Должок

— Настюх! А помнишь, мы в зоопарк ходили, и ты от тигра пряталась у меня за попой, а? Попа-то у меня всегда широкая была, тигру и не видно... А помнишь, я тебя подкидывал? Как ракету, вот так — вжух, вжух!... Как же время летит, с ума сойти... Сколько тебе уже?

— Огого сколько, — ответил Настин папа, потому что Настя молчала, яростно вытирая тарелки. — Совершеннолетнее уже оно, понимаешь? Студентка...

— ... космомолка, спортсменка... И просто красавица! — продолжал дядя Толя, широко улыбаясь.

Настя грюкнула тарелками и выбежала из кухни.

Мужчины переглянулись.

— Чего это она?

— Та... не обращай внимания. Переходной возраст. Считает, что она урод. Настяяяя!..

— Ну, это она зря. Конечно, не окуклилась еще, не поспела, но... Ничего, все впереди.

— Вот и скажи ей. Может, хоть тебя послушает. Наааасть!..

— А что думаешь? Скажу. Скажу-скажу-скажу... — дядя Толя высунул голову из кухонной двери. — Настюх! Ну слушай, это уже свинство. Я, между прочим, десять лет тебя не видел. Соскучился... А ну давай чеши сюда!

Через пять минут все трое обедали за столом, выставленным по такому случаю на середину кухни.

— ... Вот так и существую. Жив, здоров и, как видишь, даже вполне упитан, — говорил дядя Толя, глядя на Настю.

Та пялилась в тарелку, наклонив голову.

— Ну, а бизнес твой? Неужели всё? — спрашивал Настин отец.

— А что бизнес? Бизнес-шмизнес... Все тлен и суета, как говорили древние. Вот ты у меня есть, старый мой кореш, дай Бог тебе здоровья... Настюха, бука такая... Полюбуюсь на вас, москвичей, и ту-туууу. В свой солнечный Магадан.

— И что тебе там делать?

— Как что? Ты, Петруха, совсем закис в этой своей Мааскве. Забыл, что такое родина. Не помнишь, какие рассветы на Нагаевке? А как снег блестит на Коменданте? А ветерок майский с моря, ядреный такой, с йодом?... Эх ты! Не, господа москвичи, у вас тут круто, но дом есть дом. Отпирую у вас — и домой, — говорил дядя Толя, разглядывая Настю.

Та громко сёрбала с ложки суп. Потом вскинула голову:

— Ну и чё?

— Чё «чё»? — поднял брови дядя Толя.

— Чё смотрите? Дырку просмотрели у меня на лбу...

— Насть! — прикрикнул папа. — Ты что себе...

— Тихо, Петрух. Это, Настя, не беда, даже если и дырку. Во-первых, я тебя десять лет не видел. Во-вторых, красивые девушки на то и созданы, чтобы в них просматривали дырки.

— Издеваетесь, да?

— Конечно, нет, — обстоятельно продолжал дядя Толя. — Когда я издеваюсь, у меня дым из ушей идет. Черный такой, как у старого буксира из трубы. А сейчас я серьезно говорю, и никакого дыма нет, видишь?

Он так заразительно улыбался, что Настя не выдержала, и губы ее сами растянулись в улыбку. Правда, они тут же стянулись обратно.

— Улыбка у тебя классная, Настюх. Годик-другой пройдет, и от такой улыбки пацаны на потолок полезут. Зуб даю. А фигура у тебя уже такая, что... Петрух, не смотри на меня так! Я друг детства, мне можно. Я, Насть, как увидел, что из тебя за это время повырастало — честно говоря, обалдел. С таким бюстом ты...

Настя подскочила и выбежала вон, уронив ложку на пол.

— Эт ты переборщил, — сказал Петруха.

— Мдаааа, — протянул дядя Толя. — Девицы — материя деликатная. Не знаешь, где рванет...

— При тебе она еще хоть как-то стесняется, а при мне...

Мужчины продолжали разговор, доедая суп. Дядя Толя громко хвалил Настю, делая вид, что не замечает ее тени за стеклянной дверью.

***

— Ну что? Вздремну, пожалуй...

Дядя Толя картинно зевнул, глядя на Настю.

— Спокойной ночи! — буркнула та, проходя в свою комнату.

Она всегда сутулилась, отчего ее подбородок казался вдвое тяжелее, чем был сам на самом деле. Прямая челка еще сильней припечатывала ее силуэт книзу, делая Настю похожей на кофейник с плоской крышкой.

