Должок

— Настюх! А помнишь, мы в зоопарк ходили, и ты от тигра пряталась у меня за попой, а? Попа-то у меня всегда широкая была, тигру и не видно... А помнишь, я тебя подкидывал? Как ракету, вот так — вжух, вжух!... Как же время летит, с ума сойти... Сколько тебе уже?

— Огого сколько, — ответил Настин папа, потому что Настя молчала, яростно вытирая тарелки. — Совершеннолетнее уже оно, понимаешь? Студентка...

— ... космомолка, спортсменка... И просто красавица! — продолжал дядя Толя, широко улыбаясь.

Настя грюкнула тарелками и выбежала из кухни.

Мужчины переглянулись.

— Чего это она?

— Та... не обращай внимания. Переходной возраст. Считает, что она урод. Настяяяя!..

— Ну, это она зря. Конечно, не окуклилась еще, не поспела, но... Ничего, все впереди.

— Вот и скажи ей. Может, хоть тебя послушает. Наааасть!..

— А что думаешь? Скажу. Скажу-скажу-скажу... — дядя Толя высунул голову из кухонной двери. — Настюх! Ну слушай, это уже свинство. Я, между прочим, десять лет тебя не видел. Соскучился... А ну давай чеши сюда!

Через пять минут все трое обедали за столом, выставленным по такому случаю на середину кухни.

— ... Вот так и существую. Жив, здоров и, как видишь, даже вполне упитан, — говорил дядя Толя, глядя на Настю.

Та пялилась в тарелку, наклонив голову.

— Ну, а бизнес твой? Неужели всё? — спрашивал Настин отец.

— А что бизнес? Бизнес-шмизнес... Все тлен и суета, как говорили древние. Вот ты у меня есть, старый мой кореш, дай Бог тебе здоровья... Настюха, бука такая... Полюбуюсь на вас, москвичей, и ту-туууу. В свой солнечный Магадан.

— И что тебе там делать?

— Как что? Ты, Петруха, совсем закис в этой своей Мааскве. Забыл, что такое родина. Не помнишь, какие рассветы на Нагаевке? А как снег блестит на Коменданте? А ветерок майский с моря, ядреный такой, с йодом?... Эх ты! Не, господа москвичи, у вас тут круто, но дом есть дом. Отпирую у вас — и домой, — говорил дядя Толя, разглядывая Настю.

Та громко сёрбала с ложки суп. Потом вскинула голову:

— Ну и чё?

— Чё «чё»? — поднял брови дядя Толя.

— Чё смотрите? Дырку просмотрели у меня на лбу...

— Насть! — прикрикнул папа. — Ты что себе...

— Тихо, Петрух. Это, Настя, не беда, даже если и дырку. Во-первых, я тебя десять лет не видел. Во-вторых, красивые девушки на то и созданы, чтобы в них просматривали дырки.

— Издеваетесь, да?

— Конечно, нет, — обстоятельно продолжал дядя Толя. — Когда я издеваюсь, у меня дым из ушей идет. Черный такой, как у старого буксира из трубы. А сейчас я серьезно говорю, и никакого дыма нет, видишь?

Он так заразительно улыбался, что Настя не выдержала, и губы ее сами растянулись в улыбку. Правда, они тут же стянулись обратно.

— Улыбка у тебя классная, Настюх. Годик-другой пройдет, и от такой улыбки пацаны на потолок полезут. Зуб даю. А фигура у тебя уже такая, что... Петрух, не смотри на меня так! Я друг детства, мне можно. Я, Насть, как увидел, что из тебя за это время повырастало — честно говоря, обалдел. С таким бюстом ты...

Настя подскочила и выбежала вон, уронив ложку на пол.

— Эт ты переборщил, — сказал Петруха.

— Мдаааа, — протянул дядя Толя. — Девицы — материя деликатная. Не знаешь, где рванет...

— При тебе она еще хоть как-то стесняется, а при мне...

Мужчины продолжали разговор, доедая суп. Дядя Толя громко хвалил Настю, делая вид, что не замечает ее тени за стеклянной дверью.

***

— Ну что? Вздремну, пожалуй...

Дядя Толя картинно зевнул, глядя на Настю.

— Спокойной ночи! — буркнула та, проходя в свою комнату.

Она всегда сутулилась, отчего ее подбородок казался вдвое тяжелее, чем был сам на самом деле. Прямая челка еще сильней припечатывала ее силуэт книзу, делая Настю похожей на кофейник с плоской крышкой.

