Свободное падение. Прыжок

Один мой друг говорит, что все самые занимательные и выходящие из ряда вон события происходят в самые обычные, ничем не примечательные дни. Пожалуй, он прав. По крайней мере, тот день начинался именно таким — ничем не примечательным, обычным летним днем.
Не могу сказать, что я чувствовал себя обреченным, испытывал страх или нечто подобное по пути в офис к директору департамента внутреннего контроля и аудита. Легкое волнение — может быть, да. Но не страх. Моя совесть была чиста, а репутация непреклонного и неподкупного профессионала была безупречна. Говорят, что все имеет свою цену. Так оно и есть. Просто самоуважение для меня стоило всегда больше, нежели сверкающие обманчивым светом барыши «откатов» и сомнительных проектов. Может я, в отличие от моих коллег, занимавших схожие должности, не шиковал часами за полтора десятка тысяч долларов и имел дурную славу «принципиального сукина сына» среди любящих халяву подрядчиков. Зато пользовался заслуженным уважением среди профессионалов, ни от кого не зависел, никому ничем не был обязан и в любой момент мог «сделать ручкой» и уйти в другую компанию. С руками бы оторвали. Ну и, самое главное, по пути в офис Яны Сергеевны, я не испытывал и тени страха. Меня занимало легкое любопытство и... предвкушение, да.

Яна была красивой женщиной. Нет, пожалуй, «красивая» не передает ровным счетом ничего. Она была чертовски красива, обворожительна, потрясающе женственна и пугающе сексуальна.
Пугающе, потому что она, казалось бы, не прикладывала для этого ровным счетом никаких усилий — всегда сдержана, подчеркнуто вежлива, строго, но очень стильно одета. В ней были, присущие в наше время очень немногим, шарм и обаяние, что-то глубоко женское и сексуальное, навевающее мысли о первородном грехе. Были в ней еще спокойная уверенность в собственной неотразимости — не показушные понты, а именно уверенность как в чем-то неоспоримом, и властность, смягчаемая самоиронией и чувством юмора. И что-то еще, что-то тонкое, какая-то едва уловимая нотка, оттенок, мелькающий в глубине серых глаз, в голосе, в движениях, заставляющий большинство мужчин ощущать одновременно волны мурашек вдоль спины и шевеление в штанах. Вот эта нотка меня, порой, настораживала, потому что чувствовалось за ней какая-то скрытая, всепоглощающая страсть, готовая вырваться наружу лавиной и смести на своем пути все доводы разума и рассудка. Под взглядом ее глаз я чувствовал себя, порой, как многие чувствуют себя на краю обрыва: в висках отдается каждый удар сердца, по телу разбегаются волны приятной дрожи, ты испытываешь одновременно страх и возбуждение и что-то несоизмеримо более сильное и древнее, чем твой рассудок, тянет тебя прыгнуть вниз. С обрывов и скал я регулярно прыгал с парашютом. А вот долгих или чересчур частых контактов с Яной я старался избегать — не настолько я уверен в собственной стойкости и способности мыслить трезво, находясь рядом с ней...

Я из той категории людей, что, испытав это чувство однажды, уже неспособны остановиться. Нам нравится ходить по лезвию ножа, балансировать между жизнью и смертью, удерживаясь в воздухе на жалких двенадцати метрах ткани или мчась по дороге на скорости двести километров в час, взбираясь на заснеженные вершины или спускаясь в темную глубину. Да, мы прикладываем максимум усилий, чтобы обеспечить себе безопасность. Но когда ты поднимаешься в воздух, или разгоняешь свой мотоцикл, безопасность — — это лишь вероятность встретить следующий день. И мы прикладываем максимум усилий чтобы этот день для нас настал, но, мало кто об этом задумывается, с единственной целью: чтобы завтра повторить все вновь. Я наркоман, и я это знаю. Но я профессионал, принципиальный сукин сын и «никаких личных связей на работе» — один из моих принципов. И, тем не менее, любую вынужденную необходимость увидеться с Яной я встречал с предвкушением.

