Свободное падение. Прыжок

Один мой друг говорит, что все самые занимательные и выходящие из ряда вон события происходят в самые обычные, ничем не примечательные дни. Пожалуй, он прав. По крайней мере, тот день начинался именно таким — ничем не примечательным, обычным летним днем.
Не могу сказать, что я чувствовал себя обреченным, испытывал страх или нечто подобное по пути в офис к директору департамента внутреннего контроля и аудита. Легкое волнение — может быть, да. Но не страх. Моя совесть была чиста, а репутация непреклонного и неподкупного профессионала была безупречна. Говорят, что все имеет свою цену. Так оно и есть. Просто самоуважение для меня стоило всегда больше, нежели сверкающие обманчивым светом барыши «откатов» и сомнительных проектов. Может я, в отличие от моих коллег, занимавших схожие должности, не шиковал часами за полтора десятка тысяч долларов и имел дурную славу «принципиального сукина сына» среди любящих халяву подрядчиков. Зато пользовался заслуженным уважением среди профессионалов, ни от кого не зависел, никому ничем не был обязан и в любой момент мог «сделать ручкой» и уйти в другую компанию. С руками бы оторвали. Ну и, самое главное, по пути в офис Яны Сергеевны, я не испытывал и тени страха. Меня занимало легкое любопытство и... предвкушение, да.

Яна была красивой женщиной. Нет, пожалуй, «красивая» не передает ровным счетом ничего. Она была чертовски красива, обворожительна, потрясающе женственна и пугающе сексуальна.
Пугающе, потому что она, казалось бы, не прикладывала для этого ровным счетом никаких усилий — всегда сдержана, подчеркнуто вежлива, строго, но очень стильно одета. В ней были, присущие в наше время очень немногим, шарм и обаяние, что-то глубоко женское и сексуальное, навевающее мысли о первородном грехе. Были в ней еще спокойная уверенность в собственной неотразимости — не показушные понты, а именно уверенность как в чем-то неоспоримом, и властность, смягчаемая самоиронией и чувством юмора. И что-то еще, что-то тонкое, какая-то едва уловимая нотка, оттенок, мелькающий в глубине серых глаз, в голосе, в движениях, заставляющий большинство мужчин ощущать одновременно волны мурашек вдоль спины и шевеление в штанах. Вот эта нотка меня, порой, настораживала, потому что чувствовалось за ней какая-то скрытая, всепоглощающая страсть, готовая вырваться наружу лавиной и смести на своем пути все доводы разума и рассудка. Под взглядом ее глаз я чувствовал себя, порой, как многие чувствуют себя на краю обрыва: в висках отдается каждый удар сердца, по телу разбегаются волны приятной дрожи, ты испытываешь одновременно страх и возбуждение и что-то несоизмеримо более сильное и древнее, чем твой рассудок, тянет тебя прыгнуть вниз. С обрывов и скал я регулярно прыгал с парашютом. А вот долгих или чересчур частых контактов с Яной я старался избегать — не настолько я уверен в собственной стойкости и способности мыслить трезво, находясь рядом с ней...

Я из той категории людей, что, испытав это чувство однажды, уже неспособны остановиться. Нам нравится ходить по лезвию ножа, балансировать между жизнью и смертью, удерживаясь в воздухе на жалких двенадцати метрах ткани или мчась по дороге на скорости двести километров в час, взбираясь на заснеженные вершины или спускаясь в темную глубину. Да, мы прикладываем максимум усилий, чтобы обеспечить себе безопасность. Но когда ты поднимаешься в воздух, или разгоняешь свой мотоцикл, безопасность — — это лишь вероятность встретить следующий день. И мы прикладываем максимум усилий чтобы этот день для нас настал, но, мало кто об этом задумывается, с единственной целью: чтобы завтра повторить все вновь. Я наркоман, и я это знаю. Но я профессионал, принципиальный сукин сын и «никаких личных связей на работе» — один из моих принципов. И, тем не менее, любую вынужденную необходимость увидеться с Яной я встречал с предвкушением.

