Старая подружка

— А-а-а-а! Поля, вот так встреча!

— Света! Не видела тебя сто лет!

Среди кучи людей, толпившихся в квартире, несколько мгновений назад Полина, раскинув руки для объятий, с восторженным криком бросилась навстречу высокой блондинке и нежно поприветствовала старую подружку. Молодая женщина была искренне рада видеть человека, который когда то знал о ней буквально всё на свете и встреча, спустя столько лет, конечно, ознаменовалась объятиями. Раньше, будучи девочками, они были сильно привязаны между собой, немало хороших воспоминаний зашевелилось у Полины связанных с этими милыми глазу чертами лица. Придумывая себе различные острые развлечения, когда-то они вместе дружно переживали скуку глубокой провинции. Полина всегда воспринимала Свету как любимую сестру и знала что отношение подруги к ней аналогично.

Но с тех пор как после выпускного она вырвалась из их родного, но обрыдлого ей городка (небольшого спутника областного центра) — пути их начисто разошлись. Света осталась, предпочтя знакомую застойную среду, призрачным соблазнам большого города. Окончила местный техникум, устроилась на работу через пол квартала от дома, завела семью, родила. Полина же с первых институтских лет привыкла к ощущению свободы, к новому быстрому рваному ритму и с тех пор избегала возвращаться в родимое болотце по пустякам. Они встречались крайне редко — тихий городок детства влиял на Полину удручающе, а затем и вовсе прекратили. Связь порвалась. И вот будучи уже 30-тилетними молодыми женщинами, совершенно случайно обе оказались на одной вечеринке у общих знакомых.

— Ты тоже переехала? — восторженно воскликнула Полина. — Я и не слышала!

Светлана, почему то смутилась.

— Недавно.

— Это просто здорово! Жду тебя в гости!

Огромный мужчина 35—40 лет в сопровождении, которого находилась Светлана, был представлен Олегом, и отрекомендован в качестве спутника жизни. Полина смотрела на Свету и на мужчину недоверчиво. Даже скорее с изумлением. Жирный бугай был одет в джинсы и черный кожаный пиджак, в котором, очевидно, здорово потел и оттого вонял как свинья. Причудливый медальон с изображением странного символа на толстой золотой цепи свисал с его тучной короткой шеи венчавшей квадратное красноватое заплывшее лицо с глазками-щелочками и большим, длинным, широким носом. Индивид отличался черными волосами прилизанными и завязанными пучком на затылке и короткой темной остроконечной бородкой. Но главное — сальным взглядом и прилепленной к толстым губам кривой ухмылкой. Уродливо отвратительный субъект. Полине он сразу не понравился. К тому же он открыто пожирал её тело под тонким облегающим платьем глазами, не таясь даже своей спутницы.

Полина недоумевала и чувствовала себя оскорбленной его раздевающим взглядом. Хоть она и была одета очень сексуально и не носила бюстгальтера, под платьем, это не отменяло того факта что этот тип Олег вёл себя просто как грязный дикарь. Он почти, что открыто, пускал слюни.

А поведение её подруги, по меньшей мере, было очень странным. Света почему-то, отводила глаза и с блуждающим взглядом на лице делала отстраненный вид, как будто ничего не замечает. Даже того что этот как бы её парень прилип глазами к груди другой женщины. Но не простой какой-то там вертихвостки со стороны, а к груди своей старой подружки, с которой они только что встретились. Спустя столько-то лет.

Между тем допив бокал с коньяком, мужчина не глядя даже в сторону Светланы, отдал его ей в руку. Молча. С зарозовевшими щеками, спрятав взгляд от бывшей подруги, молодая женщина, почти бегом направилась к столу с выпивкой, пробивая себе путь через бурлящий муравейник из снующих туда-сюда людей. Точно побежала как ручная собачка, отметила Полина. Какой кошмар вдруг свалился на неё?

Все это казалось ей чрезмерно неестественным, чтобы быть реальным: Светлана была эффектной красоткой, каких ещё поискать надо. Высокая, стройная, с лебединой шеей, с точеной фигурой блондинка с огромными голубыми глазами, кукольными чертами личика. Прекрасная. Но какая, то чужая. Это была другая Света. Что с ней вдруг случилось, кто её подменил?

Полина, задумалась о поразительном несоответствии между своим представлением об идеальном парне для Светы и вот такой вот реальностью. Мысленно хмыкнув, подумала о том, одобрили ли родители Светы этого жирного наглого урода в качестве своего зятька. Как отнесся бы к такому родственничку её брат? Кажется, он занимался боксом... едва не вынес бы челюсть такому наглецу? Хотя, насколько он близок к семье... в период её отъезда, парень начал портиться на глазах, сдружившись с дурной компанией, ходившей по краю. А бабушка? В лицо не съездила бы, но отповедь дала бы знатную. Хотя жива ли она ещё, прошло столько лет.

Они с мужчиной вдруг поймали друг у друга взгляд. Его так и раздувало, от какой-то елейности, самоуверенности, надменности и высокомерия. Они молчали и испытывали друг друга взглядами. Всё превратилось, в какую-то дуэль между ними, противостояние между агрессором и человеком, который не привык прогибаться. Но для него как точно полгала Полина — это было не простое состязание, а скорее сексуальная схватка.

Это было так глупо. Если каким-то фантастическим способом ему и удалось заполучить красотку Свету (природу этого явления Полина никак не могла постичь, и её задевала такая неразгаданная тайна) то сама она даже в страшном сне не могла себя представить рядом с подобным не привлекательным типом. Что говорить если её даже передернуло при мысли о самой такой гипотетической возможности.

Неужели он купил Свету деньгами? Неужели Светка стала такой... ? Просто немыслимо...

Какой-то невысокий паренек нечаянно толкнул Полину и быстро извинился, но женщина этого как будто сперва даже не заметила, отрешенно погрузившись в себя как человек, узнавший плохую новость. Она вздрогнула спустя секунду, и мир вокруг снова ожил. Набитая битком гудящая четырехкомнатная квартира, в доме советской постройки, не самое подходящее место для чрезмерно огромной компании, тем не менее, хоть и в относительной тесноте, для многих вечер складывался неплохо. Веселые, оживленные голоса вокруг. Беззаботный смех. Громкая музыка. Всё смешалось в общее движение, в общий шум. Компания гостей пила и закусывала. Вечеринка была в полном разгаре. За окнами опускалась ночь. Полина перевела взгляд на танцующую публику.

Как раз в этот момент из разноцветного людского потока выплыла знакомая фигура Светы и с опущенным вниз взглядом двумя руками преподнесла как дар заполненный коньяком бокал Олегу. Причем в её жестах не было ни намека на иронию или сарказм. Только странное невиданное почтение. Полина не могла оторвать взгляда от этой сценки. Мужчина небрежно взял бокал и, глядя лукавыми немигающими глазами на свою новую знакомую, отпил небольшой глоток. Это был хитрый знающий взгляд заговорщика, от которого Полине стало жутко не по себе.

Сморщившись как от болезненного укола, Полина демонстративно стала смотреть мимо мужчины на свою подругу. Длинноногая Светлана была, в босоножках на очень высоких платформах и в каком-то очень неприлично коротком платьице. Сидящее «в облипку» черное платье обнимало все манящие изгибы её тела, выдавало всю красоту её соблазнительных бедер, подчеркивало всю крутизну округлости линий молодого женского тела, но здорово перебирало с вульгарной откровенностью. Что говорить — Светка источала секс. А ведь она раньше была скромницей. Что с ней случилось за эти годы? Полные красиво очерченные губы жирно намазаны красной помадой. Макияж «боевой». Она выглядела как шлюха. В голубых глазах застыл туман.

Их разговор как то сразу не заладился. И женщина считала, что виной тому только этот хамоватый субъект — цербер, околачивающийся всегда рядом. Мужчина каким-то странным образом воздействовал и на Свету и что уж говорить на неё саму. Он занимал в пространстве слишком много места, как в физическом, так и в энергетическом смысле, уничтожая все непринужденные мысли. Обычно ей нравилось поболтать, обменяться сплетнями об общих знакомых, пошутить, посмеяться, но сейчас она ясно ощущала — напряжение осязаемо застыло в воздухе.
После того как бессвязный разговор совсем сник вскоре они разошлись. Расставшись с ними, Полина выдохнула, напряжение, и скованность медленно таяли, отпуская её. Женщина принялась общаться с другими гостями вечера, отметив про себя, что в целом публика собралась убогая. Только пара минимально приличных и достойных внимания мужчин, обладающих харизматичной внешностью и чувством юмора с которыми ей нравилось беседовать.

Но нравилось бы куда больше, если бы не вспыхивал постоянно присутствующий тревожащий сознание вопрос — как получилась, что Светка связалась с этим драконом, претендующим на подобное главенство в их отношениях? У Полины окончательно испортилось настроение.

Через некоторое время, после того как она вдоволь наболталась с незнакомыми новыми для себя людьми, и выпила пару бокальчиков, в её поле зрения вновь возникла странная парочка когда она случайно опять-таки оказалось около точки их местоположения. Нависнув над красивой стройной женщиной своей грузной массивной фигурой, Кожаный Пиджак что-то страстно говорил Свете на ухо, шаря свободной от выпивки рукой пониже её спины. При этом казалось, наблюдал он прямо за косившейся на них Полиной. Полина поежилась, но смотреть не перестала. Света странно улыбалась, кивала, закатывала глаза, и казалось, попискивала ему своим нежным голоском только: «Да, да».

К тому времени, когда заиграл «медляк» Полина немного скучала. Женщина поискала глазами вокруг, гадая, кто же пригласит её на этот раз... ожидая кого угодно но только не надвинувшегося вплотную танцующими шажками, вдруг преисполненного артистизма Олега. Как элегантный кавалер он поклонился и пригласил её на танец. Женщина ответила, что не танцует. Затем добавила, что её подташнивает, видимо съела что-то не то. Олег метнул глазами в сторону, и её принялась уговаривать мигом приблизившаяся Света. Она, улыбаясь, сказала:

— Поля ты меня любишь?

— Конечно же, Светик, люблю, что за вопрос... но... — стала, было отнекиваться Полина, когда Света её перебила.

— Мне необходима твоя поддержка. Один трек только, ну, я тебя очень прошу! — взмолилась светловолосая девушка. — У меня уже ноги болят от танцев. А если он не будет двигаться и не отвлекаться от выпивки, то быстро опьянеет.

Светлана кивнула на Олега и как то противно захихикала.

— Я тогда его до дома вообще не дотащу!

Мужчина учтиво, но вместе с тем в шутливой манере протянул Полине руку и застыл в полупоклоне.

