Свободное падение. Прыжок

Один мой друг говорит, что все самые занимательные и выходящие из ряда вон события происходят в самые обычные, ничем не примечательные дни. Пожалуй, он прав. По крайней мере, тот день начинался именно таким — ничем не примечательным, обычным летним днем.
Не могу сказать, что я чувствовал себя обреченным, испытывал страх или нечто подобное по пути в офис к директору департамента внутреннего контроля и аудита. Легкое волнение — может быть, да. Но не страх. Моя совесть была чиста, а репутация непреклонного и неподкупного профессионала была безупречна. Говорят, что все имеет свою цену. Так оно и есть. Просто самоуважение для меня стоило всегда больше, нежели сверкающие обманчивым светом барыши «откатов» и сомнительных проектов. Может я, в отличие от моих коллег, занимавших схожие должности, не шиковал часами за полтора десятка тысяч долларов и имел дурную славу «принципиального сукина сына» среди любящих халяву подрядчиков. Зато пользовался заслуженным уважением среди профессионалов, ни от кого не зависел, никому ничем не был обязан и в любой момент мог «сделать ручкой» и уйти в другую компанию. С руками бы оторвали. Ну и, самое главное, по пути в офис Яны Сергеевны, я не испытывал и тени страха. Меня занимало легкое любопытство и... предвкушение, да.

Яна была красивой женщиной. Нет, пожалуй, «красивая» не передает ровным счетом ничего. Она была чертовски красива, обворожительна, потрясающе женственна и пугающе сексуальна.
Пугающе, потому что она, казалось бы, не прикладывала для этого ровным счетом никаких усилий — всегда сдержана, подчеркнуто вежлива, строго, но очень стильно одета. В ней были, присущие в наше время очень немногим, шарм и обаяние, что-то глубоко женское и сексуальное, навевающее мысли о первородном грехе. Были в ней еще спокойная уверенность в собственной неотразимости — не показушные понты, а именно уверенность как в чем-то неоспоримом, и властность, смягчаемая самоиронией и чувством юмора. И что-то еще, что-то тонкое, какая-то едва уловимая нотка, оттенок, мелькающий в глубине серых глаз, в голосе, в движениях, заставляющий большинство мужчин ощущать одновременно волны мурашек вдоль спины и шевеление в штанах. Вот эта нотка меня, порой, настораживала, потому что чувствовалось за ней какая-то скрытая, всепоглощающая страсть, готовая вырваться наружу лавиной и смести на своем пути все доводы разума и рассудка. Под взглядом ее глаз я чувствовал себя, порой, как многие чувствуют себя на краю обрыва: в висках отдается каждый удар сердца, по телу разбегаются волны приятной дрожи, ты испытываешь одновременно страх и возбуждение и что-то несоизмеримо более сильное и древнее, чем твой рассудок, тянет тебя прыгнуть вниз. С обрывов и скал я регулярно прыгал с парашютом. А вот долгих или чересчур частых контактов с Яной я старался избегать — не настолько я уверен в собственной стойкости и способности мыслить трезво, находясь рядом с ней...

Я из той категории людей, что, испытав это чувство однажды, уже неспособны остановиться. Нам нравится ходить по лезвию ножа, балансировать между жизнью и смертью, удерживаясь в воздухе на жалких двенадцати метрах ткани или мчась по дороге на скорости двести километров в час, взбираясь на заснеженные вершины или спускаясь в темную глубину. Да, мы прикладываем максимум усилий, чтобы обеспечить себе безопасность. Но когда ты поднимаешься в воздух, или разгоняешь свой мотоцикл, безопасность — — это лишь вероятность встретить следующий день. И мы прикладываем максимум усилий чтобы этот день для нас настал, но, мало кто об этом задумывается, с единственной целью: чтобы завтра повторить все вновь. Я наркоман, и я это знаю. Но я профессионал, принципиальный сукин сын и «никаких личных связей на работе» — один из моих принципов. И, тем не менее, любую вынужденную необходимость увидеться с Яной я встречал с предвкушением.