Поэтому, заходя в приемную ее кабинета, я чувствовал нечто, сродни тому, что испытываешь перед прыжком. Поздоровался с ее секретаршей — длинноногой блондинкой, грациозно, но неумело выстукивающей что-то на клавиатуре двумя пальцами.
— О, Максим Витальевич, она Вас ждет, проходите.
— Спасибо.
Я постучал в дверь, дождался короткого «да, пожалуйста» и, чувствуя на ладонях легкую испарину, вошел. Проходя до ее стола, окинул быстрым взглядом помещение. Да, кабинетик у нее побольше моего. Но не перегружен мебелью или элементами роскоши — в общем-то, все необходимое, никаких излишеств. Большой рабочий стол с идеально чистой и пустой поверхностью и выдающейся в центр кабинета «консолью» для совещаний. Несколько стульев, пара кресел, небольшой кожаный диванчик и столик. Ну, минимбар, наверняка, где-то припрятан. А, шкаф еще вдоль стены. И какая-то дверь в дальнем конце.

А еще она. Рыжие локоны, завитками обрамляющие точеное лицо, длинная шейка, навевающая мысли о поцелуях, угадываемая под почти наглухо застегнутой блузкой упругая грудь, самого подходящего размера бедра, изящные тонкие руки, и длинные стройные ноги, даже в строгой офисной юбке, выглядящие завораживающе сексуальными. Я постарался окинуть ее взглядом максимально быстро и безразлично, ничем не выдавая... А что именно? Что за чувства я к ней испытывал? Желание? Восхищение? Влечение? Я едва заметно встряхнул головой, отгоняя от себя эти мысли. Сейчас не время — пауза и так затянулась дольше положенного, и по ее легкой улыбке я понял, что она это заметила.

— Яна Сергеевна, добрый день. Вы, как всегда, обворожительны. Точнее, Вы обворожительны всегда, но каждый раз по особенному, — я с улыбкой склонил голову в приветствии.
— Добрый день, Максим Витальевич. Спасибо, красивые комплименты редкость в наше время. Присаживайтесь, — она легким движением руки указала на кресло напротив.
— Да, времена нынче ни к черту, — с деланным вздохом сказал я, расслабленно откидываясь на спинку кресла. Мне нечего опасаться, а эта дрожь в теле — просто нервное возбуждение, которое я очень постараюсь скрыть.
Моя должность по иерархической лестнице всего на несколько ступенек ниже ее, и в компании у нас довольно либеральные отношения. С большей частью совета директоров (ну кроме старых пердунов, вдвое старше меня) я обращался на «ты». А вот с ней, почему-то, язык периодически сам соскакивал на «вы».

— Максим, я хотела с Вами поговорить... — Яна чуть подвинулась в кресле, усаживаясь поудобнее. От этого движения мне через стол открылся прекрасный вид на ее скрещенные ноги, обтянутые узкой юбкой. Мне почти удалось удержать взгляд на глазах Яны, но она сделала еще одно движение, качнув наполовину снятой туфелькой и взгляд невольно скользнул по ее ногам, задержавшись в самом низу. У нее были очень красивые изящные стопы, обтянутые темными чулками. Почему-то, я не сомневался, что это чулки, а не колготки. А может, просто фантазировал... Особенно взгляд манил этот изящный изгиб, образовывающийся между пяткой и подушечками пальцев...
«Так, стоп! Раз, два, три, дышим ровно, смотрим в глаза» — мысленно прошептал себе я. Встречи с Яной для меня почти всегда были испытанием, а я люблю испытания. Ну, я же говорил, что я наркоман. Боже, как от нее пахнет! Кажется, в ее духи подмешивают экстази пополам с кокаином.

