Только твоя, любимый, только твоя... Глава 3

Была в них какая-то... свобода. Бесшабашная, бесцельная и, наверно, ненужная — но именно такой, абсолютно вольности Марине и не хватало.

Тогда.

Когда она, как казалось, навсегда развязалась с этим и начала встречаться с другим мальчиком...

«Он был порядочным. Сильным, но неуверенным в себе. Умным, но не знающим об этом. Хорошим, но мечтавшим, изредка и понарошку, казаться плохим.

Идеальный вариант для девушки, пережившей несколько болезненных расставаний подряд.

Он не лез к ней с приставаниями, не делал намеков... Он просто принимал любое ее решение. И был счастлив просто быть вместе с ней.

Жалкое зрелище, но удобный персонаж.

Впрочем, Марина тогда, вполне искренне, его полюбила. Не влюбилась — такой роскоши она себе позволить уже не могла, слишком сильно ныла еще не зажитая рана. Но полюбила — по-доброму так, по-настоящему. Так обычно любят битые жизнью тетки своих — пусть и плохоньких — мужичков. Не из жалости, не по нужде, не от безысходности — но без малейшего намека на без башенную похоть и сногсшибательную страсть.

Недаром волю считают продуктом исключительно каноничного «рацио». И совершенно оправданно ее же сравнивают со стержнем — не то с банальным позвоночником, или хребтом (сравни, что называется, со словом «бесхребетный»), не то с метафизическим дрыном, который незримой колонной подпирает наше бесновато-мутноватое сознание, в котелке которого вечно кипит борьба между звериным инстинктом и человеческой нормой.

Так вот тогда Марина полюбила его по своей воле — головой. И даже, несмотря на пошлые мыслишки, которые непременно возникают в голове при словах «люблю головой», применительно к девушке с пухлыми губками, тот самый минет она делала ему всего пару раз.

В такие мгновения она сама распаляла себя, откровенно устав от его порядочности и правильности. А ведь ей и впрямь было, от чего утомиться: однообразие, даже стандартность каждого раза начинали постепенно надоедать Марине.
С бывшим она перепробовала самые разные места для соитий: его член входил в ее узенькую киску в непосредственной близости и от кухонной столешницы, и от подоконника, и от автомобильного сидения, и от клубного дивана, и от пола со стеною, и от вполне чистенького стульчака в ресторанном туалете, и от шершавой подушки кресла в кинозале...

А как они сплетались телами, сливались в едином порыве страсти, буквально, набрасывались друг на друга...

Он ложился на нее — и они отдавали дань миссионерской позе. Она широко расставляла ноги и садилась на его дрожащий от нетерпения член. Он резко и размашисто имел ее сзади, сбоку, снизу, стоя, сидя, лежа — в всех вариациях, на которые хватало желания и фантазии. И она всегда кончала, когда его член, наконец, доводил ее до пика. Когда его руки ласкали ее животик, гладили бедра, руки, шею, трогали мокрую кисочку, то и дело проникая в нее пальцами...

И конечно, грудь.

Аккуратненькие сисечки с затвердевшими сосочками — она сладко стонала, когда ее «экс-» начинал массировать их пальцами, пощипывать, чуть оттягивая, причиняя приятные, и вместе с тем болезненные, ощущения.
Бывший умел ласкать ее грудь, как никто другой: казалось, он знал каждую точку, каждый миллиметр ее кожи, и каждое прикосновение только распаляло жгучее желание наконец-таки впустить в себя затвердевший и обильно смоченный смазкой член.

Этот порядочный и хороший так не умел. Он, конечно, исправно имел ее снизу и сверху, порой, осторожно прося поласкать его ручкой. И в моменты этой робкой просьбы она, совершенно некстати, вспоминала, как ее бывшему это тоже нравилось.

Он нежно говорил ей:

— Подрочи мне, любимая...