— Здрасьте! Какая тебе ночь? Два часа дня, — удивился дядя Толя.

Настя захлопнула за собой дверь.

Какое-то время дядя Толя лежал, глядя в потолок. Потом повернулся на бок и закрыл глаза. Раскрылся, оголив волосатые ноги. Полежал без одеяла.

Потом позвал:

— Нааасть!..

Ответа не было.

Окликнув ее снова, дядя Толя встал. Подошел к Настиной двери. Постучал.

Потом приоткрыл и осторожно сунул голову:

— Настюх! Слушай, тут у вас шкварят, как в аду, упарился весь... Одеяла... не найдется... легкого...

Конец фразы прозвучал на диминуэндо, будто у дяди То ли кончился завод. Потом он замолчал, глядя на Настю.

Та не видела и не слышала его. Голая, без трусов, она стояла перед зеркалом и выгибалась, раскрывая рот в такт неслышимой песне. Из ушей у нее тянулись розовые проводки наушников.

Так продолжалось полминуты или, может, больше. Потом дядя Толя стал осторожно прикрывать дверь.

В этот-то момент Настя и повернула к нему голову.

Еще секунды четыре они глядели, застыв, друг на друга.

Потом Настя ойкнула и прикрыла волосатый лобок. Из ушей выпрыгнули наушники.

— Подглядываем, да? — плаксиво крикнула она.

— Здрасьте. «Подглядываем»... Бананы в уши воткнула, нифига не слышишь... Зову, зову тебя...

— Хоть щас отвернитесь!

— А зачем? — сказал дядя Толя, медленно входя в комнату. — Полюбуюсь на тебя. Раз уж ты попалилась...

— Вы вуайерист, да?

— Какие ты слова знаешь!... Не психуй.

— Сами не психуйте!..

— Знаешь, сколько я голых девок видел в жизни? — спросил дядя Толя, усаживаясь в кресло. — Так что можешь не прикрываться. Ничего принципиально нового я не увижу.

— Так чего смотреть тогда, не понимаю...

— Все ты понимаешь. Да не прикрывайся, покажись во всей красе! Порадуй старика. Ну!... Ну вооот, — заулыбался он, когда малиновая Настя медленно опустила руки. — Раз уж попалилась... Думаешь, не интересно увидеть, какая ты сейчас? Всем интересно, поверь мне, ну абсолютно всем. Просто они это не говорят, потому что приличные люди. И я не говорил бы, дак ты ж сама попалилась... И не смей стесняться! Настоящая женщина не стесняется своего тела, а гордится им. Даааа, Настюх... Сиськи у тебя зачетные. Пять с плюсом, а то и с двумя. Это я тебе как старый раздолбай говорю.

— Такие слова знаете, — криво улыбнулась Настя.

— Уййй, Настюх, я столько всяких слов знаю... Повернись-ка... в профиль... Уй, класс! Можно потрогать? Не бойся, не буду я тебя насиловать, я просто... вот тааак...

— Жирный слон, — хрипло сказала Настя, вздрагивая от его прикосновений.

— Кто?

— Я.

— Не гони херню! У тебя обалденное тело. Сказал бы крепче, но ты ведь дама. А ну-ка... а иди-ка сюда... — дядя Толя придвинул ее к себе. — Давай-ка мне на коленки... как ты сидела, а я тебе про Питера Пэна рассказывал, помнишь? Помнишь или нет?

— Помню, — бормотала Настя, мостясь к нему.

— Ну вот... Ни хрена ты не понимаешь, Настюх. Была бы ты доской худющей, как все девки — я бы только зевал, вот честно. А так — ты и не толстая совсем, и в тебе самый смак есть. Это ж мужику бальзам на яйца, когда вот эти все округлости, мягонькое все такое, — говорил дядя Толя, щупая Настю сверху донизу. — МММ! Вот так бы и сожрал тебя... схавал бы с костями...

Он вжался носом в Настино плечо, обхватив ее за груди, полные, изобильные не по возрасту.

Настя сопела, закрыв глаза. Дядя Толя тоже зажмурился, уткнувшись в нее.

Какое-то время они сидели, покачиваясь, как в трансе.

Потом дядя Толя прокашлялся:

— Все. Слезай, — он шлепнул ее по бедру. — Слезай, Настюх. Сделай мне чайку. Да не вздумай одеваться! — прикрикнул он, увидев, как Настя тянется к халату.

