Только твоя, любимый, только твоя... Глава 3

Была в них какая-то... свобода. Бесшабашная, бесцельная и, наверно, ненужная — но именно такой, абсолютно вольности Марине и не хватало.

Тогда.

Когда она, как казалось, навсегда развязалась с этим и начала встречаться с другим мальчиком...

«Он был порядочным. Сильным, но неуверенным в себе. Умным, но не знающим об этом. Хорошим, но мечтавшим, изредка и понарошку, казаться плохим.

Идеальный вариант для девушки, пережившей несколько болезненных расставаний подряд.

Он не лез к ней с приставаниями, не делал намеков... Он просто принимал любое ее решение. И был счастлив просто быть вместе с ней.

Жалкое зрелище, но удобный персонаж.

Впрочем, Марина тогда, вполне искренне, его полюбила. Не влюбилась — такой роскоши она себе позволить уже не могла, слишком сильно ныла еще не зажитая рана. Но полюбила — по-доброму так, по-настоящему. Так обычно любят битые жизнью тетки своих — пусть и плохоньких — мужичков. Не из жалости, не по нужде, не от безысходности — но без малейшего намека на без башенную похоть и сногсшибательную страсть.

Недаром волю считают продуктом исключительно каноничного «рацио». И совершенно оправданно ее же сравнивают со стержнем — не то с банальным позвоночником, или хребтом (сравни, что называется, со словом «бесхребетный»), не то с метафизическим дрыном, который незримой колонной подпирает наше бесновато-мутноватое сознание, в котелке которого вечно кипит борьба между звериным инстинктом и человеческой нормой.

Так вот тогда Марина полюбила его по своей воле — головой. И даже, несмотря на пошлые мыслишки, которые непременно возникают в голове при словах «люблю головой», применительно к девушке с пухлыми губками, тот самый минет она делала ему всего пару раз.

В такие мгновения она сама распаляла себя, откровенно устав от его порядочности и правильности. А ведь ей и впрямь было, от чего утомиться: однообразие, даже стандартность каждого раза начинали постепенно надоедать Марине.
С бывшим она перепробовала самые разные места для соитий: его член входил в ее узенькую киску в непосредственной близости и от кухонной столешницы, и от подоконника, и от автомобильного сидения, и от клубного дивана, и от пола со стеною, и от вполне чистенького стульчака в ресторанном туалете, и от шершавой подушки кресла в кинозале...

А как они сплетались телами, сливались в едином порыве страсти, буквально, набрасывались друг на друга...

Он ложился на нее — и они отдавали дань миссионерской позе. Она широко расставляла ноги и садилась на его дрожащий от нетерпения член. Он резко и размашисто имел ее сзади, сбоку, снизу, стоя, сидя, лежа — в всех вариациях, на которые хватало желания и фантазии. И она всегда кончала, когда его член, наконец, доводил ее до пика. Когда его руки ласкали ее животик, гладили бедра, руки, шею, трогали мокрую кисочку, то и дело проникая в нее пальцами...

И конечно, грудь.

Аккуратненькие сисечки с затвердевшими сосочками — она сладко стонала, когда ее «экс-» начинал массировать их пальцами, пощипывать, чуть оттягивая, причиняя приятные, и вместе с тем болезненные, ощущения.
Бывший умел ласкать ее грудь, как никто другой: казалось, он знал каждую точку, каждый миллиметр ее кожи, и каждое прикосновение только распаляло жгучее желание наконец-таки впустить в себя затвердевший и обильно смоченный смазкой член.

Этот порядочный и хороший так не умел. Он, конечно, исправно имел ее снизу и сверху, порой, осторожно прося поласкать его ручкой. И в моменты этой робкой просьбы она, совершенно некстати, вспоминала, как ее бывшему это тоже нравилось.

Он нежно говорил ей:

— Подрочи мне, любимая...

