Три цвета жизни

1. Розовый

— Пошли ебаться!

— Тише! Ну что ты меня позоришь...

— Пошлииии, — счастливо тянула Лю, вцепившись в Шмыгин рукав.

— Куда мы пойдем?

— Куда-нибудь! В хату твою пошли!

— Ну пошли. Ты только, эта... Не матюкайся.

— А кто меня научил? Ты и научил!

— Ну не на людях же, бля...

Шмыга брел за Лю, прыгавшей, как синичка.

Она была счастлива. Три недели назад она стала женщиной, и с тех пор купалась в том, что называла «любовью»: в пьянящем молодом бесстыдстве, когда все, что стыдно и нельзя, вдруг стало можно. Она говорила Шмыге «любимый», «пусенька» и растекалась от этого сладкой лужей; она повторяла за ним — «выеби меня» и «я твоя сучка», — такие слова драли ее жестокими мурашками, и она старалась говорить их как можно чаще.

— Вылижешь мне пизду?

— Ты, эта, потише, — бормотал Шмыга, открывая дверь.

— Вылижи мне... пизденочку... сладкую... она так любит твой язычочек... — шептала Лю ему в ухо, умирая от того, что говорит такие слова.

Она млела, когда на бедрах не оставалось ни клочка одежды, и голую стыдобу холодили Шмыгины взгляды; она обожала трясти грудями, розовыми, молодыми, и шлепать ими Шмыгу по лицу — от этого соски наполнялись щекотным соком, и казалось, что они вот-вот лопнут. Маленькими липкими фонтанчиками сгущенки или ликера...

— Ииииыы, — подвывала она и гнулась для него кошкой, краснея от восторга.

Бесстыдничать было невыносимо сладко и стыдно, а когда Шмыга проникал внутрь — Лю кричала, закатывая глаза.

«Меня ебут», думала она, — «ебут, ебут, ебут, ебут, ебут... »

Это заклинание наполняло ее томным ужасом. Ужас отладывался в теле, и иногда (не всегда, но иногда) вдруг взрывал Лю, как динамит, и тогда она пускала фонтан до потолка, царапая ногтями Шмыгу.

Она не знала, от чего взрывается — от удовольствия, от своих фантазий или от мантры «меня ебут», и не хотела этого знать.

— Ты охуительный. Мне было просто охуезно, — шептала она после очередного фонтана, и Шмыга морщил небритые щеки.

Он был старше ее на двенадцать лет. Когда-то, в прошлой жизни, когда он только-только продырявил Лю, та была вежливой девочкой с косами и бледными беспомадными губами. Одурев от того, что с ней сделали, Лю отрезала гриву, выкрасив остаток в розовый цвет, проколола бровь, стала густо чернить веки и носить лосины в розовую полоску. Ее переполнял такой восторг, что она просто не могла остаться прежней: нужно было перекорежить всю себя, чтобы стать совсем новой Лю — охуительно сексуальной и взрослой, как Шмыга.

Тот ругался матом, но не оставил ее, и Лю раз и навсегда убедилась, что он любит ее пуще жизни.

— Ты меня очень сильно любишь, да? — мурлыкала она, запрокинув голову.

— Угу, — бубнил Шмыга.

Тысячи сладких ручейков втекали из-под его языка в масляный бутончик Лю, и та стонала, сверкая улыбкой в потолок.

За окном грохотало, и даже побрякивали стекла, но она не обращала внимания: в ее теле разгоралась щекотка, приторная, как сон на рассвете, и Лю изо всех своих молодых сил распахивалась навстречу, чтобы истаять в ней, как горсть снега...

Грохотнуло где-то совсем рядом. Шмыга приподнялся и глянул в окно.

— Ууууэээ, — капризно взвыла Лю, и тот поспешно нырнул обратно.

Минуты две или три раздавалось старательное чавканье. Потом Лю вдруг подскочила.

— Не получается, — виновато сказала она. — Писять хочу.

— Здрасьте. Не могла сказать? Я тут, эта, стараюсь...

— Ну прости. Я щас, мигом...

