Только твоя, любимый, только твоя... Глава 3

Была в них какая-то... свобода. Бесшабашная, бесцельная и, наверно, ненужная — но именно такой, абсолютно вольности Марине и не хватало.

Тогда.

Когда она, как казалось, навсегда развязалась с этим и начала встречаться с другим мальчиком...

«Он был порядочным. Сильным, но неуверенным в себе. Умным, но не знающим об этом. Хорошим, но мечтавшим, изредка и понарошку, казаться плохим.

Идеальный вариант для девушки, пережившей несколько болезненных расставаний подряд.

Он не лез к ней с приставаниями, не делал намеков... Он просто принимал любое ее решение. И был счастлив просто быть вместе с ней.

Жалкое зрелище, но удобный персонаж.

Впрочем, Марина тогда, вполне искренне, его полюбила. Не влюбилась — такой роскоши она себе позволить уже не могла, слишком сильно ныла еще не зажитая рана. Но полюбила — по-доброму так, по-настоящему. Так обычно любят битые жизнью тетки своих — пусть и плохоньких — мужичков. Не из жалости, не по нужде, не от безысходности — но без малейшего намека на без башенную похоть и сногсшибательную страсть.

Недаром волю считают продуктом исключительно каноничного «рацио». И совершенно оправданно ее же сравнивают со стержнем — не то с банальным позвоночником, или хребтом (сравни, что называется, со словом «бесхребетный»), не то с метафизическим дрыном, который незримой колонной подпирает наше бесновато-мутноватое сознание, в котелке которого вечно кипит борьба между звериным инстинктом и человеческой нормой.

Так вот тогда Марина полюбила его по своей воле — головой. И даже, несмотря на пошлые мыслишки, которые непременно возникают в голове при словах «люблю головой», применительно к девушке с пухлыми губками, тот самый минет она делала ему всего пару раз.

В такие мгновения она сама распаляла себя, откровенно устав от его порядочности и правильности. А ведь ей и впрямь было, от чего утомиться: однообразие, даже стандартность каждого раза начинали постепенно надоедать Марине.
С бывшим она перепробовала самые разные места для соитий: его член входил в ее узенькую киску в непосредственной близости и от кухонной столешницы, и от подоконника, и от автомобильного сидения, и от клубного дивана, и от пола со стеною, и от вполне чистенького стульчака в ресторанном туалете, и от шершавой подушки кресла в кинозале...

А как они сплетались телами, сливались в едином порыве страсти, буквально, набрасывались друг на друга...

Он ложился на нее — и они отдавали дань миссионерской позе. Она широко расставляла ноги и садилась на его дрожащий от нетерпения член. Он резко и размашисто имел ее сзади, сбоку, снизу, стоя, сидя, лежа — в всех вариациях, на которые хватало желания и фантазии. И она всегда кончала, когда его член, наконец, доводил ее до пика. Когда его руки ласкали ее животик, гладили бедра, руки, шею, трогали мокрую кисочку, то и дело проникая в нее пальцами...

И конечно, грудь.

Аккуратненькие сисечки с затвердевшими сосочками — она сладко стонала, когда ее «экс-» начинал массировать их пальцами, пощипывать, чуть оттягивая, причиняя приятные, и вместе с тем болезненные, ощущения.
Бывший умел ласкать ее грудь, как никто другой: казалось, он знал каждую точку, каждый миллиметр ее кожи, и каждое прикосновение только распаляло жгучее желание наконец-таки впустить в себя затвердевший и обильно смоченный смазкой член.

Этот порядочный и хороший так не умел. Он, конечно, исправно имел ее снизу и сверху, порой, осторожно прося поласкать его ручкой. И в моменты этой робкой просьбы она, совершенно некстати, вспоминала, как ее бывшему это тоже нравилось.

Он нежно говорил ей:

— Подрочи мне, любимая...

