Деликатная проблема

— Вот — шлепнул я на стол папку — Сходил.

— И что? — затаив дыхание, посмотрела на меня Кристина.

— Все то же... — не раздеваясь, опустился я на табурет. — Никаких изменений...

В папке лежали бумаги из поликлиники. А именно — результаты последней спермограммы. Которые были такими же, как и полгода, и годом раньше. То есть неутешительными.

Поженившись лет восемь назад, мы не торопились заводить детей. Мне было двадцать, ей еще меньше, хотелось пожить для себя, погулять пока молодые. Через несколько лет, слегка остепенившись, задумались о продолжении рода. Но все пошло не так. Несмотря на ежедневные и еженощные старания, в положенный срок Кристинке снова требовались прокладки. Через пару лет тщетных усилий, заподозрив неладное, она побежала по врачам. Там покачали головами, выдавая направление на кучу анализов и вскоре констатировали, что у нее все в порядке. Настала моя очередь. Первая же спермограмма показала недостаточное количество сперматозоидов, да и те какие-то не вписывающиеся в положенные стандарты. Врачи сваливали все на перенесенную в детстве инфекцию, кормили меня лекарствами, но результат не менялся. И вот сегодня очередной анализ снова не показал ничего обнадеживающего.
— Не переживай... — утешала меня жена. — Вылечим. Я читала, какие-то новые методы появились.

Я молча махнул рукой. Какие, нахрен, новые методы? Столько лет уже, все перепробовал — и все бесполезно.

— Пойдем еще попытаемся... — потянула она меня в спальню.

Это была уже традиция. Каждый раз, видя мое настроение после очередного посещения поликлиники, Кристинка тащила меня трахаться. Это немного помогало и отвлекало от грустных мыслей. К тому же, по мнению медиков, вероятность зачатия хоть мизерная, но оставалась.

Жена повалила меня на кровать, сдернула джинсы и сбросив свои трусы оказалась сверху. Пока член, прижатый сверху ерзающей промежностью, твердел и наливался кровью, Кристинка торопливо стягивала с себя халат и лифчик. Приподнялась, направляя член вертикально и резко опустилась на него. Полные груди колыхнулись, слегка подпрыгнув.
— Сиськи держи! — выдохнула она, начиная скачку.

Я подставил ладони под тяжелые шары, поддерживая их на весу и вдавливая большими пальцами соски. Кристинка вообще любит, когда ей ласкают грудь. А уж в сочетании с членом внутри... По телу растеклась приятная истома, концентрируясь внизу живота. Член еще больше напрягся, буквально всасываемый жарким влагалищем. Грустные мысли отступили, теряясь где-то в глубине сознания. Я сжал мягкие груди, сосредоточившись на задевающей что-то внутри головке. Недолгая скачка завершилась полным Кристинкиным оргазмом. Она в последний раз рухнула на меня, мелко вздрагивая и принимая в себя извергнувшееся семя.

Сеанс сексотерапии вернул меня в обычное состояние. Привыкаю — подумал я, глядя как жена одевается. — Скоро, наверное, наоборот, буду сильно удивляться, если анализ покажет улучшение.

— Я готова! — Кристина застегнула пальто.

Сегодня нас ждали в гости мои родители. Без повода, просто так, чаю попить да поговорить. Опять будут про внука спрашивать! — раздосадовано думал я, натягивая куртку. Сколько можно уже! И без них тошно. Родителей мы, хорошо все в свое время взвесив, не стали обременять нашими проблемами. Они до сих пор оставались в неведении, думая что мы просто не хотим детей.

Вышло так, как я и предполагал. В какой-то момент мама снова завела разговор о внуках. Сначала мы кое-как отшучивались, но тут подключился и отец, желающий еще при жизни нянчить потомков. Тогда Кристинка не выдержала:

— Да стараемся мы, стараемся! Не получается у нас! Вон Эд сегодня снова анализы принес — ничего хорошего!

— Постой-постой! — опешила мама — Так что там у вас такое!? Какие анализы? Почему мы ничего не знаем!?

Пришлось все рассказать. Мама кусала губы, внимательно слушая нас. Отец молча достал бутылку водки, наливая себе и мне. Потом, подумав, и Кристине.

— Да-а-а... — произнес он в конце. — Дела...

— И что, никакой надежды? — спросила мама.

— Врачи говорят, надежда всегда есть. А толку-то?

— Да нихрена они не понимают, эти врачи! — батя налил еще. — Слушайте, раз такое дело, может вам усыновить кого?

— Не, не хочу. — отмахнулась Кристина. — Там наследственность непонятно какая. Я своего хочу.

— А вот искусственное оплодотворение? — предложила мама. — Не думали?

— Думали... — признался я. — Но от меня не получится, а донора Крис не хочет.

— Не хочу! Там тоже непонятно чьи гены! И потом, я хочу естественным путем, как все нормальные женщины!

Я покивал. Да, мы это долго обсуждали, но у Кристинки выявился пунктик — все должно быть естественно. Начиталась где-то, что подобные методы отрицательно отражаются на ребенке и вот... Батя тяжело вздохнул и налил по третьей. Над столом повисло тяжелое молчание. Его прервала мама:

— Значит никак? Не видать нам внуков?

Я пожал плечами. Отец поднялся из-за стола:

— Эльдар, пойдем-ка выйдем? Поговорим как мужчина с мужчиной, без баб?

— Я тут недавно журнал читал — начал он, плотно закрывая дверь в комнату — Там про племена какие-то африканские. У них издавна генетические отклонения, затрудняющие зачатие. Так там порядок такой — выбирают пару-тройку крепких мужиков, и они невесту несколько дней... того. Ну ты понял. У них считается, что тогда от каждого мужика ребенку перейдут от кого сила, от кого ум, ну и так далее. А так же раз их несколько, то потом никто не претендует на отцовство. До генетического анализа они еще не доросли. Современные исследования, конечно, показывают, что возникло это, скорее всего, как способ выживания для повышения вероятности зачатия. Но тем не менее выглядит этот способ вот так...

— Пап, ты для чего мне это сейчас рассказал? — на всякий случай спросил я, хотя намек был совершенно прозрачен.

— Эд, может у тебя найдется пара друзей? Хороших, настоящих? Которым можно доверить все что угодно?

— Не, пап, не пойдет. Настолько близких друзей у меня нет. Да и Кристинка воспротивится — гены-то чужие. Кто их знает, что там таится. Не говоря уж о том, что я не готов подкладывать жену под друзей. И она не согласится.

— Мда... То есть основных возражения всего два — гены и отсутствие людей, которым это можно доверить?

— Ну да.

Я пожалел, что у меня нет брата-близнеца. Или хотя бы просто брата. Там и с генофондом нормально, и доверия больше. Да, жалко что братьев нет... не позаботился в свое время батя. Батя... А что? Может, это выход?

— Пап... слушай... А если ты сам, а?

— Что сам? — не понял он.

— Ну то самое... с Кристинкой? Гены у нас общие, и доверия к тебе больше чем ко всем моим друзьям!

— Я!?

— Ты-ты. — подтвердил я сидящему с открытым ртом бате.

— Но, Эд... я... и Кристина... Я не могу. А мать что скажет?

— А мать ничего не узнает. Пап, ну что ты в самом деле? Что тут сложного?

— А Кристина?

— Я с ней поговорю. Только мне точно надо знать, согласен ты или нет.

— Ну-у-у... ладно, считай согласен.

— Хорошо. Эх, кого бы еще одного найти! Чтоб уж наверняка. А то если с первого раза не выйдет, на второй Крис может и не согласиться...

— Эд, там несколько раз надо. — напомнил батя.

— Все равно. Одно дело — пять раз подряд, а другое — через месяц, когда ясно что все равно не получилось.

— Ты так рассуждаешь, как будто она уже согласилась. — усмехнулся отец. — А еще одного... могу посоветовать. Сашка, брат мой. Я ему доверяю, как себе.

— Да, дядя Саша. — подхватил я — И гены тоже наши, ага. Подойдет. Пап, поговоришь с ним?

— Ты сначала с женой поговори. — снова усмехнулся он.

Разговор с женой я отложил до дома. Уже в постели, выключив свет, я спросил:

— Крис... А ты точно на искусственное оплодотворение не согласна?

— Конечно! Сколько повторять можно?

— А на естественное?
— А с естественным у нас не получается. Как будто не знаешь! Издеваешься?

— Нет, Крис, я не о том... Я имею ввиду естественное... с донором.

— В смысле? С каким еще донором?

— Ну, каким, каким... живым.

— Эд, ты что, хочешь чтобы кто-нибудь меня трахнул? Так что ли?

Я обнял ее:

— Ну да, где-то так. Только не кто-то, а человек, которому мы это доверим. Вернее, два человека.

— Два?! А почему два?

— Чтобы наверняка. И так несколько дней.

Вопреки моим ожиданиям Кристина не возмутилась, а задумалась. Надолго. Интересно, какие мысли бродят сейчас в ее голове? Я держал ее в объятиях, поглаживая мягкий живот и молчал, не мешая думать. Моя рука медленно смещалась с живота к лобку. Пальцы коснулись коротких мягких волосков и уперлись в сжатые бедра.

— А знаешь, Эд... А я об этом думала... — призналась она. — Найти кого-нибудь на один раз... перетерпеть... и готово. А ты бы считал, что от тебя. Что повезло.

— Нашла? — с замиранием спросил я.

— Нет, не смогла себя уговорить. А если не забеременею? Тогда вообще, получается, просто тебе изменила. И оправданий никаких.

Палец скользнул в открывшуюся расщелину, наткнувшись на немалое количество влаги.

— Ты течешь? — удивился я.

— Ага. Сейчас, после твоих слов, попробовала представить как он меня трахает... — она сладко потянулась, выгибаясь и подставляясь моей руке. — Чувства противоречивые, но возбуждает...

— Кто — он? — насторожился я, останавливаясь.

— Неважно... Один из несостоявшихся кандидатов. Не спрашивай больше, это просто мои фантазии... — она потянула меня на себя.

Подготовленное ее фантазиями влагалище легко поддалось под моим напором, охватывая член влажным жаром.