— Помнишь, где сортир?

— Йееехоооуу! — крикнула Лю, вылетая, как была, голышом во двор.

Шмыга жил в частном секторе, и удобства были за домом, в бурьянах.

Пробежав пару шагов, она метнулась обратно — «не, нельзя босиком в говно... надо обуться... « — натянула кроссовки прямо на босу ногу и рванула к сортиру, холодея от стыдной наготы в бедрах, хоть на нее никто и не смотрел.

Прикрыв дверь, Лю села над вонючей ямой и зажмурилась, представляя, как сейчас вернется и подставится Шмыгиному язычку, и захлебнется в оргазме, как в вине, и будет орать и дрыгать ногами, и хрюкать, и пускать слюни, потому что когда кончаешь — можно все, даже то, чего нельзя нигде и никогда...

Она не слышала свиста, нараставшего за дверью, — или, может быть, он слился с ее мечтами, трескучими, как фейерверк.

Она не успела увидеть, как снаряд, прочертив воздух, влетел в Шмыгину хату и разнес ее огненным смерчем.

Все, что было рядом, смялось и отшырнулось прочь — и машина, и доски, и забор, и зеленая коробка сортира вместе с Лю, вылетевшей в бесцветное ничто.

2. Стальной

— ... Специально для вас — репортаж из войны для лагеропле... извините, из лагеря для военнопленных. Только что, буквально пять минут назад, поступила информация, что женщина-снайпер, известная как Стальная Змея, особо опасная... эээ... особо опасный враг, на чьей совести — десятки жизней наших доблестных воинов, эээ... что она взята живьем и сейчас находится здесь, в плегере для военнолаг... ой, прошу прощения! И вот вы видите ее, эту женщину, молодую женщину, эээ, девушку, бросившую мирную жизнь, учебу, семью ради того, чтобы убивать, убивать, убивать... Убивать своих братьев... Скажите, эээ, какова была ваша мотивация?

Журналистка ткнула микрофон девушке в наручниках.

У той были короткие волосы серо-стального цвета. Их можно было принять за седину, если бы не молодое лицо с пухлыми щеками.

— Вы меня слышите? Какова была ваша мотивация? Почему вы стреляли в живых людей? Почему вы...

— Я плохо слышу, — сказала девушка. — Был взрыв. А слуховой аппарат отобрали.

Журналистка, запнувшись на миг, нагнулась к ее уху:

— КАКОВА БЫЛА ВАША МОТИВАЦИЯ? ПОЧЕМУ ВЫ...

— Мой жених погиб в собственном доме. Два года назад. Его убило снарядом. Вашим снарядом. Вы его убили. И я...

— Вы слышите? Вы слышите? Похоже, она действительно верит, что мы убили ее жениха. Девушка! Мы не обстреливаем жилые кварталы! За все годы великой войны Бобра с Ослом наши снаряды ни разу не попали... то есть...

Журналистка кричала ей в ухо, потом в микрофон, потом снова в ухо. Девушка больше ничего не говорила.

— ... как и миллионы ее соотечественников... но это ее выбор, и мы... Так, судя по всему, пришел конвой, и сейчас пленных, эээ, уведут, и...

Девушка смотрела на одного из конвоиров. Тот — на нее.

Их взгляды пульсировали застывшими огнями. Казалось, они излучают радиацию.

Вскоре все в комнате умолкли...

— Эй, че такое? Работаем, работаем, — второй конвоир толкнул первого и подошел к пленной. — Давай-давай. Пошла... Убери камеру! Убрал камеру, я сказал, блядь! — насел он на оператора, выталкивая девушку за порог.

— Почему ты жив? — крикнула она другому.

— Я... У меня в доме, эта, подвал был... — бормотал тот. — И я как раз туда нырнул... за водкой...

— Вы знакомы? — ухмыльнулся второй. — Пошла, пошла. Наговоритесь еще, — он толкнул пленную в раскрытую дверь.

Девушка все оглядывалась на первого. (Как видно, она ничего не слышала. )

Тот продолжал стоять, как истукан.