Поэтому, заходя в приемную ее кабинета, я чувствовал нечто, сродни тому, что испытываешь перед прыжком. Поздоровался с ее секретаршей — длинноногой блондинкой, грациозно, но неумело выстукивающей что-то на клавиатуре двумя пальцами.
— О, Максим Витальевич, она Вас ждет, проходите.
— Спасибо.
Я постучал в дверь, дождался короткого «да, пожалуйста» и, чувствуя на ладонях легкую испарину, вошел. Проходя до ее стола, окинул быстрым взглядом помещение. Да, кабинетик у нее побольше моего. Но не перегружен мебелью или элементами роскоши — в общем-то, все необходимое, никаких излишеств. Большой рабочий стол с идеально чистой и пустой поверхностью и выдающейся в центр кабинета «консолью» для совещаний. Несколько стульев, пара кресел, небольшой кожаный диванчик и столик. Ну, минимбар, наверняка, где-то припрятан. А, шкаф еще вдоль стены. И какая-то дверь в дальнем конце.

А еще она. Рыжие локоны, завитками обрамляющие точеное лицо, длинная шейка, навевающая мысли о поцелуях, угадываемая под почти наглухо застегнутой блузкой упругая грудь, самого подходящего размера бедра, изящные тонкие руки, и длинные стройные ноги, даже в строгой офисной юбке, выглядящие завораживающе сексуальными. Я постарался окинуть ее взглядом максимально быстро и безразлично, ничем не выдавая... А что именно? Что за чувства я к ней испытывал? Желание? Восхищение? Влечение? Я едва заметно встряхнул головой, отгоняя от себя эти мысли. Сейчас не время — пауза и так затянулась дольше положенного, и по ее легкой улыбке я понял, что она это заметила.

— Яна Сергеевна, добрый день. Вы, как всегда, обворожительны. Точнее, Вы обворожительны всегда, но каждый раз по особенному, — я с улыбкой склонил голову в приветствии.
— Добрый день, Максим Витальевич. Спасибо, красивые комплименты редкость в наше время. Присаживайтесь, — она легким движением руки указала на кресло напротив.
— Да, времена нынче ни к черту, — с деланным вздохом сказал я, расслабленно откидываясь на спинку кресла. Мне нечего опасаться, а эта дрожь в теле — просто нервное возбуждение, которое я очень постараюсь скрыть.
Моя должность по иерархической лестнице всего на несколько ступенек ниже ее, и в компании у нас довольно либеральные отношения. С большей частью совета директоров (ну кроме старых пердунов, вдвое старше меня) я обращался на «ты». А вот с ней, почему-то, язык периодически сам соскакивал на «вы».

— Максим, я хотела с Вами поговорить... — Яна чуть подвинулась в кресле, усаживаясь поудобнее. От этого движения мне через стол открылся прекрасный вид на ее скрещенные ноги, обтянутые узкой юбкой. Мне почти удалось удержать взгляд на глазах Яны, но она сделала еще одно движение, качнув наполовину снятой туфелькой и взгляд невольно скользнул по ее ногам, задержавшись в самом низу. У нее были очень красивые изящные стопы, обтянутые темными чулками. Почему-то, я не сомневался, что это чулки, а не колготки. А может, просто фантазировал... Особенно взгляд манил этот изящный изгиб, образовывающийся между пяткой и подушечками пальцев...
«Так, стоп! Раз, два, три, дышим ровно, смотрим в глаза» — мысленно прошептал себе я. Встречи с Яной для меня почти всегда были испытанием, а я люблю испытания. Ну, я же говорил, что я наркоман. Боже, как от нее пахнет! Кажется, в ее духи подмешивают экстази пополам с кокаином.

— Да-да?
Яна откинулась в кресле, внимательно глядя мне в глаза, покрутила в руках карандаш, пару раз качнул ножкой. Но в этот раз я был начеку — — хоть и отметил это движение краем глаза, все же мне хватило силы воли не пялиться на ее ноги. Я слега улыбнулся, показывая, что видел ее движение, она слегка улыбнулась в ответ, показывая, что видела, что я справился. Эта игра так увлекательна!
— В силу должности я знаю, практически обо всем, что происходит в компании — мелкие и крупные дела и делишки, интрижки и заговоры, темные и не очень сделки и соглашения, косяки, договоренности и тому подобное... — она сделала театральную паузу, потом резко подалась вперед, продолжая смотреть мне в глаза, — Кроме твоего подразделения.