— Да... ну ладно... хорошо... — пролепетала женщина, нехотя соглашаясь, стараясь скрыть отвращение в голосе. Несмотря ни на что ей не хотелось обижать старую подружку. Ладно, решила она, от одного танца с этим кабаном ей, наверное, ничего не будет. Максимум отдавит ноги. С видимым усилием она выдавила улыбку и, стараясь не обращать внимания на собственное отвращение, сомкнула левую ладонь с его ладонью и скользнула в объятия мужчины. В этот момент Света послала ей благодарный взгляд, в котором Полина прочитала ещё что-то, чего не смогла расшифровать.

— Очень мило с твоей стороны дорогая... — крикнула Света ей напоследок, когда ведомая Олегом Полина исчезла среди танцующих. Люди вокруг танцевали, прильнув, друг к другу, покачиваясь из стороны в сторону — подчиняясь неторопливому ритму песни. Полина, заведенная в самый эпицентр танцевальной площадки, вдруг замерла на месте в нерешительности. Тогда мужчина крепко обнял ее, прижался щекой к ее щеке, сплюснув при этом ей пол лица, и закружил в медленном танце.

— Ты меня избегала... — укоризненно прошептал он ей на ухо в следующее мгновение.

— Старалась изо всех сил, — едва шевеля губами, выдавила Полина.

Мужчина отлип от неё и расхохотался.

— Я не ошибся! Ты меня чрезвычайно заинтересовала. Такая смесь из гордости, сдержанности, самокопания, красоты внешней оболочки и страсти! А на дне всего этого обитает бес. Могучий бес. Наделенный игрой воображения. С большим творческим потенциалом. Ты просто восхитительна.

Она удивленно посмотрела ему в глаза.

— Вы... вы преувеличиваете. Я самая обычная...

— Не скромничай. Ты бомба. Других цыпочек у меня и не бывает.

Полина покраснела не найдя что ответить. Они продолжили, молча танцевать. Затем Полина всё же решила проверить свою теорию.

— Вы... вы бизнесмен?

— Ты думаешь, она со мной из-за пухлого бумажника? — с молниеносной проницательностью отреагировал он и захихикал. — Я прав?

Полина открыла рот, но так и не найдя что сказать вновь закрыла. Мужчина еще раз хихикнул.

— У меня есть небольшой бизнес. Но я не даю ей денег. Не использую дорогие наживки и приманки. Это лишнее. Вообще не несу материальных расходов, что б ты знала. Скорее даже мне преподносят подарки и возможно даже из последних сэкономленных средств. Просто существуют особы восприимчивые к моим забавам и играм. Я просто считываю с чьих-то лиц определенное потаенное выражение... порока если угодно. Нужно признать я не всегда попадаю в цель, без промаха не обойтись. Мне нравиться устраивать психологические опыты. Это самое интересное. Когда они ещё не знают, а мне уже все ясно. Я заметил, как ты вздрагивала, отворачивалась, бледнела и краснела, когда я смотрел на тебя. Ты пыталась не дать мне считать это выражение с твоего лица...

С минуту она молчала.

— Извините... я не совсем вас понимаю...

Мужчина пропустил её слова мимо ушей, и посильнее прижавшись, увлеченно, с каким-то сладострастием в голосе продолжал:

— Могу себе представить как ты медленно и тщательно готовилась к сегодняшней вечеринке, каждый раз, убеждаясь, что выглядишь достаточно сексуальной. Как подбирала платье. Туфли. Колготки. Лак для ногтей. Трусики. Как колебалась, перед тем как снять лифчик... что думала... как фантазировала... Интересно, кого бы ты тогда могла тогда представить в качестве своего сегодняшнего провожающего которому возможно подаришь ночь? Вон того надменного высокого кучерявого блондина? Или вон того забавного живчика травящего баянистые анекдоты и байки весь вечер? Но, готов поклясться, уж определенно не такого пошлого, но дико харизматичного наглеца как я!

Волна оскорбления пробежала через всё её тело, отдаваясь на лице яркой краснотой. Ей хотелось провалиться на месте. Он же явно развлекался, видя её смущение. Их сражение определенно вступило в решающую фазу. Полина шумно сглотнула слюну, подумав — неужели она просто проглотит эти бесстыжие слова?! Немыслимо! Если бы она только чувствовала себя менее скованно и неловко...

— Крошка, а как тебе наряд Светы? — он резко переменил тему, не дав ей опомниться. — Требует смелости и крепких нервов, не так ли? Мужики так и пялятся на её оттопыренный лакомый зад...

— Это всё выглядит вульгарным... это не в её стиле.

— А какой у неё стиль?

Полина хранила молчание какое-то время.

— Обычный.

— Это её новый конек. Ничего лишнего. В то же время дает повод для фантазии. Ведь даже подобный наряд не выдаёт всех её тайн. А у неё их ещё много, поверь. Ко всему прочему она научилась получать удовольствие от опасностей сулящих от такого прикида. Стресс и стыд только идёт на пользу. Обостряет возбуждение... она понимает, что выставляет себя напоказ всем и вся. И вовсю наслаждается этими волнениями. Ты знаешь, что я имею ввиду?

— Мне трудно об этом судить, — ответила Полина как-то неопределенно и задумчиво. И чуть зардевшись резким голосом, добавила поспешно с твердостью в голосе: — Вы говорите довольно странные вещи.

— А как, по-твоему, почему ей захотелось так нарядиться? Есть на это счет, какие ни будь идеи?

Полина нервно улыбнулась:

— Она попалась вам в лапы?

Олег расхохотался. И смеясь, сказал:

— Прямо в яблочко! Но лапушка вся беда в том, что у меня нет, ни малейшей возможности её к чему-либо принуждать. Впрочем, и необходимости тоже. Полная свобода выбора. Она сказала, что я её хахаль. Практически муж. Это неправда. Между нами — полный пиздешь. Если говорить открыто, я её любовник. А её муж в вашем родном городе остался. Он объелся груш. Продолжает похрапывать на диванчике, не ведая о событиях, разворачивающихся вокруг. Сегодня Светочка наплела ему про корпоратив, схавал с радостью. Я уж думаю, может и не совсем кретин, а из числа любителей погонять Ваньку на измену жены? Хех. С радостью высылал бы ему фото и видео. Но... увы, опять у меня эта томительная неизвестность.
Мужчина улыбнулся.

— Так что получается, она тебе соврала дважды. Замужем, но далеко не за мной. И никуда не переехала. Здесь наша общая подружка лишь работает, большой город — больше возможностей, и каждый вечер катается на электричке до дому, назад к счастливой семье. Но частенько работает сверхурочно. Очень удобное прикрытие.

«Даже если это правда, я не хочу этого слышать». — Сказала Полина сама себе. Света рассказала о себе, то, что посчитала нужным. Она не стремилась обмануть. Просто возможно, находиться на этапе переезда, или на этапе решения к переезду, а с мужем в стадии развода... и на волне переживаемого стресса как раз на свою беду и связалась с этим дурацким болтуном... и нет никакой подлости и двойной игры, на которую намекает этот с каждой минутой всё более не симпатичный субъект...

Музыка кончилась. Они медленно остановились. Затем заиграл новый трек.

— Как тут душно, — прошептала Полина поморщившись. — Кажется, мне плохо... нужно пойти ополоснуть лицо...

Он неприятно усмехнулся, не выпуская её из медвежьих объятий.

— Разве тебе не интересно? Дорогая ты обманываешь себя. Я разжег твоё любопытство. Это очевидно.

От его непоколебимой самоуверенности её глаза изумленно расширились. Оказывается, бывают и настолько самовлюбленные экземпляры? Она была откровенно потрясена. К тому же вообще не представляла, что этому Олегу вообще взбрело в голову и зачем он ей все это рассказывает...

Не дожидаясь, какого либо ответа, он вновь и закружил её.

— Так вот, продолжим. К тому времени как я с ней познакомился, она представляла собой обычную клушу со стереотипным мышлением с мужем алкашом, погрязшей в бытовухе. Она ещё не изведала множество необычных удовольствий, но в тайне мечтала, что кто-то вознесет её из этой рутины, жаждала чего-то такого, что выходит за рамки её повседневной обыденности, то, что позволит выпустить из неё её желания и фантазии... И этот кто-то, конечно, даст понять ей об её необыкновенности, исключительности... пускай даже в нетривиальном ключе. И так случилось, что я тот, кто предложил ей кое-что особенное... — Мужчина слегка помедлил, словно давая ей время на усвоение своих слов, затем продолжил: — Выбор был сделан. И вот она та, которую ты можешь видеть. С тайным любовником на тусовке. В своем ультра экономном на ткань секси платье. Под которым как легко догадаться ничего нет кроме её голого тела. Она четко выполняет мои инструкции. Если нет — я наказываю её.

Щеки Полины в очередной раз залила краска. Его правая рука все время находилась в движении — поглаживала её спину, гладила талию. Полина чувствовала как ситуация становится все более щекотливой, она стремительно на глазах ускользала из под её власти. Мир вокруг словно сузился и замер. Она была сильно смущена. Мужчина увлеченно продолжал:

— Видишь ли, дорогая я извращенец... Я орудую в переполненном общественном транспорте... наверняка ты слышала о таких сексуально озабоченных? Меня забавляет испытывать реакции окружающих дам на соответствующий раздражитель. Возраст подбираю в районе 27—43-х. Совсем юные не годятся. Большинство реагирует соответствующе, и конечно в основном я получаю отпор, и мне от души бабахают по морде, но иногда... попадаются такие которым это нравится... вопрос азарта, вопрос удачи... их заводит сам факт, что я какой-то незнакомец без всяких церемоний посмел... лапать её такую гордую, состоявшуюся и независимую личность, словно она не мать, жена, дочь, сестра, а какой-то кусок мяса. Всё знакомо, обычно, по расписанию и тут... бац, вторая четверть! Это всегда стоящие сцены. Смачные.

Кожаный Пиджак улыбнулся сам себе и своим воспоминаниям, затем живо и неутомимо продолжил:

— Ведь это немыслимо! Но они ни с того ни с сего начинают ерзать и глупо хихикать. Умоляюще шептать — пожалуйста, не надо... ойкать, охать и душно стонать. И мокреть. От всей этой дикой смеси из чувств — испуга, стыдной ситуации откровенно грозящей перейти в публичный позор, смутных ощущений, предчувствий, собственной врожденной сексуальности, сомнений, соблазнов, слабостей и в конечном итоге от непонятного стыдного запретного удовольствия. Верхний слой из запретов и предубеждений всегда жесткий и не вкусный. Но если пробраться поглубже, сдвинуть оболочку... копнуть так, сказать до самой сердцевины... Тогда наружу прорывается настоящее потаенное напряжение и неудовлетворенность от заточения в своём ежедневном бренном круговороте. А это отличный мотиватор расширять горизонты. Тем не менее, мало, кто способен на такое. Очень много доводов за «нет»... Но иногда случается. Среди таких была и твоя подружка. Подобные ощущения изменили её. Она приехала за адреналином.

Что-то сжалось у Полины внутри. В порыве сметенных чувств она быстро откликнулась:

— Я не верю вам... — голос её дрожал. — Вы лжете! Она не такая... я её знаю с детства!

