Юна: пьющая солнце

Выражаю огромную благодарность Dimm13 за идею этого рассказа.

Евгений проснулся от ощущения, что он не один в своей квартире. Полежал, вслушиваясь в ночную пустоту, и понял, что не ошибся. В зале кто-то был — явно слышались осторожные шаги. Стараясь не скрипнуть кроватью, он тихо встал и крадучись двинулся в зал. Мысль о криминале ему в голову даже не пришла. Евгений нисколько не боялся, а действовал просто по наитию, из чистого любопытства.

Да, грабителем здесь и не пахло — понял Евгений, едва заглянув в зал. Около стойки с аппаратурой на корточках сидела голая девушка и рассматривала диски с фильмами. Он смог хорошо разглядеть её в лунном свете, падающем из окна. Крепкое стройное тело, длинные красивые волосы и маленькие точёные ступни.

— Чёрт, — мысленно выругался Евгений и, зажмурившись, потряс головой, — сон наяву! Надо включить свет и проснуться!

Рука сама потянулась к выключателю, но... Он передумал.

— Здравствуйте, — Евгений удивился сам себе, почему он решил обратиться к голой незнакомке на «вы». — Что вы здесь делаете? — хриплым от волнения голосом спросил он.

Услышав его, девушка, быстро поставила диск на место и легко поднялась. Не спеша обернулась, посмотрела на Евгения и улыбнулась широко, от души. Выпалила длинную фразу на певучем языке. Ее речь напоминала какой-то славянский язык, но распознать слова Евгений не мог. Увидев, что он ничего не понял, она стала говорить медленнее.

— Я — Юна, попала сюда случайно. Не бойся, я не причиню тебе вреда! От меня не будет тебе беспокойства. Я прошу приюта на несколько дней.

Евгений оторопел, он слышал слова, они ему были незнакомы, но, в то же время, он понимал её. К тому же сосредоточиться ему мешали её нагота и колыхание упругих грудок с розовыми сосками. Евгений невольно задерживал на них взгляд, потом переводил его ниже, на крепкий, плоский живот, и ещё ниже на чётко очерченный лобок, без единого волоска. Ее губки терялись в тени. «Великолепная девчонка, и ни капли не стесняется!», — пронеслось у него в голове. С трудом отведя взгляд от соблазнительной картины, он ответил ей:

— Я понял, вас зовут Юна, правильно?

— Правильно, — незнакомка ткнула ладонью себе в грудь.

Её грудки снова вздрогнули. Евгений сглотнул. С трудом собрался с мыслями.

— Евгений, — наконец, представился он, продолжая пожирать глазами её фигуру.

Лунный свет делал незнакомку ещё загадочнее, казалось, что её кожа светится изнутри. Озадаченный Евгений никак не мог понять, кто она и как очутилась в его квартире. Единственное, что он пока понял — Юна была очень необычной девушкой.

— Я — Евгений, это мой дом, я здесь живу, — он обвел руками комнату, не отрывая взгляда от тела девушки.

«Странно, но откуда она, и как попала в квартиру, и почему голая... и вообще — зачем? — думал он, теряясь в догадках. — Сумасшедшая? Опять же — как оказалась в квартире? Да и не похожа, вроде, на сумасшедшую... «. Вопрос попадания в квартиру, казался ключевым. На втором месте был вопрос естественного поведения, несмотря на то, что она была голой. Не могут девушки, обычные девушки так себя вести! А кто может? В голове вертелись обрывки мыслей — сплошная фантастика. Ну, не инопланетянка же, в конце концов? Бред!

Видя его замешательство, Юна снова улыбнулась и махнула ему рукой, будто успокаивая. Её грудь опять соблазнительно качнулась, а живот на мгновения напрягся, обрисовывая чувственный контур.

— Нет, не из другой страны, и не с другой планеты. А с другой стороны, — она протянула вперед ладони, обращенные к полу, а потом перевернула одну из них. — С другой стороны, — с нажимом повторила она, как будто от этого ему должно было стать всё понятно.

Посмотрела на Евгения, и, видя, что он ничего не понимает, добавила:

— Сложно... Это сложно представить... Но не бойся, я не причиню тебе вреда и беспокойства.

Она немного шагнула в сторону, и лунный свет хорошо осветил её ниже талии. Кругленькая попка и... Евгений увидел её губки, нежные, маленькие, едва выступающие, и с ужасом почувствовал, как, оттопыривая вперёд трусы, предательски ожил его член. Юна увидела это тоже. Округлила глаза и воскликнула, показывая рукой на его трусы.

— Быстрое изменение, ненормальный рост, неправильно! Надо к врачевателю! Срочно!

При этом на её лице отразился такой неподдельный испуг, будто она по меньшей мере увидела пред собой кровавую рану. Смущённый Евгений попытался поправить не вовремя вставший член, но не добился особенного успеха. Трусы продолжали топорщится.

— Не надо к доктору, нормально всё, — заверил он её и в пол голоса пробормотал: — Конечно, будет тут быстрое изменение, если такая девочка голышом... Ты бы еще сосками поиграла, да пальчиком по губкам провела, наверняка, увидела бы ещё и быстрое извержение...

— Извержение вулкана? — упавшим голосом отозвалась девушка. — Такое случается, но... неужели причина во мне?

Она вопрошающе уставилась на Евгения. В лунном свете её огромные глаза показались ему такими печальными, что он мысленно обругал себя за несдержанность. Тоже мне, проявил гостеприимство! Но если бы она действительно потрогала свои сосочки и... пальчиком... по губкам... Мысли Евгения упрямо кружили в одном направлении, хотя он и пытался вернуть их в пристойное русло.

И вдруг загадочная незнакомка осторожно оттянула двумя пальцами правый сосок, словно попыталась сорвать вкусную ягодку, а потом, скорчив смешную рожицу, вытянула губы трубочкой и дотронулась до них указательным пальцем.

— Что вы... ты делаешь... делаете?! — срывающимся голосом воскликнул Евгений и, шагнув к ней, хотел схватить её за руку, но остановился.

— Я выполняю твою просьбу, — карие глаза удивлённо расширились.

Да, точно. Карие. Огромные и влажные, с длинными тёмными ресницами, чуть загнутыми кверху. И сама она, тоненькая, гибкая, смотрела немного настороженно. Впрочем, он чувствовал, что она не испуганна, а, скорее, озадачена.