— Та-а-а-ак, — не отводя взгляда протянул я. Разговор обещал быть интересным.
— Интересно, почему?
— Ну... дайте-ка подумать... Может быть, потому что никто Вам об этом не рассказывает? — предположил я с улыбкой. Она снова начала это делать, снова нала ритмично покачивать туфелькой. «Только не смотри, только не смотри... » твердил я себе.
— А почему, как ты думаешь? — Яна переменила позу, провела ладонью по бедрам, будто разглаживая юбку. Знаю я все эти штучки — жесты и движения, управляющие вниманием. Знаю, но все равно проводил взглядом ее ладонь и снова посмотрел на покачивающуюся туфельку. Черт, а она ведь перешла на «ты». Завоевание территории? Это нотки цитрусовых в аромате ее духов? Может быть, феромоны? «Стоп-стоп, о чем ты думаешь?!» — кричит голос рассудка. Интересно, какие цветы она любит?

— Потому что я Вам не подчиняюсь, а мои ребята боятся меня больше, чем Вас, — снова улыбнулся я, отводя взгляд от ее восхитительных ног. У меня есть очень хорошее и полезное свойство — — я никогда не теряю полностью над собой контроль. В состоянии любого опьянения, наркотического дурмана, возбуждения или стресса, одна часть моего мозга может творить самые идиотские и безрассудные вещи. Но только после согласования с маленьким стальным шариком логики и рассудка, сконцентрированным где-то в правой доле мозга.

— Вот! Вот именно! — она с радостной улыбкой подняла вверх указательный палец. Потом провела рукой по волосам, откидывая непослушную рыжую прядь и еще подвинулась в кресле, практически выехав из-за стола. Теперь я мог любоваться ее прекрасными ногами во всей красе. Она сидела чуть боком ко мне, глубоко откинувшись в кресле, положив руки на подлокотники и продолжая ритмично покачивать туфелькой из стороны в сторону. Черт, она, все-таки, восхитительна. Яна снова поймала мой взгляд и продолжая улыбаться, но уже как-то по-другому, медленно и с расстановкой произнесла:
— И именно это я собираюсь сегодня исправить.
Повисла пауза. Яна следила за моей реакцией, а я снова почувствовал себя, как перед прыжком на самом краю пропасти. В ушах гулко стучит кровь, ладони вспотели, мышцы вибрируют. И страшно, и рискованно, и непонятно, чем все закончится, но так, черт возьми, манит!
Стараюсь не выдавать бушующих эмоций. В притворном изумлении выгибаю бровь:
— Любопытно, а что именно — первое, или второе?

Она улыбается, я улыбаюсь. Мне кажется, мы видим и понимаем друг в друге кое-что, что не видят остальные. Или я просто выдаю желаемое за действительность? Стоп-стоп! Какое желаемое, какая действительность? Я на работе, а она — мой коллега. А на работе никаких личных отношений. Воспоминание о принципах — как ушат холодной воды. Не тот, который бодрит после бани, а тот, который мерзким холодом вырывает из сладкого забытья утреннего сновидения.

Яна не отвечает, продолжая с легкой улыбкой меня разглядывать. Снова поправляет непослушный локон. Ее рука скользит, якобы случайно, вниз от виска, касается щеки, проводит пальчиком вдоль шеи к воротнику блузки. Она покачивает ножкой, делая амплитуду больше, а движения более размеренными. Черная туфелька болтается на самых кончиках пальцев. Наконец, она медленно произносит бархатным голосом:
— Ну, если уважение и преданность твоих ребят сильнее, нежели страх передо мной — честь тебе и хвала. Я знаю о тебе достаточно, чтобы не сомневаться в честности и профессионализме твоего отдела.
— Таааак... Значит, Вы хотите исправить первое, — в задумчивости тяну я. На самом деле, никакой задумчивости. Я просто с наслаждением втягиваю аромат ее духов. У нее такие красивые губы! Камешек покатился из-под моих ног и с веселым глухим стуком ухнул в пропасть.

— Именно, — снова кивает Яна, все еще внимательно вглядываясь мне в глаза. Интересно, что в них можно прочесть, а что нельзя? Она снова взяла о стола карандаш (когда она успела его положить?) и, продолжая глядеть на меня, покусывает его кончик.
— Вы предлагаете мне перевестись к Вам в департамент? — якобы догадываюсь я. Мы оба знаем, что стоим сейчас на самой грани. На той тонкой невидимой линии, с одной стороны которой весь разговор еще можно счесть за служебный диалог двух коллег. А вот за этой линией... Там пропасть. Я вижу по ее лицу, что Яна наслаждается моментом. Да, собственно, я тоже. Мы похожи с ней — мы оба любим ходить по краю. И прыгать в пропасти. Но в то же время, у обоих есть сомнения. Так всегда — ты не знаешь наверняка, чем закончится твой прыжок. Ты стремишься за секундами наслаждения свободным падением и полетом. Но ты хочешь, чтобы это можно было повторить и завтра. А потому, стоя на обрыве ты медлишь, раздумывая и взвешивая все факты.