И не было в этом даже намека на непотребство и оксюморон. Марина игриво улыбалась — и ласково касалась губками его шеи. Ее мальчик закрывал глаза и поворачивался к ней, чтобы слиться в одном, долгом и влажном поцелуе. В это время ручка Марины медленно опускалась на пах любимого, отчего его дыхание становилось куда чаще. Сквозь брюки она начинала мять стремительно твердеющий член и набухшую от возбуждения мошонку. Ткань штанов натягивалась все сильнее, до тех пор, пока ее мальчик не ощущал болезненное возбуждение от тесноты брюк, через которые его нежно гладит ручка любимой. Не разрывая поцелуя, он стонал, а она улыбалась от удовольствия, ведь ей так нравился этот миг: когда ее любимый возбужден до предела, а между его блаженством в ее нежных пальчиках лишь тонкая ткань.
Наконец, Марина медленно, дразня, расстегивала ширинку, пуговицу — и на свет Божий появлялся мелко-мелко, часто-часто дрожащий от напряжения член. Марине всегда нравилось гладить вены на толстом члене ее мальчика — и слушать, как он стонет от удовольствия. Ее очень забавляло — почти по-детски — как дрожит мощный ствол, как багровее головка, как из отверстия на вершине появляются капельки смазки, которую она всегда, медленными движениями, размазывала вокруг дырочки.

Так Марина игралась со своим мальчиком, доводя его практически до исступления, тонко чувствуя его огненное желание кончить, которое наполняло каждую клеточку раскаленного члена у нее в ладошке.

И тогда она легонько сжимала его в кулачок и начинала медленно водить, поднимаясь от лобка до самой головки. Марина никогда не спешила — во всем, что касалось секса, ей нравилась размеренность, растянутость, которая позволяла упоительно смаковать весь пароксизм ощущений — своих ли, партнера ли — неважно.

Постепенно, она ускоряла темп, заставляя своего мальчика стонать все громче, переходить почти на рык, который он иногда издавал во время оргазма.

Тогда он шептал ей такие вольности, за которые, в обычное время, наверняка, был бы удостоен укоризненного взгляда — а то и ощутимого тычка куда-нибудь, в чувствительное место.
Но сейчас она лишь смущенно краснела, продолжая ласково дрочить член любимого, периодически прерываясь и демонстративно смачивая ладошку собственно слюной, глядя прямо в глаза своему мальчику.

И тогда, после нескольких движений мягкой ручки — он кончал. Сперма выстреливала из члена длинными, молочными струями, опадая прямо на нежную ручку Марины. Иногда член ее любимого подолгу выбрасывал густое семя в воздух.

А иногда она медленно наклонялась к его члену и, в момент извержения, нежно обхватывала головку своими мягкими, пухлыми губками, заставляя ее мальчика прямо-таки вскрикивать от неожиданного, многократно усилившегося наслаждения.

Марина всегда глотала сперму своего мальчика. И думала, что больше никогда, не смотря ни на что, не станет проделывать этого ни с кем другим. Да и не было никого другого... до порядочного и хорошего.

Однажды, правда, этот парень сделал огромную ошибку. Он окончательно уверился, что их с Мариной любовь — однозначно, навек! — и, в тот самый момент, попросту не вышел, как бы спустив всю сперму прямо в нее.

Поначалу Марина не поняла, отчего увядает мгновение назад твердый конец. Но внезапно ее осенило — и она почти акробатически рывком вылетела из-под порядочного мальчика, попутно высказывая ему такое и такими словами, какими не говорила уже со счастливых дней своих гормональных бурь в кругу сельской девчатни.
Поначалу, порядочный, как и полагается изрядно накосячившему, лежал, уткнувшись лицом в стенку, и молчал. Но когда Марина заявила, что пора бежать за спасительной таблеткой от известной своей внезапностью фигуры высшего пилотажа (под названием «залет»), он повернулся и с серьезным лицом принялся ее убеждать, что, дескать, ни в коем случае, что он на все готов, что это очень вредно — и бла-бла-бла...

Внезапно, Марина решила чисто механически проверить наличие известной жидкости в известном месте, почему-то не ощущая всеми своими фертильными локаторами той наполненности, которой так грезят молоденькие самочки под явно перспективным самцом. Результат Марину поразил — оказывается, не так страшен черт, как показалось с первого взгляда.

Мальчик — не то по неопытности, не то по какому-то странному причуду физиологии, кармы и гегелевской диалектики — перепутал момент «пора вытаскивать» с моментом «бесславное падение самурая в самый разгар битвы в глубине, у хрустальных ручьев».
Уязвленная неудачей мужская гордость, плюс врожденная порядочность, помноженные на словесные излияния Марины, окончательно добили в хорошем мальчике те крохи морального духа, с которыми он дотянул до этого мига в отношениях.