— Да-да?
Яна откинулась в кресле, внимательно глядя мне в глаза, покрутила в руках карандаш, пару раз качнул ножкой. Но в этот раз я был начеку — — хоть и отметил это движение краем глаза, все же мне хватило силы воли не пялиться на ее ноги. Я слега улыбнулся, показывая, что видел ее движение, она слегка улыбнулась в ответ, показывая, что видела, что я справился. Эта игра так увлекательна!
— В силу должности я знаю, практически обо всем, что происходит в компании — мелкие и крупные дела и делишки, интрижки и заговоры, темные и не очень сделки и соглашения, косяки, договоренности и тому подобное... — она сделала театральную паузу, потом резко подалась вперед, продолжая смотреть мне в глаза, — Кроме твоего подразделения.

— Та-а-а-ак, — не отводя взгляда протянул я. Разговор обещал быть интересным.
— Интересно, почему?
— Ну... дайте-ка подумать... Может быть, потому что никто Вам об этом не рассказывает? — предположил я с улыбкой. Она снова начала это делать, снова нала ритмично покачивать туфелькой. «Только не смотри, только не смотри... » твердил я себе.
— А почему, как ты думаешь? — Яна переменила позу, провела ладонью по бедрам, будто разглаживая юбку. Знаю я все эти штучки — жесты и движения, управляющие вниманием. Знаю, но все равно проводил взглядом ее ладонь и снова посмотрел на покачивающуюся туфельку. Черт, а она ведь перешла на «ты». Завоевание территории? Это нотки цитрусовых в аромате ее духов? Может быть, феромоны? «Стоп-стоп, о чем ты думаешь?!» — кричит голос рассудка. Интересно, какие цветы она любит?

— Потому что я Вам не подчиняюсь, а мои ребята боятся меня больше, чем Вас, — снова улыбнулся я, отводя взгляд от ее восхитительных ног. У меня есть очень хорошее и полезное свойство — — я никогда не теряю полностью над собой контроль. В состоянии любого опьянения, наркотического дурмана, возбуждения или стресса, одна часть моего мозга может творить самые идиотские и безрассудные вещи. Но только после согласования с маленьким стальным шариком логики и рассудка, сконцентрированным где-то в правой доле мозга.

— Вот! Вот именно! — она с радостной улыбкой подняла вверх указательный палец. Потом провела рукой по волосам, откидывая непослушную рыжую прядь и еще подвинулась в кресле, практически выехав из-за стола. Теперь я мог любоваться ее прекрасными ногами во всей красе. Она сидела чуть боком ко мне, глубоко откинувшись в кресле, положив руки на подлокотники и продолжая ритмично покачивать туфелькой из стороны в сторону. Черт, она, все-таки, восхитительна. Яна снова поймала мой взгляд и продолжая улыбаться, но уже как-то по-другому, медленно и с расстановкой произнесла:
— И именно это я собираюсь сегодня исправить.
Повисла пауза. Яна следила за моей реакцией, а я снова почувствовал себя, как перед прыжком на самом краю пропасти. В ушах гулко стучит кровь, ладони вспотели, мышцы вибрируют. И страшно, и рискованно, и непонятно, чем все закончится, но так, черт возьми, манит!
Стараюсь не выдавать бушующих эмоций. В притворном изумлении выгибаю бровь:
— Любопытно, а что именно — первое, или второе?

Она улыбается, я улыбаюсь. Мне кажется, мы видим и понимаем друг в друге кое-что, что не видят остальные. Или я просто выдаю желаемое за действительность? Стоп-стоп! Какое желаемое, какая действительность? Я на работе, а она — мой коллега. А на работе никаких личных отношений. Воспоминание о принципах — как ушат холодной воды. Не тот, который бодрит после бани, а тот, который мерзким холодом вырывает из сладкого забытья утреннего сновидения.