Яна внимательно разглядывает меня, пробегая взглядом по всему телу, сверху вниз и обратно снизу вверх. Она взвешивает факты, оценивая все — — позу, выражение лица, глаз, голос. Ее тело замерло в напряжении, но от этого ее фигура становится еще прекрасней. Камни под ногами начинают соскальзывать вниз. Наконец, она расслабляется, и медленно качает головой и произносит, растягивая звуки:
— Н-е-е-ет.
Моя очередь взвешивать факты. «За» и «против». Безопасность зоны комфорта, или манящий восторг и наслаждение свободного падения? Мои принципы... Принципиальный сукин сын. Я сам себе хозяин. Принципы — это то, чем можно пользоваться, когда лень думать. Мне не лень. Я думаю. Занес ногу над пустотой внизу, но все еще думаю...
— Тогда что?

Еще миг Яна не двигается. Бесконечно долгий миг принятия решения, размазанное мгновение, когда еще можно остановиться. Потом, глубоко вздохнув, выезжает на своем кресле из-за стола. Теперь она сидит прямо передо мной. Я вижу, как у нее на шее учащенно пульсирует венка. Вижу, как расширены ее зрачки, приоткрыты в возбуждении пересохшие губы. Она возбуждена, она как никогда красива, сексуальна, обворожительна, обольстительна, женственна и желанна. Сейчас в моих глазах она — — Совершенство. Наконец, ровным, стальным голосом, четко произнося слова, она произносит:
— Я предлагаю тебе встать на колени и поцеловать мои ножки.
И добавляет с едва заметной улыбкой:
— На которые ты давно уже с таким вожделением пялишься.

А вот и мой миг принятия решения перед прыжком. Да, нет? Принципы? Мораль? Профессиональная этика? Репутация? Что там еще можно придумать, какие отговорки заставляют, подчас, останавливаться перед обрывом? Да к черту все. Она прекрасна, и миг этот прекрасен, и свободное падение — — это то, ради чего стоит жить. Да что я раздумываю, в самом деле? Я наркоман. Я ведь все равно прыгну.
— С удовольствием, моя Королева!
Она улыбается, я улыбаюсь — мы все друг про друга знаем. Мы оба наркоманы, любящие прыгать в пропасть. Медленно встаю, подхожу ближе, опускаюсь перед Ней на колени. Она изящно протягивает ножку к моему лицу, а я с трепетом принимаю ее обеими руками и с наслаждением припадаю губами к ее стопе, чуть повыше пальчиков. Ах, это наслаждение прыжком!

Рекомендуем посмотреть:

Я простой юноша 19 лет, и меня зовут Андрей. Можете меня не судить строго - у меня с детства плохо с русским языком. Эта история началась когда мне было 14. Я тогда учился в 8 классе.Однажды я пришёл со школы, а дома никого не оказалось. Я решил полазать по интернету, и мне захотелось посмотреть порнухи. Я включил видео, и под женские стоны начал дрочить, представляя, что это я трахаюсь с ней.Этот отрывок произошёл в сентябре, но вот пришёл новый год, и мои родители уехал...
Дружба - это состояние, в котором люди друг для друга способны сделать что угодно, это почти любовь, но вот только называется по другому. Друзья - это люди способные сделать друг для друга все что угодно, и даже выпороть по просьбе друга. Причем выпороть, приложив все усилия, качественно, так что бы друг остался доволен.- Ну, чего сидишь? Долго мне тебя ждать, давай иди в ванную и живо ко мне.- А зачем в ванную?- Чтобы чистым быть, а то грязного пороть неохота, а так будешь чис...
Для начала хочу представиться. Меня зовут Денис. В семье я самый младший. У меня есть два брата близнеца. И так получилось, что они оказались на шесть лет старше меня. Одного зовут Олег, а другого Артем. Оба они атлетического телосложения, с самого детства занимаются спортом, в отличии от меня лентяя. Мы не очень друг с другом общаемся, в основном они то и делают, что прикалываются надо мной.Однажды летом, когда наши родители уехали в отпуск, мы остались с братьями наедине. Вечером, ...
Послала меня супруга встретить свою старую школьную подругу. Регину. Опознать ее предложила по фотографии. Регина была хороша. Просто красотка. По крайней мере, на фото. Мордочка – Голливуд отдыхает. Полные, неприкрыто зовущие губы, большущие откровенные глаза, ресницы – два веера, черные бровки с изломом, словно крыло чайки, белокурые ангельские локоны.-Не боишься, что не довезу ее до тебя? Трахну где-нибудь на полпути?Супруга лукаво улыбнулась:-Смотри, как бы она тебя не трах...
Холодный моросящий дождь шёл не переставая. Жёлтый свет тусклых фонарей едва пробивался сквозь мокрую мглу.Нона, промокшая до нижнего белья, спотыкаясь, шла по мокрому асфальту, то и дело проваливаясь по щиколотку в глубокие лужи.- Господи, неужели я когда-нибудь дойду до дома? – в отчаянии думала она.Вокруг ни души. Про такую погоду обычно говорят: «Хороший хозяин собаку на двор не выпустит». Вдруг темноту улицы рассеял свет фар и послышался рокот двигателя приближ...
Я уже писал про свой первый опыт секса с мужчиной (Давно мечтал...). Я несколько дней думал, стоит ли давать продолжения столь пикантному знакомству с Игорем и Славой, но через две недели Слава позвонил сам и предложил нечто, весьма интересное.У одного ихнего друга было день рождения, и парни решили сделать имениннику необычный подарок - мальчика в образе девочки. Естественно, этим подарком должен был быть я. Практически не раздумывая я с радостью согласился. День рождения решено был...
Меня зовут Вика. Это история произошла, когда мне было 15 лет. На лето меня отправили к бабушке в деревню, хотя я и сопротивлялась, действительно, что можно делать в глухой деревне? Но, делать нечего, и уже к 15 июня я была вне города. Первые несколько дней, я только и делала, что купалась, дружить там особо было не с кем, все были либо старше 50, либо младше 10. Однажды в деревне я встретила мальчишку с соседней улицы, ему было только 9, но другой кандидатуры я найти не могла. Кстати его звали ...
Глава тринадцатая После такого полового акта физически я чувствовать себя стала намного лучше, а баня, а затем пара бутылок самогонки принесенные Светланой вообще привели меня в чувство, ослабили гнетущее воспоминание, прошедшей ночи, совершенно отбили желание ехать домой. Витя все время упрашивал, чтобы я родила ребенка, но внутренне уже мною было принято решение сделать аборт. Все его уговоры были тщетны, я только кивала головой, улыбалась на его слова. В понедельник иду к гинеколо...
Здравствуйте читатели и почитатели данного сайта! Хочу предоставить на ваш суд вот это чтиво. Это не рассказ не повесть, это переписка, или как сейчас это называют "виртуальный секс" Переписка состоялась между мной и женщиной тридцати пяти лет, которая живет от меня в двух тысячах километров.18:50 ЮлияМилый,я здесь!Прости,немного опоздала...18:50 АлександрНе страшно ты ведь здесь родная!18:51 ЮлияДа,теперь я вся твоя!18:52 АлександрЯ начинаю заводи...
У входа в пропускник киностудии El Duelo кипел ажиотаж. Десятки журналистов с фотоаппаратами, диктофонами, камерами и прочей репортерской снастью караулили крупную добычу: кинозвезду Леа Велар и ее мужа Риккардо Муньоса. С самого своего возвращения в Испанию звездная пара избегала папарацци, и те были готовы съесть свои диктофоны, но не сдаться.В какой-то момент нервный гам вдруг усилился, будто повернули ручку динамика, и толпа ринулась к машине, подъехавшей к краю тротуара.<b...