С тех пор, Марина старалась больше не спать с этим парнем, сводя все совместное времяпрепровождение к известному драматургическому клише под названием «блин, я же утюг дома выключить забыла!» или, с поправкой на географию, «слушай, мне завтра так рано вставать — а тебя будить неохота... «.

Лишь единожды она, с демонстративной неохотой, сделала ему минет — причем, настолько вялый, что пенис дорос из положения «сплю, не беспокоить» только до позиции «технически не засчитанный полуприсед». Порядочный парень был очень удивлен той прохладцей и спешностью, с которой Марина перебирала его головку у себя во рту — и прежде взрывоподобная реакция в тот раз была беспощадно скована почти отстраненной холодностью.
Излишне говорить, что это, от силы, минутное удовольствие даже и предполагало вовсе закономерного окончания. Тем более — в ротик.

Прошла неделя — и на горизонте вновь замаячила фигура «экс-», уже, как ни странно, не вызывающая прежней ярости. Напротив, Марина все чаще видела во сне позабытый, казалось, член — и боль, и удовольствие, и мужское семя, которое наполняло ее до краев.

Излишне было говорить, что по размерами порядочный уступал оперативно вернувшему ее бывшему... Да и чертей в ее экс-мальчике было куда как поболее... »

Двери лифта распахнулись — и Марина шагнула в подъезд. Она осмотрелась и тут.

«Ничего не изменилось... Ничего вообще не меняется. « — после секундного размышления, заключила она. И пошла, цокая каблучками, по направлению к двери своего бывшего.

Происходящее окончательно перестало терзать ее понуканиями за уступчивость. Просто потому, что никакой уступчивостью — и даже банальным снисхождением здесь не пахло. После того раза, Марина дала себе зарок, что больше никаких слабостей из-за дурацких «светлых и возвышенных» чувств в ее судьбе не будет.
Хватит, наигрались...
Все эти «светлые и возвышенные» всегда, всегда ведут к прозаичному и низменному кряхтению на койке, которое обыкновенно сменяется серым утром, не сулящим даже намека на романтическую сказку.

Как умная девочка, Марина, разумеется, понимала, что ей нужен мужчина — при всем горделивом отрицании этой, несовместимой с бурным эмансипе, необходимости. Ей хотелось семью, хотелось деток... но не ценой искренних чувств.

Простой расчет: если мир показывает тебе зубы, кусай в ответ. Если кусает — бей ножом. Если пробует тебя на нож — доставай пистолет и вали намертво. А потому...

Марина очень хорошо представляла, что сейчас будет.

Она подойдет к уже заранее приоткрытой двери — в стиле «забудь мигрени, всяк сюда входящая». Он будет стоять в коридоре, мило и чуть проказливо улыбаясь, стремясь всем своим видом продемонстрировать, как предсказуем для него ее вечерний визит.
Потом они легонько чмокнуться: он чуть дольше, чем нужно, задержится своим поцелуем на ее щеке, а она, соответственно, легонько оттолкнет его, показывая, что она сюда не с порога ему строчить, с проглотом, приехала.

Он примет условия игры — и позовет ее пить чай, предложив к нему чего-нибудь сладкое. Хоть она и терпеть не может сласти, он будет ненавязчиво, но целеустремленно предлагать ей «скушать хоть кусочек», прекрасно понимая, что любая сладость — ключик для ворот нашей мудреной биохимии, через которые в кровь Марины попадут эндорфины, что сдвинет стрелку «перепадет-ли-мне-метра» чуть ближе к отметке «скорее да, чем нет». Она скушает — исключительно для виду.
Потом они пойдут в комнату, сядут на роскошный диван, на котором она нередко отдавалась ему и, в стонах, просила сделать ей ребеночка. Сегодня она подавит эти воспоминания. Чтобы они, собравшись с духом, смогли, наконец, поговорить.

Ох, уж эти разговоры...

Раньше Марина предпочитала болтовню своего мальчика как прелюдию к прелюдии — благо, он и впрямь умеет красиво разглагольствовать о любой, даже совершенно неизвестной ему хреновине.
Нынче же она будет слушать его лишь затем, чтобы нащупать болевые точки, которые словоохотливые мужчины так любят обнажать в своих речах. Потом она дождется паузы — и начнет методично «отдавливать ему яйца», без малейшего намека на эротизм.
Она будет, совершенно ненароком, делать ему жутко неприятно — а, если очень повезет, то и нестерпимо больно — просто отвечая на вопросы о том периоде времени, который они не виделись.