И не было в этом даже намека на непотребство и оксюморон. Марина игриво улыбалась — и ласково касалась губками его шеи. Ее мальчик закрывал глаза и поворачивался к ней, чтобы слиться в одном, долгом и влажном поцелуе. В это время ручка Марины медленно опускалась на пах любимого, отчего его дыхание становилось куда чаще. Сквозь брюки она начинала мять стремительно твердеющий член и набухшую от возбуждения мошонку. Ткань штанов натягивалась все сильнее, до тех пор, пока ее мальчик не ощущал болезненное возбуждение от тесноты брюк, через которые его нежно гладит ручка любимой. Не разрывая поцелуя, он стонал, а она улыбалась от удовольствия, ведь ей так нравился этот миг: когда ее любимый возбужден до предела, а между его блаженством в ее нежных пальчиках лишь тонкая ткань.
Наконец, Марина медленно, дразня, расстегивала ширинку, пуговицу — и на свет Божий появлялся мелко-мелко, часто-часто дрожащий от напряжения член. Марине всегда нравилось гладить вены на толстом члене ее мальчика — и слушать, как он стонет от удовольствия. Ее очень забавляло — почти по-детски — как дрожит мощный ствол, как багровее головка, как из отверстия на вершине появляются капельки смазки, которую она всегда, медленными движениями, размазывала вокруг дырочки.

Так Марина игралась со своим мальчиком, доводя его практически до исступления, тонко чувствуя его огненное желание кончить, которое наполняло каждую клеточку раскаленного члена у нее в ладошке.

И тогда она легонько сжимала его в кулачок и начинала медленно водить, поднимаясь от лобка до самой головки. Марина никогда не спешила — во всем, что касалось секса, ей нравилась размеренность, растянутость, которая позволяла упоительно смаковать весь пароксизм ощущений — своих ли, партнера ли — неважно.

Постепенно, она ускоряла темп, заставляя своего мальчика стонать все громче, переходить почти на рык, который он иногда издавал во время оргазма.

Тогда он шептал ей такие вольности, за которые, в обычное время, наверняка, был бы удостоен укоризненного взгляда — а то и ощутимого тычка куда-нибудь, в чувствительное место.
Но сейчас она лишь смущенно краснела, продолжая ласково дрочить член любимого, периодически прерываясь и демонстративно смачивая ладошку собственно слюной, глядя прямо в глаза своему мальчику.

И тогда, после нескольких движений мягкой ручки — он кончал. Сперма выстреливала из члена длинными, молочными струями, опадая прямо на нежную ручку Марины. Иногда член ее любимого подолгу выбрасывал густое семя в воздух.

А иногда она медленно наклонялась к его члену и, в момент извержения, нежно обхватывала головку своими мягкими, пухлыми губками, заставляя ее мальчика прямо-таки вскрикивать от неожиданного, многократно усилившегося наслаждения.

Марина всегда глотала сперму своего мальчика. И думала, что больше никогда, не смотря ни на что, не станет проделывать этого ни с кем другим. Да и не было никого другого... до порядочного и хорошего.

Однажды, правда, этот парень сделал огромную ошибку. Он окончательно уверился, что их с Мариной любовь — однозначно, навек! — и, в тот самый момент, попросту не вышел, как бы спустив всю сперму прямо в нее.

Поначалу Марина не поняла, отчего увядает мгновение назад твердый конец. Но внезапно ее осенило — и она почти акробатически рывком вылетела из-под порядочного мальчика, попутно высказывая ему такое и такими словами, какими не говорила уже со счастливых дней своих гормональных бурь в кругу сельской девчатни.
Поначалу, порядочный, как и полагается изрядно накосячившему, лежал, уткнувшись лицом в стенку, и молчал. Но когда Марина заявила, что пора бежать за спасительной таблеткой от известной своей внезапностью фигуры высшего пилотажа (под названием «залет»), он повернулся и с серьезным лицом принялся ее убеждать, что, дескать, ни в коем случае, что он на все готов, что это очень вредно — и бла-бла-бла...

Внезапно, Марина решила чисто механически проверить наличие известной жидкости в известном месте, почему-то не ощущая всеми своими фертильными локаторами той наполненности, которой так грезят молоденькие самочки под явно перспективным самцом. Результат Марину поразил — оказывается, не так страшен черт, как показалось с первого взгляда.

Мальчик — не то по неопытности, не то по какому-то странному причуду физиологии, кармы и гегелевской диалектики — перепутал момент «пора вытаскивать» с моментом «бесславное падение самурая в самый разгар битвы в глубине, у хрустальных ручьев».
Уязвленная неудачей мужская гордость, плюс врожденная порядочность, помноженные на словесные излияния Марины, окончательно добили в хорошем мальчике те крохи морального духа, с которыми он дотянул до этого мига в отношениях.

