Три и двое. Глава пятая.

— Милый. — На ней был только фартук. — Ты сегодня как-то поздно.

— Немного задержал начальник отдела. Нужно было что-то ему пояснить. Понимаешь, — тут я выдохнул, — мы, там, немного в обед того, усугубили, а потом перед самым концом работы ему понадобилось. Короче, сидел — не дышал.

— Мда? — Она впилась в меня, выцарапывая из одежды. — Ну, и хрен с этим. Мне тебя как не хватало! Так соскучилась! Прямо на работе накатило, что чуть не завыла!

— Уже иду. — Мои пальцы нежно теребили её соски, упруго толкавшие кожу. Жар от грудей передавался мне, заводя член, застывший в анабиозе от невостребованности. — Как же могу я такое и оставить без внимания?

— Да? — Она остановила мои руки. — Погоди. — Сделав шаг назад, встала на пуфик, отставила ногу в сторону, упёрлась в столик.

— Тебе нравится так? — Я поднырнул под её фартук, поцеловал в лобок. Колючка любимая.

— Да. — Она положила руки на мою голову, чуть прижала.

— Ах, ты моя сладенькая. — С этими словами мои губы потянули попавшую в них половинку уже набухших срамных губ. — Мне тоже тебя не хватало. — Язычок прошёлся по малым губкам, вновь вернулся к внешним.

— Да, так. — Она улыбалась, закинув голову, позволяя волосам течь вниз в беспорядке. — И сильней. Чуть-чуть.

— Именно этого мне и не хватало весь день. — Клитор затрепетал под моим мягким языком. Дика, впилась коготками в голову, заскулила, задвигала тазом. Несколько минут мы играли в «угадайку» — куда и как должен был пройтись мой язык. Отчего и она, и у меня всё было готово к тому, что бы перейти к более прямому общению.

— На кровать? — Я оторвался от неё.

— Бежим. А то не успеем. — Она спрыгнула, сбросила с себя фартук.

— Догоню. — Я попробовал схватить её.

— Не поймаешь! — Она вывернулась, нырнула в комнаты.

В спальне был интимный антураж по полной. Притушенный свет, мягкие подушки на полу, свечи ароматами, заполнявшие нашу спальню, были теми знаками, что она очень и очень давно хочет секса. Поймав за талию, я развернул её, нагнул.

— Нет. — Она рванулась вперёд.

— Да! — Член ворвался в неё, раздвинул стенки вулкана, вновь достиг дна, опять прошёлся по стволу. Ложимся на кровать?

— Не останавливайся! — Она даже топнула ногой. Ого! Что-то новое?!

Она повизгивала, трясла головой, разлетавшиеся волосы, которые попадая на руки, свои тонкими прикосновениями выбивали искры страсти, подгоняли нас. Стараясь перехватить её удобней, я отпустил на полсекунды талию, чем она и воспользовалась. Нырнув в кровать, она крутанулась, ложась на спину, раскинула ноги в стороны, протянула руки, как жаждущая воды. Член с готовностью нащупал вход, стал двигаться в стволе, и тут моя спина почувствовала, что руки моей жены шарят по кровати. Нет, она не хватала в страсти простыни, не комкала их, собирая в тугие башенки материи. Она что-то искала. В следующую секунду на мою голову плюхнулся парик. Такой парик брюнетки, не яркий, не вызывающий, а такой вот брюнетки. Как Виктория. Это я понял потом, рассмотрев сам парик, а сейчас, удивлённый таким поворотом, я ускорил темп, видя, как закатываются её глаза. Так, теперь вверх подбородок. Да, так. Ну, всё! Теперь только дело за мной. Вернее, за тем как быстро мой член удовлетворится всеми нашими движениями.

— Нажми. — Она простонала это слова, как в забытьи. Что нажать? Останавливаться нельзя — у неё будет облом и, соответственно, у меня тоже. — Нажми. Пальцем.

— Сучка. — Большой палец нырнул в половинки, зашарил в поисках ануса. — И в задницу хочешь? — Ругань при анальных играх её заводила.

— Сучка. — Простонала она. — Дёрни меня. — Новое слово в её постельном лексиконе? В смысле, трахни меня?