Поэтому, заходя в приемную ее кабинета, я чувствовал нечто, сродни тому, что испытываешь перед прыжком. Поздоровался с ее секретаршей — длинноногой блондинкой, грациозно, но неумело выстукивающей что-то на клавиатуре двумя пальцами.
— О, Максим Витальевич, она Вас ждет, проходите.
— Спасибо.
Я постучал в дверь, дождался короткого «да, пожалуйста» и, чувствуя на ладонях легкую испарину, вошел. Проходя до ее стола, окинул быстрым взглядом помещение. Да, кабинетик у нее побольше моего. Но не перегружен мебелью или элементами роскоши — в общем-то, все необходимое, никаких излишеств. Большой рабочий стол с идеально чистой и пустой поверхностью и выдающейся в центр кабинета «консолью» для совещаний. Несколько стульев, пара кресел, небольшой кожаный диванчик и столик. Ну, минимбар, наверняка, где-то припрятан. А, шкаф еще вдоль стены. И какая-то дверь в дальнем конце.

А еще она. Рыжие локоны, завитками обрамляющие точеное лицо, длинная шейка, навевающая мысли о поцелуях, угадываемая под почти наглухо застегнутой блузкой упругая грудь, самого подходящего размера бедра, изящные тонкие руки, и длинные стройные ноги, даже в строгой офисной юбке, выглядящие завораживающе сексуальными. Я постарался окинуть ее взглядом максимально быстро и безразлично, ничем не выдавая... А что именно? Что за чувства я к ней испытывал? Желание? Восхищение? Влечение? Я едва заметно встряхнул головой, отгоняя от себя эти мысли. Сейчас не время — пауза и так затянулась дольше положенного, и по ее легкой улыбке я понял, что она это заметила.

— Яна Сергеевна, добрый день. Вы, как всегда, обворожительны. Точнее, Вы обворожительны всегда, но каждый раз по особенному, — я с улыбкой склонил голову в приветствии.
— Добрый день, Максим Витальевич. Спасибо, красивые комплименты редкость в наше время. Присаживайтесь, — она легким движением руки указала на кресло напротив.
— Да, времена нынче ни к черту, — с деланным вздохом сказал я, расслабленно откидываясь на спинку кресла. Мне нечего опасаться, а эта дрожь в теле — просто нервное возбуждение, которое я очень постараюсь скрыть.
Моя должность по иерархической лестнице всего на несколько ступенек ниже ее, и в компании у нас довольно либеральные отношения. С большей частью совета директоров (ну кроме старых пердунов, вдвое старше меня) я обращался на «ты». А вот с ней, почему-то, язык периодически сам соскакивал на «вы».

— Максим, я хотела с Вами поговорить... — Яна чуть подвинулась в кресле, усаживаясь поудобнее. От этого движения мне через стол открылся прекрасный вид на ее скрещенные ноги, обтянутые узкой юбкой. Мне почти удалось удержать взгляд на глазах Яны, но она сделала еще одно движение, качнув наполовину снятой туфелькой и взгляд невольно скользнул по ее ногам, задержавшись в самом низу. У нее были очень красивые изящные стопы, обтянутые темными чулками. Почему-то, я не сомневался, что это чулки, а не колготки. А может, просто фантазировал... Особенно взгляд манил этот изящный изгиб, образовывающийся между пяткой и подушечками пальцев...
«Так, стоп! Раз, два, три, дышим ровно, смотрим в глаза» — мысленно прошептал себе я. Встречи с Яной для меня почти всегда были испытанием, а я люблю испытания. Ну, я же говорил, что я наркоман. Боже, как от нее пахнет! Кажется, в ее духи подмешивают экстази пополам с кокаином.

— Да-да?
Яна откинулась в кресле, внимательно глядя мне в глаза, покрутила в руках карандаш, пару раз качнул ножкой. Но в этот раз я был начеку — — хоть и отметил это движение краем глаза, все же мне хватило силы воли не пялиться на ее ноги. Я слега улыбнулся, показывая, что видел ее движение, она слегка улыбнулась в ответ, показывая, что видела, что я справился. Эта игра так увлекательна!
— В силу должности я знаю, практически обо всем, что происходит в компании — мелкие и крупные дела и делишки, интрижки и заговоры, темные и не очень сделки и соглашения, косяки, договоренности и тому подобное... — она сделала театральную паузу, потом резко подалась вперед, продолжая смотреть мне в глаза, — Кроме твоего подразделения.

