Три и двое. Глава пятая.

— Милый. — На ней был только фартук. — Ты сегодня как-то поздно.

— Немного задержал начальник отдела. Нужно было что-то ему пояснить. Понимаешь, — тут я выдохнул, — мы, там, немного в обед того, усугубили, а потом перед самым концом работы ему понадобилось. Короче, сидел — не дышал.

— Мда? — Она впилась в меня, выцарапывая из одежды. — Ну, и хрен с этим. Мне тебя как не хватало! Так соскучилась! Прямо на работе накатило, что чуть не завыла!

— Уже иду. — Мои пальцы нежно теребили её соски, упруго толкавшие кожу. Жар от грудей передавался мне, заводя член, застывший в анабиозе от невостребованности. — Как же могу я такое и оставить без внимания?

— Да? — Она остановила мои руки. — Погоди. — Сделав шаг назад, встала на пуфик, отставила ногу в сторону, упёрлась в столик.

— Тебе нравится так? — Я поднырнул под её фартук, поцеловал в лобок. Колючка любимая.

— Да. — Она положила руки на мою голову, чуть прижала.

— Ах, ты моя сладенькая. — С этими словами мои губы потянули попавшую в них половинку уже набухших срамных губ. — Мне тоже тебя не хватало. — Язычок прошёлся по малым губкам, вновь вернулся к внешним.

— Да, так. — Она улыбалась, закинув голову, позволяя волосам течь вниз в беспорядке. — И сильней. Чуть-чуть.

— Именно этого мне и не хватало весь день. — Клитор затрепетал под моим мягким языком. Дика, впилась коготками в голову, заскулила, задвигала тазом. Несколько минут мы играли в «угадайку» — куда и как должен был пройтись мой язык. Отчего и она, и у меня всё было готово к тому, что бы перейти к более прямому общению.

— На кровать? — Я оторвался от неё.

— Бежим. А то не успеем. — Она спрыгнула, сбросила с себя фартук.

— Догоню. — Я попробовал схватить её.

— Не поймаешь! — Она вывернулась, нырнула в комнаты.

В спальне был интимный антураж по полной. Притушенный свет, мягкие подушки на полу, свечи ароматами, заполнявшие нашу спальню, были теми знаками, что она очень и очень давно хочет секса. Поймав за талию, я развернул её, нагнул.

— Нет. — Она рванулась вперёд.

— Да! — Член ворвался в неё, раздвинул стенки вулкана, вновь достиг дна, опять прошёлся по стволу. Ложимся на кровать?

— Не останавливайся! — Она даже топнула ногой. Ого! Что-то новое?!

Она повизгивала, трясла головой, разлетавшиеся волосы, которые попадая на руки, свои тонкими прикосновениями выбивали искры страсти, подгоняли нас. Стараясь перехватить её удобней, я отпустил на полсекунды талию, чем она и воспользовалась. Нырнув в кровать, она крутанулась, ложась на спину, раскинула ноги в стороны, протянула руки, как жаждущая воды. Член с готовностью нащупал вход, стал двигаться в стволе, и тут моя спина почувствовала, что руки моей жены шарят по кровати. Нет, она не хватала в страсти простыни, не комкала их, собирая в тугие башенки материи. Она что-то искала. В следующую секунду на мою голову плюхнулся парик. Такой парик брюнетки, не яркий, не вызывающий, а такой вот брюнетки. Как Виктория. Это я понял потом, рассмотрев сам парик, а сейчас, удивлённый таким поворотом, я ускорил темп, видя, как закатываются её глаза. Так, теперь вверх подбородок. Да, так. Ну, всё! Теперь только дело за мной. Вернее, за тем как быстро мой член удовлетворится всеми нашими движениями.

— Нажми. — Она простонала это слова, как в забытьи. Что нажать? Останавливаться нельзя — у неё будет облом и, соответственно, у меня тоже. — Нажми. Пальцем.

— Сучка. — Большой палец нырнул в половинки, зашарил в поисках ануса. — И в задницу хочешь? — Ругань при анальных играх её заводила.

— Сучка. — Простонала она. — Дёрни меня. — Новое слово в её постельном лексиконе? В смысле, трахни меня?