— Шлюшка. — Она завертелась подо мной, чувствуя, что палец стал не только нажимать на коричневый кружочек. Смоченный катящимся с нас потом и соком нашей любви, большой палец левой руки, проталкивался в анус, погружаясь на фалангу. — Такая сладкая, молоденькая шлюшка.

— Да. — Она вытянулась. Ого! Член взвыл стиснутый вулканом. — Да! Сильнее! — Она вцепилась в мои плечи, вытянула губы в напряжении.

Я навалился на неё, задвигался, ощущая как, вместе с нами, двигается наша кровать. Соседям снизу, наверно, слышно очень и очень хорошо. От этой мысли тело пришло в ещё большее возбуждение. Дика, уже вцепившаяся в меня сведёнными от придвигающихся волн оргазма пальцы, тихо охнула, уткнувшись грудью в комок одеяла и простыней, а потом заткнула рот подушкой. Член не вошёл — ворвался внутрь, по-хозяйски ткнув мошонкой по её вулкану, пышущему чуть ли не пламенем. И снова, снова, снова пока не выстрелил в неё. Тихую Дику я не отпускал из рук, пока член сам не выскочил из разработанной дырочки ануса.

— Всё. — Она упала на кровать, закрыла лицо руками. — Спасибо тебе.

— А чего так? — Я тяжело дышал, крутя на руке парик. Прямо в тон цвета волос Виктории.

— Не знаю. Шла по улице, вдруг вижу — парики. Прямо занесло туда. А как представила тебя в парике на мне, чуть не кончила. — Она говорила через забор из ладоней.

— Ты чего? — Удивлённый, я отнял ладони.

Она плакала. Таким вот крупными слезами испуганной девочки. Словно она разбила что-то и теперь мама, похоже, задаст ей по первое число. Я оторопел. Такой реакции я не ожидал. Да, обижалась на меня, плакала, но во время секса? Никогда.

— Что случилось? — Плечи её, такие беззащитные сейчас, скрылись в моих руках. Какая горячая!

— Пусти в туалет. — Она встала с кровати, всхлипывая. — Потом.

— Тебе было плохо? — Я пошёл за ней. Такая реакция меня пугала. — Тебе было больно? Ну, когда я тебя сзади? Больно.

— Нет. — Она открыла дверь в ванную. — Потом, всё потом. Хорошо?

— Ладно. — Значит, разговор будет. — Жду.

***

Она села в ногах, завернувшись в халатик, который только подчёркивал её фигуру. Она любила его, и теперь он выступал для неё некой спасительной силой или защитной кожей. Так думал я, смотря как Дика устраивается в меня в ногах, поправляя халатик.

— Ложись ко мне. — Рука поймала её тонкие пальцы. Какие ледяные! — Что такое? Мылась ледяной водой?

— Нет. — Она попробовал сопротивляться, но нырнула ко мне под бок. — Знаешь. Я, наверно, такая извращенка.

— Извращенка? — Это наверно, о парике и прочем, что сидит у неё в голове. Интересно бы заглянуть внутрь, почувствовать её ощущения, мысли, и, конечно же, узнать оценки. В том числе и себя. — Значит, я люблю жену-извращенку.

— Я серьёзно. — Она толкнула меня. — Я после этой поездки только об этом и думаю.

— О чём думаешь?

— О том. — Даже сердиться начинает. Но не говорит сама. — Сам знаешь.

— Слушай, а, может быть напрямую скажем, что с тобой твориться? Я пойму. Я тебя люблю. Буду стараться понять и пойму. — Я заглянул в её глаза.

— Да? — Она, как девочка, доверчиво посмотрела мне в глаза, где кроме моей любви к ней, ну, и желания её, ничего не могла увидеть. — Знаешь, мне крышу снесла эта поездка. Ну, наш визит к Ольге.

— Тебе хочется секса с женщиной, похожей на Ольгу? — Ладно, возьму на себя эту ответственность — произнесу эти слова, которые ты не хочешь говорить.

Она закопалась мне под мышку, вздохнула, кивнула головой.

— Так ты мне скажи — да или нет. — Я поцеловал её в макушку.

— Да. — Она подняла голову, заспешила. — Я не знаю какую женщину. И как, почему. Я боюсь своего желания, но хочу. Это же не естественно когда женщина с женщиной.

— Да, нормально. — Пожатие плечами и уверенный голос должны были её успокоить. — Я бы не обращал на это внимания.

