на яйца, когда вот эти все округлости, мягонькое все такое, — говорил дядя Толя, щупая Настю сверху донизу. — МММ! Вот так бы и сожрал тебя... схавал бы с костями...

Он вжался носом в Настино плечо, обхватив ее за груди, полные, изобильные не по возрасту.

Настя сопела, закрыв глаза. Дядя Толя тоже зажмурился, уткнувшись в нее.

Какое-то время они сидели, покачиваясь, как в трансе.

Потом дядя Толя прокашлялся:

— Все. Слезай, — он шлепнул ее по бедру. — Слезай, Настюх. Сделай мне чайку. Да не вздумай одеваться! — прикрикнул он, увидев, как Настя тянется к халату.

— А...

— Папа все равно ушел. А ты все равно попалилась... Буду любоваться на тебя. Знаешь, какой кайф — смотреть на все вот это вот?... Пошли. Между прочим, — говорил он ей по дороге на кухню, — между прочим, знаешь сколько голых девиц сидело у меня на коленях? Но ты — самая-самая из всех!..

— Да ну?

— Серьезно. Будь я помоложе... а не такой старый хрен... Эх!

— Вы не старый, — сказала Настя, гремя посудой.

— ... но все равно хрен. Да? Ахахаха!... — дядя Толя зашелся хриплым смехом. — Ладно, сменим пластинку. Давай рассказывай мне, как ты тут жила эти десять лет.

Слово за слово — они разговорились. Глаза у Насти блестели, уши горели, соски светились, как светофоры, — но движения становились все естественней, угловатость исчезала, спина выпрямилась, как по волшебству...

— Они мне всю жизнь говорили, что я мамонт, — жаловалась она, шумно втягивая в себя чай.

— Если бы я слушал, что про меня говорят всю жизнь — знаешь, кем бы я был? Тебе просто завидуют.

— Завидуют?

— Конечно. У них нет такой красоты, нет такого тела... таких сисек. Знаешь, сколько девчонок мечтает о сиськах, как у тебя? — говорил дядя Толя и смотрел, как Настя по-хозяйски щупает свою грудь, молочно-розовую, с выпуклыми сосками. — Уж я-то знаю, потому что я...

— ... старый хрен, — продолжила Настя, и оба они рассмеялись.

— Ну вот... Встань еще, Настюх! Во всей красе... Нет, какое ты все-таки чудо!

— Раз у нас с вами такой откровенный разговор... то...

— Что?

— Это... Бриться обязательно?

— Бриться? Нуууу... Как я могу такое думать? Это ты у своего парня спроси... или сама решай, как ты себя ощущаешь. Мне все у тебя нравится. И попка твоя, мягенькая такая, без рыхлости... Вот только прическа твоя не фонтан, Настюх. На голове, имею в виду. Когда ты была еще с бантами — оно годилось, а щас... Челка эта не твоя, вот честно. Ложка дегтя... Не обижаешься?

— Не...

— Точно?

Настя, отвернувшись, стала грюкать блюдцами, складывая их в мойку.

По ноге у нее стекали две маслянистых капли, добравшись до колена. Настя пыталась незаметно размазать их другой ногой, но у нее никак не получалось. Дядя Толя задумчиво наблюдал за ними.

— Я на секунду, — хрипло сказала Настя, вдруг свернув к ванной.

— Так. Стой.

— Что?

— Иди сюда. Идем к тебе.

Дядя Толя встал и обхватил ее за талию.

— Что?... вы что... — лепетала обомлевшая Настя.

— Не бойся, я ничего тебе не сделаю. Небольшой массажик... Идем. Ложись! — приказал дядя Толя, подведя ее к кровати. Настя послушно легла, не сводя с него глаз. — Вот тааак... Закрой глаза... Не бойся, насиловать не буду. Честно. Ну закрой...

Настя зажмурилась.

Эти несколько секунд, когда ничего не происходило, а она просто застыла, голая, где-то между раем и адом, были самыми страшными в ее жизни.

Потом ее сосок окутала щекотная влага. Еще, еще и еще...

Потом властные пальцы нырнули в нектар, которым Настя сочилась там, внизу.

Она ждала прикосновения к той самой точке, зудящей требовательным волчком внутри, и застыла в предвкушении... и закричала, когда в нее вдруг втек влажный яд, и волчок завертелся, как бешеный, обжигая тело нервными соцветиями, — и кричала, задыхаясь, снова и снова, когда яд втекал в нее новыми и новыми порциями наслаждения, такого сильного, что ей было стыдно даже перед самой собой.