— Здрасьте! Какая тебе ночь? Два часа дня, — удивился дядя Толя.

Настя захлопнула за собой дверь.

Какое-то время дядя Толя лежал, глядя в потолок. Потом повернулся на бок и закрыл глаза. Раскрылся, оголив волосатые ноги. Полежал без одеяла.

Потом позвал:

— Нааасть!..

Ответа не было.

Окликнув ее снова, дядя Толя встал. Подошел к Настиной двери. Постучал.

Потом приоткрыл и осторожно сунул голову:

— Настюх! Слушай, тут у вас шкварят, как в аду, упарился весь... Одеяла... не найдется... легкого...

Конец фразы прозвучал на диминуэндо, будто у дяди То ли кончился завод. Потом он замолчал, глядя на Настю.

Та не видела и не слышала его. Голая, без трусов, она стояла перед зеркалом и выгибалась, раскрывая рот в такт неслышимой песне. Из ушей у нее тянулись розовые проводки наушников.

Так продолжалось полминуты или, может, больше. Потом дядя Толя стал осторожно прикрывать дверь.

В этот-то момент Настя и повернула к нему голову.

Еще секунды четыре они глядели, застыв, друг на друга.

Потом Настя ойкнула и прикрыла волосатый лобок. Из ушей выпрыгнули наушники.

— Подглядываем, да? — плаксиво крикнула она.

— Здрасьте. «Подглядываем»... Бананы в уши воткнула, нифига не слышишь... Зову, зову тебя...

— Хоть щас отвернитесь!

— А зачем? — сказал дядя Толя, медленно входя в комнату. — Полюбуюсь на тебя. Раз уж ты попалилась...

— Вы вуайерист, да?

— Какие ты слова знаешь!... Не психуй.

— Сами не психуйте!..

— Знаешь, сколько я голых девок видел в жизни? — спросил дядя Толя, усаживаясь в кресло. — Так что можешь не прикрываться. Ничего принципиально нового я не увижу.

— Так чего смотреть тогда, не понимаю...

— Все ты понимаешь. Да не прикрывайся, покажись во всей красе! Порадуй старика. Ну!... Ну вооот, — заулыбался он, когда малиновая Настя медленно опустила руки. — Раз уж попалилась... Думаешь, не интересно увидеть, какая ты сейчас? Всем интересно, поверь мне, ну абсолютно всем. Просто они это не говорят, потому что приличные люди. И я не говорил бы, дак ты ж сама попалилась... И не смей стесняться! Настоящая женщина не стесняется своего тела, а гордится им. Даааа, Настюх... Сиськи у тебя зачетные. Пять с плюсом, а то и с двумя. Это я тебе как старый раздолбай говорю.

— Такие слова знаете, — криво улыбнулась Настя.

— Уййй, Настюх, я столько всяких слов знаю... Повернись-ка... в профиль... Уй, класс! Можно потрогать? Не бойся, не буду я тебя насиловать, я просто... вот тааак...

— Жирный слон, — хрипло сказала Настя, вздрагивая от его прикосновений.

— Кто?

— Я.

— Не гони херню! У тебя обалденное тело. Сказал бы крепче, но ты ведь дама. А ну-ка... а иди-ка сюда... — дядя Толя придвинул ее к себе. — Давай-ка мне на коленки... как ты сидела, а я тебе про Питера Пэна рассказывал, помнишь? Помнишь или нет?

— Помню, — бормотала Настя, мостясь к нему.

— Ну вот... Ни хрена ты не понимаешь, Настюх. Была бы ты доской худющей, как все девки — я бы только зевал, вот честно. А так — ты и не толстая совсем, и в тебе самый смак есть. Это ж мужику бальзам на яйца, когда вот эти все округлости, мягонькое все такое, — говорил дядя Толя, щупая Настю сверху донизу. — МММ! Вот так бы и сожрал тебя... схавал бы с костями...

Он вжался носом в Настино плечо, обхватив ее за груди, полные, изобильные не по возрасту.

Настя сопела, закрыв глаза. Дядя Толя тоже зажмурился, уткнувшись в нее.

Какое-то время они сидели, покачиваясь, как в трансе.

Потом дядя Толя прокашлялся:

— Все. Слезай, — он шлепнул ее по бедру. — Слезай, Настюх. Сделай мне чайку. Да не вздумай одеваться! — прикрикнул он, увидев, как Настя тянется к халату.