И не было в этом даже намека на непотребство и оксюморон. Марина игриво улыбалась — и ласково касалась губками его шеи. Ее мальчик закрывал глаза и поворачивался к ней, чтобы слиться в одном, долгом и влажном поцелуе. В это время ручка Марины медленно опускалась на пах любимого, отчего его дыхание становилось куда чаще. Сквозь брюки она начинала мять стремительно твердеющий член и набухшую от возбуждения мошонку. Ткань штанов натягивалась все сильнее, до тех пор, пока ее мальчик не ощущал болезненное возбуждение от тесноты брюк, через которые его нежно гладит ручка любимой. Не разрывая поцелуя, он стонал, а она улыбалась от удовольствия, ведь ей так нравился этот миг: когда ее любимый возбужден до предела, а между его блаженством в ее нежных пальчиках лишь тонкая ткань.
Наконец, Марина медленно, дразня, расстегивала ширинку, пуговицу — и на свет Божий появлялся мелко-мелко, часто-часто дрожащий от напряжения член. Марине всегда нравилось гладить вены на толстом члене ее мальчика — и слушать, как он стонет от удовольствия. Ее очень забавляло — почти по-детски — как дрожит мощный ствол, как багровее головка, как из отверстия на вершине появляются капельки смазки, которую она всегда, медленными движениями, размазывала вокруг дырочки.

Так Марина игралась со своим мальчиком, доводя его практически до исступления, тонко чувствуя его огненное желание кончить, которое наполняло каждую клеточку раскаленного члена у нее в ладошке.

И тогда она легонько сжимала его в кулачок и начинала медленно водить, поднимаясь от лобка до самой головки. Марина никогда не спешила — во всем, что касалось секса, ей нравилась размеренность, растянутость, которая позволяла упоительно смаковать весь пароксизм ощущений — своих ли, партнера ли — неважно.

Постепенно, она ускоряла темп, заставляя своего мальчика стонать все громче, переходить почти на рык, который он иногда издавал во время оргазма.

Тогда он шептал ей такие вольности, за которые, в обычное время, наверняка, был бы удостоен укоризненного взгляда — а то и ощутимого тычка куда-нибудь, в чувствительное место.
Но сейчас она лишь смущенно краснела, продолжая ласково дрочить член любимого, периодически прерываясь и демонстративно смачивая ладошку собственно слюной, глядя прямо в глаза своему мальчику.

И тогда, после нескольких движений мягкой ручки — он кончал. Сперма выстреливала из члена длинными, молочными струями, опадая прямо на нежную ручку Марины. Иногда член ее любимого подолгу выбрасывал густое семя в воздух.

А иногда она медленно наклонялась к его члену и, в момент извержения, нежно обхватывала головку своими мягкими, пухлыми губками, заставляя ее мальчика прямо-таки вскрикивать от неожиданного, многократно усилившегося наслаждения.

Марина всегда глотала сперму своего мальчика. И думала, что больше никогда, не смотря ни на что, не станет проделывать этого ни с кем другим. Да и не было никого другого... до порядочного и хорошего.

Однажды, правда, этот парень сделал огромную ошибку. Он окончательно уверился, что их с Мариной любовь — однозначно, навек! — и, в тот самый момент, попросту не вышел, как бы спустив всю сперму прямо в нее.

Поначалу Марина не поняла, отчего увядает мгновение назад твердый конец. Но внезапно ее осенило — и она почти акробатически рывком вылетела из-под порядочного мальчика, попутно высказывая ему такое и такими словами, какими не говорила уже со счастливых дней своих гормональных бурь в кругу сельской девчатни.
Поначалу, порядочный, как и полагается изрядно накосячившему, лежал, уткнувшись лицом в стенку, и молчал. Но когда Марина заявила, что пора бежать за спасительной таблеткой от известной своей внезапностью фигуры высшего пилотажа (под названием «залет»), он повернулся и с серьезным лицом принялся ее убеждать, что, дескать, ни в коем случае, что он на все готов, что это очень вредно — и бла-бла-бла...

Внезапно, Марина решила чисто механически проверить наличие известной жидкости в известном месте, почему-то не ощущая всеми своими фертильными локаторами той наполненности, которой так грезят молоденькие самочки под явно перспективным самцом. Результат Марину поразил — оказывается, не так страшен черт, как показалось с первого взгляда.

Мальчик — не то по неопытности, не то по какому-то странному причуду физиологии, кармы и гегелевской диалектики — перепутал момент «пора вытаскивать» с моментом «бесславное падение самурая в самый разгар битвы в глубине, у хрустальных ручьев».
Уязвленная неудачей мужская гордость, плюс врожденная порядочность, помноженные на словесные излияния Марины, окончательно добили в хорошем мальчике те крохи морального духа, с которыми он дотянул до этого мига в отношениях.