— Просьбу? — Евгений совсем был сбит с толку.

— Да, ты сам только что просил меня сделать эти странные действия, — ответила девушка.

— Но... я же не говорил...

— А зачем говорить? — она пожала плечами. — Ты подумал.

— Так ты что, мысли читаешь? — Евгений ошалело уставился на неё, не в силах поверить её словам.

— Да, у вас это называется так...

— А у вас... как это называется? И кто это вы, в конце концов?

— Мы с другой стороны. Как объяснить?... А! Вспомнила, у вас это называется параллельный мир. Но для вас это только гипотеза, а мы умеем попадать в ваш мир. Сложно. Я не знаток. Была на экскурсии на станциях наблюдения. У вас разные страны, мне интересно, мне стало интересно. При перемещении на другую станцию, произошла неполадка, и вот я здесь, у тебя. Это ненадолго. Скоро, в течение декады, меня заберут, — Юна проговорила это совершенно спокойным тоном, как будто её не беспокоило, что она оказалась в другом мире, у чужого человека, и голая.

К собственному удивлению Евгений ей поверил. Её объяснение расставило всё по своим местам. По крайней мере, всё хоть как-то объясняло.

— Хорошо, но почему ты... — он замялся. — Почему ты так выглядишь? — и мысленно добавил: — Без одежды.

— А что не в порядке? — она озабоченно, как бы проверяя, провела ладонями сверху вниз по своему телу, задевая пальцами торчащие соски и оглаживая стройные бедра. — У меня всё в порядке. Ран нет. Окружающая среда комфортна. Защита не нужна. А ты скрываешь рану? — она показала на его трусы, у тебя там происходит неизвестный процесс?

От вида движений её обнажённого тела, опавший немного член снова оттопырил трусы.

— Почему ты не обратишься к врачевателю?

— К врачу, — мысленно поправил он.

— Почему ты не обратишься к врачу, или у вас не умеют такое лечить?

Евгений чуть не рассмеялся.

— Такое лечить и не надо, ни в коем случае. Я же мужчина, а ты соблазнительно выглядишь без... защиты. Поэтому он и встаёт.
Она с любопытством посмотрела на Евгения, затем перевела взгляд на его трусы, на заметно выступающий бугор. Изучающе посмотрела ему в глаза, немного нахмурилась, словно обдумывая что-то. На её лице было написано недоумение.

— Неужели различие полов может вызывать какие-то изменения в организме? — спросила девушка. — Не понимаю...

Он даже оторопел, настолько это было неожиданное заключение. Точно не землянка!

— Ну, понимаешь... — Евгений начал с трудом подбираю слова и замолчал.

Неожиданно он вспомнил, как увидел вчера встречу парня и девушки на улице. Они поцеловались. Слегка коснувшись друг друга губами. Парень, наверное, непроизвольно провел рукой по попке девушки. Именно этот жест и отложился у него в памяти ярким пятном. Он сразу же представил, как проводит рукой по попке Юны. Ему пришла отличная идея, несколько прямолинейная, но тем не менее.

— Давай я расскажу об этом попозже. У нас есть такой обычай, при встрече двух знакомых — целоваться. Мы сейчас познакомились, поэтому должны, — здесь он сделал упор на этом слове, — должны поцеловаться.

— О! Я не знала! А как это — поцеловаться? — заинтересовалась она.

— Сейчас покажу.

Евгений шагнул к Юне и взял её за плечи. Наклонив голову к лицу девушки, нежно коснулся её губ. Он и сам не ожидал, что этот невинный поцелуй, лёгкий, как взмах крыла бабочки, так подействует на него. Её маленькие и пухлые губы оказались такими сладкими, что Евгений едва сдержался, чтобы не застонать. Его руки скользнули по её талии, чуть задержались на ней, и наконец, правая ладонь осторожно накрыла упругую ягодицу и немного сжала её. Кожа Юны была нежной и гладкой. «Как у младенца», — мелькнуло банальное сравнение. Но это была женщина! Взросла и вполне реальная! Обворожительные изгибы её фигуры заводили до дрожи, податливость и мягкость сводили с ума.

Евгений раздвинул языком сладкий ротик и проник в него извечным древним движением. Девушка вдруг вздрогнула, упёрлась руками ему в грудь, уставилась на него испуганными глазами.

— Что ты делаешь?! — воскликнула она. — Ты не даёшь мне дышать! Это опасно!

Её глаза потемнели, искорки заплясали в их манящей глубине.

— Не бойся! — Евгений продолжал держать её в своих объятиях. — Доверься мне, — он улыбнулся, — это не опасно. Расслабься, и всё получится. Это приятно.

Юна послушалась. Она позволила вновь обнять себя. Её грудь соприкоснулась с грудью Евгения, и он, теряя остатки рассудительности, сильно прижал её к себе. Боясь снова испугать её, он положил ладонь ей на затылок и осторожно коснулся её нижней губы, провёл по ней языком и чуть втянул в себя. Неожиданно девушка как-то вздохнула и обмякла в его руках. Евгений расценил это, как сигнал к продолжению. Он смело овладел её губами, уже не думая ни о чём, кроме невероятного наслаждения, охватившего его.

Вдруг её руки взметнулись к нему на шею. Юна обнимала Евгения, отвечая на его поцелуй. Её сладкий язычок откликнулся на ласки. Евгений почувствовал, как груди девушки напряглись, заострившимися сосочками щекоча его собственную грудь.

— Погоди... — Евгений, поборов себя, оторвался от пьянящих губ, — ты... такая... я...

Он не договорил, Юна перебила его:

— Я хочу ещё, — твёрдо заявила она, — ты был прав, это очень приятно и... — она на мгновение замялась, подбирая подходящее слово, — это как коктейль из кислорода и солнца — щекочет здесь и здесь, — ладошками показала на грудь и на низ живота.

Потом улыбнулась и, чуть опустив веки, неожиданно спросила:

— Неужели вы всегда так приветствуете друг друга?

— Хм... — Евгений растерялся. Продолжая смотреть на её припухшие от поцелуя губы, он пытался собраться с мыслями, — да, то есть... — неуверенно пробормотал он и вдруг нашёлся: — Так мы приветствуем только самых важных и дорогих гостей.