3. Золотой

— Встать, — он навел на нее автомат.

Девушка не шелохнулась.

— Встааааать!!! Стрелять буду, бляяя!!! — визгливо закричал военный, тыкая автоматом в пустоту.

Она подняла голову. Посмотрела на него. Медленно встала, сутулясь, как старуха.

— На выход. На выхааааад!!! — снова крикнул тот, потому что девушка не двигалась, и толкнул ее дулом в спину.

Так они и шли: она то и дело останавливалась, а он толкал ее в спину. На третьем-четвертом шаге она застывала, и все повторялось сначала.

Пройдя коридор, они вышли наружу.

Воздух лип к коже туманом, плававшим в ночи, как чернильный кисель. Натянув балаклаву, военный толкнул девушку к воротам.
— Так страшнее, да? — скривилась та.

— Молчи... Слава Бобру! — крикнул военный охране, вскинув руку.

— Навеки слава, — сонно отозвались из будки. — Куда?

— На допрос. К Бате.

Заскрипели ворота. Военный включил фонарь, прорезавший ночь золотой иглой, и вытолкнул девушку вперед, в туман.

Какое-то время они молча шли. Потом, когда последнее здание осталось позади, и они вышли в поле, бездонное, как ваккуум, девушка оглянулась.

— Пошлаааа, — зашипел военный, снова толкая ее.

— Без суда? — одними губами спросила та.

Они шли долго, долго, пока огни за спиной не расплылись в золотые кляксы. Военный ослабил фонарь до минимума, и тот едва освещал вымокший асфальт.

— Стой, — вдруг сказал он, оглянувшись.

Девушка, не слышав, прошла пару шагов вперед. Потом оглянулась.

— Здесь?..

— Что «здесь», «здесь»?! — снова психанул военный. — Задолбала! Вот!..

Он снял снял автомат и положил на землю. Рядом пристроил фонарь. Потом отошел назад.

Девушка секунду или две смотрела на него. Потом кинулась к автомату, схватила его, направила на военного...

Тот стоял, скрестив руки.

— Я, эта... чесать буду отсюда. Хочешь — вали к своим. А хочешь — давай с мной. Вместе веселей.

Девушка стояла, глядя в темноту. Потом сказала:

— Я не слышу...

— На, держи. Да не вздумай стрелять, — военный подошел к ней, протягивая какую-то штуку.

Девушка вскинула дуло, но тут же опустила.

Дрожа от напряжения, она дала ему подойти и сунуть ей в ухо слуховой аппарат.

— Сейчас слышишь?... Я говорю: давай со мной. Я отсюда делаю ноги, и ты со мной... хочешь? Давай вместе. Слышишь меня?

— Слышу. Ты... хочешь бежать к нашим?

— Нахер мне твои ваши! Я просто хочу бежать. От этой долбаной войны, ясно тебе?

— Я... если убегу, я продолжу свое дело. Пока враг ходит по моей земле... Почему ты с ними?

— Я же говорил тебе... Эээх, да ты же плевалась только, вон в глаз мне попала, до сих пор чешется... Я же тебе столько объяснял... Когда по моей хате шарахнули ослисты...

— И ты в это веришь?

— ... Не перебивай! Когда по моей хате шарахнули, и ты умерла... Ну, я так думал, что ты умерла, я же не знал тогда... До того я к тебе не очень... так, гормончики и все такое... но после — меня как прошибло. Ради тебя я прорвался тогда в Боброполь, вступил в добровольческий батальон... Это все ради тебя, ради твоей памяти... Я хотел отомстить за тебя, понимаешь? И вдруг — ты жива. Ты...

Шмыга замолчал.

Молчала и Лю.

Фонарь светил в ночь золотым пучком, и в нем плавали искорки влаги...

— Ты седая или покрасилась? — спросил Шмыга.

— Седая.

Лю снова замолкла. Потом продолжила:

— Как начали отрастать — оказалось, что седые. Розовое я остригла нахрен...

Они опять замолчали.

Потом Лю сняла автомат, бережно, как ребенка, положила его на асфальт и подошла вплотную к Шмыге.