— Так кто они? — спросила жена, когда я скатился с нее, получив все что хотел. — Кого ты выбрал?

Я недолго мялся. Непонятно, как она отнесется к моему выбору. Все ж отец и дядька сильно отличаются от общепринятых мачо-стандартов. По хорошему стоило бы сначала узнать ее предпочтения.

— А кого бы ты хотела?

— Ну-у-у... Вообще-то я никого не хотела, кроме тебя.

— Крис, ну ты же понимаешь... У меня не получается, а время идет. Рожать до тридцати надо, потом со здоровьем сложнее будет, да и вообще... Тебе просто потерпеть надо. Они свои дела сделают и все.

— А я просто лежать должна? И они не будут требовать от меня... дополнительных услуг?

— Не будут. Изобразишь из себя надувную куклу ненадолго.

— Тогда уж искусственную вагину. А то у куклы еще другие места есть.

— Хорошо, пусть так. Ну и кого бы ты выбрала?

— Из наших знакомых?

— Из родственников.

— А, ну да, поняла. И родственники должны быть с твоей стороны, так?

— Так.

— Ну-у-у, тогда... Эд, а ты не обидишься?

— С чего вдруг, если я же это предлагаю?

— Тогда Егора или Дениса.

И тот и другой были сыновьями дяди Саши от первой жены. Хорошие ребята, чуть моложе меня, оба женаты. Вариант неплохой, но у меня язык не повернется предложить им такое. Не настолько мы друзья.

— Нет, Крис. Я имел ввиду более близких родственников.

— А кто тогда? Дядя Саша?

— Да, он. И мой отец.

— Поня-а-атно... — протянула она уныло. — Ну да, это же не для моего удовольствия, а для дела.

— Крис, ну постарайся это пережить... А удовольствие я тебе и сам доставлю! Вот что скажешь, то и сделаю! Любые фантазии!

— Да я не возражаю... А они-то знают?

— С отцом я говорил, он согласился, хотя и не сразу. А с дядей Сашей он сам разберется, но только после твоего согласия.

— Звони тогда, скажи что я не против.

— Сейчас что ли? Ночь на дворе!

— Звони-звони, пока я не передумала. У меня сейчас самая благоприятная для этого неделя, может завтра и начнем.

Пришлось вставать и звонить. Батя ответил не сразу, сонным голосом буркнув

— Ну чего ты еще придумал?

— Пап, я с Кристинкой говорил, она согласна! Ну насчет того, что мы сего...

— Да понял я, понял. Хорошо, завтра к Сашке заскочу. Я тебе сам перезвоню. Все, спи.

Он повесил трубку.

Ожидая его звонка на следующий день, я весь извелся. На работе все валилось из рук, а мысли бродили черт-те где, но только не в области трудовой деятельности. Позвонил Кристинке — у нее оказалось то же самое. Относительно быстро согласившись вчера, она полночи ворочалась, и чем дальше, тем хуже представляла себе как все будет происходить. Что вот так, без предварительных игр и прочих поцелуев ее будет кто-то трахать. Да еще и при муже. Я вчера настоял на том, что буду присутствовать, в качестве моральной поддержки, а заодно, для Кристинкиного спокойствия, прослежу чтобы никто не позволил себе лишнего. На самом деле, конечно, в отсутствии излишеств убедиться хотел я сам. В отце я был уверен, и почти уверен в дяде Саше... но жена сказала, что так и ей будет спокойнее. Отец позвонил после обеда.

— Все нормально, Эд. Сашка согласился. Только тут такое дело... Его Надька в курсе... и настаивает, чтобы все происходило у них. Говорит, Кристинке легче будет с ее женской поддержкой.

Я чуть не грохнул от досады трубку об пол. Надо же, еще не начали, а информация об этом уже расползлась к кому попало!

— Пап, ну что за фигня!? Ей-то зачем знать?

— Да мы не хотели... глупо получилось, потом расскажу.

— А Илюшка?

Илья был сыном дяди Саши от тети Нади — нынешней его жены, парень старшего школьного возраста, по этой причине проживавший с родителями и представлявший существенное препятствие для задуманного.

— Он в кино собирался. Так что вы, ждать вас сегодня?

— Жди, часам к девяти будем.

На жену осведомленность тети Нади впечатления не произвела.

— Да пусть. — отмахнулась она. — А то еще скандал закатит дяде Саше, если тот проговорится. Твоя-то мать знает?

— Нет вроде. Батя ничего не сказал.

— Ну ладно, это их дело. Значит, нас в девять ждут?

— Ага.

Ровно в девять мы стояли у дверей дядькиной квартиры. Открыла тетя Надя:

— О, пришли! Ну проходите, раздевайтесь... Давайте на кухню, я там стол собрала. Без спиртного, Кристин, я же понимаю...

За столом сидели отец с дядей Сашей. Некоторое время все молча стучали вилками по тарелкам. Дядька не выдержал:

— Серега... — повернулся он к отцу. — Я так не могу. Давай хоть по шампанскому?

У отца, наверное, были такие же мысли:

— Кристин, может по чуть-чуть? Нервы успокоить?

Жена молча кивнула. Я не мог отделаться от мысли, что мужчины с самого начала уже раздевают ее глазами, а может быть и трахают. Наверняка у нее такое же ощущение. Хлопнула пробка. Дядька налил всем по полбокала:

— Вот... по немногу... а больше не будем. Ну, за здоровье детей! И существующих, и будущих!

Несмотря на малое количество, шампанское ударило в голову. Я немного расслабился, жена вроде тоже. Отец демонстративно посмотрел на часы и произнес, ни к кому не обращаясь:

— О, а время-то идет! Почти десять уже!

Я поднялся, подумав что дальше тянуть нет смысла. Кристина тоже встала.

— Пойдемте, я вас провожу! — проскользнула вперед тетя Надя.

В спальне нас ждала здоровенная супружеская кровать с призывно откинутым уголком одеяла. Ну как нас — не нас, а только Кристину.

— Не передумала? — спросил я, помогая снять платье.

— Нет. Я надеюсь, они недолго.

Раздевшись до белья, она достала из пакета ночную рубашку.

— А лифчик? — спросил я.

— Думаешь, надо?

— Снимай уж все...

Лифчик и трусики легли на стул, поверх аккуратно повешенного платья и скомканных колготок. Кристина надела ночнушку и забралась под одеяло:

— Зови, кто там первый...

Я поцеловал ее и направился на кухню.

Как оказалось, мужики переместились в другую спальню, где и разделись до трусов. Увидев, меня в дверях, переглянулись: — Кто первый? — спросил дядька.

— Ты иди... — уступил отец. — Я пока как-то...

— А я, думаешь, не так? — буркнул дядя Саша, но направился к выходу. — Можно подумать, каждый день осеменителем работаю.

Я потащился за ним следом.

Дядя Саша окинул взглядом укрытую одеялом до подбородка Кристину:

— Не передумала?

Кристинка помотала головой и еще выше подтянула одеяло.

Дядька, зачем-то отвернувшись от нее, сбросил трусы и скользнул к ней под бок. Я видел, как он возится под одеялом, задирая ночнушку.

— Вот... так... — он навис над ней — Кристин, ноги раздвинь... Не бойся, я быстро...

По бокам дядьки одеяло приподнялось, натянувшись на Кристинкиных коленках. Она зажмурилась в ожидании. Я сел возле нее, положив ей на голову руку:

— Не бойся, Крис... просто лежи, он сам...

— Черт! — в сердцах выругался копошащийся дядька.

Жена открыла глаза и слабо улыбнувшись шепнула склонившемуся над ней мне:

— У него не стоит... совсем мягкий...

Дядька слез с нее, бесцеремонно откинув одеяло. Член и в самом деле грустно висел, наполовину скрываясь в зарослях темных курчавых волос.

— Не могу я так! От Кристинки никакой реакции, да еще ты, Эд, смотришь!

— А что делать? — растерялся я, не предусмотревший подобного казуса.

— Ну-у-у... — дядька взглянул на Кристинку. — Минетик бы...

Жена снова зажмурилась и отчаянно замотала головой.

— Да понял я, понял... — вздохнул дядька. — Эх, ладно! Надь! А Надь! Иди сюда!

Тетя Надя, едва только войдя, бросила взгляд на Кристинку, готовую к совокуплению, с задранной на живот ночнушкой и полусогнутыми расставленными ногами, потом на мужа и сразу все поняла:

— Что, опять?

— Да это от нервов. — оправдывался дядька. — Надь, минетик бы, а? Да не смотри ты на них! — перехватил он брошенный на меня взгляд. — Мы ж тут не о Пушкине говорить собрались, что стесняться-то?

Тетка молча развернула его к себе и присев, без помощи рук всосала член. Выглядело это так, как будто она проделывает подобное десять раз на дню — обыденно и просто. Дядька столь же привычно поддерживал ее голову, внимательно глядя как член, скрывшись во рту, выходит обратно с каждым разом чуть более твердым. Мы с Кристинкой тоже во все глаза разглядывали как дядька трахает жену в рот. Собираясь сюда, мы не рассчитывали на такое представление в исполнении родственников. Главным и единственным сексуальным объектом должна была быть Кристина. А тут она и начать еще не успела, а они вот...

— Хватит. — тетя Надя выпустила изо рта вставший орган.

Дядька вновь оказался сверху моей жены. Та снова зажмурилась. Теперь мы с тетей Надей наблюдали, как дядя Саша направляет потемневшую головку между припухших губок. Кристинка при первом прикосновении еще сильнее зажмурилась и как-то даже сжалась. Дядька, не обращая внимания, проталкивал член в нее.

— Суховато — пожаловался он, взглянув на меня — Плохо идет. И больно ей, наверное.

Конечно — подумал я — Без всякой подготовки-то... Поудобнее усевшись у головы жены, я запустил руки под ночнушку. Кристинка обожает ласки груди — может это сейчас поможет? Пальцы легли на соски и прилегающие окрестности. За годы супружества я успел хорошо изучить что именно нравится ей больше всего. Жена тихо выдохнула, почувствовав знакомые поглаживания. Я стянул с ее плеч бретельки мешающей ночнушки, вытащив груди на всеобщее обозрение. Они оказались прямо перед глазами впившегося в них взглядом дядьки.