— Мужчина с мужчиной извращение, а женщина с женщиной нет? — Логика достойная Сократа или кого-то, там, философа.

— Слушай, милая. — Надо выкатываться из дебрей психики с философией, вместе взятых. — Если мужик с мужиком, то с их точки зрения — всё путём. Как их женщины, если они есть у них, к этому относятся — их личное дело. Принимают? Значит, всё в норме. Если женщина с женщиной, то это опять — как относится к этому их мужья, если они есть. Понятно?

— Нет. — Она смотрела в потолок. — Получается...

— Получается следующее. Первое, — пальцы нырнули в ложбинку спины, потянули поясок, — как муж, я не против, если у тебя будет секс с женщиной. Во-вторых, — поясок пустил ткань, собираемую моими пальцами, — если тебе будет хорошо от секса с женщиной, то и мне будет хорошо.

— А в третьих. — Она поймала мои пальцы, придавив ладошкой. — Ты будешь третьим?

— В смысле? — Изворотливость женского ума просто феноменальна! Надо срочно строить систему противовесов. Такого вот прямого перехода в атаку я от неё не ожидал.

— В смысле нас обеих трахнуть? — Она чуть дёрнула носиком. Сердится. А мы вам сейчас и успокоительного. — Так сказать, треугольником?

— Интересное предложение. Я о нём, как-то, не подумал. Подумаю. — Она, словно осознавшая сделанную ошибку ученица, поджала губы. — Если пригласите, то почему бы и нет. Но должно быть согласие обеих. И тут важная роль отводится тебе. Ты жена, я твой мужчина, значит, ты решаешь.

— Всё, не хочу слушать! — Она заткнула уши руками. — Не хочу.

— Слушать не хочешь? — Я перевернул её на спину. — Тогда придётся прибегнуть к физической силе.

Губы, всё-таки, не просто инструмент на лице для совершения действий — там захвата, поцелуев, смачивания. Губы это тончайший настройки прибор, позволяющий в доли секунд получить такую массу информации, что все компы мира обрабатывали бы день или два. После этого длительного поцелуя, я уже знал всё — она хочет и ждёт секса с женщиной, как, где, с кем она не знает, но отступить назад она уже не пожелает. Так же я знал, что она может и согласиться на секс втроём. Условием моего участия будет что-то незначительное для меня, но важное для неё. И она сейчас решает, что это будет.

— Знаешь. — Она дышала мне в грудь, чуть приподнимая попку, пропуская к паху бегающие по её телу пальцы. — Секс втроём тоже возможен. Но с условием. Вернее, двумя условиями.

— Конечно. И у меня будут условия. — Я знал, что сговор, начавшись, обязательно закончится к обоюдному удовлетворению. — Я же понимаю...

— Не надо ничего говорить. — Она прикрыла мне рот. — Мои условия просты — секс с той женщиной, — она с трудом выговорила это, — будет с презервативом. Потом, целоваться с ней нельзя...

— Стоп! — Я убрал её руки пальцы с мошонки. — Тебе не кажется, что это немного идиотично — заниматься сексом, не целуя груди...

— Это можно. — Она кивнула головой. — Груди, плечи, ну, другое, тоже можно. Но только не в губы! — Да, да, поцелуи в губы это предательство — знаем мы ваши женские штучки.

— А твои поцелуи? — Как на это ответишь? Мне-то не очень хочется, каждый раз говорить Вике, что, мол, извини, жена против поцелуев в губы. Стоп, а почему Вика? Может быть другая будет? — Твои поцелуи в губы?

— Мои? — Она поджала губы. — Мои?

— Да?

— Не знаю. — Она расстроилась, даже подбородок задрожал.

— Ладно. В губы целоваться не будем. Обещаю. — Я поцеловал краешки её глаз. — Не расстраивайся. Ничего ещё нет, а ты плакать.

— Да? — Голос обиженного ребёнка. — При мне заниматься сексом с другой женщиной?

— Тьфу, ты! — Надо немного рассердиться. — Хватит об этом. Всё забыли! Закрыли тему и забыли.