— А...

— Папа все равно ушел. А ты все равно попалилась... Буду любоваться на тебя. Знаешь, какой кайф — смотреть на все вот это вот?... Пошли. Между прочим, — говорил он ей по дороге на кухню, — между прочим, знаешь сколько голых девиц сидело у меня на коленях? Но ты — самая-самая из всех!..

— Да ну?

— Серьезно. Будь я помоложе... а не такой старый хрен... Эх!

— Вы не старый, — сказала Настя, гремя посудой.

— ... но все равно хрен. Да? Ахахаха!... — дядя Толя зашелся хриплым смехом. — Ладно, сменим пластинку. Давай рассказывай мне, как ты тут жила эти десять лет.

Слово за слово — они разговорились. Глаза у Насти блестели, уши горели, соски светились, как светофоры, — но движения становились все естественней, угловатость исчезала, спина выпрямилась, как по волшебству...

— Они мне всю жизнь говорили, что я мамонт, — жаловалась она, шумно втягивая в себя чай.

— Если бы я слушал, что про меня говорят всю жизнь — знаешь, кем бы я был? Тебе просто завидуют.

— Завидуют?

— Конечно. У них нет такой красоты, нет такого тела... таких сисек. Знаешь, сколько девчонок мечтает о сиськах, как у тебя? — говорил дядя Толя и смотрел, как Настя по-хозяйски щупает свою грудь, молочно-розовую, с выпуклыми сосками. — Уж я-то знаю, потому что я...

— ... старый хрен, — продолжила Настя, и оба они рассмеялись.

— Ну вот... Встань еще, Настюх! Во всей красе... Нет, какое ты все-таки чудо!

— Раз у нас с вами такой откровенный разговор... то...

— Что?

— Это... Бриться обязательно?

— Бриться? Нуууу... Как я могу такое думать? Это ты у своего парня спроси... или сама решай, как ты себя ощущаешь. Мне все у тебя нравится. И попка твоя, мягенькая такая, без рыхлости... Вот только прическа твоя не фонтан, Настюх. На голове, имею в виду. Когда ты была еще с бантами — оно годилось, а щас... Челка эта не твоя, вот честно. Ложка дегтя... Не обижаешься?

— Не...

— Точно?

Настя, отвернувшись, стала грюкать блюдцами, складывая их в мойку.

По ноге у нее стекали две маслянистых капли, добравшись до колена. Настя пыталась незаметно размазать их другой ногой, но у нее никак не получалось. Дядя Толя задумчиво наблюдал за ними.

— Я на секунду, — хрипло сказала Настя, вдруг свернув к ванной.

— Так. Стой.

— Что?

— Иди сюда. Идем к тебе.

Дядя Толя встал и обхватил ее за талию.

— Что?... вы что... — лепетала обомлевшая Настя.

— Не бойся, я ничего тебе не сделаю. Небольшой массажик... Идем. Ложись! — приказал дядя Толя, подведя ее к кровати. Настя послушно легла, не сводя с него глаз. — Вот тааак... Закрой глаза... Не бойся, насиловать не буду. Честно. Ну закрой...

Настя зажмурилась.

Эти несколько секунд, когда ничего не происходило, а она просто застыла, голая, где-то между раем и адом, были самыми страшными в ее жизни.

Потом ее сосок окутала щекотная влага. Еще, еще и еще...

Потом властные пальцы нырнули в нектар, которым Настя сочилась там, внизу.

Она ждала прикосновения к той самой точке, зудящей требовательным волчком внутри, и застыла в предвкушении... и закричала, когда в нее вдруг втек влажный яд, и волчок завертелся, как бешеный, обжигая тело нервными соцветиями, — и кричала, задыхаясь, снова и снова, когда яд втекал в нее новыми и новыми порциями наслаждения, такого сильного, что ей было стыдно даже перед самой собой.

Она пыталась бороться с ним, скрыть его — но наслаждение рвалось из нее вихрем, натянувшим тело, которое вдруг стало как туча, налитая всеми красками радуги...

— ... Ну и наелся я твоих волос, скажу я тебе... Насть! Настюх, ты чего? Ну чего ты, глупенькая? — дядя Толя гладил всхлипывающую Настю по плечам, по животику и по всему телу, чувствительному, как нерв. — Ну что ты, ну все хорошо... Все хорошо, моя маленькая... — ласкал он ее, медленно проводя по коже кончиками ногтей.