— Потекла... — сообщил он через пару минут, энергично двигая тазом между Кристинкиных ног.

Я и сам это слышал. Отойдя в сторону, встал рядом с теткой, наблюдая как грузный волосатый мужик размашисто трахает мою жену. Кристинка лежала не двигаясь, словно не имея к этому отношения, но предательский румянец свидетельствовал — движения члена внутри были как минимум приятны. А может и больше чем просто приятны.

Дядька запыхтел и вогнав член в последний раз остановился. Подождал, пока в Кристинке окажется все его семя до последней капли и, отдуваясь, слез.

— Я все. — сообщил он. — Серегу звать? Или пусть она отдохнет?

— Звать... — слабым голосом потребовала жена.

— Саш... — остановила его тетя Надя. — Послушай... А вдруг у Сережки тоже не встанет?

— И что? — набычился тот — Я тут при чем?

Тетя Надя ждала. Дядя Саша помолчал, мысленно поспорил с собой и за нее, и за себя, после чего махнул рукой:

— Ладно. Если что... короче, помоги ему.

Батя явился сразу. Уже без трусов, но в отличие от брата, с хорошим таким стояком. Тети Надина помощь не понадобилась. Не взглянув на нас, он сразу направился к кровати. Кристинка молча дернулась, с первых мгновений заполучив толстый член на полную глубину. Ее грудь, оказавшись перед глазами отца, немедленно была им схвачена. Толстые пальцы играли с сосками, жена наверняка млела, но ничем этого не выдавала. Кровать ритмично поскрипывала, невидимый мне член таранил влагалище Кристины, а я внезапно осознал, что это зрелище меня возбуждает.

— Пошли, нечего тут смотреть. — потянула меня тетя Надя.

Я бы, может, и остался, но чувствуя, что в паху начинает твердеть, понял, как некрасиво буду выглядеть, наблюдая как трахают мою жену и демонстрируя при этом эрекцию. Потому, глянув в последний раз на раскачивающийся отцовский зад между пухленьких Кристинкиных бедер, вышел из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь. Тетя Надя пошла на кухню. По пути, заглянув во вторую спальню, я заметил на балконе дядю Сашу. Дядька сидел там в кресле и задумчиво курил сигару. Насколько я знал, сигарами он баловал себя не часто, только по большим праздникам или аналогичных по значимости событиях.

— Переживаешь, Эд? — поинтересовалась тетя Надя.

— Ну как сказать... Не знаю... Я же сам это затеял.

— Пережива-а-а-ешь... я же видела как ты на них смотрел. Ты же, когда затевал, не думал как это будет выглядеть на самом деле? Ничего, Эд, пусть. Все это потом забудется, а ребенок останется. На-ка вот тебе...

Откуда-то появилась бутылка водки и стакан.

— Пей! — толкнула она его ко мне, налив половину.

Я покрутил его в руке, разглядывая завихрения в прозрачной жидкости.

— Ну?

— Я один пить не могу... — признался я.

— Ох... ну давай и я с тобой...

Выпили не чокаясь, как по покойнику. Посидели, думая каждый о своем.

— Теть Надь... — спросил я, когда алкоголь подействовал. — А вы дяде Саше изменяли?

— Кто ж такое у женщины спрашивает!? — но тут же сжалилась. — Ну было раз... или два...

— А он знает?

— Нет вроде... Ты смотри при нем не ляпни! Это я тебе только призналась, для моральной поддержки!

Поскрипывание кровати доносилось до нас даже через закрытую дверь и коридор. Пока я думал о качестве шумоизоляции в современных квартирах, из спальни послышалось женское, безуспешно заглушаемое «А-а-а-а-а-а», резко оборвавшееся, будто женщине заткнули рот.

— Кончает твоя Кристинка... — подтвердила мою догадку тетя Надя.

Поскрипывание, однако, не прекратилось. У меня же успокоившийся было член при этом звуке вновь подскочил, больно упираясь в штаны. Я поправил его автоматическим привычным движением, что не укрылось от теткиных глаз.

— Эд, тебя это что, заводит? — удивилась она. — Нет, что, правда?

— Ну... наверное...

— Да какое тут «наверное»?

Тетка беззастенчиво щупала меня в паху, убеждаясь в наличии эрекции.

— Так это еще от того, что вы меня там трогаете... — попытался оправдаться я.

— Ну надо же... его возбуждает когда жену трахают. — не обращая на меня внимания бормотала тетя Надя. — Нет, Эд, в таком виде тебе перед Кристинкой показываться нельзя! Иначе она подумает, что ты ее специально под мужиков подкладываешь, для собственного удовольствия! Давай, иди сюда!

Я, несколько растерявшись, поддался, оказавшись стоящим перед ней.
Тонкие пальчики ловко справились с молнией на брюках, нежно сжав вывалившийся член.
— Вот так, сейчас мы тебя успокоим... — приговаривала тетка, двигая кожицу по напрягшемуся стволу.

Я, отдаваясь на волю ее рук, смотрел вниз, пытаясь поглубже проникнуть взглядом в вырез ее халата, где виднелись загорелые выпуклости и краешек бежевого лифчика и прислушивался к скрипам кровати. Наслаждение уже концентрировалось в паху, готовясь выплеснуться, когда скрип прекратился. Тетя Надя тоже это услышала, еще быстрее заработав рукой. А перед самым концом наклонилась и сжала головку губами. Я почувствовал скользнувший по ней снизу язычок, содрогнулся и выплеснул тетке в рот первую струю, одновременно услышав как в спальне открывается дверь.

Спешили мы зря. Отец первым делом заглянул к дяде Саше. Я пошел взглянуть на жену. Кристинка лежала все так же, бесстыдно расставив ноги и не пытаясь прикрыться. Драгоценная сперма, оказавшись в избытке, медленно вытекала из нее. Хорошо знакомые мне румянец и блеск в глазах неопровержимо свидетельствовали о недавнем оргазме.

— Понравилось? — спросил я, подпустив в голосе осуждения.

— Да! — с вызовом ответила Кристинка, но тут же сбавила тон — Эд, я сначала старалась... лежала, представляла что все это не со мной... Но твой отец... он как-то угадал, что мне больше всего нравится... и я не смогла. Поддалась... Прости, а?

— Брось, Крис, все нормально. — у меня самого еще свежи были воспоминания о сжимающих член губах тети Нади.

— Правда?

— Да.

— Молодежь, скоро Илюшка вернется! — ненавязчиво поторопила нас тетка.

Я помог жене одеться.

— Эд, а завтра как? — посмотрела на меня жена. — Ты же говорил, надо несколько раз?

— Надо так надо. — подал я ей платье.

— А если я... опять?

— Крис, да сколько угодно! Что ты, несчастного оргазма не заслужила? Да на здоровье! Лишь бы все получилось.

Отец с дядькой успели одеться раньше и вновь сидели на кухне.

— Мы тут посоветовались... — начал дядя Саша. — И знаете что? Мы с Серегой уже достаточно повидали в жизни, чтобы позволить себе честно оценивать свои возможности. Так вот, есть мнение, что возможности эти, ввиду возраста, уже не очень...

Кристинка морщила лоб, силясь разобраться в его словах, а я спросил прямо:

— Дядь Саш, вы это к чему?

— Видишь ли, Эд — слово перешло к отцу — Мы с Сашкой сомневаемся в качестве нашего семени. Годы-то летят, и нездоровый образ жизни должен сказываться... Может, вам кого помоложе и поздоровее найти?

— Да кого хоть, пап!? Мы же с тобой вместе думали!

— Так это мы, а вот Сашка говорит, что вам вполне подошли бы его сыновья, Егор с Денисом.

— Но я их совсем не настолько знаю...

— А и не надо. Сашка им сам все объяснит, да? — повернулся он к брату.

— Да. Объясню. Думаю, не откажут, раз так надо. И язык за зубами держать будут.

В двери загремел ключ, возвещая о приходе Ильи и разговор пришлось свернуть. Но по дороге домой в голове непрерывно крутилась мысль — а не зря ли мы согласились? Кристинка-то, конечно, еще вчера говорила, что братья даже предпочтительнее. А мне каково? Еще плюс два мужика на мою жену? А может, мы вообще зря это начали? Но теперь поздно, поздно...

В постели Кристина, точно извиняясь за нечаянный оргазм с посторонним, развила бурную деятельность. Правда, сославшись на то, что между ног ей и так сегодня досталось, с головой забралась под одеяло, искупая вину ртом. Сегодня она превзошла в этом деле саму себя, старательно работая языком и губами. Когда я и так был на седьмом небе, мне в задний проход деликатно протиснулся женский пальчик, надавливая на простату. Мне в этот момент показалось, что я реально ощущаю, как сперма, близкая по температуре к кипятку, поднимается из глубин моего тела, заполняет член и тугой струей хлещет из него Кристинке в горло.

— Где ты так научилась? — было первое, что я спросил, отдышавшись.

— Девчонки рассказывали.

— Ну у вас и разговоры... Обмен опытом что ли?

— Нет, просто как-то однажды к слову пришлось... а я запомнила. Вот, наконец попробовала. Классно?

— А то! В следующий раз тоже так сделай, хорошо?.

— Конечно, дорогой!

Кристина чмокнула меня в щеку и прижавшись, задремала.

На следующий вечер мы снова оказались у дядьки. Открыла опять тетя Надя, но в кухне теперь сидели дядя Саша и его сыновья. Егор с Денисом начали раздевать мою жену глазами прямо с порога, но наткнувшись на взгляд своего отца моментально остыли.

— А Илья где? — для порядка поинтересовался я.

— К другу пошел. Его вечно по вечерам нет.

— Понятно.

Не затягивая, мы направились в знакомую спальню. На этот раз белье на кровати было ярко-розовым. Белое тело жены смотрелось на нем как образец высокого искусства. Сегодня она, учитывая прошлый опыт, не стала ничего на себя одевать. Улегшись и расставив ноги, шепнула:

— Зови...