Яна не отвечает, продолжая с легкой улыбкой меня разглядывать. Снова поправляет непослушный локон. Ее рука скользит, якобы случайно, вниз от виска, касается щеки, проводит пальчиком вдоль шеи к воротнику блузки. Она покачивает ножкой, делая амплитуду больше, а движения более размеренными. Черная туфелька болтается на самых кончиках пальцев. Наконец, она медленно произносит бархатным голосом:
— Ну, если уважение и преданность твоих ребят сильнее, нежели страх передо мной — честь тебе и хвала. Я знаю о тебе достаточно, чтобы не сомневаться в честности и профессионализме твоего отдела.
— Таааак... Значит, Вы хотите исправить первое, — в задумчивости тяну я. На самом деле, никакой задумчивости. Я просто с наслаждением втягиваю аромат ее духов. У нее такие красивые губы! Камешек покатился из-под моих ног и с веселым глухим стуком ухнул в пропасть.

— Именно, — снова кивает Яна, все еще внимательно вглядываясь мне в глаза. Интересно, что в них можно прочесть, а что нельзя? Она снова взяла о стола карандаш (когда она успела его положить?) и, продолжая глядеть на меня, покусывает его кончик.
— Вы предлагаете мне перевестись к Вам в департамент? — якобы догадываюсь я. Мы оба знаем, что стоим сейчас на самой грани. На той тонкой невидимой линии, с одной стороны которой весь разговор еще можно счесть за служебный диалог двух коллег. А вот за этой линией... Там пропасть. Я вижу по ее лицу, что Яна наслаждается моментом. Да, собственно, я тоже. Мы похожи с ней — мы оба любим ходить по краю. И прыгать в пропасти. Но в то же время, у обоих есть сомнения. Так всегда — ты не знаешь наверняка, чем закончится твой прыжок. Ты стремишься за секундами наслаждения свободным падением и полетом. Но ты хочешь, чтобы это можно было повторить и завтра. А потому, стоя на обрыве ты медлишь, раздумывая и взвешивая все факты.

Яна внимательно разглядывает меня, пробегая взглядом по всему телу, сверху вниз и обратно снизу вверх. Она взвешивает факты, оценивая все — — позу, выражение лица, глаз, голос. Ее тело замерло в напряжении, но от этого ее фигура становится еще прекрасней. Камни под ногами начинают соскальзывать вниз. Наконец, она расслабляется, и медленно качает головой и произносит, растягивая звуки:
— Н-е-е-ет.
Моя очередь взвешивать факты. «За» и «против». Безопасность зоны комфорта, или манящий восторг и наслаждение свободного падения? Мои принципы... Принципиальный сукин сын. Я сам себе хозяин. Принципы — это то, чем можно пользоваться, когда лень думать. Мне не лень. Я думаю. Занес ногу над пустотой внизу, но все еще думаю...
— Тогда что?

Еще миг Яна не двигается. Бесконечно долгий миг принятия решения, размазанное мгновение, когда еще можно остановиться. Потом, глубоко вздохнув, выезжает на своем кресле из-за стола. Теперь она сидит прямо передо мной. Я вижу, как у нее на шее учащенно пульсирует венка. Вижу, как расширены ее зрачки, приоткрыты в возбуждении пересохшие губы. Она возбуждена, она как никогда красива, сексуальна, обворожительна, обольстительна, женственна и желанна. Сейчас в моих глазах она — — Совершенство. Наконец, ровным, стальным голосом, четко произнося слова, она произносит:
— Я предлагаю тебе встать на колени и поцеловать мои ножки.
И добавляет с едва заметной улыбкой:
— На которые ты давно уже с таким вожделением пялишься.