С тех пор, Марина старалась больше не спать с этим парнем, сводя все совместное времяпрепровождение к известному драматургическому клише под названием «блин, я же утюг дома выключить забыла!» или, с поправкой на географию, «слушай, мне завтра так рано вставать — а тебя будить неохота... «.

Лишь единожды она, с демонстративной неохотой, сделала ему минет — причем, настолько вялый, что пенис дорос из положения «сплю, не беспокоить» только до позиции «технически не засчитанный полуприсед». Порядочный парень был очень удивлен той прохладцей и спешностью, с которой Марина перебирала его головку у себя во рту — и прежде взрывоподобная реакция в тот раз была беспощадно скована почти отстраненной холодностью.
Излишне говорить, что это, от силы, минутное удовольствие даже и предполагало вовсе закономерного окончания. Тем более — в ротик.

Прошла неделя — и на горизонте вновь замаячила фигура «экс-», уже, как ни странно, не вызывающая прежней ярости. Напротив, Марина все чаще видела во сне позабытый, казалось, член — и боль, и удовольствие, и мужское семя, которое наполняло ее до краев.

Излишне было говорить, что по размерами порядочный уступал оперативно вернувшему ее бывшему... Да и чертей в ее экс-мальчике было куда как поболее... »

Двери лифта распахнулись — и Марина шагнула в подъезд. Она осмотрелась и тут.

«Ничего не изменилось... Ничего вообще не меняется. « — после секундного размышления, заключила она. И пошла, цокая каблучками, по направлению к двери своего бывшего.

Происходящее окончательно перестало терзать ее понуканиями за уступчивость. Просто потому, что никакой уступчивостью — и даже банальным снисхождением здесь не пахло. После того раза, Марина дала себе зарок, что больше никаких слабостей из-за дурацких «светлых и возвышенных» чувств в ее судьбе не будет.
Хватит, наигрались...
Все эти «светлые и возвышенные» всегда, всегда ведут к прозаичному и низменному кряхтению на койке, которое обыкновенно сменяется серым утром, не сулящим даже намека на романтическую сказку.

Как умная девочка, Марина, разумеется, понимала, что ей нужен мужчина — при всем горделивом отрицании этой, несовместимой с бурным эмансипе, необходимости. Ей хотелось семью, хотелось деток... но не ценой искренних чувств.

Простой расчет: если мир показывает тебе зубы, кусай в ответ. Если кусает — бей ножом. Если пробует тебя на нож — доставай пистолет и вали намертво. А потому...

Марина очень хорошо представляла, что сейчас будет.

Она подойдет к уже заранее приоткрытой двери — в стиле «забудь мигрени, всяк сюда входящая». Он будет стоять в коридоре, мило и чуть проказливо улыбаясь, стремясь всем своим видом продемонстрировать, как предсказуем для него ее вечерний визит.
Потом они легонько чмокнуться: он чуть дольше, чем нужно, задержится своим поцелуем на ее щеке, а она, соответственно, легонько оттолкнет его, показывая, что она сюда не с порога ему строчить, с проглотом, приехала.

Он примет условия игры — и позовет ее пить чай, предложив к нему чего-нибудь сладкое. Хоть она и терпеть не может сласти, он будет ненавязчиво, но целеустремленно предлагать ей «скушать хоть кусочек», прекрасно понимая, что любая сладость — ключик для ворот нашей мудреной биохимии, через которые в кровь Марины попадут эндорфины, что сдвинет стрелку «перепадет-ли-мне-метра» чуть ближе к отметке «скорее да, чем нет». Она скушает — исключительно для виду.
Потом они пойдут в комнату, сядут на роскошный диван, на котором она нередко отдавалась ему и, в стонах, просила сделать ей ребеночка. Сегодня она подавит эти воспоминания. Чтобы они, собравшись с духом, смогли, наконец, поговорить.

Ох, уж эти разговоры...

Раньше Марина предпочитала болтовню своего мальчика как прелюдию к прелюдии — благо, он и впрямь умеет красиво разглагольствовать о любой, даже совершенно неизвестной ему хреновине.
Нынче же она будет слушать его лишь затем, чтобы нащупать болевые точки, которые словоохотливые мужчины так любят обнажать в своих речах. Потом она дождется паузы — и начнет методично «отдавливать ему яйца», без малейшего намека на эротизм.
Она будет, совершенно ненароком, делать ему жутко неприятно — а, если очень повезет, то и нестерпимо больно — просто отвечая на вопросы о том периоде времени, который они не виделись.