Мужчины раздевались в соседней спальне. Тетка тоже была там, и, что интересно, никого ее присутствие не смущало. Впрочем, братья оставили на себе трусы, которые, правда, больше напоминали плавки. И сейчас бесстыдно обтягивали их восставшие достоинства. Дядя Саша, намеревающийся идти первым, разделся полностью. И, как вчера, невесело посматривал то на грустно повисший орган, то на свою жену. Лицо Егора выражало недоумение — что ж ты, мол, батя, с таким хреном тут делать собрался? Денис, как более сообразительный, уловил переглядывание отца с тетей Надей и с интересом ждал что будет дальше. Как и я.

— А ну, отвернулись оба! — скомандовала братьям тетка.

Отвернулись. Дениска при этом громко хмыкнул. Тетка взяла дядькин член в рот. Пока я наблюдал, как увеличивается орудие дяди Саши, Денис, чуть повернув голову, косился назад. Обнаружив, что благодаря удачному стечению обстоятельств он оказался вне поля зрения тетки, развернулся полностью, не забыв толкнуть брата. Когда тетя Надя поняла, что делает мужу минет на глазах всей публики, было поздно. Член дядьки стоял, с трудом помещаясь ей в рот, и все смотрели, как она двигает по нему натянувшимися губами.

— Все, иди... — оттолкнула она дядьку.

Тот вышел. Я остался, уловив в Денискиных глазах озорную искру. Посмотрев вслед отцу, он вывалил член и шагнул к все еще сидящей на корточках мачехе:

— Надь, а мне?

— Сдурел? — отшатнулась она, чуть не упав.

Денис удержал ее, удачно схватив за голову. Теперь его орган почти касался ее носа.

— Давай, Надь... Открывай рот... — он притянул ее голову, коснувшись головкой щеки. — Мне тоже надо...

— У тебя и так все нормально!

— Да нет же! Пока очередь подойдет — обвиснет! Надо поддерживать в таком состоянии!

— МММММ... — промычала непонятно что тетя Надя, когда головка уткнулась в сжатые губы.

— Надь, я же не отстану... — продолжал увещевать ее Денис. — Ну давай же, всего разок... недолго, мне ж к Кристинке еще... Давай, пока отца нет!

Тетя Надя сдалась, раскрывая рот. Не ожидавший столь быстрого согласия Денис провалился вглубь, до самого горла.

— Ну во-о-от... — двигал он ее надетой на член головой. — А ты не хотела...

Для меня в первый момент этот внутрисемейный минет выглядел несколько странно, но потом дошло, что, по большому счету, тетя Надя Денису не мать, а мачеха, то есть абсолютно чужая в биологическом смысле тетка. А стало быть, и трахать ее можно как любую женщину, не заморачиваясь понятиями морали вообще и инцеста в частности.

Я ненадолго сходил посмотреть как там Кристина. Дядька исправно дергал задом между ее ног и одновременно мял грудь, зажав набухшие соски между пальцев. Порозовевшее Кристинкино лицо выражало удовольствие, которое она даже не пыталась скрыть, увидев меня. Убедившись, что здесь все идет своим чередом, вернулся к тетке и братьям. Тетя Надя теперь сидела на краешке дивана. Братья стояли перед ней, по очереди подставляя половые органы.
— Эд, давай к нам! — предложил Егор. — А то ходишь тут как... Тебе больше всех положено, мы-то сейчас все... с твоей женой. А что? — подумал я. — И в самом деле, если дядька сейчас мою жену трахает, то почему бы мне не заняться его супругой? Тем более что она вон вроде не особенно возражает.

Таким образом я оказался между братьев, немедленно получив свою порцию оральных ласк от тети Нади.

— Все, я больше не могу! — отошел в сторону Денис. — А то прямо здесь кончу.

— Мне тоже хватит. — поддержал брата Егорка.

Тетя Надя занялась единственным оставшимся членом — моим. Горячие губы ни на секунду не останавливались, массируя ствол, и закономерным итогом было бурное семяизвержение ей за щеку.

Застегнув штаны, я огляделся. Братьев в комнате уже не было. Я поспешил к жене. Дядя Саша, закончив, сидел в кресле в углу и тяжело дышал:

— Ох, Эд, так и до инфаркта недолго...

Голый Егор уже стоял возле кровати, сжимая торчащий член в кулаке и уставившись на распростертую Кристинку. Оглянувшись на меня, лег рядом и чуть касаясь, провел одним пальцем по ее телу, от шеи до промежности, по дороге завернув к каждому соску и завершив путь на клиторе. Кристина изо всех сил сдерживалась, лежа как бездушная кукла. Егорка навис над ней, нацелившись головкой между губок и взглянул на меня:

— А ты что, тут будешь? Смотреть?

— Да. А что?

— Да так... просто спросил...

Член углубился в Кристинкино лоно, понемногу скрываясь внутри. Егор хрипло вздохнул от избытка ощущений. Жена молчала, только раскинула ноги еще шире и больше согнула в коленях. Мужчина перешел к фрикциям. У меня при виде этого снова начал вставать. Пришлось сесть на стул, скрестив ноги. Егорка, поначалу оглядывающийся на меня, увлекся и позабыв о моем присутствии трахал Кристину в свое удовольствие. Она пока еще ничем не выдавала свое отношение к этому, кроме участившегося, слышного даже мне, дыхания. Наверняка сдерживается — решил я — Не хочет пока, чтобы Егор понял что ей это нравится.

У Егора, похоже, возникли такие же подозрения.

— Кристин, тебе неприятно? — спросил он, замедлившись и еле пошевеливая членом.

— Какая разница?

Жена отвечала сквозь зубы, но я-то, зная ее, по изменившемуся голосу понял, что Крис далеко не так равнодушна к заполнившему ее органу как хочет казаться.

— Большая. — Егор разок плавно задвинул елду туда и обратно до конца, вглядываясь в ее лицо. — У меня неотвратимо растет чувство вины. Я не могу трахать женщину, которая этого не хочет. А впечатление именно такое.

— Ну, тогда считай что мне нравится.

— Не могу. Надо чтобы по тебе это видно было. — он снова задвинул член. Кристинка сжала зубы, но ничем себя не выдала.

— И как, по твоему, это должно выглядеть?

— Не знаю. Расслабься хотя бы, я же чувствую как ты зажата...

— Так?

— Да. — Мужской орган несколько раз вошел в нее и снова приостановился у входа. — Теперь двигайся мне навстречу... Да, так...

Кристинкины бедра послушно шевельнулись. Егор неторопливо трахал ее, прислушиваясь к негромким стонам. Теперь, позволив себе немного вольностей в одном, жене стало гораздо труднее сдерживаться в остальном.

— Во-о-от... — удовлетворенно подвел итог Егор. — Так лучше. Сейчас я чувствую, что стараюсь не зря.

И в подтверждение этого, выгнувшись под ним, она ахнула, кончая, громко и протяжно. Егор примолк, сосредоточившись, и тоже финишировал, громко запыхтев и откатившись к стенке:

— Я... тут полежу... отдышусь... — сообщил он. — Денис, иди...

Денис, окинув взглядом кровать, неожиданно обратился к жене:

— Кристин, а можно... раком?

Жена перевернулась на живот и подтянула под себя коленки, приподнимая зад. Длинный, прямой как палка, член Дениса нырнул в нее, а поза позволила мне рассмотреть это в подробностях. Кристинка сладко выдохнула, ощутив заполненность влагалища. Наблюдая за мельканием члена я понял, что теперь точно не могу встать — каменный столб в штанах скрыть было невозможно, как и причину такого его состояния. Жена тихонько охала и почти незаметно подавалась навстречу врывающемуся в нее органу. Хотя, конечно, может быть это просто Денис тянул ее на себя. Зато отдохнувший Егор протянул руку и поймал качающуюся женскую грудь.

— Брось, Эд... — перехватил он мой взгляд — Посмотри, ей же нравится! Пусть тоже удовольствие получит от всего этого. Жалко тебе что ли?

Я, подумав, кивнул. Что уж теперь, видно же, что Кристинка и так опять на грани оргазма. Ободренный моим кивком Егор перевернулся и занялся Кристинкиной грудью обеими руками. Тут-то она и кончила, мельком взглянув на меня. Денис, тяжело дыша, покрутил головой в восхищении, продолжая быстрыми толчками трахать мою жену. Видно было, что ему осталось чуть-чуть. Я же, воспользовавшись тем, что на меня никто не смотрит, поднялся и бочком, скрывая эрекцию, вышел из комнаты.

Тетя Надя сидела на кухне.

— Что, Эд, не захотел дальше смотреть?

— Нет, не в этом дело.

— А в чем?

— Вот.

Я убрал скрещенные спереди руки, показав ей топорщащиеся штаны.

— А-а-а... Слушай, Эд, а тебя это правда заводит?

— Да не понимаю я! Какие-то смешанные чувства... И ревность, и возбуждение... И еще что-то, непонятно что... А Кристинка еще и кончает... И я как дурак там сижу. Да еще вот с этим. — я снова показал на штаны.

В подтверждение моих слов до нас снова донесся Кристинкин удовлетворенный стон.

— Ну с этим-то мы справимся. — тетка встала. — Сашка там?

— Там. Смотрит... А ребята, наверное, сейчас по второму разу пойдут

Тетя Надя прошла мимо меня, захлопнула кухонную дверь и вернулась обратно:

— Доставай.

Член от ее прикосновения напрягся до боли, стараясь подняться к животу. Я приготовился к минету.

— Ладно, Эд, раз уж тут такое творится... Тогда, чтобы тебе было не так обидно...

Она развернулась ко мне задом, подняла халат, приспустила трусики и наклонилась:

— Давай быстрее, пока никто не пришел!

Тетка всегда выглядела сексуально. Значительно моложе дяди Саши, с отличной фигурой, она регулярно обращала на себя внимание, вызывая нескромные мысли. А уж в таком положении, выставив в мою сторону крепкий круглый зад... Я вогнал в нее член так, как будто хотел проткнуть насквозь. Она охнула сквозь зубы:

— Потише...