— Шлюшка. — Она завертелась подо мной, чувствуя, что палец стал не только нажимать на коричневый кружочек. Смоченный катящимся с нас потом и соком нашей любви, большой палец левой руки, проталкивался в анус, погружаясь на фалангу. — Такая сладкая, молоденькая шлюшка.

— Да. — Она вытянулась. Ого! Член взвыл стиснутый вулканом. — Да! Сильнее! — Она вцепилась в мои плечи, вытянула губы в напряжении.

Я навалился на неё, задвигался, ощущая как, вместе с нами, двигается наша кровать. Соседям снизу, наверно, слышно очень и очень хорошо. От этой мысли тело пришло в ещё большее возбуждение. Дика, уже вцепившаяся в меня сведёнными от придвигающихся волн оргазма пальцы, тихо охнула, уткнувшись грудью в комок одеяла и простыней, а потом заткнула рот подушкой. Член не вошёл — ворвался внутрь, по-хозяйски ткнув мошонкой по её вулкану, пышущему чуть ли не пламенем. И снова, снова, снова пока не выстрелил в неё. Тихую Дику я не отпускал из рук, пока член сам не выскочил из разработанной дырочки ануса.

— Всё. — Она упала на кровать, закрыла лицо руками. — Спасибо тебе.

— А чего так? — Я тяжело дышал, крутя на руке парик. Прямо в тон цвета волос Виктории.

— Не знаю. Шла по улице, вдруг вижу — парики. Прямо занесло туда. А как представила тебя в парике на мне, чуть не кончила. — Она говорила через забор из ладоней.

— Ты чего? — Удивлённый, я отнял ладони.

Она плакала. Таким вот крупными слезами испуганной девочки. Словно она разбила что-то и теперь мама, похоже, задаст ей по первое число. Я оторопел. Такой реакции я не ожидал. Да, обижалась на меня, плакала, но во время секса? Никогда.

— Что случилось? — Плечи её, такие беззащитные сейчас, скрылись в моих руках. Какая горячая!

— Пусти в туалет. — Она встала с кровати, всхлипывая. — Потом.

— Тебе было плохо? — Я пошёл за ней. Такая реакция меня пугала. — Тебе было больно? Ну, когда я тебя сзади? Больно.

— Нет. — Она открыла дверь в ванную. — Потом, всё потом. Хорошо?

— Ладно. — Значит, разговор будет. — Жду.

***

Она села в ногах, завернувшись в халатик, который только подчёркивал её фигуру. Она любила его, и теперь он выступал для неё некой спасительной силой или защитной кожей. Так думал я, смотря как Дика устраивается в меня в ногах, поправляя халатик.

— Ложись ко мне. — Рука поймала её тонкие пальцы. Какие ледяные! — Что такое? Мылась ледяной водой?

— Нет. — Она попробовал сопротивляться, но нырнула ко мне под бок. — Знаешь. Я, наверно, такая извращенка.

— Извращенка? — Это наверно, о парике и прочем, что сидит у неё в голове. Интересно бы заглянуть внутрь, почувствовать её ощущения, мысли, и, конечно же, узнать оценки. В том числе и себя. — Значит, я люблю жену-извращенку.

— Я серьёзно. — Она толкнула меня. — Я после этой поездки только об этом и думаю.

— О чём думаешь?

— О том. — Даже сердиться начинает. Но не говорит сама. — Сам знаешь.

— Слушай, а, может быть напрямую скажем, что с тобой твориться? Я пойму. Я тебя люблю. Буду стараться понять и пойму. — Я заглянул в её глаза.

— Да? — Она, как девочка, доверчиво посмотрела мне в глаза, где кроме моей любви к ней, ну, и желания её, ничего не могла увидеть. — Знаешь, мне крышу снесла эта поездка. Ну, наш визит к Ольге.

— Тебе хочется секса с женщиной, похожей на Ольгу? — Ладно, возьму на себя эту ответственность — произнесу эти слова, которые ты не хочешь говорить.

Она закопалась мне под мышку, вздохнула, кивнула головой.

— Так ты мне скажи — да или нет. — Я поцеловал её в макушку.

— Да. — Она подняла голову, заспешила. — Я не знаю какую женщину. И как, почему. Я боюсь своего желания, но хочу. Это же не естественно когда женщина с женщиной.