— А...

— Папа все равно ушел. А ты все равно попалилась... Буду любоваться на тебя. Знаешь, какой кайф — смотреть на все вот это вот?... Пошли. Между прочим, — говорил он ей по дороге на кухню, — между прочим, знаешь сколько голых девиц сидело у меня на коленях? Но ты — самая-самая из всех!..

— Да ну?

— Серьезно. Будь я помоложе... а не такой старый хрен... Эх!

— Вы не старый, — сказала Настя, гремя посудой.

— ... но все равно хрен. Да? Ахахаха!... — дядя Толя зашелся хриплым смехом. — Ладно, сменим пластинку. Давай рассказывай мне, как ты тут жила эти десять лет.

Слово за слово — они разговорились. Глаза у Насти блестели, уши горели, соски светились, как светофоры, — но движения становились все естественней, угловатость исчезала, спина выпрямилась, как по волшебству...

— Они мне всю жизнь говорили, что я мамонт, — жаловалась она, шумно втягивая в себя чай.

— Если бы я слушал, что про меня говорят всю жизнь — знаешь, кем бы я был? Тебе просто завидуют.

— Завидуют?

— Конечно. У них нет такой красоты, нет такого тела... таких сисек. Знаешь, сколько девчонок мечтает о сиськах, как у тебя? — говорил дядя Толя и смотрел, как Настя по-хозяйски щупает свою грудь, молочно-розовую, с выпуклыми сосками. — Уж я-то знаю, потому что я...

— ... старый хрен, — продолжила Настя, и оба они рассмеялись.

— Ну вот... Встань еще, Настюх! Во всей красе... Нет, какое ты все-таки чудо!

— Раз у нас с вами такой откровенный разговор... то...

— Что?

— Это... Бриться обязательно?

— Бриться? Нуууу... Как я могу такое думать? Это ты у своего парня спроси... или сама решай, как ты себя ощущаешь. Мне все у тебя нравится. И попка твоя, мягенькая такая, без рыхлости... Вот только прическа твоя не фонтан, Настюх. На голове, имею в виду. Когда ты была еще с бантами — оно годилось, а щас... Челка эта не твоя, вот честно. Ложка дегтя... Не обижаешься?

— Не...

— Точно?

Настя, отвернувшись, стала грюкать блюдцами, складывая их в мойку.

По ноге у нее стекали две маслянистых капли, добравшись до колена. Настя пыталась незаметно размазать их другой ногой, но у нее никак не получалось. Дядя Толя задумчиво наблюдал за ними.

— Я на секунду, — хрипло сказала Настя, вдруг свернув к ванной.

— Так. Стой.

— Что?

— Иди сюда. Идем к тебе.

Дядя Толя встал и обхватил ее за талию.

— Что?... вы что... — лепетала обомлевшая Настя.

— Не бойся, я ничего тебе не сделаю. Небольшой массажик... Идем. Ложись! — приказал дядя Толя, подведя ее к кровати. Настя послушно легла, не сводя с него глаз. — Вот тааак... Закрой глаза... Не бойся, насиловать не буду. Честно. Ну закрой...

Настя зажмурилась.

Эти несколько секунд, когда ничего не происходило, а она просто застыла, голая, где-то между раем и адом, были самыми страшными в ее жизни.

Потом ее сосок окутала щекотная влага. Еще, еще и еще...

Потом властные пальцы нырнули в нектар, которым Настя сочилась там, внизу.

Она ждала прикосновения к той самой точке, зудящей требовательным волчком внутри, и застыла в предвкушении... и закричала, когда в нее вдруг втек влажный яд, и волчок завертелся, как бешеный, обжигая тело нервными соцветиями, — и кричала, задыхаясь, снова и снова, когда яд втекал в нее новыми и новыми порциями наслаждения, такого сильного, что ей было стыдно даже перед самой собой.

Она пыталась бороться с ним, скрыть его — но наслаждение рвалось из нее вихрем, натянувшим тело, которое вдруг стало как туча, налитая всеми красками радуги...

— ... Ну и наелся я твоих волос, скажу я тебе... Насть! Настюх, ты чего? Ну чего ты, глупенькая? — дядя Толя гладил всхлипывающую Настю по плечам, по животику и по всему телу, чувствительному, как нерв. — Ну что ты, ну все хорошо... Все хорошо, моя маленькая... — ласкал он ее, медленно проводя по коже кончиками ногтей.