Однако я не обратил на ее слова ни малейшего внимания, продолжая таранить податливую вагину. Хоть я и смотрел на ее колышущиеся от моих толчков ягодицы, перед глазами почему-то стояла картина, как Кристинку сейчас трахает Денис. Тетя Надя торопилась, активно работая мышцами влагалища, подмахивая и тихо, явно для меня, постанывая. Хотя я и так старался, пронзая ее членом, и даже если бы сейчас на кухню явилась вся ее семья вряд ли бы остановился. По счастью, никто не явился. Я благополучно избавился от бурлящей во мне спермы. Тетя Надя, зажав промежность трусиками, шмыгнула в ванную, а я отправился обратно в спальню.

Там, как выяснилось, ничего еще не закончилось. Кристинка так же стояла раком, сзади ее натягивал Егор, а Денис... Денис трахал Кристинку в рот. Мы так не договаривались! — хотел сказать я, но Дениска, поняв это по моему виду, начал оправдываться первым:

— Эд, она сама согласилась! Это не то что ты думаешь, это чтоб встал быстрее! Чтобы еще по разу! Вам же чем больше, тем лучше, верно?

Что жена не возражала я и сам видел. Денис вцепился ей в волосы, отведя темные волнистые пряди от лица. Подталкиваемая сзади Егоркиным членом, она вытягивала губы, стараясь вобрать в рот как можно больше Денисовой плоти. Вполне, кстати, твердой и вроде бы не нуждающейся в дальнейшей стимуляции. Так что я махнул рукой и уселся на свое место.

Егор кончил и Кристина без сил рухнула на кровать.

— Эх, молодость... А я старый уже, больше не смогу. Дальше давайте без меня. — с завистью прокомментировал это дядя Саша, и, кряхтя, покинул комнату.
Я посмотрел ему вслед — да, наверное тете Наде с ним нелегко. Ей, наверное, его одного мало. Между тем Денис устраивался сзади лежащей на боку Кристины. Она подогнула ноги к груди, освобождая доступ к перемазанным спермой губкам. Денис выгнулся, проталкивая между них член. Перед лицом жены лег Егор, вложив мягкий орган ей в рот. Я снова глядел, как Кристинку трахают с двух сторон и снова чувствовал, как твердеет в штанах. Второй раз ребята трахали мою жену дольше. Кристинка снова кончила, а я, глядя на ее изгибающееся тело между двух мужчин, еле сдержался от того же самого. Наконец Денис оставил в покое ее вагину. Перебравшийся туда Егорка после минета успел только всунуть, задергался и тоже откатился в сторону.

Я понял, что до дома не дотерплю.

— Все, ребят, хватит на сегодня! Идите, нам поговорить надо.

Братья, шатаясь, вышли. Как только дверь за ними закрылась, я, скинув штаны, перевернул жену на спину и хватая губами вызывающе торчащий сосок толкнул в нее член, в полной мере ощутив количество наполняющего ее семени. Мои бедра, лобок и мошонка немедленно стали мокрыми и липкими. Влагалище показалось мне немного растянутым, еле сжимающим таранящий его орган. А может, я сам себя в этом убедил, насмотревшись как ее трахают. Один, два... — считал я в уме побывавшие там сегодня члены — сначала дядька, потом братья, потом опять братья... Итого трое, но по факту пять раз. Стало быть, можно сказать что Кристинку сегодня оттрахали пятеро. Я шестой. Немало... интересно, каково ей? Ладно, потом спрошу... Я сосредоточился, и вскоре к сперме предыдущих мужчин добавилась и моя.

Дома я все-таки поинтересовался у жены, каким это образом простое оплодотворение перешло в нечто, напоминающее оргию.

— А ты как думал? — огрызнулась она. — На что может быть похоже, когда тебя трахают все подряд?

Такой резкой реакции я не ждал и попытался сгладить ситуацию:

— Не обижайся, Крис, это ж я так... спросил... Я все понимаю и не виню, но просто... ты же сама обещала просто лежать?

— Ну обещала... — Кристинка немного оттаяла и успокоилась. — Но, Эд... Если тебе несколько девушек подряд будут, скажем, минет делать — ты сможешь просто лежать? Вот и я так же... А когда второй еще гладит везде... Оргазм — он же не спрашивает, когда можно. А потом уж я подумала — раз все равно это случится, то зачем себя сдерживать?

— А минет Егорке как в это укладывается?

— Тут уже я не виновата — грустно улыбнулась жена. — Это он сам. Я, правда, не сопротивлялась. Честно говоря, я в тот момент вообще мало что соображала, а когда очнулась — он меня уже в рот трахает, и, судя по всему, давно.

— Черт с ними, что теперь говорить... — подвел я итог. — Ну а вообще ты как? Не много тебе для одного дня?

— А знаешь, нет, не много. — Кристина ни на секунду не задумалась. — Мне даже в чем-то понравилось. Эд, скажи честно — вдруг сменила она тему — Тебя это возбуждает? Смотреть как меня трахают?

— С чего ты взяла?

— Ну ты потом так на меня накинулся... Я же знаю как ты себя ведешь после долгого воздержания... Последний раз такое было после твоей командировки, когда тебя две недели не было.

— Да, есть что-то такое. — признался я — Сам не понимаю почему.

— Не стесняйся, Эд. — Кристина обняла меня и коснулась губами щеки. — Я все понимаю. Хочешь, я специально с ними буду... так, чтобы тебе лучше видеть? Эд, я сегодня поняла, что мне тоже нравится, когда на меня смотрят... Эд, а давай ты завтра меня при них трахнешь?

— Не, ну это слишком... Мы ж это не для того затеяли, чтобы просто трахаться.

— А я бы хотела...

— Хорошо, я подумаю.

На самом деле подумать я уже успел и остался при своем мнении. И вообще, меня настораживала проснувшаяся в Кристине тяга к эксгибиционизму. Ведь то, чем мы занимаемся сейчас, рано или поздно закончится. А привычки у жены останутся. И что мне тогда делать?

Следующим вечером, собираясь, я заметил, что колготкам Кристина предпочла чулки. Да и остальное белье не столько скрывало интимные места, сколько загадочно просвечивало, будоража воображение. Прозрачная блузка, сквозь которую, не взирая на лифчик, все равно просматривались темные пятнышки сосков, вынудила меня задать вопрос:

— Крис, что это значит?

— Что? А, это... Ну, я решила, что раз не хочу больше лежать бревном, то пусть с самого начала все будет эротично. Пусть мальчики сами меня разденут, ну и дальше тоже как с женщиной, а не резиновой куклой. Ты же не возражаешь?

— Неа.

Ненадолго вспыхнула ревность, но сразу пригасла, при воспоминании о тете Наде. Черт, только бы она дома была! Я не сомневался, что трахну ее и сегодня.

К нашему приходу дома были все. И тетя Надя, и дядька, и мой отец, и, само собой, братья. Взглянув на снявшую пальто Кристинку, братья, повинуясь легкому движению руки, подхватили ее, увлекая в спальню. Я, перекинувшись парой слов с остальными, немного задержался, но скоро отправился следом за женой. Еще в коридоре на полу мне попалась Кристинкина юбка. А через три шага, у двери — трусики. Зря она эту красоту надевала — подумал я, пряча их в карман — Наверняка никто разглядеть не успел, как она в них выглядит.

В спальне жена обнаружилась поперек кровати. Похоже, как присела на краешек, так ее на спину и опрокинули. Верхняя часть одежды пока оставалась на ней, а ниже пояса сохранились одни чулки. Сверху на Кристинке в позиции 69 устроился Денис, старательно обрабатывая языком ее промежность. Член Дениса находился у Кристинки во рту. Егор стоял на коленях между Кристинкиных ног, дожидаясь когда брат освободит ему место. Денис поднял голову, разглядел перед носом член брата и чуть отодвинувшись, широко растянул пальцами губки жены. Егорова головка раздвинула хорошо видимый вход и его орган погрузился в нее. Из-под паха Дениса донесся приглушенный членом во рту стон. Дениска слез с Кристины, занявшись блузкой и лифчиком, что оказалось не так просто из-за трахающего ее Егора. На меня за это время никто из троих не взглянул. Впрочем, я тихо занял привычное место, наблюдая.

Оставив на жене только чулки, Денис снова вложил член ей в губы. Егор закинул ее ноги на плечи, наклонился вперед и резкими движениями вколачивал свой орган в ставшее максимально доступным влагалище. Мне это было видно очень хорошо. Кончившего Егора сменил Денис, продолживший дело брата в той же позиции. Кристинка выгнулась, принимая новый член. У меня заломило в паху. Я тихо вышел из комнаты, разыскивая тетю Надю. Может пока отец с дядькой сидят на кухне, она поймет мои намеки и отлучится ненадолго во вторую спальню.

Не повезло. Во второй спальне находились все трое. Мужики раздевались, а тетя Надя спокойно на это смотрела.

— Что, Эд, наш выход? — спросил отец.

— Почти. Второй заканчивает. Идите наверное.

Голый дядя Саша подошел к своей жене, встряхнув мягкий член:

— Надь, помоги поднять.

Тетка безо всякого стеснения схватила губами его вялую сардельку, быстро превращая ее в толстый упругий стержень.

— Иди. — оттолкнула она его, решив что дядька достаточно подготовлен.

Дядя Саша вышел. К тете Наде шагнул отец:

— Надюш, а мне тоже можно? — приподнял он член.

Тетка оглянулась на меня, на дверь и всосала отцовский орган. В отличие от дяди Саши, у бати с эрекцией было все в порядке и он просто наслаждался, медленно трахая тетку в рот. Она, заведя глаза кверху, смотрела на его лицо, двигая по стволу губы и перебирая пальцами батину мошонку. И им обоим, и мне было понятно, что этот минет не необходимость, как с дядькой, а доставляющая обоим удовольствие процедура. А раз так — решил я. — То и мне можно для удовольствия.

Потянув тетю Надю за бедра, я заставил ее привстать. Завернул халат на спину, обнаружив что трусиков на ней сегодня нет. Пока я расстегивал штаны, она окончательно выпрямила ноги и расставила их, так что я увидел кустик волос в промежности. А потом в это место устремился мой член и не встречая препятствий провалился в тетку. Отца это почему-то не удивило. Наоборот, он одобрительно хмыкнул и взявшись за тети Надину голову натянул ее ртом на член. Впрочем, вскоре он отстранился:
— Не надо больше, Надь. А то я уже почти все... а мне еще Кристинку трахать. Пойду посмотрю, что там...