— Да, нормально. — Пожатие плечами и уверенный голос должны были её успокоить. — Я бы не обращал на это внимания.

— Мужчина с мужчиной извращение, а женщина с женщиной нет? — Логика достойная Сократа или кого-то, там, философа.

— Слушай, милая. — Надо выкатываться из дебрей психики с философией, вместе взятых. — Если мужик с мужиком, то с их точки зрения — всё путём. Как их женщины, если они есть у них, к этому относятся — их личное дело. Принимают? Значит, всё в норме. Если женщина с женщиной, то это опять — как относится к этому их мужья, если они есть. Понятно?

— Нет. — Она смотрела в потолок. — Получается...

— Получается следующее. Первое, — пальцы нырнули в ложбинку спины, потянули поясок, — как муж, я не против, если у тебя будет секс с женщиной. Во-вторых, — поясок пустил ткань, собираемую моими пальцами, — если тебе будет хорошо от секса с женщиной, то и мне будет хорошо.

— А в третьих. — Она поймала мои пальцы, придавив ладошкой. — Ты будешь третьим?

— В смысле? — Изворотливость женского ума просто феноменальна! Надо срочно строить систему противовесов. Такого вот прямого перехода в атаку я от неё не ожидал.

— В смысле нас обеих трахнуть? — Она чуть дёрнула носиком. Сердится. А мы вам сейчас и успокоительного. — Так сказать, треугольником?

— Интересное предложение. Я о нём, как-то, не подумал. Подумаю. — Она, словно осознавшая сделанную ошибку ученица, поджала губы. — Если пригласите, то почему бы и нет. Но должно быть согласие обеих. И тут важная роль отводится тебе. Ты жена, я твой мужчина, значит, ты решаешь.

— Всё, не хочу слушать! — Она заткнула уши руками. — Не хочу.

— Слушать не хочешь? — Я перевернул её на спину. — Тогда придётся прибегнуть к физической силе.

Губы, всё-таки, не просто инструмент на лице для совершения действий — там захвата, поцелуев, смачивания. Губы это тончайший настройки прибор, позволяющий в доли секунд получить такую массу информации, что все компы мира обрабатывали бы день или два. После этого длительного поцелуя, я уже знал всё — она хочет и ждёт секса с женщиной, как, где, с кем она не знает, но отступить назад она уже не пожелает. Так же я знал, что она может и согласиться на секс втроём. Условием моего участия будет что-то незначительное для меня, но важное для неё. И она сейчас решает, что это будет.

— Знаешь. — Она дышала мне в грудь, чуть приподнимая попку, пропуская к паху бегающие по её телу пальцы. — Секс втроём тоже возможен. Но с условием. Вернее, двумя условиями.

— Конечно. И у меня будут условия. — Я знал, что сговор, начавшись, обязательно закончится к обоюдному удовлетворению. — Я же понимаю...

— Не надо ничего говорить. — Она прикрыла мне рот. — Мои условия просты — секс с той женщиной, — она с трудом выговорила это, — будет с презервативом. Потом, целоваться с ней нельзя...

— Стоп! — Я убрал её руки пальцы с мошонки. — Тебе не кажется, что это немного идиотично — заниматься сексом, не целуя груди...

— Это можно. — Она кивнула головой. — Груди, плечи, ну, другое, тоже можно. Но только не в губы! — Да, да, поцелуи в губы это предательство — знаем мы ваши женские штучки.

— А твои поцелуи? — Как на это ответишь? Мне-то не очень хочется, каждый раз говорить Вике, что, мол, извини, жена против поцелуев в губы. Стоп, а почему Вика? Может быть другая будет? — Твои поцелуи в губы?

— Мои? — Она поджала губы. — Мои?

— Да?

— Не знаю. — Она расстроилась, даже подбородок задрожал.

— Ладно. В губы целоваться не будем. Обещаю. — Я поцеловал краешки её глаз. — Не расстраивайся. Ничего ещё нет, а ты плакать.

— Да? — Голос обиженного ребёнка. — При мне заниматься сексом с другой женщиной?

— Тьфу, ты! — Надо немного рассердиться. — Хватит об этом. Всё забыли! Закрыли тему и забыли.