Пальцы его скользили по бокам, по бедрам, взбираясь на самые-самые чувствительные места. Настины всхлипывания слышались все реже, реже, тише... Затем они перешли в сопение, и Настя, растаявшая в потоке мурашек, уже не видела и не слышала, как дядя Толя накрыл ее одеялом и вышел из комнаты.

— ... Ауу! Ты спишь, что ли?

Папин голос вклинился туда, где парила счастливая Настя, и сгустился в силуэт папы, склонившийся над ней.

— А?

— Куда это он, не знаешь?

— Кто?

— Как кто? Толик, конечно. Прихожу — нет его, и на столе записка. «Извини, Петька, надо срочно мотать. Перепутал время. Прости, что не дождался... Обнимаю... » Вот чудак! Не знаешь, что стряслось?

— Неее... — пискнула Настя, натягивая на себя одеяло, пока папа не увидел, что она голая.

***

Это был не сон.

— Дзззыыы!

Реальный, взаправдашний дверной звонок снова и снова звонил, впиваясь в мозги, как электродрель.

— Твою маааать...

Осознав, что глаза открыты, он сделал попытку поднять ногу.

Для этого надо было разобраться, где она...

— Твою мать!!!

Звонок остервенело долбил уши.

Подскочив от злости, он заметался по комнате, хватая засаленное шмотье. «Кого несет?» — бормотал он, тыкая ногой в рукав. — «Зззаебаю... Эх!» — и, швырнув на пол непослушные тряпки, побежал открывать, как был — в трусах и майке.

— Какого... — хотел он крикнуть, и даже почти крикнул, поперхнувшись на втором слоге.

Это был не сосед Адгур, не рекламный агент и не свидетель Иеговы. За дверью стояла девушка. Модно и элегантно стриженная, хорошенькая, пахнущая духами — из тех, которым он тоскливо смотрел вслед, роняя слюни.

Она выглядела так, будто снизошла в его облезлый коридор с глянцевой обложки, овеянной ароматом роскоши и феромонов. На кого-то она была на ужасно похожа, хоть он и не мог вспомнить, на кого...

«Это ошибка», тоскливо думал он, глядя на точеное личико в оправе вишневого каре. «Господи, в каком я виде! Твою маааать... »

— Иззз... изззв... — силился сказать он, прикрывая рукой дыру в майке.

— Угу. Хорош, — качала головой незнакомка. — Ну, здравствуй, дядя Толя. Разрешишь войти?

Отодвинув его, она вошла в квартиру и прикрыла дверь.

— Ну? Не узнал, что ли?

Дядя Толя всматривался в нее, моргая красными глазами. Потом охнул:

— Нас... Наст...

— Ну наконец-то. Слава Богу! А я уже думала — мне придется паспорт предъявлять.

— Насть... Господи... ты как тут... что ж ты не... у меня не убрано... извини... эта... логово старого холостяка, сама понима... я оденусь, да? То есть — проходи, проходи, эта, расп... рапс... рапсолагайся... А я щас... щас...

— Э нет. Тебе не одеваться, тебе раздеваться надо, — сказала Настя и, встретив обалдевший дяди-Толин взгляд, продолжила: — Иди-ка ты в душ, а? Вода есть горячая? Есть вода, говорю?

— Вода?... Е... есть, есть вода...

— Ну вот и славно. Давай-ка, — она подвела его к ванной, стараясь не наступать на бутылки. — Давай-давай. Давай, дядь Толь...

— А как же... тебе же... согреться... с дороги... чайку... — бормотал дядя Толя.

— Конечно! Согреюсь, обязательно согреюсь. И чаёк, и все, — говорила Настя, открывая кран. — Ты только сначала в душ. Та-ак, мыла нет, конечно... Вот тебе мыло, вот мочалка. Вот полотенце. На! А я пока отдохну с дороги...

— Да... Отдохни... Настя...

— Отдохну. Мойся.

Она прикрыла дверь ванной. Дядя Толя вертел в руках мыло и мочалку, будто они могли дать ему какой-то ответ, и бормотал:

— Год... или больше? Настя, Настюха... как изменилась-то... а я... я...

Затем, кряхтя, стащил с себя майку.

Через полчаса он, накинув засаленный халат на отмытое тело, открыл дверь — и застыл на пороге:

— Твою мать...