Она пыталась бороться с ним, скрыть его — но наслаждение рвалось из нее вихрем, натянувшим тело, которое вдруг стало как туча, налитая всеми красками радуги...

— ... Ну и наелся я твоих волос, скажу я тебе... Насть! Настюх, ты чего? Ну чего ты, глупенькая? — дядя Толя гладил всхлипывающую Настю по плечам, по животику и по всему телу, чувствительному, как нерв. — Ну что ты, ну все хорошо... Все хорошо, моя маленькая... — ласкал он ее, медленно проводя по коже кончиками ногтей.

Пальцы его скользили по бокам, по бедрам, взбираясь на самые-самые чувствительные места. Настины всхлипывания слышались все реже, реже, тише... Затем они перешли в сопение, и Настя, растаявшая в потоке мурашек, уже не видела и не слышала, как дядя Толя накрыл ее одеялом и вышел из комнаты.

— ... Ауу! Ты спишь, что ли?

Папин голос вклинился туда, где парила счастливая Настя, и сгустился в силуэт папы, склонившийся над ней.

— А?

— Куда это он, не знаешь?

— Кто?

— Как кто? Толик, конечно. Прихожу — нет его, и на столе записка. «Извини, Петька, надо срочно мотать. Перепутал время. Прости, что не дождался... Обнимаю... » Вот чудак! Не знаешь, что стряслось?

— Неее... — пискнула Настя, натягивая на себя одеяло, пока папа не увидел, что она голая.

***

Это был не сон.

— Дзззыыы!

Реальный, взаправдашний дверной звонок снова и снова звонил, впиваясь в мозги, как электродрель.

— Твою маааать...

Осознав, что глаза открыты, он сделал попытку поднять ногу.

Для этого надо было разобраться, где она...

— Твою мать!!!

Звонок остервенело долбил уши.

Подскочив от злости, он заметался по комнате, хватая засаленное шмотье. «Кого несет?» — бормотал он, тыкая ногой в рукав. — «Зззаебаю... Эх!» — и, швырнув на пол непослушные тряпки, побежал открывать, как был — в трусах и майке.

— Какого... — хотел он крикнуть, и даже почти крикнул, поперхнувшись на втором слоге.

Это был не сосед Адгур, не рекламный агент и не свидетель Иеговы. За дверью стояла девушка. Модно и элегантно стриженная, хорошенькая, пахнущая духами — из тех, которым он тоскливо смотрел вслед, роняя слюни.

Она выглядела так, будто снизошла в его облезлый коридор с глянцевой обложки, овеянной ароматом роскоши и феромонов. На кого-то она была на ужасно похожа, хоть он и не мог вспомнить, на кого...

«Это ошибка», тоскливо думал он, глядя на точеное личико в оправе вишневого каре. «Господи, в каком я виде! Твою маааать... »

— Иззз... изззв... — силился сказать он, прикрывая рукой дыру в майке.

— Угу. Хорош, — качала головой незнакомка. — Ну, здравствуй, дядя Толя. Разрешишь войти?

Отодвинув его, она вошла в квартиру и прикрыла дверь.

— Ну? Не узнал, что ли?

Дядя Толя всматривался в нее, моргая красными глазами. Потом охнул:

— Нас... Наст...

— Ну наконец-то. Слава Богу! А я уже думала — мне придется паспорт предъявлять.

— Насть... Господи... ты как тут... что ж ты не... у меня не убрано... извини... эта... логово старого холостяка, сама понима... я оденусь, да? То есть — проходи, проходи, эта, расп... рапс... рапсолагайся... А я щас... щас...

— Э нет. Тебе не одеваться, тебе раздеваться надо, — сказала Настя и, встретив обалдевший дяди-Толин взгляд, продолжила: — Иди-ка ты в душ, а? Вода есть горячая? Есть вода, говорю?

— Вода?... Е... есть, есть вода...

— Ну вот и славно. Давай-ка, — она подвела его к ванной, стараясь не наступать на бутылки. — Давай-давай. Давай, дядь Толь...

— А как же... тебе же... согреться... с дороги... чайку... — бормотал дядя Толя.

— Конечно! Согреюсь, обязательно согреюсь. И чаёк, и все, — говорила Настя, открывая кран. — Ты только сначала в душ. Та-ак, мыла нет, конечно... Вот тебе мыло, вот мочалка. Вот полотенце. На! А я пока отдохну с дороги...

— Да... Отдохни... Настя...

— Отдохну. Мойся.

