Свободное падение. Прыжок

Один мой друг говорит, что все самые занимательные и выходящие из ряда вон события происходят в самые обычные, ничем не примечательные дни. Пожалуй, он прав. По крайней мере, тот день начинался именно таким — ничем не примечательным, обычным летним днем.
Не могу сказать, что я чувствовал себя обреченным, испытывал страх или нечто подобное по пути в офис к директору департамента внутреннего контроля и аудита. Легкое волнение — может быть, да. Но не страх. Моя совесть была чиста, а репутация непреклонного и неподкупного профессионала была безупречна. Говорят, что все имеет свою цену. Так оно и есть. Просто самоуважение для меня стоило всегда больше, нежели сверкающие обманчивым светом барыши «откатов» и сомнительных проектов. Может я, в отличие от моих коллег, занимавших схожие должности, не шиковал часами за полтора десятка тысяч долларов и имел дурную славу «принципиального сукина сына» среди любящих халяву подрядчиков. Зато пользовался заслуженным уважением среди профессионалов, ни от кого не зависел, никому ничем не был обязан и в любой момент мог «сделать ручкой» и уйти в другую компанию. С руками бы оторвали. Ну и, самое главное, по пути в офис Яны Сергеевны, я не испытывал и тени страха. Меня занимало легкое любопытство и... предвкушение, да.

Яна была красивой женщиной. Нет, пожалуй, «красивая» не передает ровным счетом ничего. Она была чертовски красива, обворожительна, потрясающе женственна и пугающе сексуальна.
Пугающе, потому что она, казалось бы, не прикладывала для этого ровным счетом никаких усилий — всегда сдержана, подчеркнуто вежлива, строго, но очень стильно одета. В ней были, присущие в наше время очень немногим, шарм и обаяние, что-то глубоко женское и сексуальное, навевающее мысли о первородном грехе. Были в ней еще спокойная уверенность в собственной неотразимости — не показушные понты, а именно уверенность как в чем-то неоспоримом, и властность, смягчаемая самоиронией и чувством юмора. И что-то еще, что-то тонкое, какая-то едва уловимая нотка, оттенок, мелькающий в глубине серых глаз, в голосе, в движениях, заставляющий большинство мужчин ощущать одновременно волны мурашек вдоль спины и шевеление в штанах. Вот эта нотка меня, порой, настораживала, потому что чувствовалось за ней какая-то скрытая, всепоглощающая страсть, готовая вырваться наружу лавиной и смести на своем пути все доводы разума и рассудка. Под взглядом ее глаз я чувствовал себя, порой, как многие чувствуют себя на краю обрыва: в висках отдается каждый удар сердца, по телу разбегаются волны приятной дрожи, ты испытываешь одновременно страх и возбуждение и что-то несоизмеримо более сильное и древнее, чем твой рассудок, тянет тебя прыгнуть вниз. С обрывов и скал я регулярно прыгал с парашютом. А вот долгих или чересчур частых контактов с Яной я старался избегать — не настолько я уверен в собственной стойкости и способности мыслить трезво, находясь рядом с ней...

Я из той категории людей, что, испытав это чувство однажды, уже неспособны остановиться. Нам нравится ходить по лезвию ножа, балансировать между жизнью и смертью, удерживаясь в воздухе на жалких двенадцати метрах ткани или мчась по дороге на скорости двести километров в час, взбираясь на заснеженные вершины или спускаясь в темную глубину. Да, мы прикладываем максимум усилий, чтобы обеспечить себе безопасность. Но когда ты поднимаешься в воздух, или разгоняешь свой мотоцикл, безопасность — — это лишь вероятность встретить следующий день. И мы прикладываем максимум усилий чтобы этот день для нас настал, но, мало кто об этом задумывается, с единственной целью: чтобы завтра повторить все вновь. Я наркоман, и я это знаю. Но я профессионал, принципиальный сукин сын и «никаких личных связей на работе» — один из моих принципов. И, тем не менее, любую вынужденную необходимость увидеться с Яной я встречал с предвкушением.

