Три и двое. Глава первая

— Какое чистое утро. — Она повернулась на бок, положила голову на сложенные лодочкой ладошки. — Чистое, яркое и приятное утро.

— Рассвет. — Я ответил сквозь дрёму. — Прекрасное утро. — Рука моя похлопала по ласковой мягкости простыни. — Давай сюда.

— Поспим? — Она подкатилась ко мне, как кошка нырнула под руку, завозилась в районе подмышки, устраиваясь вдоль меня.

— М. — Я хмыкнул, чмокнул появившуюся перед моим лицом макушку со встрёпанными волосами. — Ты как кошка.

— Конечно. — Она потёрлась щекой о мою грудь, затихла, вороша дыханием волоски на груди. — А тебя волос на груди прибавилось. Когда мы с тобой...

— Да. — Шлепок по её упругой попке. — Я был тощ, без волос на груди, спермотоксикоз доводил меня до полуобморочного состояния. А с конца капало.

— Дурак. — Она вздохнула.

— Поспим? М? — Она хмыкнула в ответ, затихла. Ну, и я посплю.

Тепло её тела, смешавшись с теплом моего тела, потёкло по моему, уставшему от ночного секса, телу, расслабляя и без того расслабленные мышцы, уводя в такие приятные сумерки предсонья. А рассвет нарастал, показывая, что осенняя, но тёплая, суббота наступает у нас по календарю, и что сегодня нам ехать к Ольге — подружке моей Лидки, беременной, практически на сносях, сидящей в квартире одного славного русского городка, всего в сутках на поезде от нас. А муж её, балбес из балбесов, уже четыре месяца где-то на просторах нашей страны исполняет волю босса, подписавшего практически в пьяном угаре, этот интересный контракт. По которому группа специалистов как поехала, так поехала, и об их возвращении никто не заикался. По крайней мере, так сказала Ольга по телефону. Лидка, как настоящая подружка, внезапно воспылала тем самым огнём справедливости, от которого очень часто у меня были проблемы. Как, например, эта поездка на субботу с воскресеньем в её город и оказание помощи беременной подружке нашей выездной группой. Им поговорить, мне же таскать продукты, что-то там, в квартире, починить и так далее. Бабушки с дедушками, родители одни, родители другие, скажите вы? Да, они есть. Но все, как мамы и папы, бабы и деды Карлы, ещё работают в других городах, а подружек, настоящих подружек у Ольги в этом городе как-то и не образовалось. Что и понятно. Попробуй за пять месяцев завести подружек или подружку, способную подключиться к не к «своей» беременности. Да ещё не каждая будет допущена. Ольга она такая. Первая красавица из Лидкиного класса. Ашники. А мы с Юркой, тем самым балбесом, бэшники.

Так вот, вчера вечером Лидка пылала огнём справедливости, а я пылал страстью. Пока она носилась по квартире, в одном лёгком халатике на голом теле, укладывая майки, трусы, ещё чего-то в чемодан, сверкая своими прелестями, мне приходилось сдерживать себя. Но едва она сбросила халатик, что бы примерить перед зеркалом какой-то найденный лифчик, купленный и забытый в глубинах шкафа, внутри всё восстало. Отчего вечер сборов чемоданов, а нахрена они нужны, если едим на сутки всего, перерос в жаркий секс. От которого к утру уже ничего не хотелось — ни поездки, ни вида беременной Ольги, ни обещанного мне Лидкой интересного сюрприза. Хотя я знаю, что за сюрприз — там, в гараже, стоял мотоцикл Урал. И Ольга дарила его мне. Так по секрету мне сказал Юрка, звякнув за два дня до нашей экспедиции. Но я молчал как партизан, не проявляя ни капли осведомлённости о самом сюрпризе. Зачем девушкам портить праздник?

Тело нырнуло в объятия Морфея, кусочками растворяясь в этой неощутимой сладостной истоме. Сознание, как самый ответственный капитан, держал оборону, фиксируя сдачу мозга в плен неги. Ещё один шажок и...

— Нам пора вставать. — Лидка!? Ты когда-нибудь спишь?

— Лана. Ещё чуток. — Буркнул я, затягивая её обратно под одеяло, удерживая за её второй номер. — Успеем.

— Билеты. — Она ухватилась за спящий член. — Билеты. — И потрепала его. Чертовка! Знает, что сразу просыпаюсь, едва её горячая ладошка обхватывает член.

— Что билеты? — Нет, так просто не уйдёшь! Она, прижатая к груди, поняла бесполезность борьбы со мной. Перекинув правую ногу через меня, она прижалась своей горячей киской к животу, стала тереться ею, не отрывая глаз от моего лица. Ну, просыпаюсь уже!

— Нам надо идти. — Ах, её губы! Слаще, чем клубника!

Когда ты первый раз целуешься, то в голове такой шум, путаница, что даже и не вспомнишь своих ощущений. Это потом, дальше, по мере увеличения частоты поцелуев, начинаешь запоминать ощущения от прикосновения губ, дыхания, напряжённости или жадности целуемых губ. Сейчас же, они, сладостью, доступностью, игривостью, манили меня, будоражили, вытягивая из плена Морфея.