— Я хочу ещё, — повторила она.

Потом положила ладони на его грудь и, привстав на цыпочки, закрыв глаза, запрокинула голову, подставляя лицо для поцелуя. Колено Евгения упёрлось в гладкий холмик между ног гостьи.

Рассудив, что желание дамы — закон, Евгений не заставил себя уговаривать. Хочет целоваться, так и пожалуйста! И потом, разве можно устоять против всех этих прелестей, которые сейчас так доверчиво предлагались ему? Глупо отрицать, что он с самой первой минуты их встречи хотел её. Конечно, безрассудно вступать в интимный контакт с пришелицей из иного мира, но... «Ай, будь, что будет! — решил Евгений. — В конце концов, она очень даже не против. Глупо упускать такую лапочку, если она сама пришла, буквально свалилась, как снег на голову». Теряя остатки разума, он подхватил девушку на руки, опустился на диван и усадил её к себе на колени. Они целовались с жадностью, словно голодные.

— Мннн, я... мне сейчас точно не хватает кислородно-солнечного коктейля, — вдруг призналась Юна, на мгновение отстраняясь от Евгения.

— Ты хочешь пить? — спросил он. — Сейчас, посиди я...

Он усадил её на диван, а сам хотел пойти на кухню. Но она удержала его за руку.

— Нет, — улыбка приподняла уголки припухших разрумянившихся губ, — ты не понял... Я не хочу воды... Как объяснить? — она, казалось, задумалась, чуть сдвинув точёные брови, и вдруг взяла и опустила его ладонь себе на грудь: — Послушай... слышишь, как стучит?

Пальцы Евгения обожгло: изящный упругий холмик удобно лёг ему в ладонь, будто был создан для неё. Под нежнейшей кожей девичьей груди билось сердце. Обычное человеческое сердце. Но... Тут до Евгения дошло — она хочет его! Она хочет его ничуть не меньше, чем он её! Вот и соски стоят, как два орешка, а тело вздрагивает, предвкушая продолжение. «Интересно, может, она мокрая», — пронеслось где-то в голове Евгения, но он сразу отогнал эту мысль. Если он решится хотя бы просто опустить взгляд к прелестному местечку между стройными бёдрами, то уже больше не сможет держать себя в руках и овладеет гостьей прямо на полу.

— У тебя есть коктейль? — Юна доверчиво смотрела ему в лицо.

— Нет, — Евгений покачал головой, не отнимая руки от её груди. Большой палец сам собой заскользил вокруг сосочка. — Впрочем, сок, кажется где-то был в холодильнике...

Он хотел отпустить её и пойти на кухню, но продолжал теребить припухший сосок.

— Ннннет... — выдохнула Юна, выгибаясь в его объятьях, — ты... не знаешь разве? Я... — она застонала и оттолкнула его от себя.

Часто дыша, стояла, обхватив себя руками.

— Тебе плохо? — Евгений, встревоженно глядя на девушку, шагнул к ней.

— Нет! — она выставила вперёд руку, словно защищаясь от него. — Не трогай меня... Это опасно!

— Опасно? — он недоуменно приподнял брови, а потом ухмыльнулся. — Ну, да, пожалуй, ты права... Я могу быть опасным сейчас... Но разве ты тоже не хочешь этого?

— Хочу?... — она, казалось, не понимала его. Целая гамма эмоций отразилась на её лице. — Я не могу знать, о чём ты говоришь... Твои мысли сейчас до меня не доходят... Я знаю только, что мне срочно нужен коктейль, иначе я умру от этих ощущений. Как так может быть, что у тебя его нет? Разве можно обойтись без коктейля?!

«Странно, о каком коктейле она твердит? — подумал Евгений. — Может, она хочет выпить чего-нибудь покрепче? Хм, — он мысленно усмехнулся, — вот так-так! Неужели девушка любит выпить?! А может, просто стесняется меня и хочет принять для храбрости? Ага, — сразу возразил сам себе, — стесняется, будучи абсолютно голой! Хотя... Туземцы, например, тоже ходят голыми и не воспринимают свою наготу, как нечто сексуальное... В конце концов, только цивилизованного человека может возбуждать обнажённое тело. Пожалуй, всё-таки она просто хочет стать смелее».

— Сейчас, подожди, — сказал он и пошёл на кухню.

Достал из холодильника бутылку шампанского, открыл, стараясь не издать хлопок, налил в два бокала и вернулся в комнату. Юна стояла, по-прежнему обхватив себя руками, и её тело содрогалось от мелкой дрожи.
— Вот, попробуй это, — предложил Евгений протягивая ей бокал с вином. — Думаю, это поможет тебе.

Она нерешительно взяла фужер, обхватив тонкую ножку в кулачок, поднесла к носу и понюхала. Лопающиеся пузырьки заставили её улыбнуться.

— Да, это похоже на наш коктейль. Только пахнет иначе... — она сделала глоток и засмеялась. — О, как приятно щекочет!

Юна вдруг хихикнула. И звучание её смеха показалось ему перезвоном маленьких бубенчиков. Она уже смелее допила шипящее вино и вдруг призналась:

— Это вообще-то похоже на наш коктейль... Только почему-то я чувствую себя как-то странно... Не так, как от коктейля...

И вновь переливчатое хихиканье вырвалось у неё.

— Да? Ну, наверное... мой коктейль не такой, как у вас, — улыбнулся в ответ Евгений.

— Точно! — милая и наивная улыбка расцвела на пухлом ротике. — От твоего коктейля мне хочется танцевать, и я совсем не чувствую приближения оргазма.

Евгений чуть не поперхнулся. Оргазм?! Неужели она сказала это слово?

— Что? — он шагнул к ней и забрав пустой бокал, поставил его на столик. — Ты говоришь, что у вас оргазмы происходят от коктейлей?

— Да! — Юна грациозно закружилась по комнате.

Евгений мог бы поверить, что перед ним профессиональная балерина масштаба Лопаткиной. Она смеялась, напевала что-то и выделывала изящные па.

— Стоп! — он поймал её усадил на диван. — Объясни, пожалуйста, разве от коктейля может быть оргазм? Или вы просто пьёте, а потом занимаетесь бурным сексом? Это питьё для возбуждения?