Поэтому, заходя в приемную ее кабинета, я чувствовал нечто, сродни тому, что испытываешь перед прыжком. Поздоровался с ее секретаршей — длинноногой блондинкой, грациозно, но неумело выстукивающей что-то на клавиатуре двумя пальцами.
— О, Максим Витальевич, она Вас ждет, проходите.
— Спасибо.
Я постучал в дверь, дождался короткого «да, пожалуйста» и, чувствуя на ладонях легкую испарину, вошел. Проходя до ее стола, окинул быстрым взглядом помещение. Да, кабинетик у нее побольше моего. Но не перегружен мебелью или элементами роскоши — в общем-то, все необходимое, никаких излишеств. Большой рабочий стол с идеально чистой и пустой поверхностью и выдающейся в центр кабинета «консолью» для совещаний. Несколько стульев, пара кресел, небольшой кожаный диванчик и столик. Ну, минимбар, наверняка, где-то припрятан. А, шкаф еще вдоль стены. И какая-то дверь в дальнем конце.

А еще она. Рыжие локоны, завитками обрамляющие точеное лицо, длинная шейка, навевающая мысли о поцелуях, угадываемая под почти наглухо застегнутой блузкой упругая грудь, самого подходящего размера бедра, изящные тонкие руки, и длинные стройные ноги, даже в строгой офисной юбке, выглядящие завораживающе сексуальными. Я постарался окинуть ее взглядом максимально быстро и безразлично, ничем не выдавая... А что именно? Что за чувства я к ней испытывал? Желание? Восхищение? Влечение? Я едва заметно встряхнул головой, отгоняя от себя эти мысли. Сейчас не время — пауза и так затянулась дольше положенного, и по ее легкой улыбке я понял, что она это заметила.

— Яна Сергеевна, добрый день. Вы, как всегда, обворожительны. Точнее, Вы обворожительны всегда, но каждый раз по особенному, — я с улыбкой склонил голову в приветствии.
— Добрый день, Максим Витальевич. Спасибо, красивые комплименты редкость в наше время. Присаживайтесь, — она легким движением руки указала на кресло напротив.
— Да, времена нынче ни к черту, — с деланным вздохом сказал я, расслабленно откидываясь на спинку кресла. Мне нечего опасаться, а эта дрожь в теле — просто нервное возбуждение, которое я очень постараюсь скрыть.
Моя должность по иерархической лестнице всего на несколько ступенек ниже ее, и в компании у нас довольно либеральные отношения. С большей частью совета директоров (ну кроме старых пердунов, вдвое старше меня) я обращался на «ты». А вот с ней, почему-то, язык периодически сам соскакивал на «вы».

— Максим, я хотела с Вами поговорить... — Яна чуть подвинулась в кресле, усаживаясь поудобнее. От этого движения мне через стол открылся прекрасный вид на ее скрещенные ноги, обтянутые узкой юбкой. Мне почти удалось удержать взгляд на глазах Яны, но она сделала еще одно движение, качнув наполовину снятой туфелькой и взгляд невольно скользнул по ее ногам, задержавшись в самом низу. У нее были очень красивые изящные стопы, обтянутые темными чулками. Почему-то, я не сомневался, что это чулки, а не колготки. А может, просто фантазировал... Особенно взгляд манил этот изящный изгиб, образовывающийся между пяткой и подушечками пальцев...
«Так, стоп! Раз, два, три, дышим ровно, смотрим в глаза» — мысленно прошептал себе я. Встречи с Яной для меня почти всегда были испытанием, а я люблю испытания. Ну, я же говорил, что я наркоман. Боже, как от нее пахнет! Кажется, в ее духи подмешивают экстази пополам с кокаином.

— Да-да?
Яна откинулась в кресле, внимательно глядя мне в глаза, покрутила в руках карандаш, пару раз качнул ножкой. Но в этот раз я был начеку — — хоть и отметил это движение краем глаза, все же мне хватило силы воли не пялиться на ее ноги. Я слега улыбнулся, показывая, что видел ее движение, она слегка улыбнулась в ответ, показывая, что видела, что я справился. Эта игра так увлекательна!
— В силу должности я знаю, практически обо всем, что происходит в компании — мелкие и крупные дела и делишки, интрижки и заговоры, темные и не очень сделки и соглашения, косяки, договоренности и тому подобное... — она сделала театральную паузу, потом резко подалась вперед, продолжая смотреть мне в глаза, — Кроме твоего подразделения.