— Та-а-а-ак, — не отводя взгляда протянул я. Разговор обещал быть интересным.
— Интересно, почему?
— Ну... дайте-ка подумать... Может быть, потому что никто Вам об этом не рассказывает? — предположил я с улыбкой. Она снова начала это делать, снова нала ритмично покачивать туфелькой. «Только не смотри, только не смотри... » твердил я себе.
— А почему, как ты думаешь? — Яна переменила позу, провела ладонью по бедрам, будто разглаживая юбку. Знаю я все эти штучки — жесты и движения, управляющие вниманием. Знаю, но все равно проводил взглядом ее ладонь и снова посмотрел на покачивающуюся туфельку. Черт, а она ведь перешла на «ты». Завоевание территории? Это нотки цитрусовых в аромате ее духов? Может быть, феромоны? «Стоп-стоп, о чем ты думаешь?!» — кричит голос рассудка. Интересно, какие цветы она любит?

— Потому что я Вам не подчиняюсь, а мои ребята боятся меня больше, чем Вас, — снова улыбнулся я, отводя взгляд от ее восхитительных ног. У меня есть очень хорошее и полезное свойство — — я никогда не теряю полностью над собой контроль. В состоянии любого опьянения, наркотического дурмана, возбуждения или стресса, одна часть моего мозга может творить самые идиотские и безрассудные вещи. Но только после согласования с маленьким стальным шариком логики и рассудка, сконцентрированным где-то в правой доле мозга.

— Вот! Вот именно! — она с радостной улыбкой подняла вверх указательный палец. Потом провела рукой по волосам, откидывая непослушную рыжую прядь и еще подвинулась в кресле, практически выехав из-за стола. Теперь я мог любоваться ее прекрасными ногами во всей красе. Она сидела чуть боком ко мне, глубоко откинувшись в кресле, положив руки на подлокотники и продолжая ритмично покачивать туфелькой из стороны в сторону. Черт, она, все-таки, восхитительна. Яна снова поймала мой взгляд и продолжая улыбаться, но уже как-то по-другому, медленно и с расстановкой произнесла:
— И именно это я собираюсь сегодня исправить.
Повисла пауза. Яна следила за моей реакцией, а я снова почувствовал себя, как перед прыжком на самом краю пропасти. В ушах гулко стучит кровь, ладони вспотели, мышцы вибрируют. И страшно, и рискованно, и непонятно, чем все закончится, но так, черт возьми, манит!
Стараюсь не выдавать бушующих эмоций. В притворном изумлении выгибаю бровь:
— Любопытно, а что именно — первое, или второе?

Она улыбается, я улыбаюсь. Мне кажется, мы видим и понимаем друг в друге кое-что, что не видят остальные. Или я просто выдаю желаемое за действительность? Стоп-стоп! Какое желаемое, какая действительность? Я на работе, а она — мой коллега. А на работе никаких личных отношений. Воспоминание о принципах — как ушат холодной воды. Не тот, который бодрит после бани, а тот, который мерзким холодом вырывает из сладкого забытья утреннего сновидения.

Яна не отвечает, продолжая с легкой улыбкой меня разглядывать. Снова поправляет непослушный локон. Ее рука скользит, якобы случайно, вниз от виска, касается щеки, проводит пальчиком вдоль шеи к воротнику блузки. Она покачивает ножкой, делая амплитуду больше, а движения более размеренными. Черная туфелька болтается на самых кончиках пальцев. Наконец, она медленно произносит бархатным голосом:
— Ну, если уважение и преданность твоих ребят сильнее, нежели страх передо мной — честь тебе и хвала. Я знаю о тебе достаточно, чтобы не сомневаться в честности и профессионализме твоего отдела.
— Таааак... Значит, Вы хотите исправить первое, — в задумчивости тяну я. На самом деле, никакой задумчивости. Я просто с наслаждением втягиваю аромат ее духов. У нее такие красивые губы! Камешек покатился из-под моих ног и с веселым глухим стуком ухнул в пропасть.

— Именно, — снова кивает Яна, все еще внимательно вглядываясь мне в глаза. Интересно, что в них можно прочесть, а что нельзя? Она снова взяла о стола карандаш (когда она успела его положить?) и, продолжая глядеть на меня, покусывает его кончик.
— Вы предлагаете мне перевестись к Вам в департамент? — якобы догадываюсь я. Мы оба знаем, что стоим сейчас на самой грани. На той тонкой невидимой линии, с одной стороны которой весь разговор еще можно счесть за служебный диалог двух коллег. А вот за этой линией... Там пропасть. Я вижу по ее лицу, что Яна наслаждается моментом. Да, собственно, я тоже. Мы похожи с ней — мы оба любим ходить по краю. И прыгать в пропасти. Но в то же время, у обоих есть сомнения. Так всегда — ты не знаешь наверняка, чем закончится твой прыжок. Ты стремишься за секундами наслаждения свободным падением и полетом. Но ты хочешь, чтобы это можно было повторить и завтра. А потому, стоя на обрыве ты медлишь, раздумывая и взвешивая все факты.