— Ну, не сердись! — Она соскользнула вниз, обхватила колбасу лежащего члена. Давай, давай, ублажай сердитого мужа! Губы обильно смочили головку, помяли член, спустились к мошонке, где вместе с дуновением её дыхания принялись ласкать заросли на подбирающихся яичках. Славно-то как! Эх, лесбиянка, ты, моя начинающая. Ты же муже-ориентированная сексуальная девочка, а не какая-то там розовая пантера. Но попробовать тебе это надо. Раз тянет, то попробовать надо. Если бы меня тянуло на мужиков... Стоп! Это уже не тема для обсуждения.

Волосы волнами катились по телу, щекоча кожу, вызывая желание сгрести их в одну упругую волну, накрутить на кулак, почувствовать приятную тяжесть, вдохнуть этот запах и приправить ими запах нашей любви. Дика крутила бёдрами, с наслаждением подавалась на все провокации. Даже когда в постели появилась свечка, на которую мы, посмеиваясь, натянули презерватив. Нависший над моим лицом её вулкан с набухшими половыми губами, двигался в такт, следуя атакам её рта на мой член. Кольцо из губ прокатывалось по столбу члена вниз, вверх, становясь то мягким, то жёстким, то просто неощутимым. В какие-то моменты нос толкал меня в лобок, мы вместе хмыкали от удовольствия и всё продолжалось. Она любила меня ртом, я её — свечкой в презервативе. Придерживая жену за попку, чтобы свечка не выскочила из жерла вулкана от её размашистого маха, вторая рука невольно сама нырнула между её половинок, а пальчик нащупал морщинистую мягкость анального отверстия. Она ускорила движение головой.

С каждым нырком вглубь вулкана и в соседнее жерло повелительница распалялась всё больше, зачастую, в забывчивости пуская в ход коготки и зубки. Вот теперь мне понятно, что значит «показать зубки». Крайне болезненно, скажу я вам. Но мне было приятно. Разговор на тему секса втроём выводил наш секс на какой-то новый уровень чувственности. Мы оба получали такой заряд, что всё происходящее было нам мало. «Надо бы в магазинчике прикупить всякие штучки-дрючки, а не импровизировать». Мысль становилась всё чётче, по мере искривления свечки. Плавился стеарин или что там, в свечке, от жара нашей любви.

Рекомендуем посмотреть:

Напишу ещё раз как мне довелось увидеть секс в подростковом возрасте.То что мне тогда было не понятно по возрасту а так же термины в которых я не разбирался,я заключу в скобки (.....),это сечас я уже понимаю кое чего...а тогда не знал, ну и не писатель я как Эмиль Золя и так.....Как то вечером когда я делал уроки а мать пришедши с работы и готовя ужин для семьи, мы услышали громкие звуки с улицы-ясно! папаня возвращается домой на веселе!И точно...с громкими возгласами в дом ввалился ...
Лиана проснулась, ощущая, что на нее кто то смотрит. Открыв глаза она вздрогнула. На краю кровати сидел Ральф и пристально смотрел на нее своим холодным взглядом. Когда она содрогнулась, он улыбнулся ей уголком рта. В голове Лианы быстро восстановились кошмарные события прошлой ночи, также об этом напомнили ноющие мышцы.— Доброе утро, красавица. Как спалось? Чай? Кофе? — нежно сказал он.— Я ничего не хочу, — хрипло сказала она.— Чай или кофе? — грубо переспрос...
Привет друзья, меня зовут Саша. Я хочу рассказать вам свою историю. Моя жизнь резко изменилась, год назад, когда бандиты, возможно конкуренты отца, застрелили маму. Отец очень влиятельный человек в городе, но он очень насолил кому-то, я особо не лез в дела отца, так как был скромным ребёнком, который потерял маму. Через какое-то время я узнал, что отец нашёл убийц мамы и разобрался с ними, но это меня уже не волновало.Опишу себя – мне почти 18 лет, роста 166см и очень худенький, волосы у м...
В тот вечер мы никуда не поехали. От такой жаркой ебли все вымотались до предела. Мое растраханное Иванычем очко ныло и горело, и я каждый час смазывал его детским кремом. Старики выложились по полной и теперь валялись на кровати, восстанавливая силы. Решив переночевать в этом номере, нам пришлось сдвинуть кровати вместе, что бы дать Егорычу место. Ночь провели спокойно, желая просто отоспаться. Наутро мы вызвали такси и, уладив все формальности с администрацией санатория, отправились в дорогу.&...
Первый раз у меня был в 15 лет. Всё дело произошло в лагере (уже не в пионерском). Её звали Юлей, она была моей вожатой. На вид её около 23 лет на самом деле ей было 19. Она была полной девушкой и соответственно имела большую грудь, но на её теле не было ни каких жировых складок, полнота ей шла. В лагере она уже работала все лето, и её тело говорило об этом своим шикарным загаром. Не знаю, как её удавалось загорать полностью и оставаться без белых пятен на груди и попке. Волосы у неё были от при...
23.09.09. С утра пригласил всех друзей в свой кабинет. Дела требовали консолидированного обсуждения. Утренний сбор, как я это называю. Окинул взглядом комнату. Кого-то не хватает. Кисэра… Вот засранец.До конца разговора сидел, как на иголках. Еле дождался, пока все разъедутся. Как только за последним человеком захлопнулась дверь, набрал его номер. Три гудка… четыре… пять… молчание. Я почувствовал, как спина вмиг покрылась испариной.Не такая уж долгая дорога до его дома показала...
Она доила и доила его кол, а собака извивалась, дрыгалась, скулила. Затем подошла Ира и Юля передала ей член пса, и она сразу же заглотила его. Давай, потолкай мне уже матку! – заявила сисястая, гладя себя по животику. Она встала и взяла с подсвечника свечку (15х4см.) и начала вводить её себе в жопу. (Она тем самым хотела, чтобы пёс сначала потрахал её в пухлую, бритую пиздень). Из-за постоянной ебли огромными членами, дырки мамаш стали настолько большими и глубокими, что спокойно принимали в с...
Василий Петрович был неудачником по жизни. В детстве его водила мама за ручку в детсад, школу и институт. Мама устроила его на работу и нашла ему жену. Но пришли жестокие времена. Тот, кто не умел жарить картошку, сидел голодным. Василий Петрович не умел. Предприятие, на которое он ходил, получать зарплату, ликвидировали, сделав из него склад. За ручку вести его в счастливое будущее никто не хотел. Жена пилила день и ночь, чтобы искал работу. Вася искал... пустые бутылки, сдавал их и, приобретя ...
Когда я пришел в себя, мы уже стояли.Конечно, одновременно шагать и кончать сложновато, но как я остановился, я не помнил. Сперма выстреливала, таз ритмично двигался, ослабляя и усиливая нажим на зад Трикела, все тело парило в наслаждении, а вот стояли мы в тот момент или еще шагали, никаких воспоминаний не было.Трикел торчал перед экзоскелетом. Я отщелкнул зажимы и, тяжело дыша, опустился на подножку. Ноги ослабели. В трусах было мокро.Пришелец обернулся, и я...
Я и не думала, что так всё закончится. Знаете, как это бывает между подружками – у одной гора ухажоров, любовников и т.д., а другой голяк в личной жизни. Так вот это наш с Валей случай.Валя миниатюрная брюнетка с точеными ножками, немного худоватой попой, маленькой но красивой грудью и шикарными черными как перо ворона волосами. Всегда ухоженная, всегда на шпиляндрах, в чулочках черных, подчеркивающих её темные волосы. А ещё Валя та ещё сучка, мужиками она всегда крутила только так. ...