Марина знала, что, как и в какой последовательности она скажет. Знала, как он будет ерзать на своем долбанном кожаном диване, пытаясь скрыть свой жгучий дискомфорт. Знала, как, после ее истории, он шумно вздохнет и предложить вновь «попить чаю» — на сей раз, уже с целью себе самому нервишки подлатать.

Только вот за чаем она не остановиться.

Нет, это будет вовсе не гневный поток обличений и не насмешливые словесные эскапады — что вы...

Просто вскользь упомянутые подробности без имен, фамилий, мест, дат и размеров — но зато с отчетливыми, пугающе рельефными интонациями, которые мгновенно нарисуют в голове ее «любимого» такие любопытные картины, что фантазии плотно сидящего на интернет-дрочильнях извращенца с полным букетом ехидных фрейдизмов покажутся просто романтическими грезами наивной графоманки из пятого «Б».

В ход пойдет все: его чувство вины, муки совести, сексуальное возбуждение, известные ей комплексы, новые податливые выверты психики, которые так и просят на себя от души надавить... словом, все — и даже чуточку больше.

Марина знала каждую секунду недалекого будущего, словно рядом с ней в ногу шагали Мишель Нострадамус с его закадычной подружкой Вангой. Словно прямо в сознание ей периодически приходили оперативные твиты Дельфийского оракула. Словно она сама превратилась в окуренную ведьмиными веничками и обложенную амулетами шаманку, прикрывающую на миг глаза, чтобы узреть грядущее.

Ее даже чуть пугала собственная уверенность в том, что случится. Но глаза, как говорится, бояться, а руки... а руки мирно лежат на кухонном столике, рядом со второй чашкой ароматного чая. И эти ручки не даются ему в ладони, не позволяют касаться себя. Эти ручки делают все то, что нужно.

Марина знала все. Но она не предполагала, что краешек звездного неба за окном пробудит в ней воспоминания о совсем недавнем событии, которое произошло с ней во время летней поездки к теплым и, как оказалось, очень интересным берегам...

Рекомендуем посмотреть:

Живем мы в небольшом сибирском городе «Н». Я и моя мама. Я недавно окончил институт, по специальности «Управление финансовыми потоками», и пришел на работу в нашу семейную компанию. Нашей-то она стала недавно, а до этого, была полностью маминой. Маме недавно исполнилось 50, и она буквально жила работой. В начале 2000-х годов, мы с мамой, наконец-то пришли к выводу, что работать надо на себя. А потому, как мама была до того архитектором, притом очень уважаемым в нашем городе, да и далеко за его п...
Предисловие: история реальная. Происходила со мной в июле 2004 года на Украине в маленькой деревушке Николаевка близ Черного моря.***Родители отправили меня, шестнадцатилетнего парня, одного к сестре, которая жила в деревушке рядом с Чёрным морем. Заниматься мной у неё не было никакого времени (она частенько уезжала то в Москву, то в Питер, а то и вообще подальше), поэтому целый месяц я был предоставлен самому себе. В начале месяца большинство времени я проводил один на берегу моря, ...
Он сначало поводил по губкам а потом начал всовывать его в ротик.потом он попросил ..- давай милая поиграйся с ним..я послушался и начал делать так как тот парнишка из фильма сначала я взял его головку в ротик слегка играясь язычком потом посасывать.потом облизывать его он был таким горячим и вкусным прям как вкусняшка ммм оболдеть в это время я начал приходить в себя но не остановился мне захотелось продолжения и я начал пытатся взять его весь.он заметил это и както поменялся ..<br ...
- Где, ты старый- Твою мать?- Сколько можно тебя звать?- Бабка тихо, не пизди,- Дуй в курятник посмотри- Ставь скорее самогон,- Заодно и закусон.- Дед ты точно охуел- Не терплю я беспредел.- Сколько куриц у тебя- Восемнадцать иль одна?- Трудно ей без петуха- По яйцу сносить с утра.- Ты старуха ей скажи- Яйца к завтраку нужны.- А не будет их давать- В супе будет отдыхать.Дед привстал, перекрестилсяРюмку хлопнул, прослезилсяПиздонул старухе в глазИ пошёл на унитаз.А старуха без пиздюли,Как дистроф...
Меня зовут Светлана. Я маленького роста, примерно 156 см, тонкая талия, средняя грудь, узкие бедра, аппетитная попочка. Одеваться я люблю в супер мини, что очень нравится моему парню. Когда мы целуемся его руки всегда гладят мой ножки и ягодицы, это очень меня заводит и моя киска начинает мокреть. Однажды, мы долго целовались в подъезде его дома, он ласкал мою грудь, киску, его вставший член упирался в меня. Я просто исходила соками, я расстегнула его брюки и вытащила его красавца. Он застонал....
В июле мы с супругой забронировали отель в Ялте и в назначенный день с утра выехали на своей машине в Крым. Предстояло шесть часов пути, но мы были рады этому, так как очень любим, путешествовать на машине. Дорога нам не в тягость. Через несколько часов доехали до Красноперекопска. Я завернул на заправку дозаправиться. Супруга пошла в туалет, а я заправлял машину. Ко мне подошли двое морячков, видимо братья - близнецы. Один из них спросил:- Вы случайно не в Ялту едете?- В Ялту, - ...
Мой друг - футбольный фанат. Вы скажете, ну и что здесь такого, замечательное увлечение. И окажетесь чудовищно не правы. Это ужасно!Он всегда говорит только о футболе. Даже в постели! Все наши друзья ходят на дискотеки, в бары, на природу выбираются в конце концов, а у нас отдых варьируется от просмотров матчей по телевизору до выездов с группой поддержки в столицу на стадион.Его хобби стало моим главным соперником. Сначала я разделяла его с любимым, а потом, когда поняла, что футбол...
А история была такая. В армии (не знаю как сейчас), но в то время когда я служил (1993-94 гг.), была форма одежды летняя и зимняя. Летняя это майка и трусы как нижнее бельё, и «афганка» с ремнём и кепкой - все остальное, ну обувь, по обыкновению –кирзачи.Зимой вместо «афганки» надевали ПШ (вроде как полушерстяное обмундирование), а под низ рубаху и кальсоны. Так вот, сама интересная часть одежды, это естественно кальсоны. Представь, на этих самых кальсончиках (они же универсальные) е...
Я просто хочу рассказать свой случай. Меня зовут Злата и мне 24 года. Я живу в маленьком городке на Волге. Работаю медсестрой в местной поликлинике. Пару лет назад у нашего главврача случился юбилей,исполнилось 50 лет. Юбилей свой он отмечал дома, а нам, девчёнкам, в конце рабочего дня накрыл стол. Принёс вина, тортик и конфеты. Посидев с часок и попив напоследок чаю было решено идти по домам. Я живу в двадцати минутах ходьбы от работы. Скорее всего именно поэтому я решила потерпеть и сходить по...
Это история, которая произошла со мной и моей сестрой. Меня зовут Саша. Я симпатичный парень, высокого роста и достаточно крепкого телосложения. С виду культурный и интеллигентный, но это было совсем не так. В мою голову постоянно лезли извращённые мысли, и я всегда жалел что не могу их осуществить. Я был заядлым онанистом и постоянно скачивал порно фильмы разного содержания и подрачивал на них. Ещё я любил сидеть в эро чатах. Там я мог найти себе какую-нибудь девку и поговорить с ней обо всём ч...