Яна внимательно разглядывает меня, пробегая взглядом по всему телу, сверху вниз и обратно снизу вверх. Она взвешивает факты, оценивая все — — позу, выражение лица, глаз, голос. Ее тело замерло в напряжении, но от этого ее фигура становится еще прекрасней. Камни под ногами начинают соскальзывать вниз. Наконец, она расслабляется, и медленно качает головой и произносит, растягивая звуки:
— Н-е-е-ет.
Моя очередь взвешивать факты. «За» и «против». Безопасность зоны комфорта, или манящий восторг и наслаждение свободного падения? Мои принципы... Принципиальный сукин сын. Я сам себе хозяин. Принципы — это то, чем можно пользоваться, когда лень думать. Мне не лень. Я думаю. Занес ногу над пустотой внизу, но все еще думаю...
— Тогда что?

Еще миг Яна не двигается. Бесконечно долгий миг принятия решения, размазанное мгновение, когда еще можно остановиться. Потом, глубоко вздохнув, выезжает на своем кресле из-за стола. Теперь она сидит прямо передо мной. Я вижу, как у нее на шее учащенно пульсирует венка. Вижу, как расширены ее зрачки, приоткрыты в возбуждении пересохшие губы. Она возбуждена, она как никогда красива, сексуальна, обворожительна, обольстительна, женственна и желанна. Сейчас в моих глазах она — — Совершенство. Наконец, ровным, стальным голосом, четко произнося слова, она произносит:
— Я предлагаю тебе встать на колени и поцеловать мои ножки.
И добавляет с едва заметной улыбкой:
— На которые ты давно уже с таким вожделением пялишься.

А вот и мой миг принятия решения перед прыжком. Да, нет? Принципы? Мораль? Профессиональная этика? Репутация? Что там еще можно придумать, какие отговорки заставляют, подчас, останавливаться перед обрывом? Да к черту все. Она прекрасна, и миг этот прекрасен, и свободное падение — — это то, ради чего стоит жить. Да что я раздумываю, в самом деле? Я наркоман. Я ведь все равно прыгну.
— С удовольствием, моя Королева!
Она улыбается, я улыбаюсь — мы все друг про друга знаем. Мы оба наркоманы, любящие прыгать в пропасть. Медленно встаю, подхожу ближе, опускаюсь перед Ней на колени. Она изящно протягивает ножку к моему лицу, а я с трепетом принимаю ее обеими руками и с наслаждением припадаю губами к ее стопе, чуть повыше пальчиков. Ах, это наслаждение прыжком!

Рекомендуем посмотреть:

Мы уже были изрядно пьяны, чтобы сотворить все, что случилось. Я со своей подругой Наташей развлекался у себя дома, когда пришел Игорь, мой старый приятель. Он принес с собой две полуторалитровых бутылки крепкого пива, которые довольно быстро оказались совсем пустыми. Мы рассказывали друг другу какие-то смешные, а иногда и просто пошлые истории, потом немного поиграли в карты, а потом Игорек предложил играть на раздевание. Совершенно очевидно, что мне от этого никакой выгоды не было...
-Здравствуйте. – Слегка приоткрыв дверь, в кабинет заглянула девушка.-Привет. Ты наверно и есть новая секретарша? Тогда проходи. - Павел указал девушке на стул, стоящий перед его столом.На девушке был деловой костюм светло-бежевого цвета, туфли на высоком каблуке. Её волосы были прибраны назад, в пучок, а на кончике носа находились очки, так, что она не сильно наклонясь, могла смотреть поверх них. Молодому начальнику показалось, что она была чуть старше его, но в этот раз его уже это...
Она закрыла за собой дверь. Оставив у зеркала в прихожей сумку, не снимая обувь, не твёрдо ступая на высокой шпильке, прошла на кухню. Всё тело ныло, промежность горела огнём. Шагать приходилось, широко расставляя ноги, насколько позволяла узкая юбка. Поставила на плите чайник. Зашла в ванную, открыла горячую воду, чтоб сливалась. Ранним утром, как сейчас, вода еле теплая льётся, а ей хочется горячую, почти кипяток. Этой ночью ей досталось. Она чувствует себя такой грязной.От выпитог...
Я проснулась, не прийдя в себя, мозг не может включиться, что надо вставать и хотя бы дойти до ванны и умыться. Начинаю понимать,что не приняв душ, а лучше ванну мне просто не начать сегодняшний день, а вообще то надо, поджимает время, так как скоро надо начинать рабочий день…Не встану, позвоню ученикам, и отменю занятия, скажусь больной, давление, простуда, да чего угодно, но сегодня я не вылезу из такой тепленькой мягкой кроватки, подушечки смяты, одеяльце все пожеванное, тепленькое, не...
Парень, значительно выше её, стоял, приблизив вонючий рот почти вплотную, крепко держал её обеими руками за плечи, угрожающе шипел матом прямо лицо. Катя его не слушала и почти не замечала. Она внимательно смотрела за его спину – там подбегали еще два гопника. Казалось, в животе, в солнечном сплетении, одновременно жарко и холодно, как будто бы шарик горящего мороженного. Катя поймала себя на мысли, что просто прикидывает, сколько ей нужно для веселья - двое или трое? Одного вырубать совсем или...
Через две недели.Я сегодня хочу познакомить тебя со своей подругой. Мы пойдём сегодня в гости. – сказала Елена, услышав на том конце телефона знакомый голос и ответив на приветствие.Я же говорил тебе, что не люблю ходить в гости. Может быть, ты пойдёшь сама, а я вечером заеду и после мы займёмся любовью?Ты не понял. Я хочу познакомить тебя с девушкой, которой нравится такой же секс, как и мне.Секунду, Олег молчал. Его разум вскипел желанием. Секс с двумя женщинами одновременно...
Начну с того, что опишу, то время когда это случилось. Было середина мая, все уже позеленело, и что мне запомнилось, стояла поистине летняя жара. Постепенно все люди стали раздеваться, особенно это было заметно на девушках, легкие платьице, короткая юбочка, просвечивающиеся маячки, ярких цветов. Одним словом все радует глаза, я ты угрюмый офисный работник, сидишь за компом потеешь в душном помещении. У меня был обед, я взял стакан кофе и начал лазить по просторам Интернета, вот тогда меня и посе...
В последнее время думаю только о нем. Том сказочном принце с голубыми глазами и нежным членом. Сказочным принцем зову его потому, что очень уж неожиданно и волшебно он появился в моей жизни. Жили десять лет на одной улице, и ничего друг о друге не знали.… В детстве ходили в одну школу искусств, он – в художку, я – в музыкалку…Ну, почему, почему, почему мы не встретились раньше, когда я была милой девочкой с косой до пояса, а не той нарочито-вульгарной сисястой панкушкой, не знающей меры в ...
- Ладка, ну нах тебе такая работа? - звучало из трубки - Платят копейки... Я засмеялась: - А у меня что, денег мало?- Денег у тебя, пожалуй многова-то - согласилась подруга- Ну вот и я о том. А школьное образование надо кому-то спасать..- Да! Уж ты спасешь! Ладно, побегу... в субботу встречаемся?- А то! поделюсь впечатлениями. - и я захлопнула миниатюрную трубкуПоясню. У меня отличное высшее образование, неприлично богатые родители, которые уехали жить ...
Все что написано ниже - всего-лишь фантазии. Более того, отнюдь не все я действительно хочу воплощать в жизнь. Но если найдется тот, кто поможет мне с воплощением части этих фантазий -- буду рада. Пишите...Меня зовут Аня. Мне 18 лет, большие груди, стройные ноги, симпатичная высокая шатенка с длинными волосами. Я очень скромная девушка, а в последние полгода это чувство развили мне до абсолютной покорности чужой воле. В связи с этим теперь мной можно крутить и вертеть как душе угодно, т.е....