Она просто не могла поверить, что Света, ей так хорошо знакомая Светка из соседнего двора с которой они прошли огонь и воду стала бы позволять делать с собой что-то подобное... В голове пронеслась и другая мысль — да, как такое вообще может хоть с кем то сработать?

— Я докажу тебе. Легко, — голос его прозвучал строго и властно. Они медленно танцевали, кружась по небольшому пятачку, иногда впрочем, натыкаясь на соседние парочки. — Немножко терпения. Позже.

Олег мало-помалу позволил своей руке свободно бродить, так что она часто достигала задницы Полины. Она чувствовала через тонкое платье его горячую ладонь. На лице женщины отражался стыд. Его пальцы бесстыдно гладили её зад, заднюю часть бедер.

— Лучше не надо. Вы кажется... слегка пьяны... да, прекратите же.

Не обращая внимания на подобный протест, как будто данное распускание рук было им, хорошо отработано, Олег поцокал языком и возбуждено продолжал:

— М-м-м. Ты дразнила меня своей сладкой попкой с первой секунды! А я не привык, что бы меня дразнили! Чувствуешь, что что-то есть между нами? Ты же не можешь отрицать этого факта! Отдайся своим чувствам. Недурно, недурно. У тебя попа орешек. Такая сладенькая. Как у моей автобусной шлюшки Светки. М-м-м.

Мужчина начал толкать его промежность против её лобка, и она почувствовала его вздыбленную плоть. Она была просто парализована наглостью и хамством этого мерзавца игнорирующего все протесты и продолжала танцевать на автомате, словно заведенная игрушка. Её внутреннее напряжение предельно возрастало. Она искала выход из ситуации, всячески блокируя в мозгу только одно — скандал. Конечно, ей хотелось проучить эту зарвавшуюся свинью. Но Светка... бляха-муха! Вдруг она действительно может любить это презренное существо?! А сейчас он просто перепил и... плетёт всякие небылицы, придуривается, пытается напугать её тем самым разом выигрывая их дуэль, разнеся её в пух и прах. Но с каждым новым кружком нескончаемого танца Полина все больше становилась близка к тому, что бы разреветься. Мужчина крепко сжал ее ягодицы. Нажим спереди члена напоминал вдавливаемый в её плоть камень. В этот момент чаша её терпения оказалось переполненной, она вышла из оцепенения — с шипением высвободилась из цепких липких объятий мужчины.

— Ну, знаете! — Полина задыхалась от негодования. — Мне это кажется неуместным...

— Я всегда добиваюсь успеха, — в его голосе слышалось явное самодовольство. — Тем или иным способом.

— В моем случае вы определенно не добьетесь успеха!

Еле сдержавшись от того чтобы не влепить наглецу оплеуху, сжимая кулаки она круто развернулась на каблуках. Женщина с пылающим лицом, быстро и не оглядываясь, направилась к коридору, по направлению к ванной комнате стараясь не обращать внимания на обративших на их перепалку людей.

— Что за идиотский вечер! — шипела она с досадой сквозь зубы. — Просто сказочный урод попался этой дуре Светке! Шут гороховый с больной фантазией. Уфф...

Укрывшись в ванной комнате, она присела на бортик ванной, закрыл глаза, и сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, пытаясь успокоиться. Потом смочила лоб холодной водой. Это немного помогло. Она чуть-чуть привела в порядок себя и уняла свой бурлящий гнев. Это был ужасный вечер, но все уже кончено. Полина собиралась поспешно удалиться. И она даже не собиралась тратить время на то что бы предварительно вызвать такси по телефону, и тем паче на прощание с устроителями сего увеселительного мероприятия и знакомыми гостями. Она просто тихонько бочком выскользнет из квартиры, пройдет пешечком до остановки и возьмет одно из дежуривших там такси. Ночь была теплой. Район тихий. Конечно, был им, до их вечеринки... Ей нужен был воздух, пространство. Почему то она совершенно выбилась из колеи. Как окажется на улице и вдохнёт полной грудью, снова почувствует себя достаточно уверенно, решила девушка.

Когда она вышла из ванной комнаты, сердце у неё заколотилось от неожиданности, а по спине побежали мурашки. Он поджидал ее, встретив насмешкой. Её отвратительный мучитель. Какого хрена, здесь творится? Полина исподлобья посмотрела на него горящими глазами и сразу направилась мимо мужчины, но он перегородил собой весь проход, оставив лишь узкие щели в пространстве между собой и стенами. Весь народ разномастными группками веселился и куражился в комнатах, в зале. У уборной, на примыкающей к ней кухне и в смежном коридоре как назло никого. Кроме них двоих. Его переполнял восторг. Зубы сверкнули на широком потном лице, радуясь её появлению. На явно выделяющейся шишковатый выступ на джинсах в районе промежности, она старалась вообще не смотреть.

Полина смело шагнула ближе и испытующе посмотрела на Олега, недвусмысленно дав понять, что хочет пройти.

— Не возражаете?

— Возражаю.

— Что?!

Он выдержал долгую паузу, заполнив её скалозубством и подмигиваниями.

— Трусишка, сбежала от лишних глаз. Приятно взволновала и поманила своей попкой за собой. Умница. Не могла, не воспользовался таким случаем.

— Ты что, шутишь? — гневно спросила Полина, теперь, словно выведенная из какого-то транса, она начала срываться по-настоящему. — Совсем ошалел придурок? Пошел на фиг!

Она дернулась вперед, пытаясь прорваться, но вместо того что бы дать ей пройти мужчина кинулся на неё и своим весьма значительным весом оттеснил, придавил к стенке.

— Притормози красотуля.

Агрессор бедром припер и блокировал её брыкающиеся ноги. Держа одной рукой запястья прижатыми выше её головы, мясистой ладонью второй начал быстро шарить по её телу — прощупал груди, покружил по животу, пока не просунул под руку под юбку платья, пытаясь залезть в трусы.

— Хочешь поиграть киска? Давай же поиграем! — зловещим голосом бросил здоровяк. — А потом ты займешься полезной работой и отсосешь мне в туалете. Очень глубоко, вожделенно и знойно. Ты разве не за этим сюда приехала, светя сиськами?

— Скотина, мерзкая жирная скотина! — проорала Полина и, изловчившись, изо всех сил и со всего маха заехала ему между ног. От души. Тот ахнул, согнулся напополам как подкошенный и завалился на пол, катаясь, хныкая, скуля и воя, держа руки между крепко сжатых ног. С трудом переводя дыхание, победно пнув скрюченную гору по ноге, Полина выкрикнула:

— Передохни козёл! И даже не мечтай!

Краем глаза Полина заметила, как в ту же секунду что-то метнулось к ней сбоку. Это был какой-то человек. Это была Света. Как безумная, подскочив она, прыгнула на нее, и словно дикая кошка сразу вцепилась в волосы. Борьба длилась не более десяти секунд. Свету оттащили при помощи большой силы, прибежавшие на крики и визги ошалевшие от увиденной сцены люди, схватив Свету, кто за ноги кто за руки. Кто-то сумел разжать её кулак и освободить волосы Полины. Света дико вырывалась и ожесточенно кричала:

— Сука, сука, сука! Да я тебя... Никогда не смей трогать его!

После наступившего относительного затишья, когда все уже решили, что она успокоилась, и перестали удерживать, она набросилась на свою бывшую подругу с удвоенной силой. Когда она бросилась в атаку, можно было подумать, что она сейчас убьет Полину. Благо один из прилетевших мужчин из числа гостей успел вовремя встать стеной между женщинами, таким образом, закрыв собой растерзанную Полину.

Это было полное безумие.

***

На следующий день Полина прибывала в подавленном настроении, когда ближе к вечеру раздался звонок. Бросила взгляд на телефон. От Светы. Они всё же успели забить номера друг друга в телефонные книжки мобильников, до произошедшего жуткого инцидента. Ответить или нет? Хочет попросить прощение? Что ей на это сказать? Пусть звонит. Да что там у неё в голове, если была готова совсем не чужого человека, покалечить, совершенно не разобравшись в ситуации! Дура!

С другой стороны при вспоминании об её ухажере Светку становилась жаль... потому что она дура в квадрате!

В замешательстве с полностью спутанными чувствами не в состоянии решить, что ей делать и как правильно реагировать, медленно и глубоко вздохнув, по крайней мере, на четвертый звонок женщина всё же ответила на вызов.

Уже через час Света была у неё дома. Она была в странноватом, но стильном черном наряде, контрастировавшем с её длинными светлыми волосами — кожаная куртка в заклепках и молниях, топ с огромным декольте, широкий пояс, богато украшенный металлическими элементами — кнопками, цепочками, подвесками, кожаная мини-юбка, черные узорные чулки и высокие красивые сапоги на огромном каблуке. Прямо как подружка байкера! Или без пяти минут светловолосая Готесса... Красивая, высокая, элегантная, тонкая и таинственная. На её шее Полина заметила колье с кулоном, похожим на тот, что она видела у одного дракона в своем страшном сне.

Девушки обнялись, поцеловались и тепло поприветствовали друг дружку. Сделав вид как будто накануне ничего и не было экстраординарного между ними.

«Я нужна ей, — сказала Полина сама себе, почувствовав определенное облегчение. — Если разобраться, теперь она не больше, чем знакомая. Но... Светка несчастная горемыка вынуждена идти на поводу у этого хмыря, потому что сильно нуждается в деньгах. И страдает, мучается от этого. А я своей обидой могла просто оттолкнуть её вместо того что бы простить, прийти на помощь... Пускай это слишком наивно и просто... но мне не наплевать на нее, вот что самое главное!»

— Проходи. Добро пожаловать.

Полина показала подруге свои жилые владения, ведь та еще ни разу не бывала у неё. Квартирка являла собой скромную однокомнатную «хрущевку». Узкая, но аккуратная кухня-столовая, совмещенная гостиная — спальня — кабинет. В приятной на вид комнате ничего лишнего не было. В одной стороне у двери обстановку составляли — раскладывающийся диван с множеством мягких игрушек расставленных по всей спинке, гардеробный шкаф с зеркальными от пола до потолка дверцами, в другой у балкона — тумба заставленная двд дисками, телевизор с жк экраном, одинокий стул, немного захламленный письменный стол. На столе располагался открытый работающий ноутбук, стояла кружка, лежали кипы бумаг, папок, журналов, рядом валялись фантики от конфет и огрызок от яблока, ручки, карандаши, мобильный телефон. Нигде больше творческого беспорядка не наблюдалось. Остальную часть комнаты занимали разные мелкие безделушки, катки и горшки с разными растениями, книжные полки, забитые самой различной литературой, и на стенах семейные в основном черно белые фотографии в рамках.

Прикончив бутылку вина, девушки сидели, крепко обнявшись... Света, гладила Полину по голове, которая вновь и вновь пыталась допытаться до сути вещей. Беседа была невнятной. Даже сейчас у Полины возникало ощущение что Светка, какая-то не такая, двуликая, что она играет какую-то роль.