С тех пор, Марина старалась больше не спать с этим парнем, сводя все совместное времяпрепровождение к известному драматургическому клише под названием «блин, я же утюг дома выключить забыла!» или, с поправкой на географию, «слушай, мне завтра так рано вставать — а тебя будить неохота... «.

Лишь единожды она, с демонстративной неохотой, сделала ему минет — причем, настолько вялый, что пенис дорос из положения «сплю, не беспокоить» только до позиции «технически не засчитанный полуприсед». Порядочный парень был очень удивлен той прохладцей и спешностью, с которой Марина перебирала его головку у себя во рту — и прежде взрывоподобная реакция в тот раз была беспощадно скована почти отстраненной холодностью.
Излишне говорить, что это, от силы, минутное удовольствие даже и предполагало вовсе закономерного окончания. Тем более — в ротик.

Прошла неделя — и на горизонте вновь замаячила фигура «экс-», уже, как ни странно, не вызывающая прежней ярости. Напротив, Марина все чаще видела во сне позабытый, казалось, член — и боль, и удовольствие, и мужское семя, которое наполняло ее до краев.

Излишне было говорить, что по размерами порядочный уступал оперативно вернувшему ее бывшему... Да и чертей в ее экс-мальчике было куда как поболее... »

Двери лифта распахнулись — и Марина шагнула в подъезд. Она осмотрелась и тут.

«Ничего не изменилось... Ничего вообще не меняется. « — после секундного размышления, заключила она. И пошла, цокая каблучками, по направлению к двери своего бывшего.

Происходящее окончательно перестало терзать ее понуканиями за уступчивость. Просто потому, что никакой уступчивостью — и даже банальным снисхождением здесь не пахло. После того раза, Марина дала себе зарок, что больше никаких слабостей из-за дурацких «светлых и возвышенных» чувств в ее судьбе не будет.
Хватит, наигрались...
Все эти «светлые и возвышенные» всегда, всегда ведут к прозаичному и низменному кряхтению на койке, которое обыкновенно сменяется серым утром, не сулящим даже намека на романтическую сказку.

Как умная девочка, Марина, разумеется, понимала, что ей нужен мужчина — при всем горделивом отрицании этой, несовместимой с бурным эмансипе, необходимости. Ей хотелось семью, хотелось деток... но не ценой искренних чувств.

Простой расчет: если мир показывает тебе зубы, кусай в ответ. Если кусает — бей ножом. Если пробует тебя на нож — доставай пистолет и вали намертво. А потому...

Марина очень хорошо представляла, что сейчас будет.

Она подойдет к уже заранее приоткрытой двери — в стиле «забудь мигрени, всяк сюда входящая». Он будет стоять в коридоре, мило и чуть проказливо улыбаясь, стремясь всем своим видом продемонстрировать, как предсказуем для него ее вечерний визит.
Потом они легонько чмокнуться: он чуть дольше, чем нужно, задержится своим поцелуем на ее щеке, а она, соответственно, легонько оттолкнет его, показывая, что она сюда не с порога ему строчить, с проглотом, приехала.

Он примет условия игры — и позовет ее пить чай, предложив к нему чего-нибудь сладкое. Хоть она и терпеть не может сласти, он будет ненавязчиво, но целеустремленно предлагать ей «скушать хоть кусочек», прекрасно понимая, что любая сладость — ключик для ворот нашей мудреной биохимии, через которые в кровь Марины попадут эндорфины, что сдвинет стрелку «перепадет-ли-мне-метра» чуть ближе к отметке «скорее да, чем нет». Она скушает — исключительно для виду.
Потом они пойдут в комнату, сядут на роскошный диван, на котором она нередко отдавалась ему и, в стонах, просила сделать ей ребеночка. Сегодня она подавит эти воспоминания. Чтобы они, собравшись с духом, смогли, наконец, поговорить.

Ох, уж эти разговоры...

Раньше Марина предпочитала болтовню своего мальчика как прелюдию к прелюдии — благо, он и впрямь умеет красиво разглагольствовать о любой, даже совершенно неизвестной ему хреновине.
Нынче же она будет слушать его лишь затем, чтобы нащупать болевые точки, которые словоохотливые мужчины так любят обнажать в своих речах. Потом она дождется паузы — и начнет методично «отдавливать ему яйца», без малейшего намека на эротизм.
Она будет, совершенно ненароком, делать ему жутко неприятно — а, если очень повезет, то и нестерпимо больно — просто отвечая на вопросы о том периоде времени, который они не виделись.