А вот и мой миг принятия решения перед прыжком. Да, нет? Принципы? Мораль? Профессиональная этика? Репутация? Что там еще можно придумать, какие отговорки заставляют, подчас, останавливаться перед обрывом? Да к черту все. Она прекрасна, и миг этот прекрасен, и свободное падение — — это то, ради чего стоит жить. Да что я раздумываю, в самом деле? Я наркоман. Я ведь все равно прыгну.
— С удовольствием, моя Королева!
Она улыбается, я улыбаюсь — мы все друг про друга знаем. Мы оба наркоманы, любящие прыгать в пропасть. Медленно встаю, подхожу ближе, опускаюсь перед Ней на колени. Она изящно протягивает ножку к моему лицу, а я с трепетом принимаю ее обеими руками и с наслаждением припадаю губами к ее стопе, чуть повыше пальчиков. Ах, это наслаждение прыжком!

Рекомендуем посмотреть:

Я довольно часто бываю у своего парня. Я доверяю ему. К тому же, когда на улице холодно, так приятно тихо лежать у него в объятьях...В один из таких зимних вечеров я пришла к нему. Он заботливо сделал мне кофе, мы мило поболтали о пустяках.Но я была настроена не только на разговоры.Мы лежали рядом на его широкой кровати. Я отставила кружку на пол и перебросила ножку через него, посадив попу ему пониже живота. Наклонилась, пощекотав волосами лицо.Мне нравится с...
Сонечка была главной красавицей нашего класса. Да что там, из всех 9-10-11 классов она была самой красивой девочкой. И мне всегда хотелось, чтобы она была моей девочкой. Хотя она и была не самой скромной, парня у нее не было. И все хотели стать им. Мне тоже. Я пытался иногда с ней разговаривать. Но она меня игнорировала. Так было до 10 класса. Половина ушли, осталось всего 3 мальчика и 9 девочек. У Сонечки тогда был рост 165 грудь 3 размера, красивая попа, рыжие волосы и изумрудно-зеленые глаза....
Маше, как и ее подругам, в этом году исполнялось восемнадцать лет. Начало одиннадцатого класса (вообще последний год самый сложный период, когда из школьников выжимают все соки). Так вот.Первое сентября, линейка уже прошла, остаток 11 а класса вернулся в свой кабинет. Маша и ее подружки: Катя — веселая блондинка с аппетитной попой, Ленка — вечная мечтательница, худощавая шатенка, Соня — тихоня, с типичной европейской внешностью. Маша, ничем не отличалась от девочек, веселый нрав, как...
Отчаянно звеня серебристыми бубенцами, шумный свадебный кортеж с ходу ворвался в распахнутые настежь ворота большого богатого двора, и, распугивая деловито снующих вдоль забора серых гусей, лихо подкатил к высокому резному крыльцу. У Емельяновых играли свадьбу. Семен, дородный взрослый сын именитого купца, одним прыжком выскочив из двуколки, без видимого усилия подхватил на руки свою миниатюрную хрупкую невесту и быстро, перескакивая через ступеньку, умчался с нею в сени. Разухабисто гогоча, дрУ...
Сегодня пятница и все разговоры только о предстоящей пьянке. Я прекрасно знаю, как она для меня закончится.Вот уже все довольные и пьяные собираются домой.- Сделай вид, что уходишь, - шепчет он мне на ухо. - А потом возвращайся.Не знаю, почему не ухожу со всеми, а покорно возвращаюсь обратно в кабинет. Он меня ждет сидя на нашей "кровати".- Пить будешь? - Я отрицательно мотаю головой.- Иди ко мне, - просит он.Я подхожу к нему и с насмешкой спрашиваю:- (Ч...
Я возвращался из длительной командировки. Небольшой провинциальный городок, он пришелся мне не по вкусу, и все два месяца я занимался исключительно работой. Немного уставший и немного сердитый, я хотел поскорее уехать из этого города.Поезд прибыл к перрону, проводница проверила мой билет и я побрел искать свое купе. Вот и номер 9, я открыл дверь, занес свои вещи и устало присел. В купе в тот момент никого не было, но запах приятных духов говорил о том, что моей попутчицей должна быть...