Пальцы его скользили по бокам, по бедрам, взбираясь на самые-самые чувствительные места. Настины всхлипывания слышались все реже, реже, тише... Затем они перешли в сопение, и Настя, растаявшая в потоке мурашек, уже не видела и не слышала, как дядя Толя накрыл ее одеялом и вышел из комнаты.

— ... Ауу! Ты спишь, что ли?

Папин голос вклинился туда, где парила счастливая Настя, и сгустился в силуэт папы, склонившийся над ней.

— А?

— Куда это он, не знаешь?

— Кто?

— Как кто? Толик, конечно. Прихожу — нет его, и на столе записка. «Извини, Петька, надо срочно мотать. Перепутал время. Прости, что не дождался... Обнимаю... » Вот чудак! Не знаешь, что стряслось?

— Неее... — пискнула Настя, натягивая на себя одеяло, пока папа не увидел, что она голая.

***

Это был не сон.

— Дзззыыы!

Реальный, взаправдашний дверной звонок снова и снова звонил, впиваясь в мозги, как электродрель.

— Твою маааать...

Осознав, что глаза открыты, он сделал попытку поднять ногу.

Для этого надо было разобраться, где она...

— Твою мать!!!

Звонок остервенело долбил уши.

Подскочив от злости, он заметался по комнате, хватая засаленное шмотье. «Кого несет?» — бормотал он, тыкая ногой в рукав. — «Зззаебаю... Эх!» — и, швырнув на пол непослушные тряпки, побежал открывать, как был — в трусах и майке.

— Какого... — хотел он крикнуть, и даже почти крикнул, поперхнувшись на втором слоге.

Это был не сосед Адгур, не рекламный агент и не свидетель Иеговы. За дверью стояла девушка. Модно и элегантно стриженная, хорошенькая, пахнущая духами — из тех, которым он тоскливо смотрел вслед, роняя слюни.

Она выглядела так, будто снизошла в его облезлый коридор с глянцевой обложки, овеянной ароматом роскоши и феромонов. На кого-то она была на ужасно похожа, хоть он и не мог вспомнить, на кого...

«Это ошибка», тоскливо думал он, глядя на точеное личико в оправе вишневого каре. «Господи, в каком я виде! Твою маааать... »

— Иззз... изззв... — силился сказать он, прикрывая рукой дыру в майке.

— Угу. Хорош, — качала головой незнакомка. — Ну, здравствуй, дядя Толя. Разрешишь войти?

Отодвинув его, она вошла в квартиру и прикрыла дверь.

— Ну? Не узнал, что ли?

Дядя Толя всматривался в нее, моргая красными глазами. Потом охнул:

— Нас... Наст...

— Ну наконец-то. Слава Богу! А я уже думала — мне придется паспорт предъявлять.

— Насть... Господи... ты как тут... что ж ты не... у меня не убрано... извини... эта... логово старого холостяка, сама понима... я оденусь, да? То есть — проходи, проходи, эта, расп... рапс... рапсолагайся... А я щас... щас...

— Э нет. Тебе не одеваться, тебе раздеваться надо, — сказала Настя и, встретив обалдевший дяди-Толин взгляд, продолжила: — Иди-ка ты в душ, а? Вода есть горячая? Есть вода, говорю?

— Вода?... Е... есть, есть вода...

— Ну вот и славно. Давай-ка, — она подвела его к ванной, стараясь не наступать на бутылки. — Давай-давай. Давай, дядь Толь...

— А как же... тебе же... согреться... с дороги... чайку... — бормотал дядя Толя.

— Конечно! Согреюсь, обязательно согреюсь. И чаёк, и все, — говорила Настя, открывая кран. — Ты только сначала в душ. Та-ак, мыла нет, конечно... Вот тебе мыло, вот мочалка. Вот полотенце. На! А я пока отдохну с дороги...

— Да... Отдохни... Настя...

— Отдохну. Мойся.

Она прикрыла дверь ванной. Дядя Толя вертел в руках мыло и мочалку, будто они могли дать ему какой-то ответ, и бормотал:

— Год... или больше? Настя, Настюха... как изменилась-то... а я... я...

Затем, кряхтя, стащил с себя майку.

Через полчаса он, накинув засаленный халат на отмытое тело, открыл дверь — и застыл на пороге:

— Твою мать...