— Секс? — Юна нахмурилась и закусила нижнюю губу. — А, припоминаю, я читала об этом! — она вновь хихикнула. — Ну, конечно, раньше мы тоже прибегали к этому... Хотя я так и не смогла понять из книг, как именно это делается... А сейчас наше общество просто пьёт коктейль, чтобы помочь своему телу получить разрядку.

— Погоди, ты... не знаешь, что такое секс?! — Евгений просто ошалел от изумления. — Вы этим не занимаетесь?!

— Конечно, — Юна кивнула головой. — А почему ты удивлён? Секс — это архаичная форма общения. Раньше он применялся для деторождения. Как именно — сказать не могу. В древних книгах всё описано туманно. Да и книг этих после великого сражения осталось всего несколько.

— То есть ты хочешь сказать, что оргазм вы испытываете от напитка? — продолжал свой допрос Евгений.

Теперь его возбуждение улетучилось, уступив место какому-то необыкновенному удивлению и растерянности.

— Да, именно так, — кивнула девушка и зевнула, прикрывая рот ладошкой.

— Но зачем?! — Евгений развёл руками.

— Как зачем? Это же ясно — оргазм полезен для здорового состояния тела. Наши врачеватели иногда прописывают усиленный приём коктейлей в течение определённого времени. А так обычно мы принимаем их раз в декаду.

— Понятно, — сказал Евгений, хотя ему много чего было непонятно, вопросы, как рой озверевших ос, теснились в его голове. — А как же дети?

— Что? — карие глазищи смотрели на него с непониманием. — Я не понимаю твоего вопроса... Что-то произошло — я не могу услышать твои мысли, а слова... ты так странно говоришь, — язык девушки явно заплетался.

Она опьянела от бокала шампанского! Евгений провёл рукой по голове, приглаживая взъерошенные волосы.

— Ну, я спрашиваю, как вы заводите детей, если не занимаетесь сексом? — объяснил он.

— Чтобы появились потомки, секс не нужен, — категорично заявила девушка. — Это слишком ненадёжный и опасный вариант. Могут родиться с отклонениями, могут вообще не родиться... Их выращивают в инкубаторах. Вернее, до определённого возраста. По достижению зародышем девяти месяцев его переводят в специальные боксы на фабрике детей... Там они проводят ещё какое-то время, а потом переходят на другой уровень... Голос Юны звучал всё тише, Евгений заметил, что она всё чаще зевает. И вот уже прилегла на диване, подогнув колени и подложив ладони под щёку. Через минуту девушка спала.

Евгений не стал её тревожить новыми вопросами. Он решил подождать утра. Конечно, кто знает — вдруг утром он уже не обнаружит её? Она исчезнет так же внезапно, как и появилась... От этой мысли ему почему-то стало грустно. Но что он мог поделать? Он склонился над спящим лицом своей странной гостьи. Крутой золотисто-каштановый локон лежал на щеке. Евгений осторожно взял прядку и зажал между пальцами. Странно... Его никогда раньше не восторгали женские волосы. Или просто никогда раньше Евгений не встречал такой невероятной мягкости. Словно сияние шло от её волос. И запах... Евгений склонился и провёл носом по прядке. Она пахла солнечным лугом. Он усмехнулся — конечно, как же ещё могут пахнуть волосы девушки, пьющей солнце. Накрыв Юну пледом, он пошёл в спальню и лёг на кровать.

Кто бы мог представить такое — у него на диване спит голая иномирянка. К тому же она девственница... Ну, да, если только... у них не лишают девственности каким-то хирургическим способом... Час от часу не легче!

Утром Евгения разбудил шум, доносившийся из кухни. Звон посуды и... пение. Юна! Евгений сразу вспомнил всё. Так это не было сном? Быстро натянув штаны, он кинулся на кухню.

Час от часу не легче! Нет, ну, точно — эта не званная девчонка решила окончательно свести его с ума! Юна стояла к нему спиной и что-то крошила на доске, напевая какую-то нежную весёлую песенку без слов. Волосы при помощи двух китайских палочек были заколоты высоким узлом. И сегодня на ней была одежда.

«Уж лучше бы осталась раздета, как вчера», — подумал Евгений. На девушке висел его фартук. Поскольку он был ей великоват, она нашла выход — бретельку на шее связала, сделав короче. А поясок несколько раз обвернула вокруг талии и завязала бантиком. Выглядело вполне сносно, если бы... Если бы под фартуком была одежда! А её-то как раз и не было! Получалось, что сам бантик лежал в том месте, где начинается попка, а более длинный конец завязки спускался по ложбинке между двумя аппетитными ягодицами, ещё больше подчёркивая их округлости. Более того — девушка чуть пританцовывала на месте, от чего её попа красиво выгибалась, узенький кончик пояска то полностью скрывался, «съедаемый» ягодицами, то выскальзывал наружу, бантик подпрыгивал на копчике, как будто специально притягивая взгляд Евгения.

Евгений стиснул челюсти. Ах, как же хотелось потрогать эти сводящие с ума полушария. Да что там! Хотелось большего — провести пальцем снизу-вверх, словно случайно затронув губки и коричневую звёздочку, прятавшуюся между ягодицами. Потом взять пальцы в рот, а потом наклониться и целовать, покусывать, ласкать нежную попку языком. Прислонившись к косяку, Евгений стоял, смотрел на это возбуждающее великолепие и старался погасить свои мысли. Он боялся, что она его услышит! Чёрт! Она же читает его мысли! И кто знает, как она их поймёт? И вообще...

Евгений не успел докончить собственную мысль, как едва удержался от стона. Юна так вильнула попкой, слово исполняла эротический танец. Когда она чуть отставила свою пухленькую часть, между ног мелькнули её губки. Всего лишь на долю мгновения, но Евгению и этого хватило. Член и до этого уже гордо поднимался, топорща домашние брюки. Теперь он готов был разорвать их и устремиться прямо к прелести, маячившей перед ним. Член думал сам. И Евгений поплыл по течению, подчинившись природе.