— Что всё-таки с тобой случилось? Что у тебя на уме?

Света покачала головой.

— Ничего.

— Это чушь. Измениться, так как ты и притом отрицать это... даже твой новый стиль одежды... не понимаю. Мы ведь так дружили... Зачем ты все утаиваешь... — Вздыхала Полина с несчастным видом. — Даже слепой увидит что ты попала в беду... во всяком случае я не понимаю зачем тебе это нужно...

Полина сделала паузу, затем воскликнула в приступе неожиданного порыва:

— Дай мне помочь тебе Света! Меня же это страшно беспокоит... и бесит! Я... я хочу помочь тебе... Я думаю, нам стоит поговорить об этом... я готова сделать все, что бы помочь тебе! Всё!

— Ты такая красивая Поля...

Они посмотрели друг на друга. Света неожиданно наклонилась и поцеловала её... в губы.

— Что ты делаешь... — слабым слегка перепуганным голосом пролепетала Полина, сердце глухо забилось, и на щеках мгновенно выступил румянец. Что происходит? Этого не может быть! Подруга не ответила ей, впившись новым страстным поцелуем в её губы и обвила руками. Затаив дыхание Полина отвечала на этот поцелуй. Легко, без каких-либо усилий. Собственная реакция её просто сразила. По телу пробежала приятная дрожь, голова закружилась. Света обладала сексуальным магнетизмом, который странным образом манил и притягивал...

Тяжело дыша от страсти, Света стала целовать её шею, быстро шепча при этом:

— Поля, дорогая моя... только молчи. Слышишь. Просто доверься мне.

Полина кивнула и их губы снова слились в поцелуе, а языки сплелись и закружились в совместном танце на какое-то время. Затем Света принялась расстегивать пуговицы на её платье — покрывать поцелуями её выпорхнувшую грудь с набухшими сосками. Полина застонала в полный голос, потеряв всякое самообладание. Света сползала с неё всё ниже, и её лицо оказалось у неё между ног. И она быстро и страстно стала стягивать трусики с подруги, избавившись от последней преграды — тут же прошлась языком вдоль всей щелочки её гладко выбритого ухоженного влагалища. Полину затрясло. Чувствуя мокрый ласковый язык между ног, она откинулась на диване, закрыла глаза и отдалась новым неизведанным чувствам.

Чувствуя запущенные пальцы в свою вагину Полина испуганно моргнула, тем не менее, немедленно пошире развела дрожащие бедра, так что промежность теперь полностью открылась её гостьи. За первыми пальцами следовали все новые — Полина ощутила сильное и быстрое движение пальцев сложенных в одно острие в своей промежности вверх-вниз с всё ускоряющимся темпом. Уже через минуты манипуляций своей подруги Полина не могла понять, где она и что происходит, но, не смотря на полное ощущение собственной беспомощности, она хотела кончить — она точно знала это, тело её ритмично задвигалось навстречу этой властной цепкой руке. Девушка подавала себя вперед и назад, стараясь насадиться поглубже. Не выдержав прилива первой же мощной волны сладострастия, из её губ вырвался сдавленный стон:

— ООООО... о дааа... спасибо... спасибо...

Полина с головокружительной силой взорвалась, содрогаясь в конвульсиях.

— Невероятно! — потрясенно выпалила Полина через пару минут отдыха. К тому времени она просто лежала бок о бок с подругой, нежно обнимая её в атмосфере интимности, положив голову ей на грудь. Чувствуя благодарность. — Просто не верится... полный улет...

— Чего невероятного? — спросила Света, и коротко рассмеялась, затягиваясь тонкой сигаретой. — Подобные вещи случаются не только в порно рассказиках, но и в жизни. Поверь мне...

Полина отвернула голову в сторону, сильно смутившись от внезапного осознания содеянного.

— Да... но это довольно странно и непривычно, черт возьми, — призналась она. — Это же мы... ты и я... Это все похоже на сон. Вот и все.

— Чувствуешь себя виноватой? Не пугайся. Ничего страшного. Есть худшие вещи, которые близкие люди делают.

Полина, пожевав нижнюю губу, вновь повернулась к Свете, спросила:

— А вот... этот символ на кулончике что-то значит?

— Да. Знак бдсм.

— Хм. Да? А зачем ты его носишь?

— Нравится эта субкультура... Вижу, ты передохнула? Вот и хорошо, — резко произнесла Светлана. — Пора тебе перенять эстафетную палочку... посмотрим на тебя в деле...

Полина не занималась сексом с женщинами прежде. И также никогда не думала о них, как о потенциальных любовницах. Лесбиянство было ей всегда непонятным. Она умела завязывать отношения с мужчинами, и в этих связях находила полное удовлетворение. Произошедшее просто перевернуло всё представление о ней самой вверх тормашками. Каким-то непостижимым образом в тот вечер её соблазнила собственная лучшая подруга, и она, поддавшись собственному легкомыслию, позволила ей это сделать. Также как и позволила сделать всё остальное, предавшись её странным извращенным играм...

— Готова? Пробуем? Ну, поехали!

На третью или четвертую встречу, в которую они занимались лесбийским сексом, Светлана сменила уже привычную для Полины кисть руки. Полину мутило от стыда, боли и удовольствия. Её влагалище впервые сжималось на ноге Светы. Полина, не переставая, выла... и текла...

— Есть! — довольно прокомментировала Светлана и принялась с резкими рывками яростно вводить и выводить свои пальцы, почти по ступню утопавшие в раздрачиваемом влагалище подружки.

— Ну, давай, подмахивай, милая.

Полина сквозь слезы продолжала сама встречать быстро движущие в ней пальцы и насаживаться на них. Похоть проносилась по венам. Она не могла поверить, что это не сон, и это происходит с ней на самом деле. Было немыслимо ощущать себя такой слабой... послушной. Чувствовать чью-то власть над собой, исполнять чужую волю. Стоять в нужном положении, по стороннему велению. Загибаться раком. Предлагать пизду под ногу. Потом очищать её от смеси состоящей из специальной смазки и собственных соков своим тщательным нежным язычком...

Это произошло как-то само собой. Незаметно для себя каждый раз она оказывалась в роли нижней позволяя помыкать собою. Она держала положение, ракурс, и ритм, который её партнерша хотела и задавала, сильнее насаживалась на её руку или ногу, замирала и вновь ускорялась. Все по команде.

Полина до безумия боялась происходящего, но при этом дико ощущала вкус настоящей жизни. Пускай даже извращенной. Загадочно вспыхнувшая страсть на грани безумия к представительнице своего же пола оставалась для неё загадкой. Однако она с головой окунулась в самое сильное в своей жизни возбуждение, заставляющее её тело разлетаться на части.

Словно заметив в своей подруге скрытый мазохизм и покорность, Светлана осторожно постепенно, но довольно уверенно в течение следующих встреч стала вести подругу по дороге сексуального рабства. Больше всего она любила видеть свою пассию, обнаженной, униженно стоящей на коленях перед собой, облизывающую ей ноги, киску, анус.

Очередная встреча в квартирке у Полины:

— Скучала без меня? — спросила Света тоном искусительницы.

Полина действительно скучала без неё. Раньше ей случалось сильно привязываться к мужчине, страдать, мучиться от бушевавших в душе чувств, но что бы испытывать, то, же самое и даже возможно сильнее к женщине... невероятно! Однако она с нетерпением ждала каждый день, чтобы снова увидеться со Светой приносившей столько ярких ощущений гасивших её волю. Она сама... сама просила, умоляла Её о скорой встрече. И вот, наконец, встреча...

Она готовилась, переживала, специально приготовила вкусное блюдо, накрыла стол, сбегала в салон красоты к педикюрше, приняла душ, нарядилась и накрасилась. Она очень хотела понравиться своей девушке.

— Очень, очень, очень...

— Хорошая сучка, будешь называть меня Госпожа.
— Спасибо Госпожа, с огромной радостью. Вы моя Госпожа... — шептала Полина, стоя на коленках перед недавней подругой, снимая с неё сапожки. — Моя всесильная богиня...

Света не сдержала хищной улыбки.

— Всегда выполняй мои приказы без колебания, я очень строгая Хозяйка, и не терплю промедления. Ясно?

Полина кивала, не смея поднять глаза, и Госпожа брала её за волосы и вела на четвереньках за собой в комнату...

Как-то уже в другую встречу, прямо с порога вместо приветствия гостья совершенно бесцеремонно шлепнула её по щеке.

— Я хочу сразу видеть суку голой, — сказала Света тоном приказа.

Полина немедленно скинула платье на пол. И тут же стянула трусы.

— Руки за спину!

Полина словно отрепетировано быстро убрала руки, скрепив их за спиной на пояснице. Нервно опустила глаза в пол и застыла в прострации. Взгляд её был затуманен.

Блондинка улыбалась, глядя на молодую шлюшку которая предлагала себя ей. Она действительно хороша, подумала она, хотя и не такая как она по модельному высокая. Отточенные пропорции линий, изгибов склонов, ложбинок — изящество и тонкость женственности. Стройные ноги, узкая талия — фигурки у них, в общем-то, похожи, но бедра о Полинки стоило признать немного попышнее, пошире. Грудь небольшая, меньше чем у неё, но очень красивая, розовые острые соски, со словно припухшими ореолами, показывали большую степень возбужденности выставленной для осмотра девушки. Лобок и киска гладко бриты — во всей красе виднелись красивые надутые половые губы и блестящий от соков разрез. Сзади тоже полный порядок — прекрасная крепкая задница, в особенности выигрышно смотревшаяся вместе с узкой талией. Лицо миловидное. Каштановые волосы, темные большие глазища, обрамленные длинными черными ресницами, прямой нос средней толщины и длины, утолщенные притягательные губки. Общее впечатление красоты, ума, образованности и очарования. Да, что говорить, она просто очаровательно краснела.

Но, вот... как могла она позволить такое? Ведь всегда могла постоять за себя, — мелькнуло в голове у Светланы. — Впрочем, не её забота. Хм... возможно она даже красивее...

— Очень хорошо...

Полина ощущала, как пальцы Светы, той которую она знала с детства и любила как родную сестру, сейчас с болью сжимали и выкручивали её соски. Девушка сквозь проступающие слёзы кротко посмотрела на Госпожу, и в ответ получила взгляд, проникший в её душу. Она ощутила, как словно стала рабыней взгляда Госпожи — она чувствовала, что теперь она будет таять от пристального прямого взгляда Госпожи в любое время и каждый раз.

Гостья медленно высоко подняла свою правую руку, без колебания звонко хлопнула в полную силу левую щеку Полины, затем резко захватив её волосы, не давая прийти в себя, сильно дернула, словно встряхивая голову тряпичной куклы.

— Тупая похотливая дрянь! — в деланном гневе заорала гостья. — Ты что не знаешь, что значит — быть рабыней? Ты забыла все рассказы из интернета, которые я велела прочитать? Тебе ведь подобает встречать меня на коленях, поцелуями моих ножек!