— А если он восстанет? — Я запустил руку вдоль её спины, еле ощутимыми прикосновениями палец, отмечая маршрут движения по шёлковым полям её кожи — сначала от плеч, вдоль изгибавшегося позвоночника, до горячего промежутка между упругих горок ягодиц, затем, внутри самого промежутка по, ещё более горячему, коричневому трёхкопеечному пространству ануса к вулкану. К самому жерлу довести маршрут не дали. Пальцы были атакованы её пальцами, а губы впились в мочку уха, стараясь сжевать её.

— Мхы попосаем ны поехт. — Смуркнула она. На самом деле фраза звучала так «мы опоздаем на поезд». — И восстанием этот вопрос не решить. — Шепнула она в ухо, отпустив мочку. — Так что, есть ли восстание или нет — нам надо идти.

— Вот за это я тебя и люблю. — Я отпустил её, сел в кровати. — Всегда настоишь на своём.

— Это было наше совместное решение. — Вот же начиталась всяких книг по семейной психологии! На самом деле, это решение, вернее, предложение посетить жену друга сделал я неделю назад. А решение родилось у неё прямо во время их телефонного болтания о каких-то там купленных вещах для ребёнка. Я же не сопротивлялся. Интересно было посмотреть на Ольгу с таким вот огромным животом! Тем более, что при одной мысли, что она на таком большом сроке, я начинал заводиться. Юрка заделал ребёнка, а я чем хуже? Своей заделать надо! Над чем вот и тружусь уже три месяца, практически каждый день. Но что-то не того. Наверно, не так что-то делаю.

***

Удивительное дело эти пассажирские перевозки железной дорогой. Такой вот сарай, с пеналами, в которых и переодеться не можешь — в них сидят чужие люди — попутчики. Приходится идти в туалет, где под стук колёс о стыки, в бодрящей прохладе или удушающей жаре и соответствующей атмосфере, переодеваешься. Пришлось сделать усилие над собой, уменьшить бюджет на энную сумму, но оставить нас с Лидкой одних в купе. Проводница, молодящаяся женщина, понимающе кивнула, хмыкнула и посоветовала сильно не шуметь. Нам же было не до секса. Упав на полки, мы тут же отключились. Но скоро, она перебралась ко мне на полку, повесив меня, можно так сказать, над пропастью, оставив свободной только тонкую полоску на самом краю. На вокзале мы, как молодые лоси, вылетели из вагона, прыгнули в автобус и вуаля!, через десять минут, стояли перед дверями квартиры Ольги. Один чемодан, который был собран из двух, благодаря более плотной укладке вещей и отказа от стопки футболок, стыдливо прятался за нами, выталкивая вперёд огромный пакет с детскими вещами и прочим, что женщины накупают на подарок роженицам. Да, хотелось сделать Ольге подарок. Но дарить такое заранее? Если, конечно, я правильно помню, что говорили по этому поводу моя мать и бабушка.

Дверь распахнулась, выпустив тепло квартиры, какой-то еле уловимый запах, от которого закружилась голова, и саму обладательницу живота — Ольгу. Честно скажу — Ольга красавица. Когда Юрка закадрил её, я над ним издевался. Но когда он доверительно сообщил, что Ольга с ним «того», я чуть не завыл от зависти. Правда, последовавшие за этим события — окончание школы, моя армия, его институт, моя учёба развели нас на какое-то время. А вот после... Лидку я увидел в кафе, куда Юрка, отбивавшей свою Ольгу у мужа, пригласил меня для поддержки. Вроде как, выпускники встречаются. Только выпускников было-то — я да Юрка. Ну, Ольга пригласила Лидку. Когда к столику, за которым мы уже пропустили за встречу, подошла девушка такой из себя красоты, что я даже не узнал в ней ту тощую козу, что очень даже успешно дубасила нас на выпускном за поджёг «дымовухи» во дворе. Так сказать, салют по случаю прощания со школой. Но почему-то ветер потянул пелену не в окна школы, а на стоявших сбоку девчонок. Отчего у всех потекли слёзы, а следом и косметика. Ну, нам и досталось. От своих же. Куда же делись её мослы!? Такая гладкая, такая прям вся из себя аппетитная! Короче, судьба моя с чуть курчавыми волосами, насмешливым тоном и угадываемыми моим восьмым чутьём чулками с ажурной каёмочкой присела рядом, утопив моё сознание волнами приятного экстаза. Наверно, если бы это было бы где-нибудь на квартире, я бы тут же, прямо на месте, завалил бы её! Мой банк спермы так взбунтовался, что только хорошая порция спиртного отвлекла его на немного от желания запустить руку под платье и сделать очень даже прямое предложение заняться сексом. Это я сделал потом, провожая Дику домой. За что получил сначала по морде, а потом целование до самого утра. А знакомство с широкой каймой её чулок стало тем гвоздём, который прибил мою холостяцкую браваду (может быть, когда-нибудь, и женюсь) к позорному столбу.