Он смело шагнул к девушке, стараясь делать это бесшумно, одной рукой притянул к себе за талию, а второй осторожно провёл по попке, как бы невзначай задев безымянным пальцем губки. Он сделал то, о чём мечтал ещё секунду назад. Юна вильнула задом и мурлыкнула что-то нечленораздельное. Выпустив из рук зелёный салат, который рвала в чашку, она попыталась повернуться к нему лицом, но он удержал её, склонив свою голову, уткнулся носом ей в затылок, в изящную впадинку на шее. При этом его пальцы уже смелее скользнули вниз и потрогали губки.

— Доброе утро, — прошептал Евгений, поцеловав её в шею и продолжая как бы случайно задевать сзади губки. — Что ты делаешь? Зачем салат?
— Ммннн, это... что... ты... делаешь? — как-то разделяя слова, произнесла девушка и сразу объяснила: — Я готовлю еду... Как хорошо, что у тебя нашлась эта травка. Именно то, что нужно... Ааа, что ты делаешь? — на этот раз она уже закричала.

— Я? — в голосе Евгения прозвучала усмешка. Он сдерживался изо всех сил, чтобы не усадить её на стол, и одним толчком не оказаться в тесной глубине. В том, что она тесная сомнений у него не было: уж очень миниатюрные губки были в его пальцах.

— Ты же умеешь читать мысли, — заметил Евгений, — поэтому должна понимать, что я делаю... — проговорил он и осторожно провёл языком по её шее. Его вставший член упирался в ямку на её попе.

Она повела плечами, запрокидывая голову, и вдруг призналась:

— Нет, не умею...

— То есть? Ты солгала мне вчера? — Евгений развернул её к себе и сжав пальцами маленький подбородок, заглянул ей в глаза.

— Нет, я говорила правду, но вчера что-то случилось... После того напитка... Я так странно себя чувствую... Словно со мной что-то не так...

«Ура! — мысленно возликовал Евгений. — Теперь можно думать что угодно». Вслух же он предположил:

— Может, наш мир действует так на тебя?

— Не знаю... Но... мне хорошо с тобой, — она улыбнулась так, что...

Евгений сам не мог описать это чувство. Хотелось сжать её в объятиях, зацеловать до изнеможения, а потом овладеть ею. Но кроме похоти, было ещё что-то... Он просто хотел смотреть в её глаза, вдыхать запах солнечного луга, исходивший от её кожи и волос, слышать её голос.

Он стиснул пальцами упругие ягодицы и сильнее прижал Юну к себе, провёл языком по её ушной раковине и почувствовал, как дрожь прошла по её телу. Она попыталась освободиться, но он, не отпуская её, приказал:

— Э, нет, стой смирно, — усмехнулся и лизнул другое ухо. — Скажи, что ты сейчас чувствуешь?

— Ннне знаю, — с запинкой неуверенно отвечала она.

— И всё-таки... — одна ладонь Евгения продолжала ласкать ягодицы, а вторая рука скользнула ей под фартук и вновь дотронулась до гладкого холмика.

«Интересно, как же у неё здесь всё гладенько... Эпиляция? Или, может, у них здесь вообще не растут волосы?» Сейчас, когда он узнал, что в мире Юны не знают секса, он бы не удивился ничему.

Она беспокойно дёрнулась, непроизвольно раздвигая ноги, словно разрешая ему продолжать, но вновь спросила севшим голосом:

— Что... ты делаешь?

— Ничего, — Евгений ухмыльнулся, — доверься мне, милая. Я не сделаю тебе плохо.

Сказав это, он осторожно поцеловал её шею. Целовать Юну в губы он пока не решался, помня её вчерашнюю реакцию. Девушка слишком быстро заводится от поцелуя. Да и, честно говоря, он сам тоже уже был весь в нетерпении. Вчера он понял, что глупая, из какой-то песенки, фраза про дикий мёд на губах оказывается, очень точна: именно диким мёдом показался ему ночью вкус губ иномирянки. Поэтому сегодня Евгений спешить не хотел. Если ему суждено насладиться её сладостью, то он сделает всё медленно, как гурман, смакуя каждый её кусочек. Ведь у него ответственнейшая миссия — вступление в контакт с представительницей иного измерения. Это вам не шутки! Спешить нельзя!

Она застонала и уцепилась пальцами ему в плечи.

— Да, мне приятно... как вчера, — неожиданно призналась она и вдруг спросила, обеспокоенно взглянув на него: — А у тебя остался вчерашний коктейль? Я чувствую, что мне он опять понадобится... Ох!

— Не понадобится, я постараюсь помочь тебе сам, — с плотоядной улыбкой заверил Евгений, усадил её на стол и сразу, чуть раздвинув уже повлажневшие складочки, глубже продвинул в неё свои пальцы, а второй рукой так сжал левую половинку попы, что девушка не выдержала и со стоном уткнулась лицом ему в грудь.

Её реакция так завела Евгения, что он готов был позабыть о своём решении не спешить. Отпустив попку, он рванул фартучек, который скрывал от его взора эту сладостную картину раздвинутых ножек Юны и её грудей. Едва фартук был сорван, как Евгений увидел — сосочки отвердели и набухли. Они, как две ягодки на торте, так и просились в рот.

«Интересно, она понимает, что я хочу с ней сделать? — подумал Евгений и, склонив голову, буквально всосал в себя «спелый» сосок. Один, потом второй... Маленькие налитые груди остренько торчали, вздрагивая при каждом движении. Каждая из них по очереди оказывалась во рту Евгения. А тот целовал, потом на мгновение оставлял грудку, чтобы переключиться на другую, и вновь начинал сосать вершинку, продолжая при этом пронзать пальцами влажную щелку девушки.

Она отвечала ему, сама насаживаясь на его пальцы. Да, видимо, её тело само знало, что нужно делать. Впрочем, Евгений сейчас не мог об этом думать. Он вообще не мог думать ни о чём. Ему просто хотелось довести её до взрыва, чтобы она кончила вот так от его стараний, вот на этом кухонном столе, раскрытая только для него.

Вдруг он вынул пальцы и взял один из них в рот. Глаза Юны округлились, но она не могла ничего говорить, лишь тяжело дышала. Ей явно хотелось продолжения. И Евгений, впившись ей в рот сумасшедшим поцелуем, вернул пальцы в понравившееся им место. Он поглаживал, потирал губки, ритмично двигал в дырочке, играл с клитором, то чуть надавливая на него и едва пощекочивая кончиком пальца, то словно пытался ввинчивать чувствительный бугорок. И, наконец, она дугой изогнулась в его руках, издала какой-то пронзительный полукрик-полустон и кончила. Если бы он не поймал её, она бы упала.