Стоя с пылающей красной щекой в прихожей собственной квартиры, с истерзанными сосками и с так и не разомкнутыми за спиной руками, Полина не выразила никакого возмущения подобным отношением к себе, напротив, в её глазах была лишь мольба и отчаяние.

— Прости Света, я очень глупая... такая бестолковая...

— Ну, так делай, что я сказала! — ледяным тоном, не, терпящим возражений приказала блондинка, отпускай её волосы, повелительно указав пальчиком, с ногтем, покрытым черным лаком на пол.

Полина спешно опустилась на колени. На руках и коленях перед другой женщиной, с её задницей в воздухе и прижатой к полу головой чувствуя себя настоящей рабыней. Ее влагалище сильно текло. Она стала чмокать губами туфельки своей бывшей подруги.

— Что-то не так? — ехидно произнесла Светлана, словно прочитав ее мысли. — Да, они грязные. Прямо с дождливой улицы. Нравится вкус рабства, дрянь? Это грязь! Настоящая грязь! Ладно... Достаточно, — вальяжно сказала женщина. — Ты кончила, когда играла с собой перед моим приходом?

— Нет... но... как ты узнала? Я не посмела бы... ты запретила... я только хотела... быть более возбужденной... что бы пойти на такие вещи, которые я обычно не делаю...

— Например, как сейчас?

Девушка кивнула.

— Что ж. Твоя Госпожа накажет тебя за то, что ты без спроса трогала свою поганую пизду. Повтори.

Полина задохнулась от унижения. Она знала, что была привлекательна и желанна, любой мужчина всегда будет хотеть её тело — её киска была совсем не поганая, а красивая, нежная, и не очень-то до сей поры разработанная дырочка. Наверное, как и у самой Светы. Тем не менее, самоуничижение странным образом усиливало её возбужденность.

— Моя... Госпожа... накажет меня за то, что я трогала без спроса... свою поганую и... и уродскую пиздищу...

Госпожа плевала ей на лицо, затем, взяв её за волосы, со словами «сучка, надо тебя поближе рассмотреть» повела за собой на четвереньках. Светловолосая женщина прошла в комнату, оставляя на полу грязные следы от обуви, но хозяйка квартиры лишь покорно ползала за не протрудившейся разуться гостьей, не смея даже поднять голову.

Светлана, бросив сумочку в угол дивана, по-хозяйски уселась, закинув ногу на ногу, оставив стоять девушку перед собой, на четвереньках, со стекающей по лицу слюной покачивая прямо перед её лицом длинным, тонким каблуком.

— Соси каблук.

Полина без лишних раздумий обхватила губами каблук Госпожи и принялась его усердно сосать. Только с ужасом задавалась вопросом, что если бы такое зрелище увидели бы её подруги? Её бывший муж? Да что там муж и подруги, когда на то как она позволяет над собой издеваться с семейных фотографий, развешанных по стенам комнаты, неотрывно глазели родители, бабушки и дедушки, дяди и тёти, племянники и племянницы многократно повышая концентрацию испытываемого стресса!

Всё что происходило, было на грани, на смеси всего. Отталкивающее и притягательное одновременно. Чувство отвращения, гадливости к самой себе почти до рвотных позывов и неожиданного удовольствия, экстаза от падения... ощущения неимоверного страха, стыда, грязи и внезапного странного униженного наслаждения... по сути все было необъяснимо, непонятно, но предельно волнующе.

— Хватит. Я не ошиблась в тебе. Молодец. Тебе нравятся наши новые отношения?

— Да, я счастлива, подчиняться Вам...

Блондинка велела Полине переползти в середину комнаты.

— Это то, как ты будешь, всегда, передвигаться в присутствии Госпожи или Господина. Встань на колени. Основная вещь, которую ты должна усвоить — ты будешь стоять на коленях, пока ждёшь Господина или Госпожу. Или их приказы. Потому что ты всегда ниже, ты простая заурядная секс игрушка, с которой можно иногда весело поиграть.

Поля подчинилась.

— Сядь на пятки. Колени шире. Положи ладони тыльной стороной на бёдра. Глаза на пол, терпеливо жди человека, которому ты принадлежишь или отдана. Если ты будешь интересна, с тобой будут играть. Пока не выбросят до следующего раза. И только подумай сказать, что тебе всё это не нравиться без остановки шликающая шлюха!

Госпожа обошла её кругом и двигала носком туфли, что бы сильнее раздвинуть бёдра девушки.

— Хозяева сразу должны видеть твоё влажное влагалище, без препятствий.

Девушка стояла голая на коленях в собственной квартире перед своей бывшей подругой, с кротким покорным взглядом смотря вниз перед собой. Госпожа же смотря на молодую, влажную киску девушки была удивлена насколько сильно и обильна та истекала соками.

— Итак, посмотри на себя в зеркала. Они как раз у тебя подходящего размера. Плечи откинь назад, что бы выпятить груди вперёд, губы полу открой в ожидании... может тебе и дадут пососать. Или полизать. Это твоя прямая обязанность. Хорошая девочка.

Поля видела отражение в зеркале — стоящая на коленях в рабской позе привлекательная молодая женщина. Она была на коленях, словно ожидая нового приказа. Рот был приоткрыт. Для примыкания к киске или члена, вложенного в её губы которые она вероятно должна была бы приветствовать. Явно очень влажная, мокрая. Покорная. Делающая, что говорят. Стоящая в нужной позе, по команде. Если бы она была мужчиной, она бы очень сильно хотела поиметь эту разгоряченную сучку в зеркале этот момент.
— Теперь встань. Раздвинь ляжки. Руки позади спины. Если ты лежишь на животе или тебе велено стоять — то это правильное положение, в котором ты стоишь или лежишь и никак иначе.

Поля кивнула, исполняя команду.

— Когда велят принести хлыст для твоей собственной порки, ты должна приползти с ручкой от хлыста в зубах и ждать пока накажут. Или просто отлупят для развлечения. Если прикажут, будешь считать каждый удар вслух и благодарить за него. Могут скомандовать поколотить себя саму. Запомни, также об удовольствии — ты должна будешь просить особое разрешение иметь оргазм, ведь твоё тело и твой оргазм принадлежит не тебе. Когда тебе соблаговолят, чувствуя, его приближение будешь снова просить разрешение, а потом благодарить за то, что тебе всё же позволили иметь оргазм. Это ясно?

— Да Госпожа, — бормотала Полина с неким страхом за своё будущее. Неужели Света так серьезно взялась за неё? Что у неё на уме? Теперь она не так хорошо её знала, чем прежде...

Блондинка между тем вернулась к дивану и достала из своей сумочки короткую плетку.

— Главное это удовольствие Хозяев. Это твоя цель. Твоя награда. Возьми её.

Полина, не смея подняться на ноги, подползла, после чего потянулась рукой, но Хозяйка остановила её.

— Ртом.

Девушка неуклюже взяла плеть зубами, выполняя команду.

— Встань здесь. Повернись ко мне задом. Я хочу 20 ударов по каждой половинке твоей жопы. Я хочу, что бы она была красная как свекла. Если мне покажется что удары слабые, начнешь заново. Считай удары вслух и благодари за каждый.

Не говоря ни слова, девушка отвернулась и, изготовившись с силой, опустила плетку на свою попку. Боль явно обожгла, поразила девушку, вырвала стон. Но на лице Светланы появился взгляд изумления, поскольку её подопечная как заведенная продолжила безжалостно осыпать себя градом ударов. Сквозь слезы Полина считала каждый удар вслух и с прерывающимся голосом благодарила за наказание.

— Семь... Аххх... спасибо! Восемь... а-а-а... благодарю!

И так далее, пока не достигла цифры 20. К концу её попка была ярко красной.

После этого шёл другой равный десяти строковый столбец:

— Я больше никогда не осмелюсь касаться своей пизды без разрешения моей Хозяйки! Я больше никогда...

Не используя право на дополнительные штрафные удары, блондинка, после десяти ударов забрала плеть и вновь поставила тяжело дышащую Полину на колени перед собой. Правая рука Светы схватила её левую грудь, грубо сжимая, затем последовали небрежные щелчки пальцами по соскам, заставляющие их напрячься и затвердевать немедленно. Неотложный стон вышел изо рта Поли. Она стонала от боли... и наслаждения.

Светловолосая высокая женщина поднимала свои пальцы медленно от груди девушки, чертя слабую линию по её коже, к её подбородку и медленно подняла голову Полины. Взяв её за подбородок, посмотрела ей прямо в глаза.

— Ты такая красивая сейчас. Красивая сука. Сексуальная, возбужденная, голодная до унижений... С отхлестанной жопой...

Девушка на коленях застонала, когда другая девушка соединила свой рот с её ртом и протолкнула свой горячий, влажный язык между её губами. Полина могла чувствовать запах сладких духов и ощущать желание тела Светы. Поля отвечала ей со всей страстью, с которой только могла, переплетая свой язык змейкой с языком своей любимой и обожаемой Госпожи.

Когда Светлана отпустила девушку и убрала свои губы от её губ, то они смотрели друг на друга похотливыми широко открытыми глазами. Казалось, сексуальность обволакивала их, накрывала с головой.

Госпожа погладила бритый лобок и киску рабыни. Затем запихала три пальца в лоно девушки, та вскрикнула. Женщина кивнула с одобрением.

— Ты вся мокрая. Тебе нравится это... не так ли блядища?

Тяжело дыша, девушка кивнула, изобразив губами беззвучное «Да». Свободной рукой Света неожиданно ударила ее ладонью по лицу — не слишком сильно, но достаточно больно.

— Скажи мне это.

Полина почувствовала как эта оскорбительная ситуация и беспощадное собственное падение всё ниже вниз заставляют её соски затвердевать как никогда, а влагалище беспрерывно выделять соки...

— Да, Госпожа... мне нравиться всё это... — с придыханием прошептала Полина. — Пожалуйста, не останавливайтесь...

Женщина после нескольких фрикций резко вытащила пальцы из лона девушки, и поместила их перед лицом своей жертвы.

— Ты видишь, какие они мокрые шлюха?

— Да...

— Оближи...

После того как Полина покорно обсосала каждый пальчик испачканные своими же собственными выделениями, женщина вновь загнала пальцы в неё до упора жестко раздрачивая интимное отверстие девушки.

— Ты моя рабыня, твое тело — вещь принадлежащее мне. Ты согласна?

Поля была взволнована таким вопросом. На какое-то мгновенье ее охватили сомнения, она заколебалась. Вдруг это не просто не обязательные слова, принятые в правилах этой извращенной игры? Впрочем, необъяснимые стороны её натуры восторженно как никогда ещё прежде окликались на эти обеты, пугая её... Она услышала свой собственный голос говоривший:

— Я согласна... Госпожа, — губы девушки дрожали. — Я полностью Ваша.