…За неимением лучшего выбора, наемник Спэлиот и колдун Рейн, по случаю общей миссии ставшие напарниками, были оставлены в одной комнате, мебель которой составляли лишь двуспальная кровать, сундук и деревянный стол по середине комнаты. Вздохнув, колдун и наемник не нашли другого выхода, как спать на одной кровати.Комнату заливал призрачный лунный свет, когда Лиот почувствовал тонкие пальцы Рейна на своем животе, скользящие по склону в пах.Это было более чем неожиданно. Каждая кл...
Её ждали в подъезде почти на этаже. Пока один зажимал ей рот и вжал в стену, другой искал в её сумочке ключ. Втолкнув её в квартиру, за ней зашли ещё трое. Бросив её в кресло и сдавив шею, незнакомцы хрипло пообещали, что сейчас здесь вместе с ней подождут мужа и убьют на её глазах. Они подробно рассказали, как будут его убивать. Потом поделились тем, что сделают с ней. Выложили, что знают, где они оба работают. Чуть не задохнувшись от сжавших её шею рук, она пыталась расспросить, в чем же дело,...
Таня без труда нашла указанный в объявлении адрес. Трехэтажный особняк из красного кирпича с покатой черепичной крышей и большим мраморным крыльцом располагался на самой окраине небольшого коттеджного поселка, одного из многих, какие в последнее время вырастали в пригороде, как грибы после дождя. Немного осмотревшись, девушка глубоко вздохнула и решительным шагом направилась к решетчатым воротам. - Куда направляешься, деточка? – высокий охранник в черном костюме и белоснежной рубашке вырос...
Позиция первая: автомашина на четвереньках, автолюбитель входит естественным путем сбоку.Данная позиция является классической. Действия автолюбителя ограничены при полной раскованности автомашины. Продолжительность позиции зависит от навыков автолюбителя, национальности и возраста автомашины. При неблагоприятном сочетании этих факторов первая позиция быстро переходит во вторую.Позиция вторая: автомашина сверху, автолюбитель снизу.Позиция характерна абсолютной неподвижностью ав...
Мне 28 лет, я самая обыкновенная симпатичная девушка, но однажды с со мной произошел случай, который внес в маю жизнь не стандартные и волнующие воспоминания.У нас с Димой, это мой приятель, есть знакомые Ольга и Сергей. Нас связывала с ними деловые отношения Димы с Сергеем, и тот факт, что живут они рядом. Также мы часто ездили вместе на их авто отдыхать за город, а в праздники частенько собирались, у кого ни будь дома, и закатывали добрую пирушку. На одной из таких пирушек случил...
Несколько слов от автора. Простите за долгое молчание. Перед вами продолжение. Материал будет продолжать выкладываться. Оставляйте свои отзывы, ваше мнение очень важно для нас.Следующие несколько дней прошли в относительном спокойствии, почти в полном уединении со своими мыслями, не считая красной лампочки камеры.Ники чувствовал себя, если не соврать очень плохо, но Хозяева давали ему время придти в себя, восстановиться и подумать. Госпожа приходила раз в 6 часов, что давало ему пред...
На следующее утро я встал раньше обычного. Член стоял как царь пушка. Я достал из-под кровати порножурнальчик с женщинами в возрасте и, представляя себе голую маму, быстренько вздрочнул. Обкончав себе руку, я решил повторить вчерашний опыт и тщательно слизал свою сперму. Потом я оделся и пошел завтракать. Мама уже была у плиты.Поставив тарелку с яичницей на стол, мама улыбнулась мне обворожительной улыбкой и сообщила, что отец уехал на два дня к брату. Это меня только обрадовало. Ког...
Чикаго быстро исчезал внизу; сетка уличных фонарей сливалась с сиянием городских кварталов на фоне глубокой черноты неподвижного озера. Мы поднимались, набирая высоту в нашем первом перелете через Атлантику в Англию, на Рождество 1992 года. Она неподвижно сидела рядом со мной; руки с побелевшими суставами сжимали металлические подлокотники. Мы немного выпили во время ожидания в аэропорту, и она только что попросила принести еще бокал у стюарда в бело-голубой, слегка помятой униформе. Впроч...
Я уже опубликовывал свой рассказ "Детское приключение жены", но ту историю Даша поведала мне уже после моих сексуальных экспериментов. У каждого из нас свой скелеты в шкафу, меня же возбуждает ситуация обнажения моей благоверной на публике.Началось всё достаточно скоро после свадьбы, нет, меня моя жена всегда возбуждала, Бог не обделил её на физические данные, невысокая, но стройная с высокой осиновой талией при оттопыренной попке сердечком, округлая грудь с розовыми сосками и симпатич...
- Проходите мои дорогие. Раздевайтесь, ваши анализы в порядке, я лишь осмотрю васДевушки медленно разделись и предстали во всей своей красе. Пять молодых обворожительных красавиц. Невысокого роста, очаровательные брюнетки, с длинными волнистыми волосами, все как на подбор. Красивые испуганные глаза, с длинными обрамляющими их ресницами, тонкие изогнутые брови, оточенные носики и пухлые губки. Тонкие плечики, красивые изгибы рук и кистей. Груди пышные, упругие, сочные. Соски цвета шок...