Марина знала, что, как и в какой последовательности она скажет. Знала, как он будет ерзать на своем долбанном кожаном диване, пытаясь скрыть свой жгучий дискомфорт. Знала, как, после ее истории, он шумно вздохнет и предложить вновь «попить чаю» — на сей раз, уже с целью себе самому нервишки подлатать.

Только вот за чаем она не остановиться.

Нет, это будет вовсе не гневный поток обличений и не насмешливые словесные эскапады — что вы...

Просто вскользь упомянутые подробности без имен, фамилий, мест, дат и размеров — но зато с отчетливыми, пугающе рельефными интонациями, которые мгновенно нарисуют в голове ее «любимого» такие любопытные картины, что фантазии плотно сидящего на интернет-дрочильнях извращенца с полным букетом ехидных фрейдизмов покажутся просто романтическими грезами наивной графоманки из пятого «Б».

В ход пойдет все: его чувство вины, муки совести, сексуальное возбуждение, известные ей комплексы, новые податливые выверты психики, которые так и просят на себя от души надавить... словом, все — и даже чуточку больше.

Марина знала каждую секунду недалекого будущего, словно рядом с ней в ногу шагали Мишель Нострадамус с его закадычной подружкой Вангой. Словно прямо в сознание ей периодически приходили оперативные твиты Дельфийского оракула. Словно она сама превратилась в окуренную ведьмиными веничками и обложенную амулетами шаманку, прикрывающую на миг глаза, чтобы узреть грядущее.

Ее даже чуть пугала собственная уверенность в том, что случится. Но глаза, как говорится, бояться, а руки... а руки мирно лежат на кухонном столике, рядом со второй чашкой ароматного чая. И эти ручки не даются ему в ладони, не позволяют касаться себя. Эти ручки делают все то, что нужно.

Марина знала все. Но она не предполагала, что краешек звездного неба за окном пробудит в ней воспоминания о совсем недавнем событии, которое произошло с ней во время летней поездки к теплым и, как оказалось, очень интересным берегам...

Рекомендуем посмотреть:

У меня не было оснований подозревать свою жену в измене, пока я случайно не убедился в том, что она мне наставляет рога. Я работаю в коммерческой фирме менеджером по продажам, а жена – диспетчером в аварийной службе, которая располагается в подвале соседнего дома. Из женщин там только моя жена, остальные мужики.Как-то утром я поехал на машине на работу и по дроге вспомнил, что оставил дома паку с документами. Я вернулся домой и поскольку все равно опоздал на работу, решил в спокойной...
Юля расплачивалась за приют перед Ивановыми - каждую ночь, уложив дочку спать, они устраивали настоящую оргию с Юлей в главной роли, а по утрам и в обед Юлька сосала у Саши перед его уходом на работу.Иногда Саша в обед устраивал себе "секс-час". При этом Юля должна была прислуживать ему за столом, одетая лишь в маечку и трусики. Заканчивалось это обычно тем, что он валил Юлю на стол и, содрав с нее трусики, драл ее. Смазав Юлину попку лежащим тут же маслом или маргарином, Саша дрючил Ю...
Рабыня откинула тяжелый золотистый полог.— Проходи, госпожа ждёт.Элатий вошёл в так хорошо знакомую ему комнату и приблизился к ложу на котором ему, тоже доводилось бывать ни раз. Здесь, он овладевал своей страстной и прекрасной хозяйкой, под этим золотистым балдахином заставлял стонать и кричать её от наслаждения.Юлия возлежала обнаженная на покрывале из леопардовых шкур, обшитых куньим мехом. Ноги её были широко раздвинуты. Свет факелов играл на её коже золо...
Рассказ основан на реальных событиях. Сюжет взят из статьи на новостном сайте. Некоторые имена изменены. Некоторые остались неизменными.Этот теплый августовский день начался для отца и сына Шуляковых под плач старушек и стук кладбищенской лопаты. Умер дед, старший Шуляков, и заботы о похоронах взяли на себя, как полагается, 44-летний сын и 22-летний внук. Предав земле тело покойного, родственники, как водится, помянули его по христианским обычаям и тихо разошлись. А отец и сын Шуляко...
Я бежала по степи. Вокруг росли маки, васильки, еще какие-то мелкие, незнакомые мне, но очень красивые цветочки. Небо было синее, тропинка была бледно-желтая от песка, солнце было ярким и дул прохладный влажный ветерок. Мне было так хорошо на этой дорожке, под этим небом, я бежала и смеялась от счастья. Кто-то ждал меня в конце этой дорожки. Из-за яркого, слепящего солнца я не могла увидеть кто это. Я побежала еще быстрее, и вдруг, вместо песчаной дорожки, под моими ногами оказалась пустота, и я...
Эта история произошла со мной 2 месяца назад.И так по порядку.Мне 17 лет,высокий,спортивный парень.Учусь на первом курсе института.Живу с родителями в частном секторе.На тот момент у меня не было девушки.И как всегда придя с пар я поел и включил комп,зашел на порно сайт.И принялся дрочить.Я уже близился к тому,что бы кончить,как услышал ,что загавкала собака и кто то тарабанин в ворота.Я быстро поставил комп на сон и натянул шорты,футболку я не стал одевать.Открыв ворота я увидел женщину,которая...
Женщина лежала подтянув согнутые в коленях ноги к самой груди. Попа приподнялась высоко над постелью и для удобства под нее была подложена подушка. Между ног расположился я и работал тазом, стараясь кончить, но все никак не мог. Долбились мы достаточно времени. она текла так, что уже и подушка намокла, все хлюпало. Я совершенно не чувствовал тесноты влагалища и еще по этой причине не мог кончить. Партнерша была простужена и часто кашляла.Как только она начинала кашлять, влагалище сок...
Нас не связывали никакие отношения, просто иногда мы занимались сексом. Просто и без обязательств. Я занимаюсь только классическим традиционным сексом. А он всегда бредил о том, как спустит мне в рот, как возьмет меня сзади, о сексе втроем - я и еще один парень. Мне были неприятны его фантазии, я ему об этом регулярно говорила. Он вроде бы уже и забыл об этом понял, что со мной это не светит. В тот вечер он как обычно заехал за мной. - Привет, детка, - сказал он и страстно меня поце...
- Баба Матрена, расскажи сказку.- Катька, все ни как не уймешься! Пошла бы лучше на танцы, там парни тебе такие «сказки» расскажут, ноги не смогешь свести..- Мне интересно, как ты рассказываешь... Так внутри сладко становится..- Ага... а в трусах, поди, мокро!- Есть немного... Ну, пожалуйста! Я тебе чего хошь сделаю!- Воды в баню наноси!- Договорились!- Ну, девка, слушай..... Было это летом, в канун Ивана Купала. Жила-была девка, Маруся. Любо...
- Знаешь, почему хорошо быть пьяным? – спросил её Жан-КристофОн остановил Элен, когда она шла к стойке бара, и бесстыдно и демонстративно заглянул в её щедро расстёгнутую блузку. Элен отвела глаза – она знала, что многие смотрят на неё сейчас и чувствовала на себе ревнивый взгляд Жана-Франсуа.- Оставь меня в покое, Джейси, - она постаралась выдавить из себя улыбку, хотя её сердце усиленно забилось и дыхание участилось. И – хуже того – она почувствовала, как набухает от желания ...