Но госпожа была не довольна ответом и другой рукой сильно сжала ей сосок.

— Я согласна моя Госпожа, мое тело Ваша вещь, рожденное для вашего удовольствия и развлечения. Повтори!

Соки от губ киски девушки уже стали стекать по её внутренним бёдрам. Полина вся трепетала.

— Я согласна моя Госпожа... мое тело Ваша вещь, рожденное для вашего удовольствия и развлечения!

— Подтекаешь шлюшка неплохо, — с удовольствием заключила Света. — Но надеюсь, ты не рассчитываешь на, то, что запросто сможешь кончить сегодня блядь? Ты сделала клизму и смазала жопу смазкой как я велела? Начнем-ка мы дорогуша разрабатывать твой анус под большие самотыки...

— Да, всё исполнено Госпожа... — Полина застонала от страха и предчувствия неизведанной ещё боли, нового стыда и попробовала сильнее насадить себя на пальцы Светланы.

Когда госпожа вновь поднесла руку только что побывавшую у неё между ног к её губам и всунула три пальца в её рот, Поля принялась жадно облизывать пальцы со своими собственными соками и запахами, словно от того с каким рвением будет это делать зависела вся её жизнь...

— Потрясающая игрушка! — заключила Госпожа.

... Новые отношения захлестнули Полину всецело. Ей стало казаться, что она всегда хотела именного этого... она поняла, что всегда имела фантазии о рабстве, о подчинении, грубом унижающем сексе... и тот факт, что её Госпожой стала её лучшая подруга юности — только сильнее увлажнял её киску каждую их новую встречу.

Полина была связана во множества позах — выяснилось, что Света была очень опытна и изобретательна в различных садомазохистских практиках. Она обездвиживала подругу в немыслимых комбинациях и видела — чем более неудобным было положение Полины, тем сильнее капала её киска. Света приносила с собой плетку и била Полину по заднице, по груди, по её киске. Она обучала называть бывшую подругу себя Госпожой, считать каждый удар и благодарить за него. Обычно после часа проведенного вместе, она говорила, что должна идти. Но сначала она хотела видеть, как Полина кончала для неё. Она делала так, что бы та лежа на полу перед ней — раздвинула свои ноги перед ней и мастурбировала. И Полина должна была просить её позволения иметь оргазм, когда чувствовала его приближение.

— Госпожа я очень близко... могу ли я кончить теперь?

Света часто дразнила её. Не давая разрешения, заставляла держать долгую паузу, а затем вновь и вновь все более яростно мастурбировать. Когда же она хотела видеть бьющеюся в конвульсиях тело Полины, то это не занимало много времени. Но даже при этом Света её подгоняла.
— Поторапливайся, кончай сучка! Ну-ка махом я сказала!

Когда молодая женщина, наконец, кончала, она должна была благодарить за то, что Светлана позволила ей иметь привилегию оргазма. Светлана занималась мастурбацией, глядя на подругу сверху вниз, лежащую перед ней на полу, заглядывала в её глаза, а затем просто садилась на её лицо, с силой нажимая промежностью и непосредственно клитором на нос и язык рабыни. Язык Полины как заведенный начинал работать вверх и вниз, и Госпожа в итоге сливала в её покорный и жадный рот все свои соки. Полина каждый раз максимально выдвигала язык в её киску, стараясь не пропустить ни капли...

Прощаясь у двери Света каждый раз, напоминала, своей покорной подопечной, что ей не позволяется иметь оргазм, пока они не встретятся снова. Так как её оргазм не принадлежит ей больше.

— Но думай о своей повелительнице Светлане почаще, я хочу тебя дико возбужденной к этому времени!

***

Приблизительно через месяц их новых отношений Света пришла в квартиру своей старой подруги и преподнесла подарок в виде небольшого запечатанного свёртка. Через считанные мгновения Полина была совершенно голой, нося только свой подарок — широкий черный кожаный ошейник с кольцом для поводка.

Обнаженная женщина упала на колени перед одетой женщиной, вытянула руки вперед и стала благодарно целовать её туфли.

— Спасибо Госпожа... я безмерно рада быть достойной вашего очевидно прекрасного ошейника...

Светлана сидела на диване и играла хлыстом, обозревая свою рабыню. Та подняла свои глаза и с рабской покорностью спросила:

— Вы будете бить меня сегодня Светлана Петровна?

— Петровна тебе кое-что покажет. Возможно, после этого ты сама захочешь отхлестать её.

Высокая блондинка встала, отворачиваясь от неё, поднимала руки под своей юбкой и спускала вниз свои трусики. Они были красного цвета и как всегда очень сексуальными. Она подняла свою юбку прямо до талии, выставляя свою голую попку и стройные бёдра в черных чулочках. Задница Светы была очень красива — округлая, гладкая, а также её попка была усеяна множеством длинных тонких фиолетовых рубцов, идущими как ровно параллельными, так и беспорядочно пересекающимися линиями. Света обернулась и посмотрела на Полину:

— Тебе нравиться?

Глаза Полины были широко раскрыты.

— Да... но... — зачарованно пробормотала она. — Я не понимаю...

Женщина улыбнулась.

— Ты такая очевидная маза.

Натянув трусики и одернув юбку, Света чуть поерзав, снова уселась на диван.

— Я всё тебе сейчас расскажу. Хотя конечно ты уже и сама обо всем давно догадалась, — взволнованно сказала она, и протянула Полине бутылку красного, полусладкого вина поставленную ей на столик заранее. — Давай сначала выпьем по бокалу вина, не возражаешь?

— Нет.

— Разлей и садись рядом.

Всё ещё обнаженная Полина в ошейнике разлила вино в бокалы, села на свой диван и после небогатого тоста Светы: «За нас!», отпила немного.

— На самом деле я не Госпожа, я такая же рабыня, как и ты, — произнесла Света. — И ты, безусловно, знаешь, чья я рабыня. И именно для него я обучаю тебя... я должна проверить твою покорность и показать, как служить некоторым его вкусам. Все мои действия направлены на это. Ему нужна... нам нужна новая игрушка. Вот и всё. Теперь ты все знаешь.

Полина задумалась, играя в руке бокалом с красной жидкостью. Наконец после некоторой паузы сказала:

— Как это низко... возмутительно...

— Да, я не очень-то преданная подруга... прости.

Почему то обиды и злости не было. Весь месяц Полина старательно обходила этот момент, о котором догадывалась. Каким-то образом она давно подспудно поняла правду. Просто необходимо было сложить два плюс два. О чем-то таком прямо говорил и сам Кожаный Пиджак, хоть она и старалась не слушать, что-то, да и залегло в подсознание. Но каждый раз, когда думала об этом, её охватывало неприятное чувство, что открывшаяся истинная подоплека в поведении Светы, её вскрывшееся двойное дно не позволит им больше встречаться. Пускай даже они сблизились таким дурацким образом, по чьей-то указке... не важно. Она любила Свету и давно её простила. И у неё имелся свой план.

— Но зачем тебе было это делать?

— Он мой любовник... мой учитель... и мой Хозяин. Я не могла тебе сразу сказать всей правды... и о наших отношениях... но только представь насколько он гениальный психолог! — Глаза Светы озарились светом. — Он очень наблюдательный и замечает всякие мелочи внутренним зрением. Увидел тебя только один раз, и разобрал с психологической точки зрения, сказав мне, что ты покорная. Где-то в глубине... И велел мне соблазнить тебя... и обучить. И видишь, как всё хорошо получилось. Даже не вериться если честно!

— То есть ты сама не хотела того что между нами происходило?

— Нет, глупышка это не просто успешно проведенная операция, я всегда хотела тебя... я мечтала, что бы заниматься с тобой любовью ещё тогда перед тем как ты уехала... у меня были эксперименты... правда такое я делала всего несколько раз. У Олега есть ещё подопечная — Антонина Сергеевна... завуч в школе... я много практиковалась с ней. А ещё... помнишь нескладную рыжую Катю из четырнадцатой школы? Мы как то повеселились. А ты красотка, умница и отличница бы просто не поняла меня... ты была по уши влюблена в своих парней... то в одного, то в другого... А потом вообще уехала учиться и вышла замуж. Тебе, как и мне, нужно было устраивать свою новую жизнь... поэтому ты Поля просто напросто на время и ускользнула от меня, выйдя сухой из воды. Но должна сказать теперь — ты оказалась именно такой, какой я тебя представляла в своих фантазиях! Горячей и ненасытной!

Полина покраснела от удовольствия. Они снова выпили вина, Света следила за тем, что бы бокалы, не пустовали.

— Как ты познакомилась с ним? — спросила Полина.

— В автобусе. Год назад... я ничем не отличалась от любой другой женщины, а потом... Он ведь рассказывал тебе?

— Невероятно... Значит это правда. И ты стала его секс рабыней?

— Да...

— И давно ты...

— Я всегда имела подобные скрытые фантазии... а он просто воплотил их в жизнь...

— Но ведь он ужасен... я ведь рассказывала, что на той вечеринке он пытался зажать меня в угол, и схватил между ног... я дала ему отпор, а потом ты увидела его корчащимся на полу и слетела с катушек...

— Да он всегда очень напорист... действует быстро, дерзко и нагло... он с тебя глаз не спускал целый вечер. Называл тебя девочкой с огоньком. Конечно, зажав тебя в угол, он переборщил, его подвела выпивка, но уже на следующий день он так смеялся, вспоминая о нашем случае... правда теперь у него, по-видимому, особый интерес к тебе. И он решил изменить тактику, ему в голову пришла блестящая идея — использовать меня. Какой у него всё-таки лихорадочный, быстрый ум нужно признать. На следующий день я и позвонила тебе. Конечно, из подобной затеи могло ничего не выйти. Получилось, что вышло. Он догадывается, какие чувства ты к нему испытываешь. И не просто желает, что бы ты раздвинула перед ним ноги, нет, хочет заполучить тебя всю, обладать тобой полностью. И скажу, честно познакомившись с ним меня, тоже первоначально отпугнула его внешность, его желания, жесткость, наглость... но я решила попробовать, отдаться в этот водоворот страсти и ни капли не жалею.

— Как это получилось?

— После автобуса? Все как в тумане. Мы вывались на какой-то пустынной остановке и пообщались... конечно кроме его недвусмысленных приставаний ещё ничего не было... да и быть даже этого не могло! Мне было дико стыдно. Как я вообще посмела... Я ведь порядочная замужняя женщина... так я о себе думала ещё до той поездки! Все мои дни были заполнены только работой: моими служебными обязанностями и домашними — уходом за ребенком, уборкой в квартире, готовкой. Я не из тех, кто способна на подобные выкрутасы! Но что-то случилось, сломалось...

Некоторое время Света молчала, как будто собиралась с мыслями.