Я лежала обнаженная на кровати, смотря телевизор и кушая кексы. Том - одна из наших собак, лежал на кровати рядом со мной, следя за каждым движением кексов из упаковке к моему рту. Я иногда бросала ему кексы и он проглатывал их, а затем чавкал и лизал всё вокруг того места куда приземлился кекс. Откусывая один из кексов, я случайно уранила его на бедра, Том увидев это быстро прыгнул к моей промежности, чтобы поймать его.Я не обращала особого внимания на это сначала, пока смотрела ТВ-...
Одна история в Олениче. Часть II. Продолжение. Воля отца.Глава II.Я не мог поверить, что брат позволяет ТАК и ТАКИМ тоном разговаривать с матерью. Прежде и за куда меньшее давно б получил от неё по губам. Впрочем, сегодня Яр уже делала с мамой вещи и похуже.. Мало того, мама послушно стащила через голову свою рубаху и откинув её в сторону, всё так же с опущенной вниз головой, шагнула ко мне. Её груди восхитительно заколыхались. Я с вожделением вперил взор в её бёдра.. И просто ...
Проснулся я в понедельник рано. Мои девушки с членами между ног спали. До работы оставалось три часа. Мной было принято решение: скоротать это время с пользой для дела. Включил компьютер, зашёл в Интернет и зарегистрировался на сексуальном сайте знакомств. Вошёл в раздел трансы и стал искать подходящую натуру. Нашёл. Это была девушка с бразильского города Рио-де-Жанейро. Она танцевала стриптиз и дрочила свой член. Мне тоже захотелось это сделать. Я включил веб-камеру и стал позировать. Но перед ...
Денис сидел на кафедре за монитором и глядел на текст своей многострадальной диссертации. Мысль не шла. За окном было пасмурное весеннее утро, клонило в сон, да ещё и студенты начинали на перемене вламываться на кафедру с какими-то своими проблемами. Денис мрачно глянул на стол с кучей папок и просто лежащих документов. «Так и некому тут порядок навести» - подумал он. С тех пор, как Ленка ушла в декрет, Иосиф Моисеевич так и не нашёл никого на место лаборанта. Но тут вдруг, словно прочитав мысли...
Я заехал за ней на машине. Нагло подъехал к самому подъезду ее дома, выкрашенного в забавный розовый цвет и встал, игнорируя осуждающие взгляды бабулек, собравшихся на традиционные посиделки, прямо возле подъезда. Набрал ее номер и коротко приказал: «Я возле твоего дома, выходи»Стоял жаркий летний денек, тополя вяло роняли светлый воздушный пушок, по улице задорно покачивая бедрами плыла стайка студенток в минимальных платьях, одно другого короче. Я настолько засмотрелся, что не заметил ка...
Как-то раз с женой, придя под утро из гостей, легли спать, но решили перед сном заняться любовью. Я решил пошалить и спросил Наташу тихо на ушко:- Дорогая, тебе со мною хорошо?- Да, ответила она тяжело дыша.- А с кем тебе лучше со мной или с кем-то ещё?Она не сразу ответила, а после паузы:- И с тобой хорошо и с другими неплохо...Тут же ухмыльнулась...- А кто у тебя ещё был, расскажешь?Зачем тебе знать, ты потом ревновать будешь, и...
Кристина с проснулась в бодром настроении. «Сегодня первый рабочий день!», - думала она, напевая за завтраком.Солнце весело светило в окно. Кристина осмотрела себя в зеркало. Оттуда на нее посмотрела симпатичная обнаженная брюнетка с зелеными глазами, пышный бюст и крутые бедра придавали ей сексуальности. Оставшись довольной собой, она начала одевать трусики..Стринги плотно прижались к ее щелке. Тело пронзила молния желания, мурашки побежали по телу. Кристина спустила трусики и про...