Горы бутылок куда-то исчезли. Исчезли и кучи мусора, обнажив давно забытый рисунок паркета. В воздухе пахло мокрой пылью.

— Настя! Настюх!..

Войдя к себе, он снова застыл. Комнату было не узнать, и дядя Толя каким-то внутренним участком мозга, видавшим всякое, вдруг усомнился, у себя ли он дома, и в самом ли деле к нему приехала Настя. «Твою мать», шептали побелевшие губы...

Оглядываясь в поисках хоть одного знакомого предмета, он уцепился взглядом в кровать... и тут застыл в третий раз.

— Привет, дядь Толь, — хрипло сказала Настя.

Она лежала в постели — свежей, перестеленной новым бельем (дядя Толя заметил это не сразу, а чуть позже).

Ее роскошное тело изогнулось в белом одеяле, как тигр в снегу на китайских картинах. Интимный уголок, гладко выбритый, розовый, как у младенца, блестел искринками влаги. Тонкая рука изящно подпирала голову с коротко подстриженными волосами, крашенными в цвет спелой вишни. Изобильные, как и раньше, груди свисали пухлыми носами...

— Насть... Настюх...

— Не бойся. Снимай это сальное угробище и иди ко мне.

Она раздвинула ноги, распахнув влажную пещерку. Щеки и уши ее горели, но дядя Толя этого не заметил.

Полминуты или больше он стоял на месте, силясь что-то сказать.

Потом бухнулся к ней. Нырнул, как в омут, в розовое изобилие грудей, бедер и живота, захлебнулся, забарахтался в нем, облепляя шелковое тело слоями лихорадочных поцелуев...

— Ну вот. Ну вооот, — тянула Настя, морщась от щекотки. — Только осторожней, ладно? Понимаешь, так получилось, что я вот до сих пор — абсолютно невинное создание. Я еще никогда этого не делала...

Через пять минут дяди-Толина кровать скрипела, как портовый кран.

— Аааа... аааа... — стонала Настя, стараясь попадать в такт.

Счастливый дядя Толя пылко, щедро, неистово-благодарно долбил ее, заглядывая во влажные Настины глаза, как преданный пес.

Та улыбалась и подмахивала ему, стараясь не морщиться от боли и от запаха, который все-таки стоял в комнате, как она ни проветривала ее...

— Але, Марин? — шептала она потом в трубку, гладя по голове дядю Толю, дремавшего у нее на груди. — Марин, я щас не могу говорить. Я в Магадане. В Магадане!... Да так, был у меня тут один должок... Завтра вылетаю. Что? Нет, не одна. Со мной полетит друг. Правда, он еще об этом не знает... Все, Мариш, не могу говорить. Цём...

Рекомендуем посмотреть:

ты встретила меня в одних чулочках и туфлях на высоком каблуке.. посмотрела мне в глаза и сказала:" сегодня у меня анальное настроение...попробуй мою дырочку"..ну что ж.. сама попросила… моток веревок, столешница... для начала процедура.. сажу на стул, но грудью к спинке, так, чтобы твоя попка выпячивалась и анальная дырочка приоткрылась…поглаживаю пальцем между ног.. ладонь гладит лобок, губки, попку... проводя по попке, сжимаю твои ягодицы.. указательным пальцем надавливаю на анус....
Карина перешла в нашу школу в начале года и училась на класс старше меня. Мы познакомились на одном из школьных мероприятий. Когда всё закончилось, я видел как она выходит со школы и решил догнать, как оказалось мы жили не далеко друг от друга. Так мы стали общаться всё чаще и чаще. Иногда мы проводили время вместе в компаниях общих друзей, несколько раз мы целовались, но дальше этого дело не доходило. Она не была из тех стеснительных девушек, скорее наоборот, и часто заигрывала со мной, как и я...
Что мне не хватало в этой жизни? У меня интересная работа, заботливый муж и красивая дочь. Правда дочери со мной не повезло. Учится она в той же школе, где я преподаю математику. Да , именно с этого всё и началось. У меня давно сложился имидж строгой и принципиальной училки. Дети на моих уроках смирные и послушные. В прочем , кто же будет резвиться когда надо решать? Короче занятия для учеников, прямо скажем, малоинтересное. Всё было прекрасно, пока в10а не появился новенький, Станислав. Приш...
Из серии рассказов «Бейли за кадром»Мэт проснулся от ужасного дубака. Он и не помнил, когда в Америке в последний раз был такой холод. Он перевернулся на бок, нащупал на тумбочке часы, потом поглядел в заметённое мутное окно. В такую погоду в самый раз спать. Закутаться в тысячу одеял, притиснуть любимое тело и смотреть уютные сны, до первых признаков рассвета. Мороз. Метель. Хорошая собака хозяина на улицу не выведет.Интересно, а где носит Бейли?Мэт ощупал вт...
Это было в самом начале моей военной карьеры. Был я в том прекрасном воинском звании, которое называется "лейтенант". Мечтал, конечно, о высоких званиях, о женитьбе, о том, как моя жена станет генеральшей... Мечтать оно не вредно, а реалии жизни таковы, что они очень редко совпадают с нашими мечтами. Начал я свою службу вдали от родного дома, вдали от друзей и совсем неженатым. В коллектив меня приняли хорошо, потому что я всегда был человеком коммуникабельным, мог поддержать любую ко...
- Так, уважаемые леди, прошу вас не расходиться, мне надо поговорить с вами!Тьютер элитного колледжа-интерната обращалась к классу из пятнадцати воспитанниц, сидевших за партами в классном помещении.- Продолжаются случаи ношения некоторыми воспитанницами неформенной одежды, что запрещено правилами внутреннего распорядка колледжа. В ваших комнатах было обнаружено бельё непозволительной формы и цвета. Такое должны носить шлюхи, но никак не будущие леди. Некоторые из вас понесли н...
Решил поведать Вам, о необычной истории, которая произошла со мной 2 года назад.Мне тогда было 18 лет и я решил снять себе комнату. Дома постоянно был пьяный отец и вечные ссоры и я хотел жить отдельно. Я устроился на работу грузчиком и сразу купил газету с объявлениями. Денег было не много и на квартиру жлобился и решил снять комнату. Я позвонил по объявлению и мне все подходило район и цена.Я приехал смотреть комнату. Дверь открыла симпатичная женщина. Лет так около 35....
Хлюп! Хлюп! Скрип! Скрип! — «Странно как-то вот так наблюдать этого огромного мужчину, приседающего на кровати прямо надо мной» — думала Ширке, лежа на спине с задранными вверх и разведенными врозь ногами. Которые держал Большой Джо, как он представился недавно. Конюх задрал ее попку и теперь, кряхтя, приседал над ней, словно сидя на насесте, и вгонял свой член в разработанное влагалище. Она думала, что если он сядет, то непременно ее раздавит, но сейчас Ширке занимали лишь хлюпанье, скрип и соз...
Мондор прятал своё лицо в тени элегантного головного убора. Он любил балы. На них лилось вино, музыка и любовь. Красивейшие девушки знатных домов со всей страны съезжались на бал, чтобы пощеголять перед остальными своими платьями, каждое из которых стоило целое состояние. Их белые плечики и лебединые шеи, их томные взгляды и жеманные улыбки, их шёлковые локоны и аромат духов очаровывали маркизов и графов, мушкетёров и гвардейцев.Мондор любил великолепие балов. Танцевал он мало, в осн...
Следующие два выходных дня Сиси сидела дома и плаксиво "зализывала" раны. Поврежденная, тонкая кожа малых губ жгла, а мелкие разрывы болели и чесались.Хлопоча над своим потрепанным телом, Сиси делала многочисленные примочки, ванночки и втирания, чтобы быстрей залечить беспокоящие ее раны. Она то усердно обрабатывала ранки, не пропуская ни миллиметра, то, жалея себя, тихо всхлипывала, разглядывая зияющие отверстия влагалища и ануса. Было ясно, что к такому повороту она не была готова ...