Горы бутылок куда-то исчезли. Исчезли и кучи мусора, обнажив давно забытый рисунок паркета. В воздухе пахло мокрой пылью.

— Настя! Настюх!..

Войдя к себе, он снова застыл. Комнату было не узнать, и дядя Толя каким-то внутренним участком мозга, видавшим всякое, вдруг усомнился, у себя ли он дома, и в самом ли деле к нему приехала Настя. «Твою мать», шептали побелевшие губы...

Оглядываясь в поисках хоть одного знакомого предмета, он уцепился взглядом в кровать... и тут застыл в третий раз.

— Привет, дядь Толь, — хрипло сказала Настя.

Она лежала в постели — свежей, перестеленной новым бельем (дядя Толя заметил это не сразу, а чуть позже).

Ее роскошное тело изогнулось в белом одеяле, как тигр в снегу на китайских картинах. Интимный уголок, гладко выбритый, розовый, как у младенца, блестел искринками влаги. Тонкая рука изящно подпирала голову с коротко подстриженными волосами, крашенными в цвет спелой вишни. Изобильные, как и раньше, груди свисали пухлыми носами...

— Насть... Настюх...

— Не бойся. Снимай это сальное угробище и иди ко мне.

Она раздвинула ноги, распахнув влажную пещерку. Щеки и уши ее горели, но дядя Толя этого не заметил.

Полминуты или больше он стоял на месте, силясь что-то сказать.

Потом бухнулся к ней. Нырнул, как в омут, в розовое изобилие грудей, бедер и живота, захлебнулся, забарахтался в нем, облепляя шелковое тело слоями лихорадочных поцелуев...

— Ну вот. Ну вооот, — тянула Настя, морщась от щекотки. — Только осторожней, ладно? Понимаешь, так получилось, что я вот до сих пор — абсолютно невинное создание. Я еще никогда этого не делала...

Через пять минут дяди-Толина кровать скрипела, как портовый кран.

— Аааа... аааа... — стонала Настя, стараясь попадать в такт.

Счастливый дядя Толя пылко, щедро, неистово-благодарно долбил ее, заглядывая во влажные Настины глаза, как преданный пес.

Та улыбалась и подмахивала ему, стараясь не морщиться от боли и от запаха, который все-таки стоял в комнате, как она ни проветривала ее...

— Але, Марин? — шептала она потом в трубку, гладя по голове дядю Толю, дремавшего у нее на груди. — Марин, я щас не могу говорить. Я в Магадане. В Магадане!... Да так, был у меня тут один должок... Завтра вылетаю. Что? Нет, не одна. Со мной полетит друг. Правда, он еще об этом не знает... Все, Мариш, не могу говорить. Цём...

Рекомендуем посмотреть:

Если кто-то ждал продолжения - прошу простить за задержку. Хотелось поразить читателя.Рассказ содержит туалетные сцены (в том числе копро), зоофилию, гуро и другие извращения, не рекомендованные людям со слабой психикой. Рассказ создан с целью развлечь читателя, ориентированного на такой текст. Все события вымышлены.Моему Хозяину пришлось уехать из города - всего на неделю. И тогда Инна напомнила о себе и о том, что я могу пока что пожить у неё. И так случилось, что Игорь...
Так получилось, что до 18 лет я жил со своими родителями. Старший брат, родившийся на пять лет раньше меня, уже активно продвигался по карьерной лестнице, имел собственный домик и полностью чувствовал себя независимым. Иногда надоедало слушать нудные упрёки своего отца: "Стас, ну посмотри на брата, бери с него пример, не превращайся в тряпку". Я пытался быть похожим на него, пытался подрабатывать, хорошо учился в университете. Но оставался в глазах многих иждивенцем, плотно обвившим ше...
1. Разговор двух женщин- Вот мы и остались вдвоем.Наталья вздохнула и посмотрела на подругу. - Ты, то хоть не собираешься ехать? А то, я совсем одна здесь останусь. Мне ведь ехать отсюда некуда.- Это куда же я поеду, Наташа? Кто и где меня ждет? Думаешь, в городе одни пряники? Да там, ничем не лучше, чем здесь. Я, уверена, Анька тоже покрутится, покрутится в городе, да и вернется назад. Что ей там делать? Кто ее там ждет? Здесь, по крайней мере, хоть есть где жить, дом св...
В эти весенние жаркие дни подруга уговорила меня пойти с ней позагорать на речку. Я уже не была на пляже лет двадцать. Насколько же всё изменилось, молоденькие девчонки, женщины в таких откровенных купальниках и совершенно не стесняются. Как я потом поняла мы расположились между обычным пляжем и нудистским. Подруга, Лидка, сказала что бы я хоть не так сильно глаза вылупляла на голых мужиков время от времени проходивших мимо нас. А через час пришла женщина с сыном лет двенадцати и расположилась р...
Коротко о себе: Зовут меня Милора, мне 31 год, рост 171 см, размеры 110-60-95, грудь упругая, подтянутая, мужчины часто пытаются заглянуть в разрез блузки, волосы пепельного цвета, глаза темно голубые, не сильно пухленькие губы, попочка у меня в виде сердечка, упругая и подтянутая. Даже когда одеваю брючный костюм, от мужских взглядов нет отбоя. )))Работаю на фирме, одновременно по некоторым дням преподаю в специализированной школе азы финансовой деятельности у 5-8 классов. Заму...
Эта история случилась давно, когда я был еще наивным 14-летним пацанёнком. Тогда ещё на остановке я заметил одну эффектную даму. В ожидании пригородного автобуса она томилась среди толпы людей, сильно выделяясь на их фоне. Чем? Сложно сказать... Есть такие люди от которых источается сексуальность! Вот и она, хотя и полноватая мадам 40-45 лет, одетая в ярко-красное платье с вырезом на спине, была сексуальна. Её упругие ножки были оголены повыше колен, а набухшие соски выпирали через материю. В те...
В новогоднюю ночь, мое возвращение домой после полуночи стало полной неожиданностью, как для моей матери, так и для её гостей, хотя не вызвало естественной паники, учитывая то, что предстало моим глазам. Две совершенно голые женщины, которым уже стукнуло за сорок, с телосложением и пропорциями соответствующих своему возрасту, обласкивали совершенно голого мужчину, пытаясь поднять его инструмент и издававшему звуки, скорее присущим женщинам. Мое оцепенение, вызванное удивлением, тем, что в нем п...
Теперь пришло время объявить правила. Ключ от пояса верности будет храниться у меня. И муж не должен знать где он находится.Первое и одно из самых главных правил - это оральный секс по утрам. Каждое утро, без выходных. И начинать надо пока я не проснулась. После орального секса чашечка горячего кофе со свежим пирожным в постель.Второе важное правило - это бытовое. Муж должен мыть всю посуду голый, каждый вечер.Третье правило - каждый вечер перед сном муж обяза...
Данный рассказ написан по мотивам записей моего дневника пятнадцатилетней давности. События, описанные в нем, правда, без тени вымысла. Лишь описание выдержано в более литературном стиле.До конца лета.(Другое название: кустарниковые онанисты.)В середине девяностых годов прошлого века, я был одиннадцатилетним мальчиком. Творческой натурой подающей большие надежды, в области изобразительных искусств, по словам школьных учителей. Звали меня Вячеслав.В...
.....С этого момента моя Оля перестала мне принадлежать весь наш отпуск. 14 дней ей предстояло быть шлюхой, подстилкой, блядью любого кто захочет ее или на кого укажет ее ХОЗЯИН. И кажется она только и мечтала об этом. Ее глаза святились счастьем..... - тогда забудь про мужа, теперь ты моя шлюха, моя рабыня. Я твой хозяин. Будешь с ним трахаться если я захочу- сказал Сергей и посмотрел на меня, - Это мои условия.Все понятно - его тон показывал что он король положения.Я посмотрел на О...