- Приготовься.Алёна смущённо застыла посреди комнаты.- Ты это действительно серьёзно?,-спросила она и покраснела.Сидя в кресле, я залюбовался её смущением и красотой. Коротенький шёлковый халатик красиво облегал её стройное тело, скользил по плечам и дразнил…- Сними его!- я нетерпеливо переменил позу, сидя в своём кресле. Она послушно развязала поясок.Лёгкое движение, и халатик лёг к её ножкам. Теперь на ней были только домашние туфельки.- Разуйся.- Она послуш...
Вечер, сумерки, полупустой офис. Я вхожу к тебе в кабинет, на мне юбочка с разрезом с боку, светлая блузка с расстегнутыми пуговицами. Мы едва знакомы, пару раз пересекались в коридоре. Я подхожу к тебе в плотную, ты поднимаешь свой взгляд на меня и смотришь в глаза не говоря не слово я откидываю тебя на кресле и целую тебя в губы мои руки расстегивают твою рубашку и спускаются ниже повозившись с ремнем я расстегиваю брюки, ты напрягся и немного растерялся. Достав твой член я несколько секунд лю...
Однажды моим родителям взбрело в голову, что их сыну-разпиздяю пора бы взяться за ум, и они, не жалея средств, (благо, они были) отдали меня в какую-то супер-навороченную престижную частную школу доучиваться последний год среднего образования. Видели бы вы это! Я думал, что попал в больницу или рай: всё чистенько, прямо таки вылизано, везде цветочки, скамеечки, шкафчики, вместо столовой – ресторан, парни в пиджаках, девочки в юбочках... (и КАКИЕ девочки!) Эти прилежные сучки сводили меня с ума ...
Дело было на выпускном вечере, после девятого класса. Половина наших готовилась перейти в десятый, а половина – отправиться в ПТУ, и такое событие решили отметить с размахом. Три параллельных класса поехали на местную набережную, чтобы гулять там всю ночь, а затем встречать рассвет. Когда на пляже стемнело, мы развели костры прямо на песке, и вся наша толпа разошлась по ним, разделившись на группы. Начался традиционный пьяный угар – парни играли на гитаре не попадая по струнам, девчонки лезли ку...
Она вошла, закрыв за собой двери на ключ. Что бы это могло значить? В руках она держала поднос, на котором стояла дымящаяся чашка ароматного кофе и лежала любимая мною сигара. Наверно будет какой-либо подхалимаж, подумал я, видя как она всё подобрала. Одета она была как обычно, но это обычно всегда выглядело очень вызывающе. Коротенькая плессированая юбочка скрывала только трусики и попку. Туфельки на высоченных шпильках и просвечивающаяся блузка из тонкой материи. Её тело было совершенством и л...
Мы приехали домой, первоначальная радость о домашнем очаге немного была подорвана. Пока мы были за границей, в квартире работали рабочие и делали нам ремонт в квартире. Мы с Катей вошли в дом и озирались по сторонам. Мама поехала в аэропорт для забора посылок и потом поедет за Догом. Квартира была прекрасна, все наши стены, ранее с невзрачными обоями - заиграла более красочными переходами и светлыми стенами. Потолки стали глянцевыми, потолочное освещение заменило старую люстру. На кухне появился...
Ну что ж, дорогие мои, братья-извращенцы, вот и пришло время продолжить свой рассказ о том как трое моих друзей трахнули одновременно мою жену во все дырочки. Произошедшее я описал в первом рассказе, вернее только то, что я видел собственными глазами. А сейчас же я передам вам то, как это произошло со слов моей жены. Напомню, я прибежал обратно на диван от двери в другую комнату, где наблюдал как ебали мою жену. Парни заснули, жена сходила в ванную, пришла ко мне и стала рассказывать, как все пр...
После недели безудержного секса которая описана в рассказе «И так бывает», моя жизнь снова вошла в привычную колею. И вот уже в начале лета, снова раздается звонок в дверь, на пороге стоял высокий, чуть полноватый мужчина лет сорока и улыбался. - Привет Олеся, я от Андрея, можно войти, - сказал он.Я молча отступил в сторону дав ему пройти. Как оказалось его звали Юрий, он в командировке и Андрей дал адрес где можно переночевать. Юра сразу же отдал мне пакет с продуктами, а сам...
Познакомившись на пляже с итальянкой Катариной, я навсегда изменила свое отношение к семейному отдыху в Турецких отелях. Она выглядела, на мой взгляд, как стриптизерша на заслуженном отдыхе: тощая, поджарая, с кучей татух в неожиданных местах, крашенные рыжие волосы, лицо, выдающее истинный возраст в 30 с хвостиком лет, - в общем, никогда бы не стала общаться с подобной особой в обычной жизни. И зря! Она оказалась потрясающей женщиной, мамой двух кучерявых дочек, на почве детей мы с ней и сошлис...
Наша семья ничем не отличается от большинства среднестатистических российских семей. Я брюнетка, рост 170 см, возраст 23 года. Зовут меня Яна. Я довольна красива и сексуальна. Без ложной скромности могу сказать, что доведу любого мужчину до нестерпимого желания секса лишь одним взглядом. Мой муж высокий блондин, спортивного телосложения. Его попа сводит с ума многих девченок. Расскажу об одном случае, который изменил нашу жизнь.Я работаю начальником отдела развития, занимающегося про...