— Ну, не сердись! — Она соскользнула вниз, обхватила колбасу лежащего члена. Давай, давай, ублажай сердитого мужа! Губы обильно смочили головку, помяли член, спустились к мошонке, где вместе с дуновением её дыхания принялись ласкать заросли на подбирающихся яичках. Славно-то как! Эх, лесбиянка, ты, моя начинающая. Ты же муже-ориентированная сексуальная девочка, а не какая-то там розовая пантера. Но попробовать тебе это надо. Раз тянет, то попробовать надо. Если бы меня тянуло на мужиков... Стоп! Это уже не тема для обсуждения.

Волосы волнами катились по телу, щекоча кожу, вызывая желание сгрести их в одну упругую волну, накрутить на кулак, почувствовать приятную тяжесть, вдохнуть этот запах и приправить ими запах нашей любви. Дика крутила бёдрами, с наслаждением подавалась на все провокации. Даже когда в постели появилась свечка, на которую мы, посмеиваясь, натянули презерватив. Нависший над моим лицом её вулкан с набухшими половыми губами, двигался в такт, следуя атакам её рта на мой член. Кольцо из губ прокатывалось по столбу члена вниз, вверх, становясь то мягким, то жёстким, то просто неощутимым. В какие-то моменты нос толкал меня в лобок, мы вместе хмыкали от удовольствия и всё продолжалось. Она любила меня ртом, я её — свечкой в презервативе. Придерживая жену за попку, чтобы свечка не выскочила из жерла вулкана от её размашистого маха, вторая рука невольно сама нырнула между её половинок, а пальчик нащупал морщинистую мягкость анального отверстия. Она ускорила движение головой.

С каждым нырком вглубь вулкана и в соседнее жерло повелительница распалялась всё больше, зачастую, в забывчивости пуская в ход коготки и зубки. Вот теперь мне понятно, что значит «показать зубки». Крайне болезненно, скажу я вам. Но мне было приятно. Разговор на тему секса втроём выводил наш секс на какой-то новый уровень чувственности. Мы оба получали такой заряд, что всё происходящее было нам мало. «Надо бы в магазинчике прикупить всякие штучки-дрючки, а не импровизировать». Мысль становилась всё чётче, по мере искривления свечки. Плавился стеарин или что там, в свечке, от жара нашей любви.

Рекомендуем посмотреть:

Возвращаясь из командировки домой я зашёл в купе своего поезда, до отправления которого оставалось десять минут и увидел, что там больше никого нет. Это меня расстроило, так как вчера вечером я разговаривал по телефону со своей подружкой и она мне рассказала, как пошла одна на дискотеку, познакомилась там с парнем и после дискотеки поехала к нему домой и изменила мне с ним. Настроение было ужасное, я просто не находил себе места и ехать в купе одному без общения, пусть даже с посторонним челове...
Я был не совсем откровенен в своих предыдущих рассказах. На самом деле, у меня был опыт гомосексуальных отношений, но сама эта тема меня несколько напрягала, посему я о ней не рассказывал. И да, простите, что не писал. Не было вдохновения, а теперь появилось. Может решусь как-нибудь написать продолжение основной линейки.За пару лет до произошедших событий, я гулял по сайтам интим-знакомств. Мне хотелось испытать пассивный анальный секс, пусть и с мужчиной, лишь бы без лишних отношени...
Да возрадуются же мои фанаты, поклонницы, поклонники и просто читатели. Sturmtiger вернулся. Sturmtiger снова с вами. Sturmtiger готов вновь радовать вас своими произведениями. Доброго всем суток, господа.Встречайте продолжение рассказа про необычную монету. Надеюсь, вам понравится. Приятного чтения!Ваш Sturmtiger.(c)Очнулся я глубокой ночью, все также лежа грудью на столе... В голове было удивительно ясно, глаза и тело - не болели, воздух был свеж и чист, не было в...
Доброго дня и ночи, уважаемые читатели! Так как у меня возникла проблема с выкладыванием рассказов (как с рассказом «Тайна»), а очередная «Саша» пока что получается уж очень объемной, я решил выложить пока только одну из четырех глав 3 части. Таким образом «Саша» будет теперь выкладываться намного чаще, просто будет больше частей, но меньших по количеству страниц! Приятного чтения. Надеюсь, вам понравится.Основной инстинкт.Марина Константиновна неслась вниз буквально пере...
Ночью Шана отправилась к своей сестре. Не обнаружив ее в комнате, девушка направилась туда, где, как ей казалось, она могла найти Ширке — к хижине Большого Джо.Она не ошиблась. Уже на подходе стали слышны стоны трахаемой женщины. Подойдя к окну, она увидела свою сестренку сидящей... на дяде Бобе!— Значит, вот ты какая, козочка меньшая! — крикнул он девушке, которая скакала спиной к нему на члене, буравившем ее попку. Одной рукой мужчина мял ее грудь, а другой помогал себе...
Это был обычный вечер. Я давно его не видела и мы встретились чтобы просто посмотреть друг на друга, поговорить. Между нами никогда ничего не было и предполагалось, что и не будет. Мы просто шли по дорожкам парка и разговаривали обо всем и в то же время ни о чем. Днем светило солнце, а к вечеру начали набегать тучи.Дождь начался внезапно, как это часто и бывает летом. Крупные капли забарабанили по листве, траве. Ни у меня ни у него не было зонтика и единственным спасением от пронизывающих...
Когда мне было 16 лет, мы ездили в Египет с мамой с младшим братом. Однажды мы с мамой пошли в магазин напротив нашего отеля. Мы купили магнитики и прочие мелочи, потом пошли покупать футболки. Нас встретил продавец-консультант – мужчина-араб лет 25. Он был красивым, аккуратным, с правильными чертами лица, высокий, крепкого телосложения, темноволосый, с достаточно светлым для арабов цветом кожи. У него был прямой нос и тонкие губы. Он предложил нам свою помощь в выборе футболок, мы не отказались...
Автор: Erix2010 (gamilkar-barkid@yandex.ru) ЧЕРНЫЙ КВАРТАЛ БЛЭКСА (часть пятая)- Уау! – вырвалось у Микса при виде голой девчонки.Келли имела вид томно-усталый, слегка потрепанный, вся такая разгоряченная, кожа влажно блестит. От нее пахло спермой. Микс заметил на ее ляжках липкие блестящие потеки, начинающиеся от ее полуоткрытых половых губок и тянущиеся до колен.- А вы неплохо позабавились, - криво усмехнулся негр.Он заглянул через плечо Келли в комнату.<...
Они хороши обе. Сестра у жены – женщина! К тому же она красива так, что ею хочется любоваться, каким-то неясным чутьём понимая, что и в постели такая партнёрша непревзойдённо прекрасна. Это секс мечта мужчины! Она обладает таким телом, которое и упакованным в тряпки возбуждает в мужчинах желание невероятной силы, да такой мощи, что эрекция оказывается неизбежной. К счастью, за последнюю не приходится терпеть смущение в людных местах, поскольку причина находящаяся рядом, вполне оправдывает и объя...
Тимоти Коллинз продирался к концертному залу сквозь толпу, густую, как джунгли. Черт бы подрал этих импресарио: отчего бы не назначать концерты на выходные? В будни Чикаго похож на муравейник, если ткнуть в него лопатой. Шесть вечера, а ему оттоптали все туфли...- Дьявол! - ругнулся он, когда на его ногу в очередной раз обрушился чей-то каблук. - Ты что, парень... - и осекся, увидев, что виновник пострадал сам.В толпу ввинчивалась какая-то старушонка в очках, толкаясь направо и...