Эта история произошла пару лет назат. Мы с моим другом Александром приехали отдыхать на юг, мы решили не ехать в Сочи или какие-либо другие крупные курортные города, а остановились в маленьком городке, не помню его названия, да и городом его назвать трудно. С погодой нам повезло, купания и загорания было предостаточно, казалось бы что надо для полного отдыха после напряженного рабочего года. Так прошло несколько дней, но чего-то не хватало для полной идилии и душевной гармонии. Мы...
Жила-была девочка, была она маленькая, но уже вполне сформировавшаяся. Были у нее блестящие темные до плеч волосы, длинные кокетливо приподнятые вверх густые ресницы, большие голубые глаза, пухлые розовые губки и нежный румянец на щеках. Ее фигурка также не уступала ее личику, она была худощавая со стройными ногами, маленькой попкой и имела грудь среднего размера. Как и любая сказочная девочка, она носила пышные короткие юбочки и цветные кофточки на пуговичках из под которых выглядывал ее изящны...
Я люблю свою работу и свой бизнес. Он позволяет мне покупать то, что я хочу и делать то, что я хочу. Пару недель назад находиться на работе стало слегка скучновато, но все поменялось, когда я решил нанять нового секретаря.Скажу сразу, проблем с женщинами у меня никогда не было. Я высокий, отлично сложен и приковываю внимание. Иногда женщины мне отказывают, но я себя убеждаю, что я просто не их тип. В остальных 99% у меня успех. Порой становится скучно от того, насколько женщины досту...
«Вы в дороге любви не гоните коня -Вы падете без сил к окончанию дня.Не кляните того, кто измучен любовью, -Вы не в силах постичь жар чужого огня.»Омар Хайям.(Пусть уж читатель извинит меня, не в моих правилах называть женщин, с какими я сплю, по имени отчеству. Но как истинный джентльмен, я считаю, что у каждого правила есть исключения. Нельзя подставлять даму, под удар. Да к тому же исключения - подтверждают правило!)Глава 1. Дачная поездка «серж...
Если мы и вспоминаем об этом, то с того дня , как муж впервые рассказал о Монстре. Так звали нового сотрудника у них на работе. Помню как супруг пришел со службы и раздеваясь в прихожей сразу стал говорить о странном человеке, что устроился к ним явно по блату и за первый рабочий день сумел поссорится с тремя отделами, подрался с охранником, и даже чуть не задушил уборщицу, сделавшую ему замечание, что он тушит сигареты об стену и кидает хабарики на пол и в цветочные горшки. На другой день я сам...
Денис сидел на кафедре за монитором и глядел на текст своей многострадальной диссертации. Мысль не шла. За окном было пасмурное весеннее утро, клонило в сон, да ещё и студенты начинали на перемене вламываться на кафедру с какими-то своими проблемами. Денис мрачно глянул на стол с кучей папок и просто лежащих документов. «Так и некому тут порядок навести» - подумал он. С тех пор, как Ленка ушла в декрет, Иосиф Моисеевич так и не нашёл никого на место лаборанта. Но тут вдруг, словно прочитав мысли...
ГЛАВА 7. Катерина приехала после отпуска посвежевшая, отдохнувшая. Она забрала у подруг своих рабынь. В ближайшие выходные, она решила собрать у себя девичник, чтобы поделиться впечатлениями от поездки. Екатерина позвонила Борису Михайловичу.-Хорошо, что вы мне позвонили Екатерина Алексеевна.-Что-то случилось.-Да, нужно срочно встретиться, желательно прямо сейчас.-Через час я буду на нашем старом месте. Они встретились.-Екатерина Алексеев...
При солнечном свете, с удивлением отметила креолка на следующий после изматывающего перехода день, древние развалины выглядели не менее загадочно. Темно серые, частично осыпавшиеся и изъеденные ветром руины оказались густо покрыты тропическими растениями. Издали вполне можно принять за увитые зеленью скалы.Мария только что проснулась. Рядом никого не было. Девушка осторожно выглянула из приютившего путешественников склепа: остатки ночного костра уже не дымились, в густой листве кричали как...
Несколько раз выдохнув, она затихла, поглаживая живот. Встрёпанная голова Лидки появилась из-за моей спины.— Сладенькая. — Ольга улыбнулась. — Где же ты так научилась?— Он научил. — Она пьяно улыбнулась.— Я тебя учил другому! — Член требовал реализации накопившегося в головке и самом стволе. Поэтому, на правах мужа, я без церемоний повалил её на спину, развёл эти сладкие ножки и всадил в самое жерло вулкана. Не примеряясь, не рассчитывая траекторию. Она всхлип...
Меня разбудили в полдевятого утра и велели привести себя в порядок. Так как в любой момент мог появиться клиент. Я приняла душ, накрасилась. Открыла шкафчик с одеждой и стала смотреть, во что бы одеться. Выбрала сексуальное кружевное белое белье. Надела его и легла на кровать в ожидании клиентов.Через час дверь отворилась. Вошел мужчина на вид лет пятидесяти, седовласый, с красивыми чертами лица. Протянул мне чек: Один час (анал + минет). Понятно, значит в пизду ебать он меня не будет.<br ...