Она прикрыла дверь ванной. Дядя Толя вертел в руках мыло и мочалку, будто они могли дать ему какой-то ответ, и бормотал:

— Год... или больше? Настя, Настюха... как изменилась-то... а я... я...

Затем, кряхтя, стащил с себя майку.

Через полчаса он, накинув засаленный халат на отмытое тело, открыл дверь — и застыл на пороге:

— Твою мать...

Горы бутылок куда-то исчезли. Исчезли и кучи мусора, обнажив давно забытый рисунок паркета. В воздухе пахло мокрой пылью.

— Настя! Настюх!..

Войдя к себе, он снова застыл. Комнату было не узнать, и дядя Толя каким-то внутренним участком мозга, видавшим всякое, вдруг усомнился, у себя ли он дома, и в самом ли деле к нему приехала Настя. «Твою мать», шептали побелевшие губы...

Оглядываясь в поисках хоть одного знакомого предмета, он уцепился взглядом в кровать... и тут застыл в третий раз.

— Привет, дядь Толь, — хрипло сказала Настя.

Она лежала в постели — свежей, перестеленной новым бельем (дядя Толя заметил это не сразу, а чуть позже).

Ее роскошное тело изогнулось в белом одеяле, как тигр в снегу на китайских картинах. Интимный уголок, гладко выбритый, розовый, как у младенца, блестел искринками влаги. Тонкая рука изящно подпирала голову с коротко подстриженными волосами, крашенными в цвет спелой вишни. Изобильные, как и раньше, груди свисали пухлыми носами...

— Насть... Настюх...

— Не бойся. Снимай это сальное угробище и иди ко мне.

Она раздвинула ноги, распахнув влажную пещерку. Щеки и уши ее горели, но дядя Толя этого не заметил.

Полминуты или больше он стоял на месте, силясь что-то сказать.

Потом бухнулся к ней. Нырнул, как в омут, в розовое изобилие грудей, бедер и живота, захлебнулся, забарахтался в нем, облепляя шелковое тело слоями лихорадочных поцелуев...

— Ну вот. Ну вооот, — тянула Настя, морщась от щекотки. — Только осторожней, ладно? Понимаешь, так получилось, что я вот до сих пор — абсолютно невинное создание. Я еще никогда этого не делала...

Через пять минут дяди-Толина кровать скрипела, как портовый кран.

— Аааа... аааа... — стонала Настя, стараясь попадать в такт.

Счастливый дядя Толя пылко, щедро, неистово-благодарно долбил ее, заглядывая во влажные Настины глаза, как преданный пес.

Та улыбалась и подмахивала ему, стараясь не морщиться от боли и от запаха, который все-таки стоял в комнате, как она ни проветривала ее...

— Але, Марин? — шептала она потом в трубку, гладя по голове дядю Толю, дремавшего у нее на груди. — Марин, я щас не могу говорить. Я в Магадане. В Магадане!... Да так, был у меня тут один должок... Завтра вылетаю. Что? Нет, не одна. Со мной полетит друг. Правда, он еще об этом не знает... Все, Мариш, не могу говорить. Цём...

Рекомендуем посмотреть:

Это была моя первая командировка на Кавказ и я, понятное дело, слегка нервничал. Однако времена были уже относительно спокойные, да и задание я от редактора получил почти мирное: живописать быт здешних работников органов правопорядка, разумеется, с упором на то, как здесь все на глазах улучшается и расцветает. Для нас снарядили милицейский ПАЗик, приставили на всякий случай вооруженного провожатого и отправили в соседний район набираться впечатлений. Все было настолько спокойно и буднично, что я...
Часть 2Упиваясь собственной властью над беззащитным парнем она, положив массивную руку на его мускулистый живот стала не спеша стала разглядывать "пыточные" инструменты. На сей раз, она выбрала какой-то тюбик с пахучим кремом. - Для усиления чувствительности кожи. Нужно использовать очень осторожно. Да, чуть не забыла, распоров ловко вынутыми из чемоданчика ножницами его трусы она на секунду залюбовалась его наполовину взведенным длинным членом. Она, как и все женщины, любила не тол...
…Новогодний стол ломился от яств.Не хватало только елки,которую обещали во что бы то ни стало раздобыть парни .Девочки суетились вокруг стола,прихорашивались,украшали комнату мишурой.Рита сидела в кухне на подоконнике и задумчиво курила.Предпраздничная суета не трогала ее.Она считала себя выше всех этих «куриных» приготовлений. Салаты,холодец, утка с яблоками..Фу,как это мелко и пошло!..Наконец появились парни.Вместо роскошной красавицы ели они внесли в прихожую какие-то жалкие...
С учебой у меня не было особых проблем, так что к сессии я пришла примерно с таким же количеством хвостов, что и мои сокурсники. Не больше, но и не меньше. Но их количество вызывало у меня неподдельный ужас! Казалось, что за оставшиеся две недели до сессии я ни за что не доделаю все курсовые, семестровые и типовые. Это уже впоследствии, на старших курсах, я убедилась, что достаточно плотно взяться, сесть за учебу, и, потихоньку, один за другим, хвосты исчезнут, и еще время останется....
Настал летний день и мне очень хотелось секса. Моим спасителем-трахальщиком был сосед. Он выручал меня когда меня не ебали на работе мой босс и его бизнес партнёры. Сосед знал что я ещё та сучка, и могу даже участвовать в групповухе. Сосед любил когда я ему сосу, а то его жена отказывалась под видом, что у тебя и так много давалок.В это утро моя попа хотела члена и хорошего траха. Я даже когда подмылся вставил среднего размера анальный вибратор. Но это меня не успокоило. Мне хотелось...
Это было летом, погода стояла жаркая, на небе не было ни тучки.Мне сегодня никуда не хотелось идти, но я вспомнила что сегодня ко мне приезжает мой любимый. И мне пришлось встать, что бы убрать квартиру к его приезду.На самом деле мне было 14 а ему 17. До его приезда оставалось 2 часа, но квартира уже была убрана. Я решила не терять времени, и начала краситься. Тут послышался стук в дверь. От неожиданности я вздрогнула, я за секунду побежала к двери и глянула в глазок, на пороге стоя...
Одно время со мной в доме на одной площадки проживала юная симпатичная соседка. Звали ее Алена. Ей было всего 21 год, а замуж она вышла достаточно рано – в 18. Муж ее был старше минимум на 5 лет, в виду своей работы, часто не бывал дома с понедельника по пятницу, куда-то в командировку ездил. Мне было 18 лет и конечно же я не мог не обращать внимания на Алену когда встречался с ней в подъезде или на улице.Алена была среднего роста, фигура спортивного телосложения, сочная попка и губк...
Приехали к нам с женой друзья - Вова и Вика, женаты мы были примерно одинаковое количество лет. Марина - подруга жены, приехала на несколько часов раньше.Прикинули и решили попить пивка, да и может быть еще чего-нибудь покрепче. Я и Вова жарили шашлыки, девочки готовили какие-то салатики, понемногу употреблялось холодное пиво. Пенный напиток, под шашлычек, расходился быстро и у всех уже появилось желание попробовать коньячку.Подруги наши, немного охмелели, да и мы к стати...
К моему удивлению, но через сорок минут мы стартанули с площадки в полном комплекте. Тринадцать нетрезвых мужчин, одна девушка. Сначала стали прибывать пьяные, не догулявшие своё время, и оттого злые члены команды. Бормоча проклятия, они нетвёрдой походкой взбирались по рампе в челнок, падали в кресла, пристёгивались, тут же либо отключаясь, либо вступая в полемику по причине столь скорого убытия. Прибытие старпома снизил накал споров, понизил пьяный задор, но вопрос был сформулирован чётко «Имп...
Этот случай произошел в начале осени 2009 года.На даче у шефа, помимо хозяина, нас собралось девятеро. Из девочек, кроме меня, присутствовали личный секретарь шефа Марина, ее тезка из бухгалтерии и кадровичка Алла. Игорь и Антон были старыми собутыльниками шефа, начальниками отделов. Приглашение Олега, двоюродного брата шефа и по совместительству его зама, также не вызывало удивления. Почему в тот раз пригласили Сергея и Колю, двух молодых и ничем себя пока не зарекомендовавших сотру...