Марина знала, что, как и в какой последовательности она скажет. Знала, как он будет ерзать на своем долбанном кожаном диване, пытаясь скрыть свой жгучий дискомфорт. Знала, как, после ее истории, он шумно вздохнет и предложить вновь «попить чаю» — на сей раз, уже с целью себе самому нервишки подлатать.

Только вот за чаем она не остановиться.

Нет, это будет вовсе не гневный поток обличений и не насмешливые словесные эскапады — что вы...

Просто вскользь упомянутые подробности без имен, фамилий, мест, дат и размеров — но зато с отчетливыми, пугающе рельефными интонациями, которые мгновенно нарисуют в голове ее «любимого» такие любопытные картины, что фантазии плотно сидящего на интернет-дрочильнях извращенца с полным букетом ехидных фрейдизмов покажутся просто романтическими грезами наивной графоманки из пятого «Б».

В ход пойдет все: его чувство вины, муки совести, сексуальное возбуждение, известные ей комплексы, новые податливые выверты психики, которые так и просят на себя от души надавить... словом, все — и даже чуточку больше.

Марина знала каждую секунду недалекого будущего, словно рядом с ней в ногу шагали Мишель Нострадамус с его закадычной подружкой Вангой. Словно прямо в сознание ей периодически приходили оперативные твиты Дельфийского оракула. Словно она сама превратилась в окуренную ведьмиными веничками и обложенную амулетами шаманку, прикрывающую на миг глаза, чтобы узреть грядущее.

Ее даже чуть пугала собственная уверенность в том, что случится. Но глаза, как говорится, бояться, а руки... а руки мирно лежат на кухонном столике, рядом со второй чашкой ароматного чая. И эти ручки не даются ему в ладони, не позволяют касаться себя. Эти ручки делают все то, что нужно.

Марина знала все. Но она не предполагала, что краешек звездного неба за окном пробудит в ней воспоминания о совсем недавнем событии, которое произошло с ней во время летней поездки к теплым и, как оказалось, очень интересным берегам...

Рекомендуем посмотреть:

Девушка Лена ехала к себе на дачу. Она была одна. Лена с волнением вспоминала, как ее мать отправила ее на дачу .Был уже вечер, и мама дав дочери узелок с едой отправила ее на дачу наказав:-Переночуешь там, а с утра соберешь ягоды и помидоры. Но не помидоры волновали девушку, она представляла, что она останется в одиночестве, и будит ласкать себя там. Одна мысль об этом, заставляла, ее содрогнутся. Лена ехала в электричке, остовалась совсем немного. Она смотрела на красивый закат, и все мечтала,...
Он доктор. Стоматолог. А я - его клиентка. Мне 25, а он на 8 лет с половиной лет старше. То есть ему 34. Я замужем. Он женат. Наверное, он любит свою жену. А я, наверное, люблю своего мужа. И он всегда мне нравился. Стоматолог. Он хороший врач - опытный и порядочный. Но у меня неважные зубы, и его мастерство и добросовестность отступают перед моим упорным кариесом. Раньше, до него, состояние зубов и очевидные в зеркале перспективы меня неизменно огорчали, но теперь это же стало давать мне...
- Да, здравствуйте, я по поводу вашей вакансии. Вам все еще нужна помощь на кухне?- Здравствуйте, мы не обсуждаем детали наших вакансий по телефону, вам надо приехать непосредственно в ресторан.- Хорошо, записываю адрес.Беглым почерком она записала место встречи и быстро пошла одеваться.Это был фешенебельный ресторан в самом центре города. Отдельно стоящее здание с собственной парковкой. Она несмело зашла в помещение. Навстречу ей вышла девушка:- Я могу ...
Каждый вечер, после занятий мы с Кристиной прогуливались в парке, рядом с домом. Не стал исключением и этот вечер. И хотя я не хотела идти, т.к. у меня были критические дни, Кристина все равно вытащила меня на прогулку. Весь вечер, она, не переставая, рассказывала о том, как она выйдет замуж за своего приятеля, как он ласкал вчера ее грудь, и что она при этом чувствовала. Я тактично молчала, настроение было хуже некуда. Уже тогда я стала замечать пристальное внимание со стороны трех находящихся...
После многочисленных поздравлений, молодожёны, в сопровождении приглашённых, спустились на парковку ЗАГСа и стали рассаживаться по машинам. Рома, Никита и я сели втроём на заднее сиденье белой волги. Свадебный кортеж отправился в путь.Я сидела в середине, и между ног был выступ в полу – вместе я их поставить не могла. Приходилось сводить колени, и ноги были постоянно в напряжении. И вытянуть ноги я не могла, поэтому атласная ткань никак не хотела держаться на моих согнутых в коленях,...
Меня зовут Света, мне 21 год. Я уже замужем, живу с мужем в отдельной квартире. Есть у меня еще младший брат, Димка, ему 16 и он живет с родителями. Я часто хожу в гости к ним, а точнее к брату. Так получилось, что у нас с ним бывает секс. Нам обоим нравится, но об этом никто не знает.До свадьбы я встречалась со многими парнями, спала правда не со всеми, но секса мне, можно сказать, не хватало. Я иногда в ванной пыталась себя поласкать, но этого было недостаточно. Однажды я как обычн...
Стоял октябрь. Смеркалось. Сегодня немного задержалась на работе. Поставив машину на парковке, я мечтала поскорее добраться до теплого душа. Зайдя в подъезд, я направилась в сторону лифта, моя квартира на 12 этаже. Нажала на кнопку вызова, и услышала шаги за спиной, я не успела даже развернуться, как услышала: «Если хочешь остаться живой – молчи»- сказал грубый мужской голос. На голову мне накинули темный мешок, стало темно и жутко, хорошо материал был тонким, пропускал воздух, это немного радов...
Прошло несколько месяцев как я попал в рабство к Госпоже Деметре, за это время она научила меня вылизывать своим языком ее лакированные сапожки, разработала мою попку и сделала мне глубокое горлышко засовывая в мои дырочки длинные и толстенные фаллоимитаторы. Часто я проводил ночь привязанный на цепь около унитаза, с засунутым в мою попку анальным плагом. Госпожа всячески унижала меня, по ее словам это воспитывает преданность, покладистость и послушность, но стоит признаться она делала все после...
- Ну, как тебе Валя?- Ты имеешь в виду ту, что приходила ко мне на прошлой неделе? – Не отрываясь от дороги, спросил я. - Хорошо. Мне понравилось. Она тебе ничего не рассказывала?- Мы редко видимся. А что, есть что рассказать?- Да так. Ничего особенного. Просто поинтересовался.Мы с Машей катили на моей машине за город. Она сказала, что один её богатый клиент захотел вместе с женой устроить извращённую секс-вечеринку на четверых и попросил Машу, чтоб она привела с собой ещ...
Море есть море. Сама обстановка на любом отдыхе располагает на любовный лад а особенно на море. Воздух кажется насыщенным эротическими флюидами, курортные романы заводятся легко и не принужденно. Мы с женой уже не первый раз приезжали в это место и каждый раз поражались тому как обстановка действовала на наши отношения. Мы уже отметили пятую годовщину нашей свадьбы и в первый раз приехали на море без дочки подкинули её к тещи, чему она была несказанно рада. В первый же вечер мы решили отметить н...