— Та-а-а-ак, — не отводя взгляда протянул я. Разговор обещал быть интересным.
— Интересно, почему?
— Ну... дайте-ка подумать... Может быть, потому что никто Вам об этом не рассказывает? — предположил я с улыбкой. Она снова начала это делать, снова нала ритмично покачивать туфелькой. «Только не смотри, только не смотри... » твердил я себе.
— А почему, как ты думаешь? — Яна переменила позу, провела ладонью по бедрам, будто разглаживая юбку. Знаю я все эти штучки — жесты и движения, управляющие вниманием. Знаю, но все равно проводил взглядом ее ладонь и снова посмотрел на покачивающуюся туфельку. Черт, а она ведь перешла на «ты». Завоевание территории? Это нотки цитрусовых в аромате ее духов? Может быть, феромоны? «Стоп-стоп, о чем ты думаешь?!» — кричит голос рассудка. Интересно, какие цветы она любит?

— Потому что я Вам не подчиняюсь, а мои ребята боятся меня больше, чем Вас, — снова улыбнулся я, отводя взгляд от ее восхитительных ног. У меня есть очень хорошее и полезное свойство — — я никогда не теряю полностью над собой контроль. В состоянии любого опьянения, наркотического дурмана, возбуждения или стресса, одна часть моего мозга может творить самые идиотские и безрассудные вещи. Но только после согласования с маленьким стальным шариком логики и рассудка, сконцентрированным где-то в правой доле мозга.

— Вот! Вот именно! — она с радостной улыбкой подняла вверх указательный палец. Потом провела рукой по волосам, откидывая непослушную рыжую прядь и еще подвинулась в кресле, практически выехав из-за стола. Теперь я мог любоваться ее прекрасными ногами во всей красе. Она сидела чуть боком ко мне, глубоко откинувшись в кресле, положив руки на подлокотники и продолжая ритмично покачивать туфелькой из стороны в сторону. Черт, она, все-таки, восхитительна. Яна снова поймала мой взгляд и продолжая улыбаться, но уже как-то по-другому, медленно и с расстановкой произнесла:
— И именно это я собираюсь сегодня исправить.
Повисла пауза. Яна следила за моей реакцией, а я снова почувствовал себя, как перед прыжком на самом краю пропасти. В ушах гулко стучит кровь, ладони вспотели, мышцы вибрируют. И страшно, и рискованно, и непонятно, чем все закончится, но так, черт возьми, манит!
Стараюсь не выдавать бушующих эмоций. В притворном изумлении выгибаю бровь:
— Любопытно, а что именно — первое, или второе?

Она улыбается, я улыбаюсь. Мне кажется, мы видим и понимаем друг в друге кое-что, что не видят остальные. Или я просто выдаю желаемое за действительность? Стоп-стоп! Какое желаемое, какая действительность? Я на работе, а она — мой коллега. А на работе никаких личных отношений. Воспоминание о принципах — как ушат холодной воды. Не тот, который бодрит после бани, а тот, который мерзким холодом вырывает из сладкого забытья утреннего сновидения.

Яна не отвечает, продолжая с легкой улыбкой меня разглядывать. Снова поправляет непослушный локон. Ее рука скользит, якобы случайно, вниз от виска, касается щеки, проводит пальчиком вдоль шеи к воротнику блузки. Она покачивает ножкой, делая амплитуду больше, а движения более размеренными. Черная туфелька болтается на самых кончиках пальцев. Наконец, она медленно произносит бархатным голосом:
— Ну, если уважение и преданность твоих ребят сильнее, нежели страх передо мной — честь тебе и хвала. Я знаю о тебе достаточно, чтобы не сомневаться в честности и профессионализме твоего отдела.
— Таааак... Значит, Вы хотите исправить первое, — в задумчивости тяну я. На самом деле, никакой задумчивости. Я просто с наслаждением втягиваю аромат ее духов. У нее такие красивые губы! Камешек покатился из-под моих ног и с веселым глухим стуком ухнул в пропасть.

— Именно, — снова кивает Яна, все еще внимательно вглядываясь мне в глаза. Интересно, что в них можно прочесть, а что нельзя? Она снова взяла о стола карандаш (когда она успела его положить?) и, продолжая глядеть на меня, покусывает его кончик.
— Вы предлагаете мне перевестись к Вам в департамент? — якобы догадываюсь я. Мы оба знаем, что стоим сейчас на самой грани. На той тонкой невидимой линии, с одной стороны которой весь разговор еще можно счесть за служебный диалог двух коллег. А вот за этой линией... Там пропасть. Я вижу по ее лицу, что Яна наслаждается моментом. Да, собственно, я тоже. Мы похожи с ней — мы оба любим ходить по краю. И прыгать в пропасти. Но в то же время, у обоих есть сомнения. Так всегда — ты не знаешь наверняка, чем закончится твой прыжок. Ты стремишься за секундами наслаждения свободным падением и полетом. Но ты хочешь, чтобы это можно было повторить и завтра. А потому, стоя на обрыве ты медлишь, раздумывая и взвешивая все факты.