Милые читатели, очень надеюсь что вам понравится, в основном мой рассказ для ЛЮБИТЕЛЕЙ РОМАНТИКИ.Заранее спасибо за то что читали мой рассказ очень ЖДУ КОММЕНТОВ.ПИШИТЕ В АГЕНТ.ladyladygirl@mail.ru Один из самых дурацких дней моей жизни. Уже полчаса пытаюсь отделаться от кретина на остановке. А все из- за НЕГО. Решил что я в состоянии сама добраться на автобусе. Ок,милый, но если этот маньячища меня изнасилует твоя вина. - Ну, киса, ну че ты? - заплетающимся языком говорил алкого...
Меня зовут Витя. И это моя история.Всё началось с того, что у меня, как возможно и у многих людей в этом мире, начались некоторые проблемы с зубами. Поначалу это был слабый зубной дискомфорт, более похожий на летающего и пищащего, докучливого комара, потом комар укусил, потом еще и еще. Не настолько сильно, чтобы я бросил все свои дела, конечно. И вот однажды солнечным весенним утром я проснулся от невыносимой зубной боли. Тут неожиданно пришло осознание никчемности повседневных дел, а тот...
Однажды мне захотелось крутой ноутбук. Когда я сказал об этом маме, она ответила, что таких больших денег у неё сейчас нет.– Ну так заработай, – заорал я, привыкнув понукать мамой и сексуально доминировать. Для убедительности больно отхлестал ладонями по щекам.Она горько расплакалась и ушла в свою комнату. Я надулся и не разговаривал с ней весь вечер. Ночью, не выдержав, позвал к себе в постель, сам раздел и заставил сосать. Мама покорно легла у меня в ногах и всю ночь под одеялом со...
Я сегодня вечером возващался домой,я люблю гулять вечерами.Но дамой еду из центра на такси или на часнике... И вот стою ловлю машинку,подъежает девятка синяя,говорю мне ,,Ясенево,, в ответ кивок...ЗА РУЛЕМ МОЛОДЕНЬКИЙ ПАРЕНЕК.Едем...Едим ...Я сижу спокойненко на переднем сидении,слушаю музон ,настроение супер погода тоже,ветерок обдувает из окна, ночь... Улицы пустынные, хорошо.. Дорогу знаете ,спрашиваю,в ответ,угу.Да думаю вот и славненько,паренек ведет авто не спеша,респектабельно так,д...
)_ЭТО ПРОИСХОДИЛО СО МНОЙ ПО-НАСТОЯЩЕМУ! Я Алена.Внешность мою описывать не буду так как вы уже имеете представление о ней. Эта история произошла со мной около полтора года тому назад. Мои родители уехали на дачу и я осталась одна дома. Часов в 5 (была зима и уже темно) я посмотрела ужастик (обожаю их) и мне, конечно, стыдно об этом говорить,но стало ОЧЕНЬ страшно. Все казалось,что как кто-нибудь вылезет из под кровати.......Вобщем ужас одним словом. Тогда я решила позвонить позвонить свое...
А я хочу поделиться реальной историей из своей жизни, когда я впервые столкнулся со спонтанным проявлением детского натуризма. История эта случилась жарким летом 1973 года, когда мама впервые вывезла меня, 12-летнего мальчишку, отдыхать на Черное море.Мы ехали в прицепном вагоне поезда "Челябинск-Адлер", и вместе с нами в одном купе оказались еще одна женщина и ее дочка, девочка 10 лет по имени Настя. Надо сказать, что с первого взгляда она мне не понравилась: невысокого роста, худен...
Часть 1Мне было тогда семь лет и осенью я собирался в школу. В гости к соседям приехал внук Артём, старше меня на два года и мы с ним вместе играли. Моему брату Мише тогда было пять лет и мы всегда от него убегали. Была ещё сестра Оля, ей было всего два года и Нина ей только исполнился месяц, поэтому матери не когда было следить за нами. Артём жил в городе, знал много и мне с ним было интересно. Я точно не помню, как всё случилось, то ли во время купания, то ли когда на песке загорал...