В жизни я обычный человек. Внешне выгляжу достаточно брутально и симпатично. Однако из-за излишней неуверенности половую жизнь начал достаточно поздно. Первая женщина у меня была в 20 лет, а в сласть наебаться мне пришлось только с собственной женой, с которой я познакомился в 22. Потом были любовницы (они и сейчас есть) , занимались с женой свингом, встречался с мужчиной. Однако полной удовлетворенности в половых отношениях я не испытывал. Анализируя свою жизнь, я пришел к выводу, ч...
По селектору шеф вызвал Ольгу - Оленька будь добра зайди пожалуйста. Жена вошла и выглядела как всегда неотразимо и независимо - я слушаю Леонид Иванович. Шеф указывая на меня - вот твой благоверный всё правильно понял и решил извиниться за оскорбления, всё зависит от тебя. Ольга посмотрела на меня - будь дома и не задерживайся нигде, там мы и поговорим- и вышла. Вечером пришла жена с шефом я их встретил как будто ничего не было но жена резко толкнула меня - иди на кухню и завари кофе и жди а я ...
Привет, я Рая, семнадцатилетняя школьница, и уже не девственица, хочу вам рассказать об интересном случае проишзошедшим со мной прошлой зимой. Однажды во вторник, моя мама за завтраком вдруг объявила мне: - Девочка моя, нам с отцом необходимо уехать в Петербург на несколько дней, но мы не можем взять тебя с собой, ты проживешь без нас несколько дней? Я конечно и мечьтать не могла о таком счастье. Несколько дней одна, без предков, мочь делать то ,что мне хочется. - Конечно...
Слева от меня огромный член, сантиметров 25 в длину буравил попу моей жены. Она же сдержано стонала в этот момент, оглядываясь на меня. Я сжал ее ладонь, а она насаживалась на огромный агрегат Максима. Он держал ее за бедра и входил на всю длину своего огромного члена..А надо мной нависала жена Максима. Она лизала мои соски, ее волосы падали мне на грудь. Я мял свободной рукой ее огромные сиськи. Член мой стоял колом и тут я сильно вздохнул, когда она своим членом вошла слишком глубо...
...Валя вспоминала, как она, вставая с пола, с треском отлипла от линолеума - на полу остался отпечаток золотых ягодиц. Потом ее все-таки докрасили до конца - все тело сверху донизу, по второму кругу. Краска холодила, стягивала кожу; Валя была вся липкая, как в варенье - ужасно хотелось облизнуться, протереть глаза, вагину, зад. Потом ее высушили феном, и это было приятно...Потом - подсохшая Валя подошла к зеркалу, и... В который раз за сегодня! но - сейчас это вообще невозможно было выдер...
Хочу рассказать то, что со мною приключилось несколько лет назад. Сначала немного о себе-меня зовут Оля, рост 165 см, вес 48 кг, размер груди второй, волосы окрашены в светлый цвет, глаза зеленые. Все мужчины считают меня даже очень привлекательной. Когда мне исполнился 21 год, я проживала уже два года вместе с мужчиной по имени Витя, который старше меня на восемь лет. Жили мы вдвоем в хорошей двухкомнатной квартире в центре не очень большого города. Сексуальная жизнь у нас била клю...
Дневное светило уже успело нырнуть за линию горизонта к тому времени, когда мы с друзьями, наконец, достигли конечного пункта назначения. Автовокзал черноморской Евпатории встретил нас размеренным течением отдыхающих, движущихся параллельными, но диаметрально противоположными курсами. Одни, сгоревшие и загоревшие, нехотя тянулись по своим автобусам. Вторые, утомленные долгой дорогой, но не утратившие энтузиазма к курортным свершениям, поспешали с сумками, узлами и чемоданами к частным извозчикам...
Аннотация: играя в игры серии Hitman, одной из немногих, что я люблю, я всегда считала главного героя сексуальным. несотря на всю его кажущуюся асексуальность, я решила развить один интригующий отрывок из новейшей игры Hitman: Absolution. В силу своей фантазии я дарю вам подчнений роскошной Лейлы.Лейла Стоктон сидела на кровати в секретной комнате пентхауса отеля «Блэкуотер» и с игривым выражением на лице смотрела на вошедшего. Она была роскошной белой брюнеткой из тех, что еще могут...
После секса с Питером, я быстро оделся и вернулся в зал, мы очень боялись, что нас может застукать его сын или моя сестра. Телефонами обменятся все же не забыли, хотя мистер Джонсон сразу предупредил, что часто видеться со мной не может чтобы не возникло подозрений, но раз или два в неделю будет для меня находить.Затем потекли обычные будни, я ходил в школу, учился, после занятий посещал секцию по плаванию, в которую к слову ходил и Томас, сын Питера и парень моей сестры. Как то, мы ...
Вика отказывалась поверить собственным глазам. Нет, нет! Этого не могло никак случиться! Мусорный контейнер сторожки у пропускного пункта был девственно пуст. Утром она оставила здесь «спасательный» комплект запасной одежды и ключи от ее цепей, что бы вернувшись сюда после своего «небольшого приключения» освободиться от замков и одевшись в, возможно, чрезмерно открытое и не в меру сексуальное бикини вернуться домой как ни в чем не бывало. Теперь же уже смеркалось, и она понятия не имела, что ей ...