Яна внимательно разглядывает меня, пробегая взглядом по всему телу, сверху вниз и обратно снизу вверх. Она взвешивает факты, оценивая все — — позу, выражение лица, глаз, голос. Ее тело замерло в напряжении, но от этого ее фигура становится еще прекрасней. Камни под ногами начинают соскальзывать вниз. Наконец, она расслабляется, и медленно качает головой и произносит, растягивая звуки:
— Н-е-е-ет.
Моя очередь взвешивать факты. «За» и «против». Безопасность зоны комфорта, или манящий восторг и наслаждение свободного падения? Мои принципы... Принципиальный сукин сын. Я сам себе хозяин. Принципы — это то, чем можно пользоваться, когда лень думать. Мне не лень. Я думаю. Занес ногу над пустотой внизу, но все еще думаю...
— Тогда что?

Еще миг Яна не двигается. Бесконечно долгий миг принятия решения, размазанное мгновение, когда еще можно остановиться. Потом, глубоко вздохнув, выезжает на своем кресле из-за стола. Теперь она сидит прямо передо мной. Я вижу, как у нее на шее учащенно пульсирует венка. Вижу, как расширены ее зрачки, приоткрыты в возбуждении пересохшие губы. Она возбуждена, она как никогда красива, сексуальна, обворожительна, обольстительна, женственна и желанна. Сейчас в моих глазах она — — Совершенство. Наконец, ровным, стальным голосом, четко произнося слова, она произносит:
— Я предлагаю тебе встать на колени и поцеловать мои ножки.
И добавляет с едва заметной улыбкой:
— На которые ты давно уже с таким вожделением пялишься.

А вот и мой миг принятия решения перед прыжком. Да, нет? Принципы? Мораль? Профессиональная этика? Репутация? Что там еще можно придумать, какие отговорки заставляют, подчас, останавливаться перед обрывом? Да к черту все. Она прекрасна, и миг этот прекрасен, и свободное падение — — это то, ради чего стоит жить. Да что я раздумываю, в самом деле? Я наркоман. Я ведь все равно прыгну.
— С удовольствием, моя Королева!
Она улыбается, я улыбаюсь — мы все друг про друга знаем. Мы оба наркоманы, любящие прыгать в пропасть. Медленно встаю, подхожу ближе, опускаюсь перед Ней на колени. Она изящно протягивает ножку к моему лицу, а я с трепетом принимаю ее обеими руками и с наслаждением припадаю губами к ее стопе, чуть повыше пальчиков. Ах, это наслаждение прыжком!

Рекомендуем посмотреть:

Трудно быть полковником юстиции и занимать должность главного прокурора городского округа. Особенно когда расследуются громкие дела, давление идёт со всех сторон и угрозы тоже сыпятся отовсюду. Даше было 45-лет, в свои годы она выглядела очень молодо и привлекательно мужики до сих пор ходили за ней шеренгой с оттопыриными штанами. У неё были длинные густые чёрные волосы, тонкие черты лица, полная и крепкая грудь. Имелся не большой но очень сексапильный животик, полные крепкие и упругие бёдра пер...
Был обычный летний денек)Я спешила на день рождения к подруге... В моих руках был плюшевый зайчик и букет цветов... На улице было жарко и я решила одеть топик и короткую юбку и босоножки на высоком каблучке...Вот долгожданная дверь подьезда...Я откываю ее...вхожу...нажимаю кнопочку в лифте....Выхожу на -- этаже....Стучусь в дверь...Ее открывает какой-то парень... Я с удивлением говорю ему что ошиблась... хочу уйти но я тебе понравилась...ты затаскиваешь меня в квартиру......
Солнечный свежий летний день. Подмосковный дом утопает в прохладе и кисее пышной зелени. Несколько человек на поляне пытались настроить видеокамеру. Сейчас мы будем снимать свой первый фильм - необходимо только закончить последние приготовления...Мы не стали лезть в технические вопросы, не царское это дело :) стоим за домом и рассматриваем клумбу. Хотя, правильнее было бы сказать: ты стоишь, засунув руки в карманы, и, с почти необъяснимой усмешкой, отвечаешь на мои вопросы, а я то и дело н...
Мы познакомились шесть лет назад.Я с Супругой Натали,и Саша с Ириной.Встретились у нас дома,но моя супруга испугалась близости,говорит,вдруг Ирина окажется лучше меня в постели,что тогда.Мы посидели,пообщались,и разошлись.Мне Ирина очень понравилась,я попросил встречи без моей супруги.На удивление,они согласились.Мне за пятьдесят,а им по32и34.Я сначала стеснялся,эрекция слабая,а желание огромное,не знаю как начинать.Тут Саша пришёл на помощь,говорит,помоги Ирину раздеть,сам её целует...
Особая благодарность Нефертите Митаннийской за бесценные советы.Надеюсь, что я правильно ими воспользовался.Теперь он приказал ей сфотографироваться во всех зеркалах, какие есть в доме, конечно голой. Одежду оставить в своей комнате.В ответном письме он получил еще четыре фотографии. Из прихожей, из ее комнаты, из своей комнаты, и из комнаты Ирины. Лена описывала, как она, дрожа от стыда, шла к каждому зеркалу, ожидая, что откроется входная дверь и войдет или ...
Я в очередной раз была не замужем... Он законным мужем никогда и никому так и не успел побывать к моменту нашей случайной встречи...А до этого мы были с ним знакомы без малого 25 лет!!! Странно и непонятно? Просто мы были знакомы с детства, учились в одном классе и ни разу за 10 лет учебы ни один из нас не представил другого в качестве сексуального партнера. Мы были абсолютно равнодушны друг другу и после окончания школы. Откуда знаю? Так жили ведь рядом, практически в соседних домах, встречалис...
Что значит дачная кампания для городского жителя? Огромный новый мир, особенно если тебе 15 лет.Место действия подмосковная дача.Тогда, в свои полные пятнадцать с половиной лет я еще ни разу толково не влюблялся в девушку, как впрочем, и мальчика (это так, к слову), был далек от душевных терзаний и довольствовался исключительно позывами плоти, с которыми быстренько расправлялся. У меня была постоянная, но скажем так не любимая девушка на полгода постарше меня, с которой мы частенько ...
- «Тоня, позови мне Сабрину Николаевну. « - проговорил Дмитрий Дмитриевич, проходя мимо Тони в свой рабочей кабинет. Дойдя до двери, он прикрыл дверь в кабинет, которая была открыта настежь. Увидев на двери, синею табличку с позолоченными буквами Прокурор Самин Дмитрий Дмитриевич, улыбнулся и сказал, разговаривая сам с собой, - «две недели назад меня сюда назначали, а я не как привыкнуть не могу, что теперь и я прокурор, а не просто Зам». Открыв дверь кабинета снова, он глянул на секретаршу и пр...
Черт его знает, сколько у моей жены родни. Со счета сбился и давно потерял счет всем этим теткам-сестрам, братьям-дядькам. Не могу запомнить даже на рожу, не то, что по именам. Как начинаются гости, так хоть караул кричи. И всех приветить надо, угостить, ублажить. Не то, чтобы жадность обуяла, денег на жратву жаль. Совсем даже нет. Только вот времени уходит много на все эти презентации и фуршеты.Вот и недавно приехала то ли тетя, то ли кузина какая. Лет под тридцать, с хвостиком. С п...
Приглушенный свет торшера мягко стелился по комнате. Роман сидел по середине в старом советском кресле. ПО телевизору показывали юмористическое шоу с участием звезд современной эстрады. Настроение оно, конечно, не поднимало, но часто отвлекало от всех мрачных мыслей. Бокал Романа опустел и он нехотя поднялся. В углу комоде стояло несколько бутылок. Придирчиво оглядев небогатый выбор он открыл бутылку коньяка и плеснув на два пальца в бокал пошел обратно к креслу. Повернувшись его взгляд упал на ...