И вот мы с риэлтором пришли смотреть квартиру которую я собирался снимать. Подходило все район цена и количество комнат их было три. Больше всего меня устраивала цена и район такие варианты встретишь крайне редко. Квартирка была меблирована телефон телевизор все что нужно для полноценной автономной жизни, я уже стал представлять как я буду приходить сюда после работы смотреть телевизор отдыхать водить девушек. Как вдруг риэлтор прервала мои мечты она сказала, что сейчас должен подойти ещё один ч...
Наконец-то её пизда была перед моими глазами. Она была совершенна. Её губки были ровненькие и чуть припухлые. Она действительно была похожа на цветок или на жемчужную раковину. Раздвинув её створки, жемчуга я там не обнаружил. Я обнаружил капли спермы, несколько минут назад выебавшего её мужчины. Мне стало противно. Но я всё равно собирался отлизать её, потому что обещал им обоим...Кунок я повидал немало, будучи искусным лизетчиком. Женское сарафанное радио передавало потрясающую нов...
Скажу только, что мы женаты 5 лет , нам уже давно «за тридцать», у нас это второй и поздний брак, от первого двое детей, взрослые уже. Сказать что она красавица – не сказать ничего. Брюнетка с примесью восточной крови, огромные карие глаза, 3 –ий размер груди, ноги «от ушей»,отличная фигура. Больше 25-27 ей никто не дает. Одевается как принцесса. Мужики – штабелями. На улице подходят знакомиться. Но – «люблю только тебя, никого не надо», хотя пофлиртовать, посмеяться пожалуйста. Когда мы п...
После того как Катенька захотела чтоб девственности лишил её именно я да и ещё призналась в любви. Я потерял голову и начал готовиться. Я не мог её просто трахнуть с бухты баранты и все. Первым делом встал вопрос места и как? Ведь она была бы у меня первой девственницей, и как это сделать так чтоб у ней не осталось плохих воспоминаний. Я еи больше про это не напоминал и она об этом тоже не заговаривала. Зачем все и так было ясно мне два раза повторять не нужно. Мы по прежнему занимались сексом в...
Приключения Кэти. Эта история произошла в далеком будущем, когда многие города подвергались нападению зомби. Особенно часто нападения происходили на территории Америки. По слухам именно там из за какого то эксперимента, в результате ошибки ученых, вирус распространился за пределы лабораторий. Так обычные люди превратились в зомби. Но, это были необычные зомби. Если мужчин зомби обычно просто кусали и заражали их, то женщин, а особенно молодых красивых девушек зомби похищали и занимал...
Когда мне было 16 лет, мы ездили в Египет с мамой с младшим братом. Однажды мы с мамой пошли в магазин напротив нашего отеля. Мы купили магнитики и прочие мелочи, потом пошли покупать футболки. Нас встретил продавец-консультант – мужчина-араб лет 25. Он был красивым, аккуратным, с правильными чертами лица, высокий, крепкого телосложения, темноволосый, с достаточно светлым для арабов цветом кожи. У него был прямой нос и тонкие губы. Он предложил нам свою помощь в выборе футболок, мы не отказались...
Мы с Сашкой вышли из спортивного магазина, практически ничего не купив. Продавец Лёша в шутку пожурил Сашу за то, что мы так долго и тщательно выбирали, а купли только шорты ему, да костюм для фитнеса мне. Со вчерашнего вечера я даже не задумывалась над нашими с Сашей сексуальными отношениями, а сейчас начала бояться, что мы теперь не сможем общаться так же просто, как и раньше. Но Сашка завел тему о сегодняшнем учебном дне, забавных событиях в универе, я подхватила, жалуясь на завтрашнюю контро...
Анастасия, тихонько цокая острыми каблучками, вышагивала по коридору школы. Десять шагов, поворот на сто восемьдесят градусов, десять шагов, поворот. Изредка женщина бросала встревоженный взгляд на изящные дамские часики и косилась на серую дверь кабинета с новенькой табличкой "Психолог".Мимо то и дело проходили школьники, отрабатывающие летнюю практику, в основном мальчишки, привлеченные к внутреннему ремонту и уборке помещений. Они с любопытством разглядывали незнакомую симпатичную...
Наша встреча состоялась только через некоторое время. Я жутко волновалась, но спланировала не большой сценарий. Он приехал. подарил розу. Мы выпили вина, и я решила приступить к реализации своего сценария. Медленно пройдя по комнате, остановилась напротив него, у стены.- Значит, ты давно искал Госпожу?- Да.- Почему же ты сидишь передо мной?!Он растерялся.- Разденься и встань на колени!Он разделся, и я была приятно удивлена – у него прек...
Как это было у меня? Просто супер! Если бы можно это было повторить....Дрочить я начал с 12 лет. Но знал я про это уже лет с 10-ти. Мой одноклассник дрочил при мне после школы у себя дома, но я не решался сделать это с ним за компанию, т.к. почему-то стеснялся своего стоячего члена, а он у меня обязательно вставал при этой сцене.Ну так вот. Несколько лет я дрочил с фантазиями о голых девчонках, потом о сексе с ними. Со временем меня это перестало возбуждать и я не заметно...