Коленька.-Внимание всем пассажирам, приготовьте билеты,- басила толстая кондукторша, в автобусе было душно и тесно. Коля стоял на нижней ступеньке с усердно шарил по карманам, билет куда то делся. заматерившись про себя, он дождался кондукторши и заплатил за билет, уже не первый раз он так покупал билет, вечная рассеянность была его спутницей.За окном навстречу Коле ехали дома, магазины и машины, но он не видел их так как его внимание привлекло кое-что иного характера.На уровне...
Всем доброго утра, дня и ночи. Даже не знаю с чего начать свой рассказ, так как пишу такого плана истории впервые. Большинство рассказов начинается: я такой то такой, жена у меня в обще, вот такая то модель и все у нас было хорошо .О том что мне жена может изменять и мысли не было, живем там и сям.Креативного вступления и у меня не будет.Мне 30, жене 27, вместе уже более 7ми лет. Детей еще не завели, оба мы работаем, имеем достаток выше среднего. Например 2 раза в год съездить ...
Начну с себя я Наталья мне 40 уже события о которых буду рассказывать произошли 5 лет назад когда я работала в одном бизнес центре. Я Высокая блондинка с 3м размером груди и спортивным телосложением, ходила в зал да бы из за офисной работы не стать толстой как бочка. Я замужем и у меня есть дочь на тот момент 20ти летнего возраста вся в меня спорт и правильный образ жизни только цвет волос она шатенка с кудряшками. Мужа давно уже нет он был военным ну там думаю вы понимаете что случилось...<b...
Евгений выключил компьютер, надел кардиган и вышел из кабинета. Сегодня пятница, и Евгений, решив не оставлять незавершенных дел на выходные, закончил рабочий день позже обычного. Выйдя из кабинета, он направился по безлюдному офису к лифту, но возле кабинета директора — Шамиля, он услышал голос директора . Шамиль был чеченцем. Десять лет назад, когда ему было двадцать лет он переехал из Грозного в Москву, где открыл консанлтинговое агентство. Шамиль был настоящим кавказским мужчиной, уверенным ...
Глава 3… в темной каюте нефа.(неф средневековое транспортное судно, с гребными рядами и одной парусной мачтой, примечание автора)- Как хорошо! Как узко! – шептал в исступлении Гарольд, насаживая Мелину в узкое анальное отверстие.Его бедра шлепали по ее округлым ягодицам, Мелина загнувшись в локтях и коленях, стояла спиной к нему, покорно выдерживая мощный натиск. Хорошо смазанный анус Мелины, оказался ничуть не хуже ее влагалища.- Аххх… О-о-о, как…...
Я живу в Волгограде сколько себя помню. На момент написания рассказа мне 23 года, я брюнетка, 170 см. рост, 88х62х90Я хочу рассказать вам историю, которая случилась со мной в 19 лет. На дне рождении моей подруги Светы (С) мы с девчатами немного перебрали и у нас случился спор: кто лучше кого в сексе. После небольшой перебранки мы придумали игру "Табор". Смысл её в следующем: девушки идут с десятью пластиковыми стаканчиками в мужской туалет и ждут парней, чтобы всяческими способами вы...
Я стоял на перекрестке. Было жарко. Мимо проезжали машины, но никто не хотел меня подбирать - они были забиты дачниками, рассадой, каким-то барахлом. В принципе, я спокойно мог дойти до дачи пешком, раз уж опоздал на автобус. Всего каких-то девять ки-лометров. По жаре в тридцать градусов. Не то чтобы я очень уж хилый для своих двадцати - я только выгляжу на семнадцать, но физически я развит вполне. Просто мне лень.Так в раздумьях я провел на развилке около двадцати минут, когда рядом остан...
... Что первое я отчётливо помню? Палаты жрицы. Как я не напрягаюсь, всё до того распадается на отдельные фрагменты. Тот момент, когда она забрала меня к себе, остаётся более-менее отчётливым, но всё, что было раньше, тонет в тумане.Я медленно шла через зал к каменному помосту, чтобы занять своё место в кругу, и насладиться дурманом чёрных роз.Сколько раз это происходило? Не знаю. Мне казалось, так было всегда: туман в голове, запах дыма сгоревших чёрных цветов, сплетающиеся в ...
Элеана проснулась резко, словно от толчка. Подскочила на постели, испуганно оглядываясь по сторонам. Она была в своей спальне в замке, небо за окном начинало светлеть, сидевшие на балюстраде озерные птички, курлыкая, вели свои утренние разговоры. В комнате никого не было. Девушка снова сонно опустилась на подушки - еще слишком рано, чтобы вставать, скоро придет Грета, чтобы разбудить ее, а пока можно еще чуть-чуть поспать.Внезапно внутри похолодело, сознание прояснилось - Грета не по...
… Щуря свои изумрудные глаза, Мэган вышла из тени на залитый солнцем берег лесного озера. Не выдержав соблазна, волшебница быстро скинула кожаные мокасины и ступила на теплый песок. Пальцы тут же приятно утонули в мягких золотистых песчинках. Ученица Великого Чародея все еще пребывала в своих сладких грезах. Задумчиво глядя на абсолютно ровную гладь воды, она начала медленно раздеваться. Первой вниз слетела ее визитная карточка – длиннополая красная туника: ткань мягко проскользила по белоснежно...