Сегодня замечательная весенняя погода, когда скидываешь куртку инаслаждаться теплом и солнышком. В душе все поет и кажется, все вокругпросыпается, оживает, наполняя мир великолепием и красотой. Сегодня явозвращалась со школы не спеша, хотелось прогуляться почувствовать весну и погреться в теплых лучах солнышка. Ведь мне совсем недавно исполнилось 14 лет, и, смотря порой на себя в зеркало замечала, как я по-весеннему молода. Была высокой стройной девушкой с прекрасными формами: ...
Инна вышла из парикмахерской, где сделала себе короткую прическу. Настроение несколько улучшилось. А испортилось оно ранним утром, когда муж растолкал её сонную, перевернул на спину и навалившись сверху запихал в сухое влагалище свой член. Ей было больно. Она ещё не была готова к сексу. Она спала. Член сильно драл её сухую киску. Нисколько не заботясь о жене, Василий быстро кончил. Как раз к этому времени Инна только-только начала разогреваться. И когда ей захотелось ещё, муж дернулся неск...
Это время тянулось невыносимо долго для Сэма. Мысли и переживания терзающие его, которые он пытался отбросить, мешали работе. Каждую секуду наблюдать рядом с собой желаемое и не мочь взять...Он просто изнывал по Дину. Наблюдая за ним, Сэм, каждый раз порывался напасть на него как хищник, сорвать одежду и овладеть силой, но каждый раз сам себя останавливал. Больше всего его мучило, что Дин стал задумчив и молчалив, не шутил, как раньше, общался с ним редко и, то только по работе. Если бы он то...
С Кириллом я познакомилась осенью, когда листья уже опали с деревьев и выпал первый снег. В тот злополучный осенний день ко мне прибежала Лера и заорала, что нашла нашей группе басиста. Эта новость меня обрадовала, так как с того момента, как от нас ушел прошлый басист репетиции прекратились. Я больше не пела и не писала песен, жизнь стала скучной и однообразной. Я быстро накинула на плечи черный прохладный плащик и мы с Леркой побежали к ней домой, где нас и ждал этот самый басист. По дороге Ле...
По пути превращения в женщину. У Наташи в гостях.Немного минуло времени с той волшебной поры, когда я был не только зрителем, но и участником ф а н т а с т и ч е с к о г о действа под названием «Интимный мир женщин». За короткое время наша дружба с Наташей стала еще более тесной, но ... не более чем дружба. И это стало еще более неожиданным для меня и, думаю, для вас, помнящих наши «отношения» в женской бане.Я не снимал женской одежды, не верхней, ни нижней. Мы с новой подругой выб...
„О, сколько нам открытий чудных...”Глава 1.Миша, используя случай, как всегда, лежал на спине и, раскинув ноги в стороны, онанировал. Делал он это упоенно, быстро водя правой рукой по своему напрягшемуся члену. Указательный палец его левой руки был, наполовину, засунут в анальный проход – так он увеличивал получаемое удовольствие.С экрана, крупным планом, на него смотрела прелестная женская попка, в которую, в данный момент, чья-то рука вводила, приличных разм...
Клуб располагался загородом, в нескольких минутах пути на машине. Это оказалось большое двухэтажное здание обнесенное высоким забором. Внутри была организована стоянка для машин. Олег въехал на территорию, поставил машину и только они вышли, как к ним подошла приятная блондинка лет тридцати.- Здравствуйте, прошу вас пройти в дом, там и поговорим.Она проводила их внутрь. Раздевшись в большой раздевалке, хозяйка проводила их в небольшое помещение, которое служило ей кабинетом. Предложи...
Привет всем. Я давно не писала ничего, но не потому, что нечего, а просто не знала с чего начать, да и времени тоже не хватает совсем.После опубликования моего первого рассказа, я получила очень много отзывов и приглашений к знакомству со мной. И, честно говоря, я счастлива, что мой рассказ пришёлся по душе многим мужчинам, которые хотели бы со мной заняться сексом. Но я сразу хочу заметить, что я очень разборчивая «девочка» и мне нужен один-единственный мужчина, которому я буду верн...
Дело было в городе Харькове, где мы жили с моей молодой женой в смутные девяностые. Инна, так звали мою жену тогда мучалась в поисках работы. Место своей предыдущей работы на фабрике она потеряла из-за массового сокращения персонала и вот уже около пяти месяцев сидела без работы. Я же получал сущие копейки вкалывая на стройке. Родители наши нам особенно не помогали и семейный бюджет трещал по-швам .Однажды её осенили мысль подать объявление о поиске работы в одну из новоиспеченных местных реклам...
Здравствуйте!Меня зовут Госпожа Ольга, мне 28 лет, живу с двумя нижними малолетками. Люблю пороть мужиков, драть в попу, выгуливать как псов.Но так было не всегда. Когда мне было 18 мне предложили работу… секретарь с интимом. Небольшой сексуальный опыт у меня тогда уже был, а в рот брала ещё у отчима (всяко лучше чем ходить с порванной попкой). К тому же мне гарантировали что обслуживать сразу нескольких мужиков не придётся.На «смотринах» сделала минет, проглотила сперму… этого...