Есть у меня знакомый, Алексей. Познакомился я с ним на тему обмена видеокассетами. Он где-то находил довольно редкие фильмы по теме эротического связывания. Я несколько раз с ним встречался и брал кассеты для перезаписи. А недавно он позвонил и сказал, что у него появилась шикарная кассета, которую он получил всего на один день и предложил мне приехать к нему и переписать кассету у него дома. Я согласился, взял чистую кассету и поехал. Дверь открыл сам Алексей, дома, кроме него никог...
Первый солнечный лучик, пробившийся через узкую щель в портьерах зального окна, упал на лицо спящей женщины. Вдруг Лера проснулась, вздохнув с облегчением. Её всю ночь мучил страшный кошмар, буд-то она лежала голой на алтаре в сырой темнице, и какие-то люди в черном одеянии и страшных масках стояли с факелами вокруг её ложа. Затем вошла их жрица, и все сразу же преклонились к коленям. В руках она несла две небольшие сферические чаши, наполненные до краёв жидкостью красного цвета. Её тело с золот...
Это произошло в начале 2000-х. Мне тогда было где-то 19 лет. Учился в институте. Жил в общаге. Время было горячее: экзамены, сессия. А еще как назло, я на гуманитарном учился. И вот у нас скоро должен был быть экзамен по английскому, по которому я в школе получал трояки. А в нашей группе хорошо английский знала одна девушка. Звали ее Лариса. Ей было 18 лет и она была очень привлекательная. Особенно грудь. И вот однажды я обратился к ней за помощью:- Лариса, помоги с английским, пожал...
Начало этой истории я описала в рассказах "Ах, кузен, кузен.. " и в "Ах, кузен, кузен.. (продолжение) и сейчас хочу написать чем это закончилось Итак, мы с Олежкой лежали рядом на постели оба усталые, опустошенные, но довольные Лениво переговоривались, Олежка опять говорил о красоте моего тела, о упругости груди, о сладости моей писи и снова предлагал разойтись с мужем и выйти за него Я только посмеиваласьГде то через час Олежка, видимо, почувствовал прилив сил и его рука легла мн...
Меня зовут Таня мне 13 лет глаза серо-голубые волосы светлые. Учусь я в 7 классе и вот именно в этот трудный период нам объявили что к нам приходит учитель по математике которому 28 лет. И вот на дне встрече его объявили и вошёл мужчина с тёмными глазами и волосами девочки сразу смутились и за шептались. Он представился как Алексей. На другой день у нас урок все представились и начался урок не скажу что он тихий и робкий а наоборот он был резким и как говорится никого не щадя. А училась я всегд...
Приближался день 14-го февраля. Парни, влюбленные в мои рабочие дырочки, которыми я неоднократно ублажала их члены, готовили мне сюрприз. Хорошенько потрахавшись с братом накануне, я легла спать, предвкушая хорошую сексуальную встряску. Проснулась я ночью от небольших болей в животе. Утром 14-го числа я рассказала брату не очень приятную новость: у меня начались месячные. Сама не понимаю, почему в середине месяца, но факт оставался фактом. Брат откинул одеяло, дал мне за щеку и, пока я сосала ег...
Как хотелось Наташе хоть разок поехать в командировку заграницу. В их отделе командировок было немного, так как отделе геодезии хватало народу намного опытнее и смышленее. Наташа была у них, как девочка для побегушек и эстетического удовольствия. Отдел состоял в основном из лиц мужского пола и только ее женская сущность разбавляла это гнусное стойбище мужчин.Попала она сюда по распределению и очень хотела применить себя в деле. Но таких как она было достаточно и ей уже светило оказат...
Когда мне стукнуло 16 лет, мои родители развелись. Это был крайне тяжелый удар по моей подростковой психике. Отец стал пить, часто пропадал в компаниях дружков-алкашей. Мать, через пару месяцев подцепила богатого любовника, который забрал ее в столицу.Сначала, оставив нас с отцом, она приезжала хотя бы раз в месяц. Но со временем ее посещения сократились. Видимо надоело ей играть в хорошую мамочку. Да и забот у нее должно прибавилось, т. к она забеременела от своего московского ухаже...
Меня зовут Алина, но фамилию я раскрывать не буду так как я из приличной восточной семьи и если родные узнают… В общем сегодня 1 мая я ходила на шашлыки со своими русскими друзьями. Я довольно полная девушка, у меня 4 размер груди и моя попка… довольна крупная потому мне не просто найти парня в Москве, где все девушки ходят на шпильках и в мини юбках и выглядят как богини с обложки. От этого я была просто счастлива, когда Володя пригласил меня пойти с ними на шашлыки.Я постаралась од...
Вступление.Несчастье в квадрате это ремонт в ремонте! И когда на свежеокрашенный потолок и новенький паркет проливается кипяток из квартиры сверху, картина такая, что создатель нетленного полотна «Девятый вал», как говорится, нервно курит в сторонке.Проще говоря, все выглядит так, что хочется бежать скорей оттуда... Или же взять монтировку и молоток и поиграть в Раскольникова с той старой грымзой, что забыла закрыть кран в ванной этажом выше...Нет, ну я, конеч...