Мы остались вдвоем. Теперь мне ничто не помешало уложить тетку на кровать и закончить все в классической позе, чувствуя как ее обвившие меня ноги настойчиво заставляют проталкивать член в самую глубину, плотно прижимаясь лобками.

Я был почти на пике наслаждения, когда в комнате материализовался Егор. В костюме Адама, скромно прикрывая ладонью пах.

— Эд, там... — он резко замолчал, разглядев что происходит.

Сделав еще несколько толчков, я дождался пока из меня все вытекло и слез с тети Нади:

— Ну чего тебе?

— Да так... неважно... — Егорка пристально смотрел на раскрывшуюся щель между ног мачехи.

Ноги медленно сходились, постепенно скрывая все, и наконец сомкнулись, оставив на виду только поросший курчавыми волосками лобок и красивые ноги. Егор все еще смотрел на это место, а я на него.

— Нравится? — подтолкнул я его вперед. — Интересно?

Можно было не спрашивать, и так все понятно. Проследив еще раз его взгляд, я подхватил теткину ногу под коленку, отводя в сторону. Затем другую. Перед Егором вновь оказалась обрамленная волосками перламутровая щель. Тетя Надя не шевелилась с самого его появления, молча наблюдая за ним. Егор на секунду отвел взгляд от промежности. посмотрел ей в лицо и медленно опустился на колени. А потом так же медленно ввел в мачеху член. Стройные ноги поднялись, ложась ему на плечи. Тетя Надя шевельнулась, сдвигаясь к краю, поближе к нему, тем самым надевшись на его кол до конца. Я смотрел, как Егор плавно раскачивает бедрами, погружая блестящий стержень в тетю Надю и у меня появилась идея. Я выскользнул за дверь и просунул голову в спальню. Кристинку трахал дядя Саша. Отец сидел рядом, положив руку ей на грудь. Денис же пытался пристроится ко рту, но у него не особенно получалось.

Я поманил его к себе. Раза с пятого он это заметил, вопросительно уставившись на меня. Потом все же подошел. Я выволок его за дверь.

— Ты чего? — не понял он, но я уже втолкнул его во вторую спальню.

Пока он приходил в себя, рассмотрев кто и кого трахает, я шепнул:

— Ты следующий.

— А... ? Как же?

— Она сама захотела. — нагло соврал я.

В этот момент Егор наконец кончил. Подталкиваемый мной Денис оказался на его месте. Теткина вагина снова подверглась атаке крепкого молодого члена. Впрочем, тетке нравилось. По издаваемым ею звукам это было понятно без слов. Денис же, ободренный этими звуками, энергично трахал... нет, драл мачеху, поддерживая на весу ее ноги.

Я вернулся к жене. Ее уже поставили раком и дядя Саша заканчивал, трахая ее дергаными движениями. Отец, по примеру братьев, в это время наслаждался ее губами. А сама Кристинка, сладко постанывая. наслаждалась обоими членами. Один я оставался не при делах, хотя уже мог бы — штаны снова топорщились. Дядю Сашу сменил отец. Его толчки заставляли жену раскачиваться, едва не падая. В конце, последним ударом, батя все же заставил ее повалиться на живот, но как-то сумел прижаться и сперма, не смотря ни на что, попала по назначению почти вся, кроме самой первой струи, выстрелившей в ложбинку между ягодиц.

Как и вчера, последним решил стать я. Кристинка лежала на животе, мелко вздрагивая после бурно проведенного времени. Надо ее перевернуть — подумал я. И тут сообразил — от меня же не требуется семя! А значит, ее вагина мне не нужна! А то что нужно — вот же оно! Взобравшись сверху, я уперся головкой в перемазанный скользкой спермой анус. Попка поддавалась с трудом. Туда мы пробовали и раньше, но не настолько часто, чтобы привыкнуть. Так что тесный анус некоторое время сопротивлялся моему давлению. Несмотря на это, вскоре член целиком заполнил собой задний проход. Дальше пошло легче. Я трахал Кристинку в попу, а дядя Саша с отцом, разглядев где находится член, даже задержались, чтобы досмотреть до конца. Дядька при этом пару раз завистливо вздохнул.

К тому времени как я закончил и вытащил, явились Денис с Егором и тетей Надей. Тетка одетая, точно ничего и не было, и все трое на вид вполне довольные друг другом.

— Закончили? — спросила она, разглядывая Кристинкин анус, имевший хорошо заметные следы использования. Братья смотрели туда же. Смотрите-смотрите — про себя усмехнулся я. — Вам-то это не светит. Эта дырочка останется верна мужу.

— Слышь, Эд... — спросила меня жена дома — А почему Денис с Егором по второму разу не стали? Я им не нравлюсь? Что-то не так делаю?

— А ты и не должна им нравиться. Они не для собственного удовольствия тебя трахают. Забыла?

— Так-то да... но тогда почему?

— Они в другом месте трахались. — решил я выдать их семейный секрет.

— Где это? Они ж никуда не уходили?

— В соседней комнате.

— А с кем? Там же не было никого? Только... тетя Надя... ?

— Ну вот, ты и сама догадалась.

— Тетя Надя? Они ее... ? Эд, ты не шутишь?

— Какие уж тут шутки.

— Слушай, а как они так... как она согласилась?

Я попытался изложить все по прядку, умолчав о своем участии и подставив в рассказ вместо себя отца. Кристинка слушала, кивала, а потом спросила:

— Эд, но отец же вроде пришел, когда братья были еще со мной?

— Ну-у-у... Там не только отец...

— А кто? — посмотрела она на меня. — Ты?

Я молчал, смотря в пол. Она тоже.

— Та-а-ак... Эд, так ты что, тоже ее трахал? — снова спросила она.

— Крис, ну не удержался я! Они там тебя... по всякому... а я что, только смотреть должен?

— Я по необходимости!

— Ну да, конечно! По необходимости в первый день было, а сейчас там у вас... я даже не знаю на что похоже! Думаешь, мне легко на это смотреть?

— Значит, ты считаешь, что раз меня там трахают. то и тебе можно?

— Тебя там не просто трахают, а с полным удовольствием! И для тебя тоже!

— Ну да, мне нравится. — согласилась она. — Ладно, Эд... Давай знаешь что? — она обняла меня, прижимаясь всем телом и поцеловала. — Давай на это время, пока я там с ними буду... Тебе тоже можно с Надькой... Согласен?

— Согласен.

Я облегченно вздохнул. Кристинка оказалась вполне здравомыслящей и предложила наилучшее решение.

На следующий день я с утра предвкушал, как вечером, насмотревшись на Кристинку с братьями, займусь тетей Надей. Но жена спутала все карты, позвонив в районе обеда:

— Эд, слушай... тут Денис звонил... предлагает прямо сейчас приехать. Говорит, вечером Илья дома будет.

— А ты что сказала?

— Ну что я? Я уже с работы отпросилась, сейчас поеду. Ты тоже, если сможешь, приезжай, хорошо?

На самом деле у меня было полно работы, Но пропустить очередную встречу было выше моих сил. В пятнадцать минут разделавшись с особо срочными делами, все остальное я отложил на потом и понесся к дядьке.

Дверь открыла тетка, одной рукой запахивая на груди незастегнутый халат.

— Заходи быстрей!

Дядьки дома не было. Время-то рабочее. Оно и к лучшему — решил я. Из спальни доносились Кристинкины охи.

— Давно они? — спросил я тетку.

— Да только, считай, начали.

Она отпустила тут же распахнувшийся халат и я увидел, что под ним у нее ничего нет. На меня уставились два торчащих соска.

— Раздевайся ты тоже. Мы тут все голые.

Халат полетел на тумбочку здесь же, у входа, смахнув с нее на пол скомканные колготки с желтыми трусиками внутри. Надо полагать, Кристинкиными. Тетя Надя, не обратив на это внимания, повернулась и покачивая бедрами удалилась в спальню.

В спальне я увидел примерно то, что и ожидал.
Кристинка оседлала Егора, придерживая рукой прыгающие груди. Рядом развалился Денис, член которого обсасывала тетя Надя. Все четверо были вполне довольны друг другом и на первый взгляд я казался лишним, однако повернутой ко мне задом тетке явно не хватало еще одного члена. Потратив полминуты чтобы сбросить остатки одежды, я завладел ее мокрым влагалищем. Произошло это прямо напротив жены, которая даже прекратила на некоторое время подпрыгивать на Егоре ради того чтобы полюбоваться как ее муж трахает другую женщину. Егор нетерпеливо задергал под ней бедрами, требуя продолжения. Кристинка возобновила свои движения на его члене, продолжая наблюдать за мной. От моих действий пострадал только Денис — при первом же толчке его орган выпал из теткиного рта и в дальнейшем тоже долго в нем не задерживался. Я из чистой вредности, как только замечал что тетя Надя более-менее приспосабливается к моим движениям, немного замедлялся, а потом резко вбивал член, заставляя ее качнуться и снова выпустить Денискин ствол.

Денису это надоело. Он выбрался из-под тетки и слез с кровати, оставив ее в полном моем распоряжении. Теперь ее ничто не отвлекало, зад тети Нади плавно покачивался, отклоняясь в разные стороны и тем самым давая мне каждый раз входить в нее под немного другим углом. Это было настолько приятно, что я на некоторое время увлекся, не замечая происходящего рядом. А когда наконец взглянул в сторону внезапно затихшей жены, обнаружил, что она всей грудью неподвижно лежит на Егоре, а сзади над ней нависает Денис. И судя по серьезному лицу и сосредоточенному сопению, пытается проникнуть ей в прямую кишку. Я остановился, вопросительно уставившись на него. В наступившей тишине он толкнул бедра вперед, громко всхлипнула, дернувшись, Кристинка. Денис похлопал ее по ягодице:

— Все хорошо, Кристиночка, я уже в попке. Теперь больно не будет. — произнес он, наваливаясь на нее. — и потом, уже мне — Эд, тут так получилось... я сегодня коньячку выпил, для зачатия не годен. Так что я в другую дырочку кончу.