— Я сжимала наготове одной рукой газовый баллончик в сумочке, другой пакет с продуктами и слушала то, что он мне говорил... Этот странный дядька с какой-то стати поставил вопрос ребром — или я качусь туда, куда я направлялась, в общем, к себе домой в безопасность. Или я должна была звонить мужу и предупреждать о задержке и ехать к нему. Без прелюдий, без встреч на нейтральной территории... вот, так запросто. Я думала, мы просто поговорим, попьём кофе... видишь ли он показался мне интересным даже несмотря на свое хобби... ан, нет вот так сразу... «Ты будешь принадлежать мне ближайшие два часа. — Прямо сказал мне этот полный на тот момент незнакомец. — И я буду трахать тебя, как последнюю сучку. Ты будешь визжать от боли и наслаждения... И сухо добавил — убивать и калечить не буду. « И если я согласна, то должна опуститься прямо на остановке перед ним на колени. Я была в диком шоке... и я... я выбрала... выбрала второй вариант. Да, я знаю. Я потеряла голову. Это была глупость, граничащая с безумием. Но... повторяю, что-то во мне переключилось. И я прямо с пакетом из продуктового бахнулась там коленями на грязный асфальт...

Она сглотнула и продолжила.

— Было безумно страшно. Я не знала, что меня ждёт. Вообще. Но... какая то неведомая сила влекла меня вперед, в этот водоворот страха, безумия... и надежды на что-то ещё... В квартире у него настоящее логово садо-мазохиста. С арсеналом всяких извращенных штучек — кляпы, плети, ремни, затычки, шарики, расширители... О, ужас! Я никогда ничего подобного не видела! А по стенам звукоизоляционные панели... каково мне было? Чуть не потеряла сознание, но по его приказу сама разделась. Его руки безостановочно тянулись к моей заднице, влагалищу, грудям, без конца крутили соски, зажимали клитор. Наигравшись, он нацепил мне на грудь и пизду прищепки, привязал к какой-то балке и с силой отхлестал меня. Крутя как юлу, что бы можно было добраться до любой части тела. Это последнее, что я хорошо помню. В первые вообще кто-то бил меня... я дергалась и рыдала как сумасшедшая... была на грани... но почему то не просила о пощаде... происходил какой то дикий выплеск эмоций, произошёл разжим какой то пружины сжимавшейся во мне долгие годы... во время моей порки он, кажется, дошел до иступленная и кончил занимаясь самоудовлетворением...

— Извращенец, — фыркнула Полина.

— Мне продолжать?

— Да, извини.

— Потом он, кажется, заставил меня подползти к нему и вылизать его семя с линолеума. А потом дал в рот. Я сосала сквозь слезы, пока он хорошо не завелся снова... При этом бил мне пощечины, обзывал по-всякому. Потом жёстко трахнул. Во все щели что называется. О, я сейчас вспоминаю и... Ладно, вобщем, с красными глазами, убитая, измочаленная, дрожащая, но я была счастлива. Я была перезагруженной. Пустым сосудом... Я ехала, домой придумывая, как буду отказывать мужу в близости, пока не исчезнут следы, но вместе с тем с какой-то блаженной улыбкой на губах прокручивая всё вновь и вновь в голове. Я чувствовала себя живой как никогда. Это было моё самым лучшим решением в жизни...

— Звучит совершенно невероятно. Да, ты у меня поехавшая милая моя подружка!

— Что ж, ты спросила. Понимаешь, я была неудачницей. Неудовлетворенной. Чувствовала это. А теперь... я чувствую себя так... очень особенно. Я нашла в себе огонь, который, ярко горит.

— Я поняла. И я хочу продолжать наши с тобой отношения... но не хочу иметь дело с ним... Ни за что.

— Нет. Если ты откажешься, он запретит мне видеться с тобой... и нашим встречам конец... мне жаль, мне самой очень нравилось то, что происходило... но я никогда не ослушаюсь его приказа. Он значит для меня всё.

— Раздевайся, — Резко сказала Полина. Света внимательно посмотрела на подругу, затем сделала, так как ей сказали.

Теперь Полина видела, что масса ушибов было и на всей поверхности грудей Светы. Большое количество отметин, тонких и более толстых. Вероятно и от хлыста и от прута. Света тяжело дышала, глядя на свою подругу и на её реакцию.

— Он бил меня по влагалищу также, — сказала она и опустила руку между ног, касаясь себя осторожно, как будто бы всё ещё ощущала боль. — Теперь, когда ты это видела... ты хочешь, поменяться местами и быть сверху?

— Почему я не видела подобного раньше?

— Потому что я очень покорная, меня незачем бить, он редко бьёт меня, только иногда для своего развлечения...

— Почему же он бил тебя? Из-за меня?

— Да. Он подумал, что ты для меня стала слишком важной и моя роль Госпожи слишком серьёзной. И сказал, что я должна платить штраф. Он спросил, готова ли я принять его наказание, и я ответила «да». И он лупил меня, что бы я помнила своё место, и не свыкалась так уж сильно, с ролью Госпожи... к тому же он хотел, что бы ты увидела эти следы от хлыста. Мой Хозяин считает, что ты уже готова и можешь, если согласишься присоединиться к нам.

— Твой Хозяин... так дико звучит! Да, он обычный псих. Маньяк!

— Нет, это не правда...

— Правда, правда! И что ты чувствовала при этом?

— Если мой Хозяин хочет что-то — я должна принимать это.

— Ну, у тебя же есть чувства, всё равно?

Света внимательно наблюдала за подругой, затем ответила:

— Да. Чувство благодарности.

Подруги замолчали на какое-то время.

— Он каждый раз тебе говорил, что ты должна делать со мной?

— Нет. Лишь иногда он давал мне советы на счёт как лучше обучать тебя... я посылала ему отчеты по электронке, он вносил коррективы...

— Ладно, не беда, переживём. Этот твой куратор псих и ничего ему не обломится. До меня точно не доберется! Мы будем обманывать его. И обламывать! Встречаться будем так. Ты будешь оставаться у меня на ночь... по возможности. Я познакомлюсь с твоим супругом, стану лучшей и доброй подругой вашей семьи и прикрытие будет идеальным. И вообще я ещё вырву тебя из лап этого мерзавца! Постараюсь. Как бы там ни было, это будет другая история. Ляг на диван. Я хочу показать, как хорошо ты обучила меня... хи-хи... лизать... После всех этих странных откровений я ужасно хочу тебя!

— А бывает, что ты меня не хочешь? — улыбнулась Света, укладываясь на диванчик и призывно раздвигая бедра в чулочках.

— О, Света...

***

Они в изнеможении лежали на диване обнаженные, опустошенные и довольные. Секс был бурным. Они как никогда слились в едином желании.

— Мы члены одной закрытой бдсм группы. Это особый замкнутый мир, — рассказывала Света о тайне своего кулона. — Половина из сообщества присутствовала на той вечеринке, где мы вновь увиделись. Можешь себе представить? Обычные с виду люди, ходят на заурядную работу, имеют семьи, а за фасадом разврат и извращения. Помнишь веселого добряка с кучей анекдотов? Он там заправляет. У него много саб. И ебёт он практически только в жопу... Скоро устроит костюмированную вечеринку-бал для посвященных... угадаешь мой костюм с трех попыток? Костюм Евы! Это будет моим первым выходом в свет в таком виде... Я уже вся сгораю от предчувствия жгучего стыда и чего-то ещё, что возникает пониже живота... хи-хи...

Телефон. Взглянув на экран, Света вдруг вся как то расцвела и озарилась внутренним светом. Нажала на кнопку и поднесла трубку к уху. Ей что-то долго говорили, она с широкой улыбкой ответила:

— Да, я поняла. Я знаю что делать. Да. Сообщу скоро.

Светлана закончила разговор, отложила мобильник и стала как-то странно смотреть прямо в глаза подруги. Уверенный и пристальный взгляд заставил Полину почувствовать себя неуютно. Она вдруг покраснела.

— Отгадай, кто сейчас звонил? — внезапно бодро сказала Света. — Хозяин! Он будет через 10 минут. Здесь!

Полина была ошеломлена.

— Нет! — резко отреагировала она. — Какого черта?! Нет! Ни за что. Никогда!

— Поля, ты меня любишь?

— Как ты можешь?! Ты в своем уме?! Наверное, ты забыла, что он заставил меня пережить! До чего тебя довел! Он манипулирует, тобой словно куклой! Нет и точка!

— Он будет здесь через 10 минут. Так ты собираешься его впустить?

Полина со всей категоричностью, на которую была способна, с плотно сжатыми губами замотала головой. Светлана вздохнула.

— Поля...

— Ну вот, зачем?!

— Ты знаешь...

— Нет и не проси. Я не шлюха и не давалка! Скажи ему, пусть отвалит!

Их взгляды встретились. Внезапно Света нашла ее рот и впилась в губы. В этом поцелуе было столько заключено огня и страсти, что сердце Полины застучало, как сумасшедшее, появилась слабость и какое-то оцепенение. Когда Света медленно отняла свои губы, Полина слабо пробормотала:

— А что, если нам... просто поговорить... с ним... ? Всё объяснить... убедить...

Света молча, подхватила подругу под локоток, медленно повела в прихожую, к коврику около входной двери.

— Не надо... — слабо вырвалось у Полины. — Пожалуйста.

— Он сказал «чрез десять минут». Помнишь?

— У меня не получиться...

— Ещё как получится, — ласково заверила ее Света, погладив по голове. — Сюда-то мы уже дошли. Ты обучена, подготовлена. Вставай так, как я учила. Я сейчас вернусь.

Голая Света вернулась с обернутым вокруг шеи ошейником, идентичным по виду ошейнику Полины, поводком и фломастером в руке. Обнаженная Полина стояла на коврике, стыдливо покраснев от кончиков волос до пяток. Она стояла на коленях, широко открытых, с попой опирающейся на пятки, спина была выгнута, руки тыльной частью ладоней лежали на бедрах раскрытыми ладонями. Изгиб бедер волнующе переходил в тонкую талию, обнаженное тело как всегда было чувственное, и сладострастное. Только каждая клеточка плоти словно ходила ходуном от дрожи. Рот был широко открыт. Полные объемные губы красны и влажны. Язык высунут. Подбородок дрожал. Покрасневшие глаза блестели и были устремлены в пространство между собой. Полностью открытая Полина предлагала себя. Голые мясистые губы киски между ее широко расставленных бедер помимо того что были опухшими и красными, также были зримо влажны. Неизвестно, то ли от послевкусия после недавнего секса со Светланой то ли от взрыва стремительно набегающих событий...

Светлана, улыбаясь такой порочной улыбкой, какой еще никогда в жизни не улыбалась, пристегнула поводок к ошейнику Полины и, уронив его ей на грудь и живот, промурлыкала:

— Ты просто потрясающая игрушка!

Рука высокой блондинки потянулась к Полине, она поднесла её к лицу девушки, взмахнула рукой с фломастером надо лбом, ещё и ещё. На лбу Полины появилась надпись:

«Подгон новой дырки Хозяину Олегу». И подрисованное ниже сердечко.