Тяжело дыша, постепенно приходя в себя, Юна спросила:

— Что ты сделал со мной? Это было так... — Она выразительно повела глазами.

Слов у неё явно не было. Её озадаченное и восторженное личико было таким очаровательно-комичным, что он усмехнулся, а потом сам спросил:

— Скажи, — Евгений держал её горячие ладошки в своих, — что ты сейчас чувствовала?

— Не... не знаю... — она отвела взгляд и вдруг призналась: — Мне кажется, это был оргазм, но...

— Но? — он приподнял её лицо за подбородок, ловя её взгляд. — Это было — как?

— Это было иначе... — призналась девушка и добавила с растерянной улыбкой: — Это было лучше, чем от коктейля... Тут я чувствовала тебя... Я не была одна... Я знала, что тебе нравится то, что ты делал со мной... И почему-то мне нравилось осознавать это... А можно мне спросить?

— Конечно! — кивнул Евгений.

— Вы всегда так обходитесь без коктейля?

Большие глаза пытливо уставились на него, вопрос, произнесённый вслух стоял в этом взгляде.

— Всегда, — усмехнулся Евгений, — ведь это гораздо лучше, ты же сама сейчас поняла это.

— Но... — Юна не договорила.

Прикусив нижнюю губу она словно заставила себя замолчать. Евгений терпеливо ждал. Да, ему хотелось схватить её в охапку и... Он даже мысленно не договаривал то, чего хотел. Однако он готов был ждать. Пусть она сама попросит его! Как вчера попросила поцелуя.

— Я хочу, чтобы ты показал мне... как вы это делаете, — терпение Евгения было вознаграждено. — Научи меня сексу.

Юна произнесла это с такой непосредственностью, будто речь шла о желании научиться игре на гитаре. Евгению стало смешно, но он, подавив смех, уверенно сказал:

— Конечно, но ты должна всё делать так, как я скажу.

— Да, — Юна кивнула, от этого движения пучок золотистых локонов на голове подпрыгнул, как цветок на ветру.

Евгений как бы случайно опустил взгляд к её раздвинутым ножкам и понял, что она хочет его! Сама не понимала, что хочет! Это открытие окрылило его.

— Для начала давай сделаем во так, — Евгений осторожно вынул китайские палочки из её волос, шёлковый золотисто-каштановый водопад хлынул по плечам девушки. Пройдясь по нему руками, Евгений сказал охрипшим голосом: — Расстегни мне брюки.

Она тотчас же выполнила его приказ. Даже через плотную ткань потёртых домашних джинсов и просторных трусов Евгений чувствовал тепло её пальцев. Если бы член мог кричать, он бы сейчас орал от своего нетерпения. Стоило неимоверных усилий сдерживать себя.

Когда брюки спустились, твёрдый налитой бугор рвался из трусов. Глаза Юны округлились:

— Кажется, у тебя опять опасная трансформация... — неуверенно произнесла она и приложила ладошку на член, вздыбившийся под трусами.

— М-м, да... да... — простонал Евгений. — И только ты можешь мне в этом помочь.

С этими словами Евгений сдёрнул трусы и откинул их. Теперь он, как и Юна был совершенно гол. Крепкий налитой член раскачивался перед изумлённым взором девушки, поблёскивая капелькой выступившей смазки. А она смотрела на него со смешанным выражением изумления, неподдельного восторга и благоговейного ужаса.

— Какой огромный! — воскликнула она.

Ей хотелось дотронуться до этого пугающего, но очень привлекательного объекта, но она, видимо не решалась.

— Хм, — удовлетворённо усмехнулся Евгений, польщённый её замечанием. — Ну, так уж и огромный, — разыграл он скромность.

— Да! — принялась уверять она. — У нас мужчины имеют маленькие хвостики, вот такие, — она показала на его безымянный палец.

— Нууу, это он реагирует на тебя, — польщённо улыбаясь, заявил Евгений.

— Что значит — на меня? — вновь удивилась девушка и беспокойно поёрзала на столе.

— Это значит, ты ему, мне, то есть, нравишься, — объяснил Евгений. — Он набухает и удлиняется, потому что я вижу тебя.

— Милая, обними меня за шею, а ножками обхвати за талию, — сказал он, стараясь говорить уверенно, хотя голос садился от нетерпения.

— Но тебе это не повредит? — с сомнением спросила Юна и хотела было потрогать покачивающийся член.

— Нет! Нет! — Евгений успел перехватить её руку. — Не трогай! Пока нельзя, иначе будет извержение!

— Вулкана? — испуганным шёпотом спросила Юна, не отводя изумлённых глаз от члена. — Неужели ЭТО так опасно? — указывая на восставший член пальцем с сомнением спросила она.

— Да, то есть, нет... Милая, делай, как я сказал! — Евгений подхватил её на руки, усаживая попой на ладони.

Тонкие руки обвили его шею, мягкие груди щекотно вжались ему в грудь — у Евгения даже сердце заколотилось, как у спринтера, а длинные ноги девушки сомкнулись на его талии. Член сам безошибочно отыскал единственно правильный путь и рванулся к желанному влажному месту. Никогда раньше Евгений не замечал за своим пенисом такой удивительной прыти, член словно обрёл разум и действовал осознанно. В то время как его хозяин совсем лишился остатков разума.

Пряча лицо в волосы Юны, Евгений буквально выбежал из кухни и в одно мгновение оказался в спальне. Когда он, опустив свою ношу на кровать, склонился над ней, Юна вдруг сама стала целовать его. «Талантливая у меня ученица», — только и успел подумать он. Поцелуй был страстным, заводным настолько, что все мысли улетучились сразу. Юна извивалась под ним, сжимая ногами его поясницу, царапала пальцами спину. А когда он вошёл в неё одним плавным покачиванием, тонко вскрикнула, замерла на мгновение, и вновь задвигалась, уже подстраиваясь под его ритмичные движения.