Прозвучало это как само собой разумеющееся, как будто цель была не оплодотворить жену, а просто трахнуть, все равно куда. Его бедра в это время шевелились, разрабатывая попу моей жены. На глаза мне попался валяющийся рядом с ними тюбик анальной смазки. Вот гад! — подумал я. — Он же его с собой принес! Заранее приготовил! Получается, заранее планировал покуситься на Кристинкину попу! Ну, тогда и мне можно!

Жестом я указал ему на тюбик. Не прекращая трахать Кристинку, он наклонился и перебросил смазку мне. Часть ее сразу оказалась размазана вокруг теткиного ануса. Нажав головкой на сморщенную звездочку, я удивился, как легко она раскрылась, пропуская меня внутрь. Беспрепятственно войдя по яйца, я подвигал членом в заднем проходе тети Нади, окончательно убедившись что для нее это является привычным способом совокупления. Тут я припомнил вчерашний завистливый взгляд дяди Саши, когда я трахал жену в то же отверстие. Да-а-а... Попа тетки явно разработана не им. Интересно, кем же? В этот момент тетка сжала сфинктер, плотно сдавив член и мне стало совсем неинтересно размышлять об этом. Кристинке же член в заднем проходе давался тяжелее. От особенно резких движений Дениса она иногда вскрикивала, дергаясь. Егорка под ней, кажется, давно уже кончил и просто лежал, дожидаясь возможности выбраться из-под двух тел.

Мне показалось, что хлопнула входная дверь. Я так и подумал — показалось, тем более что больше никто на это не отреагировал. Только когда распахнулась дверь в спальню, я понял что слух меня не подвел. В проеме стоял Илюшка, сжимая в одной руке Кристинкины колготки, а в другой ее же желтые стринги:

— Мам, ну что ты разбрасываешь свое...

Осекшись, он впился взглядом в представшую перед ним картину: Кристинка между двумя мужиками и мать, трахаемая мной в зад.

— А у нас двух уроков не было... — растерянно произнес он, точно желая оправдаться за то, что явился не вовремя.

Тетя Надя после короткого замешательства соскочила с меня:

— Илья, я тебе сейчас все объясню...

Не озаботившись одеждой, она подхватила его за руку и утащила за собой вглубь коридора.

После такого у нас как-то резко пропало все желание продолжать. Егор с Денисом отпустили Кристинку и сели.

— Если мелкий проболтается, батя не поймет... — предположил Денис.

— Да никто не поймет. — согласился Егор. — Бате-то он, может, и сообразит не говорить... А прикинь, если пацанам похвастается? В школе или во дворе?

Кристина, слушая их, выглядела невесело. Конечно, ее среди Илюхиных друзей никто не знает, но ели пойдут слухи про «жену дяди Сашиного племянника», или как там оно называется одним словом, рано или поздно кто-то из наших знакомых может ее идентифицировать. А еще и у братьев есть жены...

— Надо с ним поговорить. — додумался до очевидного Денис. — Сурово, по мужски. Может быть даже припугнуть. А то ж не выдержит, где-нибудь да похвастается.

— Надо. — согласился братец. — Все равно больше в голову ничего не приходит.

Напялив для приличия трусы, Денис пошел к двери. Я увязался за ним.

Вообще-то я ожидал, что тетя Надя в это время с серьезным видом объясняет Илюшке свежевыдуманно-правдоподобные причины такого нашего поведения. Или, на худой конец, на коленях умоляет его никому ничего не говорить и вообще забыть об увиденном. Ну-у-у... кое в чем я оказался прав. Тетя Надя действительно во второй спальне стояла перед сыном на коленях. Только конец у нее во рту был совсем не худой. Попросту говоря, тетя Надя обсасывала торчащий из расстегнутых брюк член сына. Судя по ошалевшим глазам Ильи, инициатива явно принадлежала тетке. Мне подумалось, что это тоже неплохой способ заслужить Илюшкино молчание. Хотя черт его знает, что тут у них происходило и как они до этого дошли.

Увидев в дверях нас, Илья, похоже, испугался. Наверняка подумал, что разъяренные мужики явились учинить расправу за несвоевременное вторжение. Он оттолкнул голову матери, тщетно пытаясь запихнуть член в трусы. Тетя Надя поняла это по своему. Развернувшись к нему задом, она нагнулась, подставляя сыну вагину. Тот, однако, не сразу это сообразил, продолжая опасливо смотреть на нас, пока Денис не подсказал:

— Илюха, что стоишь? Видишь, мать ждет?

Только тогда он посмотрел на материнский зад и неуверенно взявшись за ягодицы, столь же неуверенно ввел в нее член. Первые движения напоминали осторожную разведку. Парень наверняка подозревал какой-нибудь подвох, но потом, осмелев, принялся уверенно трахать мать.

— Не бойся, Илюха, все нормально! — одобрительно улыбнулся подошедший Егор.

Илюха уже не боялся. Уверенно тараня тети Надино влагалище, он, кажется, не видел ничего вокруг, приближаясь к финишу. Я готов был поклясться, что он в первый раз трахает женщину. Впрочем, когда я не выдержал и сунул член тетке в губы, он это разглядел. Наклонившись и вытянув шею, поглядел как я трахаю ее в рот и, кажется, в этот момент и кончил. Когда тетка проглотила и мою сперму, выяснилось, что в комнате мы остались втроем. Братья, похоже, вернулись к Кристинке. Я отправился туда же. Илья поплелся за мной.

Увиденное в точности воспроизводило тот момент, на котором мы прервались. Жена снова была расплющена между двух мужских тел. Егор снизу, в вагине, Денис сверху, в заднем проходе. Я, как обычно, уселся на свое место, а вот Илюшка... Он ходил вдоль кровати туда-сюда, заглядывая то в Кристинкино лицо, накрытое маской похоти, то сзади, наклоняясь и вглядываясь в движущийся в ее попе Денисов член. Его собственный орган снова торчал вперед. Я даже позавидовал ему, вспомнив, что в его возрасте силы восстанавливаются быстро.

К нам вернулась и тетя Надя. В капельках воды, наверняка только что из душа.

— Смотришь? — подошла она ко мне.

— Ага. А помнишь, Надь, с чего все начиналось? — я усадил ее на колени, сунув руку между бедер и касаясь клитора.

— Ага. Тогда Кристинка бревно изображала. А сейчас...

Сейчас Кристинка как раз взвыла в оргазме, еще больше распаляя парней. И Илью. Подойдя к нам, он заглянул матери в лицо:

— Мам... А можно мне... в попу?

Первое слово он произнес, запинаясь, словно испугавшись своего желания, но закончил фразу уверенно, даже с некоторой долей наглости. Наверное, парень понял, что за свое молчание можно не просить, а требовать.

Насмотрелся пацан на Кристинку... — догадался я. Тетка не ответила сразу, а повернулась ко мне. Я понял что она хочет спросить.

— Придется привыкать, Надь... Он тебя теперь регулярно трахать будет. Так что давай, раз уж один раз позволила...

Тетка опустилась на пол, ложась мне на колени грудью. Я собственноручно смазал ей анус. Илья топтался рядом, напрочь потеряв интерес к Кристине. Тем более что братья, насытившись, оставили ее в покое.

— Можно. — разрешил я, мазнув напоследок скользким пальцем по Илюхиной головке.

Член парня немедленно ворвался матери в анус. Тетка подняла голову. Я нагнулся к ней, услышав шепот:

— Тонкий... Не вырос еще... Почти не чувствую...

Илье это не мешало энергично драть мать в попу. Скоро, однако, движения его замедлились. Он оглянулся на кровать с лежащей Кристиной, потом еще раз, и обратился ко мне:

— А можно я... ее тоже?

Совсем обнаглел... Хотя...

— Крис, хочешь с Ильей попробовать? — громко в свою очередь спросил я.

Жена посмотрела на нас, на трахающего в зад мать Илью и еле слышно произнесла:

— Давай...

Кристинка приподняла попу, затолкав под живот две подушки. Илья довольно уверенно уже протолкнул член ей в прямую кишку, растянутую Денисом. Я, вспомнив от чего он оторвал меня своим появлением, опять поставил тетку раком и заполнил своим органом ее задний проход.

— Вот, теперь то, что надо! — одобрительно прокомментировала она растянувший попку нормальный мужской размер. — Ох, хорошо...

Илюшки хватило ненадолго. Молодость, что поделаешь... Я дотрахивал тетю Надю, чувствуя себя актером в порнотеатре. Все, включая Кристину, с интересом пялились на нас. Хорошо еще, что в конце не последовали аплодисменты.

Дома Кристинка вдруг заявила:

— Эд, я к ним больше не пойду!

— Почему?

— Потому что в следующий раз там точно будет просто оргия! Надо же, меня сегодня даже Илюшка в зад трахнул! А задумывали-то вначале мы совсем другое!

— Так ты сама согласилась?

— Ну и что? Я в тот момент на все бы согласилась! Эд, я там совсем голову теряю! Дома потом понимаю, что так нельзя, а там... готова кому угодно что угодно разрешить. А теперь себя ругаю...

— Ну хорошо. — согласился я. — Больше не пойдем.

Первые дни нам названивали то Денис, то Егор, то дядя Саша. Разговоры «ни о чем» плавно переходили на тему «вы к нам в гости не собираетесь?». После нескольких отказов звонки прекратились. А недели через две Кристинка, с плохо скрываемой радостью, сообщила:

— Эд, у меня задержка...

— Сколько?

— Четыре дня!

— Ну, это мало. А тест?

— Положительный!

Вероятность ошибки, конечно, еще оставалась, но настолько близко к цели мы еще не были никогда.

— Это надо отметить! — предложил я.

— Ага, точно! Эд, а знаешь... А давай всех позовем? Твоего отца, дядю Сашу, братьев, тетку... и Илью тоже?

— А не боишься?

— Чего?

— Что закончится опять... оргией?

— Пусть. Я согласна. Они это заслужили.

— Так я звоню?

— Звони...