— А сейчас они у тебя золотые, — сказал он ей.

— Золотые? Почему?

— Фонарь... А на волосах у тебя капельки... Светятся...

Осторожно, будто боялся обжечься, он провел рукой по ее волосам.

Лю стояла, не шелохнувшись.

Потом начала тихо всхлипывать.

Шмыга гладил ее по голове, а она плакала все громче, клонясь к нему.

Вскоре они целовались, намертво всосавшись друг в друга ртами, как пиявки. Туман окутал их золотой шалью, мерцающей в фонарном луче.

Потом Шмыга, задыхаясь, стал сдергивать мокрые брюки с Лю и с себя. Она неуклюже помогала ему...

— Аааай! Больно...

— Что это?

На бедре у нее темнел то ли шрам, то ли кровоподтек размером с блюдце.

— Татуировка была... Великого Ослана. Соскребли пемзой... я орала, а они скребли...

— Тебя насиловали?

— Не хочу об этом...

Шмыга долго целовал ей бедра и живот. Потом с энного раза проник в нее, и они снова выпрямились, раскачиваясь в тумане, будто танцевали медляк.

— Не знала, что можно трахаться вот так... не трахаясь...

Она уже не плакала. Шмыга сопел и слизывал с ее лица золотые капельки — то ли дождя, то ли слез...

Их так и не нашли, хоть и объявили в розыск.

Рекомендуем посмотреть:

«Просто ужас какой-то! Эта война складывается для нас хуже некуда! Сначала известие о том, что Империя, заручившись поддержкой тварей из Демонии, находящейся в другом измерении, одолела непобедимую владычицу морей королеву Кассандру. Говорят, она героически выстояла пленение, а потом вместе с нашими силами выгнала врагов со своих земель. Как бы я хотела быть похожа на нее хоть от части! Хотя, говорят, она больше похожа на амазонок, чем на жриц... А теперь еще и это! Только получили поддержку фло...
В этой серии:Таня и Настя. Прости меня подруга.Таня и Настя 2. Отдать долг.Таня и Настя 3. Страпон и расширение анала (официально не учитывается)Таня и Настя 4(3). Копро-оргияТаня и Настя 5. Правила.Таня и Настя 5. Правила: Продолжение.На следующий день я проснулась очень прикольно - Настя пукнула над моим лицом. Аромат ее какашек возбудил меня и я с готовностью лизнула ее анус. Я встала и мы сделали зарядку, потом я собралась идти в ванную, но Настя ост...
Дорогой читатель!То, что ты сейчас прочитаешь, покажется тебе сказкой потому, что ты, возможно, подумаешь, что такого не бывает. Но людям хочется верить в сказку, и пусть сказка несбыточна, но именно она порой помогает нам выжить в тех или иных условиях. Только от тебя зависит, сможет ли твоя жизнь напомнить тебе эту сказку. Люби и будь любимым, только так ты сможешь быть счастлив. И не важно кого ты любишь, потому что близкие души нельзя подчинить разуму. После прочтения сего творен...
И конечно же, она позвонила. Правда долго пришлось ее ждать, я уж и забыл, решил, что девочка образумилась. Ан нет.Она пришла сама, вечером, без звонка. Я открыл. Стоит на пороге, в плаще, вся нерешительная, смущенная.- Проходи. Сука. «Сука» я произнес намеренно тихо. Но, она, конечно, услышала, вздрогнула, заалела, и переступила порог.Я закрыл дверь. Стоял у нее за спиной. Ее чуть приподнятые плечи, светлый плащ. Тонкий капроновый атлас чулок. Я был уверен что это ...
Я немного устал. Денёк был так себе, дорога домой утомила, по телеку одна и таже мутотень… а я сел в кресло и минут на пять решил отключиться, пощелкать каналы, вдруг будет чего интересное. Интересного не было, лишь тупые сериалы. А потом стандартный ужин, кровать и вобщемто долгожданный сон. Хотя уйти в сон я не успел. Моя жена, конечно же красивая и стройная, но уже «примелькавшаяся», одевшись в привычную ночнужку, легла рядом, взяла какую-то книжку и, как обычно перед сном, стала читать...
- Ну, я пошёл, - сказал Роман, выходя из машины. Он с улыбкой взглянул на меня, а в его глазах сверкнули хитрые искорки – эта ситуация застала меня врасплох и он был доволен произведённым эффектом. Ему явно доставляло удовольствие выставлять меня напоказ.Заправщик стоял в метре от машины и откровенно пялился на меня, забыв о своих обязанностях. Наверно не часто он видел подобное зрелище. Рядом остановилась ещё машина и водитель, заметив меня, также оторопел. Я оказалась в совершенно ...
Ты пришла ко мне в гости, абсолютно точно представляя, что будет дальше. Ты знала, что меня не интересует твоя душа, твой внутренний мир. Мне не нужен обычный секс. Я сторонник принуждения. Ты заранее согласилась на мои условия: я делаю с тобой все что захочу, чтобы ты при этом не говорила, как бы не сопротивлялась. Внутренне ты сама желаешь грубости в отношении тебя. Сучка! Понимание этого заводит мой извращенный мозг еще сильнее...Увидев тебя на пороге своей холостяцкой берлоги, в ...
Машина подкатила и остановилась у подземного перехода. Уже смеркалось. Было около девяти вечера.- Вообщем так, Даша. Надоело мне искать тебе клиентов. Ты мне должна принести еще 400 евро. Принесешь и поедешь домой. Как хочешь крутись. Пока не будет денег, не отпущу.Я зашла в подземный переход. Он был тускло освящен. Фонари горели через два, а то и через три. Было пустынно... Я в стала у стены и, вспомнив как ведут себя проститутки в фильмах, задрала одну ногу на стену. Юбка сползла, ...
Я работаю в строительной проектной организации. В отделе мужчин и женщин примерно поровну. Есть семейные пары, одна из них Миша и Катя. На Катю все женщины злятся за то, что она им все уши прожужжала, какой у нее Миша замечательный, как они любят друг друга и что они никогда не изменяют друг другу. Когда женщины убеждали ее, что надо пользоваться шансами, которые дает жизнь, и не отказываться от левака, она их обзывала блядями.У Миши с Катей пока нет детей. Живут они в однокомнатной ...
И так обо всем по порядку. Меня зовут Евгения, мне 26 лет. Я стройная шатенка (скорее худенькая), рост 177 см.Люблю секс (а кто его не любит) в том числе не совсем обычный, хотя поняла я это намного раньше.Я живу в областном центре, в настоящий момент не замужем, хотя мужским вниманием не обделена. Сексом начала интересоваться достаточно рано (когда у девочек появляются месячные). Меня, несмотря на успешную учебу в школе волновало все: когда я в 11-12 лет раздевалась, то представляла...