Они кончили разом. Придя в себя, она вдруг спросила:

— Это и есть извержение, о котором ты говорил?

— Да, — выдохнул Евгений, продолжая сжимать её в объятиях.

Ответный смех Юны удивил его:

— Почему ты смеёшься, милая?

— Просто мне так хорошо ещё не было никогда, — призналась она и вдруг заметила: — Оказывается, секс — это очень весело, — хихикнула и, лукаво прищурившись, предложила: — Давай ещё, я очень хочу ещё одно твоё извержение!

— Ну, вот, наконец-то! Как же вы нас напугали! — Евгений услышал мужской голос. С трудом подняв тяжёлые веки увидел перед собой глаза... Глаза Юны?! Или... Да, глаза были её, но каштановое золото волос было убрано под аккуратную ослепительно-белую шапочку. «Медицинский колпачок, — догадался Евгений, — брючки и курточка. — Где я? И кто это рядом с Юной? Кто тот мужик в белом халате?»

Юна выглядывала из-за его плеча.

— Не волнуйтесь, Евгений Николаевич, всё хорошо. Всё уже хорошо, — заверил мужчина. — Вам повезло, что Юнона Георгиевна заметила ваше пробуждение и позвала меня.

— Где я? — Евгений обнаружил, что может говорить.

— Вы в больнице, — сообщил врач и, взяв запястье Евгения, подержал его несколько секунд, что-то шепнул Юне. — В рубашке родились. Всего три дня в коме. Ваше авто попало под фуру. Но у вас — ни царапинки, только сильный ушиб головы. Лежите смирно. Юнона Георгиевна посидит с вами.

С этими словами он вышел.

— Вас Юнона зовут? — спросил Евгений. Теперь он понял, что она медсестра. Но глаза, лицо, фигура... Это была его Юна! Иномирянка... Или?... Мысли путались.

Да, — она улыбнулась знакомой улыбкой. — Но, пожалуйста, зовите меня просто Юна.

— Хорошо, — прошептал Евгений. Закрывая глаза, он почувствовал, как маленькая нежная ладонь легла ему на лоб.

Рекомендуем посмотреть:

Расскажу вам мою историю, мою тайну, вернее уже не только мою, а тайну всей нашей семьи. Сразу хочу предупредить читателя, что история эта настолько невероятна, что поверить в нее достаточно сложно, однако все что будет описано ниже - чистая правда, и если бы я не жил такой жизнью по настоящее время, то сам бы не поверил в то, что пишу.Мне 24 года, живу в Екатеринбурге в одном доме с родителями, хотя достаточно зарабатываю, и мог бы жить отдельно, но не хочу, и на то есть свои причины.<br ...
Я ждала лекцию моего самого любимого преподавателя - А. Л. Он просто сказочный, потрясающий человек. Невероятно сексуальный...На его лекциях я не могу удержаться, чтобы не посмотреть на его ширинку....на его попку...у меня сразу быстрей начинает биться сердце, когда я представляю, как его сексуальные красные губы целуют мои...В общем, обычно, сидючи на лекции, я просто пожираю его глазами... За что потом мне бывает совестно, все время боюсь, что он поймет и осудит...Была зима, лекция выпал...
В то утро я проснулся как обычно, около 7, Это у меня такая особенность организма независимо от того, когда спать лег, просыпаюсь обязательно в 7 или около того. Ленка развалилась на полкровати, Катюха спала как обычно тоже не скромничая, и мне места совсем не оставалось. Пошел я отлил и потом наполнил горячую ванну и там и закемарил довольный. Одно плохо, все хорошее кончается, так и ванна остыла уже около 10, я опять проснулся. Сил, вылезать, не было никаких. Долил кипяточку и отрубился ещё н...
Лето в деревне это прекрасно. Когда я была маленькой, каждое лето я проводила у бабушки с дедушкой в деревне. Но окончив школу, я погрузилась во взрослую жизнь и времени на деревню уже не оставалось. Остались только редкие телефонные звонки бабуле или же «и ты им привет передавай». И в один прекрасный солнечный день налетели тучи на небо, засверкала молния, и все затрясло от грома. Сообщили, что бабуля умерла. Вся семья была в трауре, а дед совсем расклеился. Отложив все свои планы на лето, я ре...
Все, блин, приплыли… Слышали выражение «как гром среди ясного неба»? Сообщение от родителей, о том, что в воскресенье приедет давняя подруга семьи, стало грозовым раскатом на безоблачном небосводе моих воскресных планов. Прощай чудесная оргия, прощайте молочные Дашкины груди, нежное молодое влагалище, точеные ножки, круглые полушария спортивной попы. Сладострастные крики и стоны? Тоже прощайте. Ведь в гости приедет Елена Николаевна, учительница из затерянного в лесах нашей безграничной родины во...
Ольга аккуратно запарковала свою троечку у здания школы. Она не имела ни малейшего представления, за что ее вызвали к директору. Тихий и послушный сын, мухи не обидит, в дневнике всегда четверки с пятерками... «И что он мог натворить?» - недоумевала тридцатилетняя женщина, ожидая, пока полностью поднимется складная жесткая крыша кабриолета. Наконец крыша полностью поднялась. Ольга быстро выскочила из машины и захлопнув дверь, нажала в центр ключа, на сине-белую эмблему БМВ. К ее удивлению ...
Живём с женой уже около десяти лет. Всё у нас хорошо: и работа отличная, и дети здоровые, и тёща не капризная. Налево не хожу, так как жена меня полностью удовлетворяет – в постели ведёт себя как проститутка – и пососёт, и полижет, и медсестрой переоденется. Только в попу не даёт. Вибратор всегда лежит в верхнем шкафу – иногда достаю его, чтобы оттрахать свою желанную так, чтобы на других мужиков не заглядывала. Но она у меня и так на них не смотрит, ведь она любит только меня, а я её. Слово «...
Утром она просит его не оставлять её, приникая к нему теплым со сна телом. Он шутливо отбивается от неё, уже полуодетый, она настойчиво просит подарить ей счастье. Подумав, он возвращается, и юная рани неспешно начинает очередной сеанс любви. После единственного совокупления, когда он единожды взял её сзади, по-собачьи, дав ей отдохнуть, он уложил её, встал над ней и подставил её губам зад. Разведя его ягодицы, она вновь стимулировала его отверстие языком и пальцами. Охватив набухший член руками...
Я Ленку очень любил, потому, когда она предложила поехать на встречу её одноклассников, безропотно согласился. Встреча была банальной, вспоминали всякие выходки и истории, а когда кто-то предложил поехать к нему домой и немного выпить, мы приняли приглашение. На квартире мы оказались только вчетвером - мы с Ленкой, еще один парень и девица, которая была сама по себе. Быстро соорудив стол из того что было в холодильнике, мы приступили к развеселению коньячком и шампанским. Нам бы...
Мы с мамой пошли купаться на речку. На берегу к нам подошли три довольно датых мужика, в плавках, с бутылками пива в руках. Зажигалочки нет - поинтересовался один из них, с интересом разглядывая мою маму. На ней был одет синий раздельный купальник, мама его очень любила и всегда надевала только его. Мне он тоже очень нравился, так как плохо скрывал большие мамины сиси, которые выпирали из чашечек лифчика. Да и трусики мне тоже очень нравились, потому что когда они намокали, то собирались в центр...
Заключительная ЧастьНу вот, дожила, в оргиях участвую, пронеслось в моей голове. Как бы там ни было – всё закрутилось довольно быстро.А начали мы с того, что сняли одежды, встали парами и стали поглаживать друг друга по всем местам. Было так необычно! Стояли в таком порядке: Юля – Андрей, я и Игорь. Игорь начал с ласки руками моих сисечек, он их очень нежно мял, перебирал пальцами, затем его рука опустилась на мой лобок и стала поглаживать мои нижние губки. Я же в свою оч...
Каждый сантиметр комнаты был принизан похотью и запахом спермы. Я лежала возле Машки, которая тем временем уже начала приходить в себя. Мысли взрывались, в голове творился полный каламбур. Киска горела, но хотела ещё. Димка тем временем продолжал неподвижно лежать, раскинув ноги, томно дышал и смотрел в потолок. Даже в расслабленном состоянии он продолжал вызывать мурашки по коже. Все тот же свет светильника романтично падал на его накаченные ноги, создавая полутени на руках и обалденном торсе. ...
Часть 2 - "Большие перемены"После того как Женя и Юленька вернулись из санатория, я стал замечать, что жена очень сильно изменилась. Нет, она как была любящей матерью и великолепной хозяйкой, так ей и осталась. Вот только после презда она, чуть ли не каждый вечер минут по 30 разговаривает с моей матушкой по телефону, закрывшись у себя в комнате, отговариваясь: "Это наши, девечьи секреты. Тебе это не нужно". Ну я и не настаивал.Юленька была в больнице. Пролежала почти меся...
Меня зовут Саша мне 21 год. Я женился 3 месяца назад, на девушке 18 лет, и зовут ее Оля. Она очень сексапильная девушка, секс с ней для меня улет.Живем мы в Сочи, городе олимпиады. На 4том этаже 10этажного. дома.В один из дней, когда я был на работе, а работаю я программистом, на радио, ко мне позвонила мама и попросила съездить с ней в деревню, прибраться в доме бабушки. Сказать по правде, может я смог бы освободиться на недельку, но ехать туда желания не было никакого, ...
События эти происходили давно, в средине девяностых, в то самое время когда старая советская система окончательно упокоилась в своей закономерной смерти. Начиная со средины предыдущего десятилетия, всё что так успело укорениться и вжиться в умы населения разваливающейся страны постепенно отмирало, и засохло к начавшимся годам следующего, последнего, в том тысячелетии периода, называемого «бурные девяностые». Система рушилась сама, и её с таким же усердием рушили сами люди, меняя всё на свой прим...
В тверской области много полузаброшенных небольших из четырех – пяти изб деревенек. В одной из таких, у наших знакомых друзей, умерла бабушка, и им достался небольшой домик. Они стали использовать его как дачу и как-то пригласили нас с Наташкой в гости на время отпуска. Наташка – это моя жена. Стройненькая, худенькая высокая девушка с копной волнистых, ниспадающих на плечи вишневых волос. Не долго думая, мы собрали вещи и через четыре часа были на месте. Татьяна и Борис встретили нас радушно. &l...
В уме у меня уже давно созрел план, где я буду трахаться с ней. Жена ведь думает, что я в командировке, так что не станем разубеждать ее в этом…Секундного замешательства было достаточно, чтобы татарочка встала, хлопнула дверью и ушла к себе в общагу. Нить психологического контакта – умные дядьки-психологи называют это раппортом – оборвалась; в таких случаях лучше всего просто достойно удалиться, а не хватать девицу за руки и не убеждать, что «ты меня неправильно поняла». Все они прекрасно ...
Пролог."Опять поздно иду, - корила я себя. - Небось Санька заждался, да и волнуется за меня".Мысль о сынишке согрела меня и я, не замечая холодного дождя с ветром, поспешила домой.Санька уже спал, свернувшись в калачик, на своей половине кровати. В спальне было сухо и тепло, горел маленький ночник, освещавший только мою подушку. Одеяло Санька как всегда ссучил ногами вниз и его полуоткрытая голая попка белела в полумраке. Нащупав под одеялом я выудила пару трусиков - мои и Санькины.&qu...
Часть 1.- Ах, это чудесное утро выходного дня. Что в нем может быть хорошего? Впереди два дня и их можно провести вместе. С такими мыслями я проснулась. Только что "показанного" для меня сна было уже достаточно для того, что бы прямо здесь и сейчас отдаться тебе. Это достаточно редкий по утрам случай, но даже из-за него я не хотела будить тебя. Ты лежал рядом, крепкий сон все еще владел тобой. Я вынула руку из-под одеяла и провела ей по твоим волосам. Утром ты всегда такой лох...
Для тех, кто читал \"Гарри Поттера и Дары Смерти\" (7 книга) или для тех, кто просто хочет \"отдохнуть\"...Описываемые события не вошли в десятую главу под названием \"История Критчира\" (Кикимора). Рассказ даже начинается так же, как и в книге описываются события, просто потом возникают интимные подробности, которые Дж. К. Роулинг забыла описать!Друзья собрались спать. Гарри уснул первым, а Рон как истинный джентльмен сказал Гермионе, что в гостиной он видел диван ...