Рекомендуем посмотреть:

Я давно искал такую, как она.В нашей фирме принято отправлять сотрудников в командировки, и так вышло, что мы с ней оказались в одной гостинице в небольшом городке, и впереди нас ждали семь дней уединения.В первый же вечер, проведя все встречи с клиентами, мы поужинали в ресторане, немного выпили, и зашли в ее номер. Было видно, что ей нравилось мое внимание. О, она просто не знала, что ее ожидает в этой поездке!У меня были на нее совершенно другие планы. Поэт...
Всем привет!мне 30 лет живу в Москве уже 7 лет, неделю назад как обычно по вечерам листаю вк и вижу объявление в одной из групп "я куколд и хочу что бы жестко ебали мою жену"" я ему написал что хочу его жену, тем более на фото без лица была очень симпатичная фигура. Он мне сказал, что я должен пройти отбор, так как он не всем позволяет трахать его жену. Мы договорились о встрече и ближе к вечеру он приехал куда я сказал! Парень приехал симпатичный ухоженный ему 25 лет, он мне расс...
Бац! Бац! Бац!— Просыпайся! Слышишь ты, черная обезьяна! Очнись!Пощечины окончательно заставившие Мари прийти в себя, были не сильными, но весьма обидными, как и те немецкие слова, которые выкрикивал раздраженный женский голос.— Черт возьми, Сигрид, ты, похоже, основательно ее вырубила!— Да очнулась она, вон веки дрожат,- послышался уже другой голос, с непонятным акцентом,- Слышишь, хватит притворяться, а то хуже будет!Словно подтвержда...
Привет всем. Пишу в первые и не знаю правильно ли сделала)))О себе... мне 28 лет, замужем, живем с моими родителями, я высокая стройная, грудь 1-й размер с большими сосочками, попка круглая, ну так вот, разумеется я тут не много изменила текст от чистой правды сами понимаете почему, у меня муж тоже заходит сюда читать рассказы и даже пишет их тут. но все по порядку.Отвела детей в садик, пришла домой и полезла в компьютер и увидела недавнюю историю компьютера и наткнулась на этот сайт...
Пожилого Геннадия Прокофьевича последние два года очень сильно мучал геморрой. Боль была ужасная, он не мог нармально сходить в туалет. У Геннадия Прокофьевича была уже последняя стадия, и когда он ходил в туалет, геморроедальные узлы вываливались на ружу с мезким звуком, и Геннадию Прокофьевичу приходилось звать свою жену, чтобы всунуть их обратно. Геннадий Прокофьевич перепробывал все средства: и свечи, и марли, и семя молодого оленя, и даже один раз ходил к колдунье, которая вставила е...
Что сказать, денек не задался. Хотя еще недавно все, вроде бы было хорошо: любимый парень, планы на вечер, планы на выходные, планы на месяц... Да, люблю планировать, нет во мне импульсивности, безалаберности или «сумасшедшинки». Вот и допланировалась — стою вечером на автобусной остановке, глотаю непрошенные слезы. А как тут не плакать, когда перед глазами стоит лицо Олежки, уже бывшего парня: «Пойми, Лена, ты — хорошая, умная, правильная, но... даже не знаю что и сказать. Вот мы с ...
Сергей был вторым и последним из моих мужчин, который серьезно увлекался экспериментами в области доминирования и легкого садомазохизма. Когда он перешел к более грубым формам и сексуальным играм без правил, мы расстались... Но это совсем другая история.В тот период мы еще жили душа в душу, идя рядом по дороге утонченного разврата, вернее, разврат бывал иногда очень даже грубым, но меня это совсем не смущало. Процесс превращения хорошей девочки в женщину свободных взглядов и легкого ...
Занятия наши продолжились буквально на следующем уроке – судя по всему, «француженка» решила ковать железо, пока горячо.Ольга Юрьевна проводила факультатив в классе на первом этаже: справа спортзал, слева – кабинет труда. Как пошутил Серж, кричи – не кричи, на помощь не дозовёшься.Мы, конечно, подозревали, что наше сексуальное образование продолжиться, но стремало нас всё это – как визит к стоматологу. Вроде и надо, но вроде как и ну его…А самое главное, зачёт долже...
Мне 25 лет и я работаю торговым представителем в одной крупной компании.По работе мне часто приходиться ездить в командировки.Вот и в этот раз я ехал домой с другого города.Я проезжал через одно село и остановился возле магазинчика купить себе сигарет.В магазинчике были 3 девушки,которые покупали себе пиво.На вид им было около 16-17 лет.Две брюнетки и одна блондинка.Я стоял за ними и ждал пока они выберут себе пиво.Одна из девушек упустила деньги и когда нагнулась их поднять,то я увидел ее белые...
ИСТОРИЯ ДЕВЯТАЯ. Рассказывает Гена:- Моя история - не простая, а с моралью: какая все-таки загадочная, непредсказуемая и, в сущности, относительная вещь - любовь. Никогда не зарекайтесь: любовь подкараулит вас там, где вы ждали ее меньше всего! С Таней я познакомился на третьем курсе института, когда перевелся из иногороднего вуза - к себе, в свой родной город. Таня показалась мне совершенно некрасивой: высокая, плечистая, с крупным, выпуклым лицом и большим ртом, который всегд...
Звучит наверно жутко банально, но еще с детства я был тихим мальчиком, с девчонками, естественно, не встречался. Теперь я понимаю поговорку «В тихом омуте черти водятся». Я всегда был худым, довольно симпатичным на вид пареньком, женщины за 30 говорили «Какой милашка». По мере своего взросления все больше хотелось секса, но девчонки по-прежнему не было, поэтому, лет 11 начал дрочить.ООО, свой первый оргазм я не забуду. Это произошло в туалете, в ванной двери не закрывались и я боялся, что ...
Это был 19 век при дворе императора России Александра I. И если вы думайте что это пора скромности, до глубоко ошибаетесь!!! При дворе царил разврат как и по всей столице - Питербургу. Сам император был спокоен и даже холоден к дамам, в отличии от своего младшего брата - немного сумасшедшего принца Константина. Принц этот был очень красив, высокий, мускулистый, с нежной кожей бронзового цвета.Его чёрные, густые кудри были всегда уложены,подбородок гладко выбрит и лишь чёрные, тонкие бакенбарды у...
Ну что ж приветствую всех,кто заинтересовался моим рассказом.В нём я опишу свои безумные и самые откровенные фантазии...Очень надеюсь что он вам понравится.Хочется добавить,что всё описанное мной является моей несбыточной,увы, Мечтой...)Мне 17 лет и я как все подростки в этом возрасте часто думаю о сексе,но не в привычной для этого слова ситуации.Я очень люблю девушек и женщин и питаю к ним особую слабость...И если честно ради них я готов на всё!Мои фант...
Отправляют меня в командировку. Ничего хорошего в этом нет. Ехать предстоит в провинцию, но работа есть работа. А может получится совместить с удовольствием? По своему опыту знаю, что в поезде с молодым симпатичным парнем случается много интересных историй. Вот надеясь на какую-нибудь чертовски привлекательную попутчицу, захожу а купе и: вижу: сидят три старушки. Тихо поругиваясь, приходится слушать всю дорогу их охинею про просто Марий и прочих.Работы оказалось немного, вечером поужинали,...
Меня зовут Валера, мне 21 год и я обожаю трансов. У меня длинные волосы и стройное телосложение, поэтому при определенном освещении меня можно принять за девушку.С ранних лет я любил примерять нижнее белье своей старшей сестры, воображать себя девушкой и мастурбировать в нем. Когда я это делал, я представлял, что я развратная шлюха, которую зовут Лера. Когда я подрос, я заказал себе вибратор по интернету, и теперь частенько забавляюсь с ним. Надеваю чулки или колготки в широкую сетку...
воспоминания Трудно сейчас определить, что я действительно помню, а что является «ложной памятью»- т. Есть осталось в виде рассказов мамы, отца, покойной бабушки и воспринимается уже как собственные воспоминания. Наверное, самое яркое – это мой первый день в детском саду . Очень хорошо, кожей я и сейчас ощущаю тот ужас, который охватил меня, когда я понял, что вот сейчас наступит тот момент, когда мама меня оставит здесь и я буду совсем один с массой незнакомых детей и взросл...
Отец ушёл от нас в феврале. Мать расстроилась но быстро успокоилась. Мы теперь с ней по субботам и воскресениям оттягивались по полной. Толька был прав, после спиртного её в постеле трудно было удовлетворить. Она за ночь кончала раз по пятнадцать, а я два три раз.Ко мне пришёл товарищ по институту Игорь. Он учился на четвёртом курсе. Ему было лет 27. Мы с ним играли в ресторане по пятницам и субботам. Он сразу положил глаз на мать. В этот раз они просто познакомились. Пили чай и они раз...
Однажды, совсем давно, я почуствовал (мне было тогда всего 12 лет), что тянет меня не только на девочек, но и на сильных мужиков, на их большие припухлости между ног, плавки, ноги... А началось все вот как... У меня был друг - сосед - Василий, моего возраста, лет 13. Хороший, вкусный мальчик был. Мне очень его хотелось. И получилось все просто. Сначала я часто видел как он передевает одежду, и прямо при мне: снимает шорты, стоит голенький, одивает трусики, а потом школьную фор...
Меня зовут Катя, в декабре исполнится 18. У меня темно-зеленые глаза, длинные темно-каштановые волосы. Я много занимаюсь волейболом, и потому у меня очень стройная фигура – небольшая грудь и попа. Я знаю, многие мальчики в классе мечтают обо мне. У меня целая куча обожателей, но мне самой нравится только один человек. Нравится? На самом деле, я по уши влюблена в него. Его зовут Артем, ему сорок один. Он брюнет с карими глазами, подтянутый и крепкий, сильный и дружелюбный. Он мой отец.<br /...
Я видел. Буквально сегодня ночью. Но не буду торопиться и начну всё по-порядку. Мне 23 года, жене – 19. Она высокая, стройная брюнетка с длинными, до самой попы, волосами. У неё прекрасное красивое лицо и улыбка, серо-голубые глаза, прекрасная грудь второго размера, которая так приятно помещается в ладони, и небольшие розовые сосочки. Она постоянно следит за чистотой своей норки и попки. Они обе тчательно эпилированы от волос, как у младенца. Она очень любит секс и бывает, что когда делаешь ей м...