Я спала. Мой маленький кораблик-биотех неспешно приближался к небольшой галактике, в которой имелась погасшая звезда с планетной системой. Судя по отрывочным данным - здесь была развитая цивилизация, которая погибла при взрыве звезды. Можно и покопаться, я думаю! Что-нибудь всяко найду, что-нибудь такое - древнее, что потянет на несколько лет безбедной жизни! Мой кораблик соединен со мной и сразу подаст сигнал. Поэтому я мирно спала.Наверное, странно, что потомок древнейшей расы зарабатыва...
Мне тридцать семь. Метр девяносто, десяток лишних килограмм, брюнет. Руковожу финансовым направлением крупного холдинга. И я влип.Нет на работе все отлично. Проекты создаются, закрываются. Деньги зарабатываются. Меня ценят, отмечают, премируют. Не сказать, что богат. Но где-то близко к этому. Свой дом в Подмосковье, водитель, он же телохранитель. Есть даже мысль купить вертолет. Пока только мысль.Но вот в личной жизни. Да...Женился я рано. В девятнадцать. Сейч...
В молодости у меня было много девушек, всяких разных. Я учился на психологическом факультете и потому часто пользовался всякими методиками, чтобы получить желанное. Для этого я даже зарегистрировался на сайте знакомств и оттачивал свое мастерство.Как-то вижу фото: юная девушка, простенько одетая, выложила на личной странице песни Нирваны, Наутилусов. Мы списались, погуляли в парке, она оказалась просто милашкой. Я сразу надел на себя имидж супер-психолога, малышку это привлекало, к т...
Это - необычный рассказ. Тому, кто привык к разным глупостям вроде «это был мой первый секс, и я сразу же кончил 9 раз, но лишь потом переключился на ее подругу», лучше поискать более привычное. Читать далее есть смысли лишь тем, кто осознает, чего он хочет, почему и как собирается это осуществить.Я приехал к ней как всегда. У нас - немного необычные отношения:моя задача заключается в том, чтобы обслуживать ее... периодически.Ну, вы понимаете, о чем я. И нас о...
Всем доброго утра/дня/вечера/ночи))) Хочу рассказать вам мой случай. Но для начала - немного о себе.Зовут меня Юлия. Мне 16 лет. Все, даже просто посторонние люди, считают меня очень красивой. Честно говоря, я никогда не задумывалась над этим, а однажды встала перед и зеркалом и сама убедилась. У меня длинные, черные, шелковистые волосы, ярко-синие глаза, пухлые губы, оливкового цвета кожа, рост 170, вес 51 кг, фигура очень привлекательная - грудь второго размера, тонкая талия, бёдра узкие...
Авторство принадлежит человеку, назвавшему себя Стрелок. На рыбалку Лена ехать не хотела. Еще бы... у них с Игорем еще не закончился медовый месяц, молодые любили друг друга и, казалось, их счастью никто и ничто не может помешать, но друзья уговорили Игоря, как всегда, отметить день рыбака у озера, а Лену, чтобы не обижалась, посоветовали взять с собой. "Ну, маленькая, тебе понравится. Рыбалка - это же здорово!" - уговаривал жену Игорь, не желая рушить компанию. В итоге она согласила...
На утро я получила смс с ЕГО одобрением и пожелание действовать в том же ключе. Правда, ОН потребовал, чтобы я проявляла больше энтузиазма во время моих актов перед сыном.Настроение почему-то было отличное. Пожалуй, впервые уже за много недель.Ваня не сказал не слова о вчерашних событиях. Как ни в чем не бывало я и он утром вместе сели завтракать. Я была штанишках и белой кофточке, застегнутой на две нижние пуговицы. Грудь была вывалена наружу и нагло торчала, обрамляемая...
Она была действительно бизнес-леди. Иначе не назовёшь. Всегда строго и опрятно одета, в деловом стиле и с хорошим вкусом. Казалось, что всю свою зарплату она тратит лишь на дорогие костюмы. Короткая, мальчишеская причёска немного молодили её. Хорошо поставленная дикция с уверенным командирским голосом, от которого вся мужская половина фирмы, да и женская тоже становились покорными и внимательными. Строгий взгляд, немного жестковатая манера ведения дел. Её боялись, уважали и завидовали в коллект...
Летом Симе исполнилось 15, и она устроилась в трудовой лагерь. В связи с этим, она обедала в столовой близлежащей школы. Но сейчас не это важно. Когда прошли 25 тяжёлых рабочих дней, был последний обед в маленькой столовой. Весь рабочий месяц Сима одевалась по погоде, не слишком выпендриваясь. Но в честь окончания трудового месяца Сима приоделась. Ей всегда очень нравился готический наклон, но она ненавидела всех этих \"готок\". Сима считала себя истинной Готессой, или как величали её ...
Ольга склонилась над детской кроваткой. Она нежно улыбнулась и заботливо поправила одеяло. Хотела поцеловать сына, но передумала: вдруг проснется. Сиделка Антонина Владимировна, пожилая женщина из Саратова, стояла рядом, сложа руки перед собой и теребя в них платок.- Ну, мы поехали, Антонина Владимировна - выдохнула Ольга - Ромка должен проспать до утра, но если проснется...- Знаю, знаю - закивала сиделка - Олечка, да вы не беспокойтесь. У меня опыта... во!... выше крыши. Так что отп...