Каждое утро мы с неугомонной мечтательницей Юлькой начинаем с пробежки по парку, это и зарядка на весь день, и лишний повод увидеться. Но сегодняшний день уже катился на закат, мы прощались до утра:- Юля, завтрашний день начнём как всегда, в пять утра, только теперь у моего дома, жду! – я поцеловала её в щеку и не спеша побрела домой, время ночного сна медленно крадётся по закоулкам уже темных улиц, и опережая меня блаженно устраивается в кровати, и поэтому стоит мне лишь прилечь на ...
С первого взгляда Марина была милой и застенчивой девушкой. Невысокая, где-то метр шестьдесят ростом, худенькая, с тонкими ножками и маленькой попкой, слегка испуганным лицом и длинными волосами до лопаток, а так же девичьей грудью первого размера. Такая вот несформировавшаяся хрупкая девочка-конфеточка. Но стоило узнать ее чуть ближе — ее фантазии и желания шокировали настолько, что после этого знакомства будешь искать пороки в любой невинности.Наверное, она была нимфоманкой. Если, ...
Когда дочка была маленькой, мы с женой часто брали ее к себе в постель и играли с ней. Потом она подросла и сама стала приходить к нам. Мы как-то упустили то время, когда следовало отучить ее от этой привычки. Уже школьницей по воскресеньям она приходила к нам утром, и мы валялись в постели, обсуждая все на свете.Уже семиклассницей она как-то утром пришла к нам. Обычно я спал у стенки, и дочка, ложась к нам в постель, контактировала только с мамой. А тут я захотел в туалет и после не...
Она приехала в гости к другу на поезде, он жил в небольшом городке с красивым названием, в частном секторе. Виктор пришел на перрон и улыбаясь смотрел на нее, девушка сошла по ступенькам и очутилась в его объятиях. Они немного стесняясь поцеловались в щечку, потом парень помог ей с сумкой... К его дому друзья добрались ближе к вечеру, так как Виктор на правах хозяина показывал подруге все достопримечательности города, возил ее к старым развалинам и как экскурсовод поведал все про свой город. Ок...
Я люблю ездить в лифте с взрослыми женщинами. Я живу почти на самом верху многоэтажного дома, и поэтому они обычно, зайдя в лифт, сразу поворачиваются ко мне спиной и ждут своего этажа. А я в это время похотливо изучаю их сзади. Может, я и сексуальный маньяк, но покажите мне пятнадцатилетнего мальчишку, который ведет себя иначе.В тот день я вернулся из школы пораньше. На последнем уроке наша молодая математичка, садясь, случайно показала мне свои белые трусики, и естественно, я не мог дожд...
Прошло две недели после поездки Ирины в «Полесье». И случилось то, что должно было произойти рано или поздно. У женщины стало уходить молоко. Его еще было достаточно, но Ирина видела, что с каждым днем молока становится меньше.Это заметил и Игорь.— Значит, пора — сказал он — тебя и так долго доили.Ирина вздохнула. Как же она привыкла к доению. Сколько наслаждения и эмоций пережила женщина. Она стала коровой. Послушным животным мужа. И вскоре молоко из ее груди...
УтроИногда утро бывает бесцеремонным, и ты просыпаешься от яркого и грубого света, выдирающего тебя из колодца сна. Иногда утро начинается с закрытыми глазами. Когда, еще не открыв, их ты чувствуешь, как новый день начался без тебя и на улице уже ездят машины, кричат вовсю птицы и соседи взялись-таки за пылесос. В этот момент понимаешь, что пора отчаливать от сумеречного берега и прощаться с уютом и комфортом согретой постели...Мне этим утром снилось, что я лежу в посуде ...
Я учусь на програмно-экономическом факультете в институте и работаю у индивидуального предпринимателя в торговой сфере бухгалтером. Я считаю что в свои 23 года я хорошо устроилась в жизни, но есть одно но... Я не могла найти человека, который бы разделил мои интересы. Именно поэтому я до сих пор была одна.Так как я самая молодая в нашем коллективе, вниманием поставщиков и товарных агентов было не обделена. Каждый наровил взять мой номер телефона или пригласить куда нибудь сходить. Но...
Моя молоденькая женушка - Машенька была из интеллигентной семьи и воспитание получила соответствующее. То есть, была девочкой скромной изастенчивой. Жили мы как обычно, как и все обычные семьи. Сексом занимались совсем уж по-простому. Так понимаю, что оргазма моя Машутка не получала. Да и без него нам жилось хорошо и спокойно.Однажды к соседям приехал какой-то родственник. Такой простой и нахрапистый мужичек лет сорока и под два метра ростом. А самих соседей дома небыло и он «попроси...
Всем доброго времени суток! Меня зовут Максим, сейчас мне 25 лет. Хочу поведать вам историю моих первых сексуальных опытов. Всё что здесь написано было со мной на самом деле. В общем, начну сначала)Когда началась эта история, мне было 10 лет. У меня есть друг Дима и его сестра Оля. Дима на год старше, Оля младше на 4 года. Их родители увлекались тогда просмотром порнофильмов. Интернета в те далёкие времена ещё, естественно, не было, и фильмы были на обычных кассетах. Конечно, Димон н...