Отложив фломастер на тумбочку с обувью, Светлана с лязганьем отомкнула замок на входной металлической двери. Затем смахнув слезы со щек Полины с грациозностью кошки зафиксировав прямо спину и вытянув шею встала бок о бок со старой подружкой заняв идентичную позу демонстративной покорности и ожидания...

Когда время подошло, входная дверь медленно отворилась, из полумрака выплыла широкая тень.

Рекомендуем посмотреть:

Элизабет была в небытие. Стелла успокоила ее, сказав, что Консуэла захочет вытворить с ней все что угодно. Она так же рассказала о Рафаэле, судьба которого была в руках команчей. Его индийская кровь позволяла обращаться со всеми, как ему захочется. Поворочавшись с боку на бок, Элизабет не заметила как уснула. Утром она встала не в настроение. Слуга Мери принесла ей письмо, в котором Консуэла просила мирным путем обсудить произошедшее. Наконец она решила - надо пойти и все выяснить. Встреча...
Меня зовут Ирина, мне … не важно, сколько мне лет. Я опешу несколько историй, которые произошли со мной.Первая произошла в далеких 90-х. Я тогда училась в пединституте. Было это на 2 курсе. В конце января мы решили отметить день студента. К тому времени у нас сколотилась дружная компания, человек 15. Скинулись, закупили и отправились на квартиру к нашему однокурснику Сергею. Благо, его предки куда-то уехали. Когда праздник был в разгаре, появилось еще 2 гостя.Сергей завел...
Я навсегда запомнил свой первый раз с мужчиной, мне было 24, у меня была девушка, да вообще я считал себя натуралом. Да у меня иногда бывали фантазии на тему однополого секса, но я старательно гнал их от себя. Думаю если бы не тот случай фантазиями они бы и остались.Магазин в котором я работал, был частью большой, торговой сети и однажды нам поменяли регионального директора. Продажи падали потому и решили сменить руководство, что бы новый руководитель переломил неблагоприятную ситуац...
Мы встретились с ней случайно, хотя как может и показаться - искали друг друга. Как-то она мне сказала, я, кажется, нашла тебя, дорогая. Кто она такая? В двух словах не скажешь, а если описывать не хватит всех букв алфавита. Она не обычна в повседневной жизни, она нежна и ласкова наедине со мной, в ней много достоинств и положительных черт. Она добра, воспитана, надежна, верна… она святая, как я сказала как-то в одном стихотворении. (О невинная моя, обнаженная святая…). Да, она кокетка. Он...
Я познакомилась с ним в интернете, мы общались уже не малое количество времени, и вот наконец то он пригласил меня встретиться... Встреча состоялась в ресторане. Он мне сказал как будет одет, естественно для того чтоб я узнала, я не видела его фото, он был потрясающий в общении, ну и как он себя описал,трудно было и подумать что он не симпатичный. У него были зеленые, почти бирюзовые глаза, к тому же он был еще и блондин, ему было 27 лет! В это утро счастье и улыбка буквально не сходили с моего ...
Слева от меня огромный член, сантиметров 25 в длину буравил попу моей жены. Она же сдержано стонала в этот момент, оглядываясь на меня. Я сжал ее ладонь, а она насаживалась на огромный агрегат Максима. Он держал ее за бедра и входил на всю длину своего огромного члена..А надо мной нависала жена Максима. Она лизала мои соски, ее волосы падали мне на грудь. Я мял свободной рукой ее огромные сиськи. Член мой стоял колом и тут я сильно вздохнул, когда она своим членом вошла слишком глубо...
Эта история произошла со мной во время зимних каникул у бабушки, когда мне было 15. Однажды, бабушка и дедушка уезжали в Пермь на 4 дня, оставив меня одного на даче. Дали мне заданий выше крыши, показали, как пользоваться печкой. Наконец они уехали, и я остался один в доме.- Круто!- сказал я.Внезапно, зазвонил мой телефон. Я поднял трубку:- Алло!- Привет Миш!В красивом голосе из трубки я узнал Альбину.- Привет, Альбин!- Чем занимаешься?...
Вот уже две недели мне приходилось торчать на даче вместе с двоюродной сестрой. Родители остались в городе, а нас отправили «отдыхать» за город. Все бы хорошо, но в дачном кооперативе практически никого не было. Все соседи и друзья остались в городах или улетели на моря. Вот сидели мы с сестрёнкой вдвоем вдали от цивилизации.Жаловаться, в общем то, не на что. С Дашкой мы неплохо ладили. Насколько это вообще возможно между двоюродным братом и сестрой. Если зимой мы практически не виде...
Сын Вадим и мама Лена. Вадим рядом с Леной. Я, муж Лены и отец Вадима, рядом в небольшом отдалении, наблюдаю, осознанно и наслаждаясь, как Вадим и Лена из сына и матери, будут плавно превращаться в мать-жену и сына-мужа. Я снимаю это на видео. Вадику 18 лет, он девственник, у него интенсивные эрекции и самое интенсивное сексуальное влечение он чувствует к своей родной матери, к Лене. Лене 49 лет, она выглядит великолепно, лет на 35. Среднего роста, стройная. Всегда улыбающаяся и сияющая. Она в б...
Сижу на работе, лето, жара."Привет" - это в аське зеленая ромашка по имени Хозяин, "Привет" - в ответ и губы растягиваются в улыбке. Мы познакомились недавно в интернете, случайно попала на тематический сайт, глаз зацепился за его анкету и с недавних пор я его вирт-рабыня. На вопрос "Что я должна делать?" получила короткий ответ: "Выполнять мои желания". Вечное женское любопытство сделало свое дело. Стало интересно...Так началось общение. Он любит задавать...
Каждый обыденный день, люди ходят, смотрят друг на друга и думают что, и другой человек самый обычный в этом мире. И я так думал, пока не настал этот захватывающий и одновременно унижающий день.Живу я с Мамой и папой, своих родителей я люблю. Мой отец, красивый парень, ему 37 лет, вокруг него всегда много подружек, но он ни когда не давал повода для измены, но речь не о нем. Мою Маму зовут Кристина, ей 34 года, она длинноногая красавица, ее длинные светлые волосы всех восхищали, ее фигура...
"Счас мы тебе целку сломим, красавчик!" - Это произнесла та из проституток, что была постарше. Она взяла со стола резиновую дубинку и обмакнула ее конец в жестянку с мазутом. Немного повозив в банке увесистой резиновой палкой и основательно покрыв ее таким образом мазутом, она приставила ее к заднице Павла. От прикосновения холодной липкой резины тот непроизвольно вздрогнул. Через мгновение острая, режущая боль пронзила его анус. Шлюха залилась бессмысленным, пьяным смехом. Дубинка вхо...
... Только я успела зайти в кабинет и включит компьютер, как позвонил мой шеф-Татьяна, Вы вчера ушли раньше обычного.-Да, понимаете...-Я всё понимаю. Зайдите ко мне. И захватите пожалуйста документы.-Хорошо, - сказала я вздохнув, - А какие именно ?-Все документы ! -закричал он в трубку, - и ничего лишнего!-Да, да, - тихим голосом прошептала я.-Очень хорошо, - радостно сказал он и повесил трубку.Со стороны посмотреть - обычный диалог между ш...
- Мальчик-красавчик сколько девочек вздыхает...Эти слова из песни, принадлежащие одной известной певице, очень четко характеризуют моего лучшего друга по имени Олег.Вы конечно же скажите: -нет дружбы между мужчиной и женщиной! Не пудри нам мозги Машенька!Ну что вы, дамы и господа, я и не думала о том чтобы обмануть вас. Может у нас бы с Олешкой и были бы какие-нибудь тесные отношения (я бы уж точно не прочь), но... Он девственник, Да- да, парню уже почти 20 лет а он еще ни туда...
- Сегодня утром пришло распоряжение от центрального округа вступить в контакт профессором Фултоном. Лейтенант, Вы что-нибудь знаете о профессоре Фултоне?– Товарищ капитан, я слышала… – сказала Асила неуверенно. Но тут же вспомнила: – Что он работал в области выведения сельскохозяйственных культур. Недавно были телерепортажи о его награждении за новые виды искусственных гибридов картофеля.– Он многое сделал помимо этого. Чего только стоят новые зерновые. В любом случае про...
Я летела в Турцию. У меня отличное настроение. Я в отпуске!Наконец-то! Устала от офиса.Вообще я девушка скромная, и достаточно целомудренная, но теперь можно сказать, что я была такой, до того как поехала отдохнуть в Турцию. Ехать мне было не с кем, но отпуск поджимал и мама настояла что бы я ехала одна, позагорала, покупалась, окрепла.Его...я высмотрела еще в аэропорту, и у меня уже зазудело внизу живота, такой симпатичный, сексуальный парень, ОН тоже на меня посматривал. Наверное п...
Было время, когда я дружила с одним парнем. Мы с ним были знакомы с самого детства, и в школу вместе ходили, и уроки вдвоем делали. И в компании знакомых друзей о нас так и говорили “жених да невеста”. Вот только невестой я так и не стала, да и дружба у нас с ним вся развалилась… Как – то во время учебы в колледже мы в очередной раз решили отметить сдачу экзаменов, и я предложила всем собраться на природе. Было лето, днем невыносимая жара, ночью прохлада. А шашлычок с водочкой как раз пришлис...
Я деловито оглядел стол. Он был девственно чист. Ни одной проклятущей бумажки, только монитор от спрятанного компа и телефон. Для моих двадцати восьми это был очень престижный пост, и, к тому же, я стал совладельцем фирмы. Довольный, я нажал кнопку селектора и произнес: «Машенька! Пусть Алевтина Ивановна заходит»...Мы сидели в неформальном секторе. Я так называю уютный уголок у меня в кабинете, обставленный лучшим из тех, кого я знаю, дизайнером по моим рекомендациям. Тут есть интере...
Объявили посадку на поезд. Пассажиры, стоящие на перроне, спешно садились в свои вагоны.Максим с двумя сумками в руках шел следом за Аленой. Он был мрачнее тучи. Одолевали Макса страшные мысли. Вдруг попутчики Аленки по купе будут одни мужчины, вдруг молодые, вдруг молодые кавказцы, вдруг будут приставать. Жене он, конечно, доверял, но от этого было не легче. Со времени свадьбы он первый раз отпускал свою Аленушку куда-либо одну.Алена и Максим были женаты уже семь лет. Се...
В тот вечер я подвернула ногу, возвращаясь в отель, где меня ждал муж. Стройная зрелая блондинка в облегающем обалденную фигуру платье жалко хромает-вот видуха. Меня окликнули по английски из маркета- предложили помочь. Я зашла в магазин и увидела Его одного среди множества других парней. Взглянув в его мягкие глаза с солнечными лучиками морщинок (привычная полуулыбка), я почувствовала, что теперь у меня есть надежная защита и все будет хорошо. Мужчина разговариавал со мной только п...