Как то ради интереса и какой то внутренней похоти я написал в интернет объявление на гей сайт, о том, что хочу стать шлюхой. Подробно указал свои параметры и номер аськи. Быстро разместил объяву на сайте и стал ждать. Через 30-40 минут мне пришло сообщение от какого то мужика, который хочет меня трахнуть и готов дать мне 20 долларов, при этом он называл меня всегда матом и как сейчас помню его сообщение было таким: "Здарово пизда! Ты побрил свою блядскую дырку? Хочу тебя выебать по полной и...
Привет всем живу я в деревне под О****М. К нам в деревню ездят 5 автобусов и на каждом есть кондукторша. Все молодые, красивые и стройные (90*60*90). Я часто ездил в город и вот я однажды влюбился в контукторшу. Звали её Ульяна. В рабочей униформе она смотрелась ещё лучше, чем на самом деле. Форма- синяя блузка, галстучек, даже пилотки есть и юбка до колен. Возвраст её был около 25 лет (на мой взгляд), но умела уже сына (6 лет) и второго мужа.Дело было так: Как-то после ночного дежурства ...
Была зима. Мы шли ко мне.Она достала из сумочки сигарету и подкурила.- Последняя - сказала она посмотрев на меня своими чистыми лазурного цвета глазами.У неё были очень красивые глаза, словно зеркальные, в них отражался весь мир.Я улыбнулся, денег у меня совсем не было.Она шла затягиваясь дымом и изредка посматривала на меня... Ей очень шла эта сигарета и то, как она тонкой струйкой выдыхала дым, но я думаю, ей бы не стоило курить, чтоб не ис...
Был жаркий день, весна, я приехал к Надюше, к девушке с Украины, был одет в костюм белый, немного мятый, и майка - боксерка, из под него виднелась, стоял на вокзале, купил большой букет, алых роз...и написал, смс ей, я приехал скоро буду у тебя, остановил такси, сказав, везите меня к любимой. Вот мы едим и в голове я верчу, как сделать ей предложение, подьехав к дому, смотрю она летит ко мне на встречу, немного взьерошенна, слегка растерянная, я обалдел, это девушка была безумно красива, а главн...
Прошёл почти год с того момента как я стал секс рабом многое в жизни поменялось хочу описать последнюю встречу с хозяйкой она окончила институт и собиралась уезжать я очень переживал поскольку очень любил госпожу она приказала мне явиться к ней в пять часов я пришёл она открыла дверь я прошёл в коридор сразу упав на колени начал покрывать её прекрасные ножки поцелуями - Ну довольно ползи в ванну раздевайся ну ты всё уже знаешь – сказала она и пошла в зал Я зашёл в ванну разделся до ...
Почему же нельзя, ведь хочется? Как часто посещают нас такие мысли. Но нельзя, нельзя нам, ангелам. Господь запретил, и слово его свято. Но мысли никто не отменит, и иногда эти мысли о них. О милых и нежных созданиях, превращённых грехом в невесть что. О женщинах. И лесбиянство - грех на Земле, и смертью карается. И даже мысли об этом - грех. Но что ж ты поделаешь.Лунный диск вышел из-за горизонта, а солнечный - упал вниз. Засияли звёзды, осыпав небосвод миллионами восхитительных созвездий...
— Милый...Каждый раз, когда я слышу это слово, внутри у меня всё напрягается, ибо далее, как правило, следует признание, грозящее ворохом очередных проблем. Например, «Я вчера неудачно парковалась во дворе и зацепила соседский «Лексус». И потом приходится изыскивать способы и средства, чтобы решить эти проблемы. Вот и сейчас, ангельский голосок моей ненаглядной не предвещал ничего хорошего.— Да, дорогая?Она закинула свою изящную ножку на мой живот, обвила плеч...
Наш корабль из за сильного шторма выброшен на рифы. Но волей судьбы, после такой страшной катастрофы, море сжалилось надомной и сохранило мне жизнь. Как бы я не хотел этого, но мне пришлось слоняться по берегу, необитаемого, тропического, острова в поисках хоть каких-то пригодных для жизни вещей. Вещей сохранившихся после крушения и вынесенных волной на песок бесконечного, песчаного пляжа. И вдруг, средь зелёных водорослей, вынесенных на берег, о чудо, я увидел человеческую руку, страх и надеж...
Ксения была обыкновенной блондинкой, с короткой стрижкой, узенькой талией и огромными пухлыми ягодицами, подобным двум шарам желе. Трудолюбием Ксюша не отличалась и в рабочее время предпочитала бездельничать, не взирая на предупреждения строгой начальницы, и однажды получила от неё любопытное замечание по поводу отчета:- Пороть тебя надо, Ксенечка, плохо у тебя с математикой!- Как... пороть?- А вот так, привязать к лавке и хорошенько молодым березняком твою попу избалованную, х...
Дорогие читатели!Автором этого произведения являюсь частично! Но тем не менее этот россказ никогда и ни где не был опубликован! Авторы рассказа разные люди и потому я возьму на себя смелость от их имени выставить на суд читателей этот эпос!Авторы благодарят всех принявших участие в создании данного произведения!Для непосвященных объясняем, что произведение, к прочтению которого вы сейчас приступите, появилось в результате публикации нашего первого трехтомника „Тимур и его...