Если кто не читал предыдущий рассказ, мне 17, я обычный парень обычного телосложения, люблю чувствовать себя девочкой и перевоплощаться в нее. С прошлой осени встречаюсь с взрослым мужиком, что называется, «выходцем с юга». Лень пересказывать все детали, да и не зачем. Почитайте предыдущий рассказ, если интересно.В этом рассказе я хотел бы осветить пару примечательных моментов из моей сексуальной жизни с тех пор.Так вот, с тех пор мы с ним встречаемся, чуть реже, чем в са...
Оля училась в институте на инжинера технолога.В Москве она жила в студентческом общежитии, так как до вуза всю жизнь жила в Туле. Поступила она поздно и поэтому, хотя ей уже было двадцать четыре года, заканчивала только второй курс очного отделения. Почти уже начиналось лето. Сессия наступала на пятки. Этой весной подруги уговорили её на пару дней сьездить на юг отдохнуть, но случилась неожиданность, подруга Лена, после похода ночной клуб на третий день отдыха обнаружила, что их общие день...
Они сидели на берегу озера, Мальчик и Девочка. Все уже было сказано, последний шепот эхом ворочался в складках соседней горы, устраиваясь поудобнее. Оглушительная тишина заложила им уши, только водомерки скользили по зеркалу с кавалерийским топотом.Пора было целоваться. Это знали и Мальчик, и Девочка. Оба слегка побаивались этой минуты, потому что она могла спугнуть и тишину, и ту невесомую паутину откровений, в которую они запеленали друг друга. Девочка встала и пошла к воде. Тихо зашла в...
Мои приготовления к вечерней встрече с Булатом более всего были похожи на шпионский детектив. Пробравшись домой, и, постояв под дверью, прислушиваясь, чтобы убедиться, что родителей нет дома, я прошмыгнула к себе. Набрала ванну, помылась, почистилась. Но буквально через несколько минут, когда я чистенькая и свеженькая прошла в свою комнату, вернулись родители. Отец, заглянув ко мне, что-то неразборчиво буркнул, мать же сочувственно покачала головой. Надеюсь, на этом они и ограничатся на сегодня....
Сегодня я решила остаться дома одна.Точнее, так получилось, что осталась. И на целую неделю. Неделя одиноких вечеров - лучший и волнующий повод объявиться на свет одной застенчивой незнакомке.Удивительное чувство посетило меня вместе с открытием, что жене надо срочно съездить к родственникам в Новосибирск. В душе зародилось сладкое пьянящее чувство сбывающейся мечты.На самом деле я очень люблю свою жену. Она - шикарная блондинка с прекрасной фигурой и имеет пр...
ЭльдарПосле рассказа Крис меня волновали несколько вопросов. Во-первых, что жена так легко, вот уже второй раз мне изменяет и опять же моим другом. Да, мы фантазировали на эту тему во время полового акта. Но то были фантазии... Во-вторых, Стас. Я даже подумать не мог, что он так поступит. Друг детства называется. Воспользовался ситуацией. Я даже позвонил ему через пару дней, хотел высказать, что о нем думаю, но не смог. Но как только услышал его голос, весь запал куда-то делся. Я поб...
Жили мы в провинциальном городе. У нас с раннего детства была дружная компания в 8 человек. Мы постоянно были как говорится в одной бригаде везде. В многочисленных стрелках, на гулянках, вместе ходили на так называемый качок(зал для бодибилдинга),вместе искали себе девчёнок и гуляли с ними. И секретов друг от друга у нас не было каждый мог смело сказать всё ,что думает,и мы всё вместе долго обсуждали и спорили. Так же без стеснения делились своими подвигами под одеялом. Наши родители были в осно...
Мама Танечки была очень известной женщиной, её многие часто видели по телеэкрану телевизора. Она работала ведущий новостей на одном популярном канале. Строгий формат передачи обязывал её выглядеть всегда строго, но в тоже время сексуально. Но придя домой, Галина, так звали маму Танечки, отрывалась по полной. Были и у этой строгой женщины и свои секреты, так случилось и в этой вечер. Галина придя домой , обнаружила целую стопку новых дисков. С недавнего времени ...
Последний месяц моя сексуальная жизнь очень активизировалась: дома мы вовсю резвились с братишкой-шестиклассником, в школе же.. Ну о том и другом я сейчас и поведаю.После приключения в раздевалке и нашей с Ленкой "расправы" над моим братиком Пашей, я несколько дней ходила довольная со ртом до ушей, несмотря на Пашины обиды. Впрочем, на такую привлекательную девчушку долго обижаться нельзя, так что через три дня мы с братом уже плескались в горячей пенной ванне, дурачась и щекоча друг...
Любовь в снегуМы с женой – совсем не моржи. Но вчера произошло то, чего мы от себя никак не ожидали. И до сих пор не верится, что мы такое утворили...Со вчерашнего вечера был страшный снегопад. Я, как возвращался с работы, увидел – просто обалдел. Такая новогодняя сказка – как на открытках или картинах, только красивее в миллион раз. И не холодно совсем – ноль или даже +1-2. И снег сыпется – густой-густой, как вата или хлопья крема, точно как в стихах Пастернака:Снег идет, снег...