В середине шестидесятых был моден итальянский кинематограф — Мрачело, там, Мастрояни и прочее. По ящику видел передачу и отрывки из картины, где так страстно играл этот Мрачело. Просто фонтан страстей! Так, вот. Эта картинка ничто по сравнению с тем, вот что бросила нас та ночь поцелуев! Мм-м-м-м! Я ловил её на улице по дороге домой, утаскивал к себе, под различными предлогами задерживал у себя, вступал в конфликт с её знакомыми, ухажёрами, дрался как лев, один бросаясь на троих, короче, сходил с ума. Она же отвечала мне ярким, жарким сексом, доводя себя до состояния безумства, порой идя на смелые эксперименты. Какие? Например, анальный секс. Ни я, ни она ни разу не делали это, отчего сначала сделали это без подготовки. Во второй, третий раз, мы уже поступали по другому, выводя к высшему пику наслаждения наши соединённые страстью тела. И никогда не думал, что такое наслаждение может доставить поглаживание «против шерсти» волос на ногах, именно в тот момент, когда её первые и вторые губки ласкают твои губы, клитор трепещет под твоим языком, а она, подвывая, пытается и член не выпустить изо рта, и гладить. Или, вот, облизывание мёда, нанесенного на её груди, без остановки главного действа! М-м-м-м!!! И мы отдавались этому безумству без остатка, видимо теряя в весе.

Короче, через три месяца мы подали заявление, через две недели Ольга ушла к Юрке, а ещё через две недели мы гуляли нашу свадьбу. На которой мы с Юркой и отметелили мужа Ольги, попытавшегося силой увести её с нашей свадьбы. Как свидетельницу? И силой? Со свадьбы? Даже наряд милиции, прибывавший в дикой усталости после вызова на четвёртую свадьбу по аналогичному поводу — драка, согласно кивнул, что свадьба это не место для похищения свидетелей. А потом составила акт о нарушении общественного порядка, выразившегося в организации хулиганских действий в виде драки в общественном месте. Общественным местом было кафе «Бриз», где, под громкие крики «горько», приглашённые допивали закупленное на нашу складчину вины из Италии, водку из Белоруссии и виски из экзотической страны Скотландии. По крайней мере, так было указано в накладной.

Так вот, эта Ольга сейчас стояла перед нами в проёме дверей. Её живот, выпиравший в прореху между не сходящимися полами халата, нисколько не делал её хуже. Наоборот. Внутри меня, вид её живота, прикрытого тонкой тканью ночной рубашки нежно-персикового цвета, сосков, угадывающихся в этих бугорках на холмах грудей, выпирающих на халатике, выбил затворы в запасниках спермы. Волны — горячие, тревожные, кислотно-щекотящие — покатились внизу живота, толкая член, свернувшийся в трусах и спящий с чувством неоднократно выполненного за стуки мужского долга.

Не очень удачная мысль пытаться говорить, когда встречаются Ольга и Лидка. Тем более, в первые минуты на пороге квартиры, после пятимесячного перерыва. Я односложно — «да-нет» — отвечая на вопросы, втащил чемодан, пакет. Фу, приехали!

На ощупь она оказалась такой упругой, налитой! И животик такой сексуальный! Ничуть не смущаясь меня, Ольга, демонстрируя, как она раздулась, распахнула полы халата, выпуская на волю не только арбуз живота, но и две груди четвёртого размера с крупными сосками на широких кружочках околососковой области. Член зашевелился, стал набухать, требуя расположить его удобней в тесных застенках трусов. Да, да. Глаза мои, видя её крупные соски на концах грудей, выпиравших на натянутой ткани рубашки, затемнённый низ живота, и отсутствие линий, обозначавших трусы, за миллисекунды довели до члена увиденную информацию и сделанный вывод — Ольга была в рубашке на голое тело. А какое оно без рубашки это тело? Мозг услужливо нарисовал образ, а нервная система отправила фантазию туда же — к члену, заставив того ещё активней требовать свободы. Ну, или, на крайний случай, более комфортного расположения.

Лидка не заметила этого, а вот Ольга заметила. Чуть улыбнувшись, совсем незаметной улыбкой, она взглянула в мои глаза — и мне стало плохо. Она видела моё влечение, выпиравшее не только в глазах, но и внизу живота, понимала моё влечение, она наслаждалась им. И более того, она желала такого влечения, желала, чтобы её хотели. Хотели её крупные груди, торчавшие соски, раскрупнившиеся бёдра, её живот, в натянутой ткани ночной рубашки, хотели её стонов, всхлипов перед высшей точкой наслаждения, а может быть даже и вскриков. Я не знаю. В глазах просто было видно, что ей надо, чтобы её хотели, желали, добивались. Она очень хотела секса.

Рекомендуем посмотреть:

Прошла зима, закончилась спячка и с первым весенним теплом в ней вдруг проснулись те желания, которые, казалось бы, заснули навсегда:Это было всего несколько мимолетных часов, но они были как те лучи солнца, от которых просыпается жизнь.- С какого пальца на ноге тебя поцеловать? С маленького или большого? Как ты хочешь? Лежи и ничего не делай - я всё сделаю сам!Это было семь часов без перерыва, без сигарет, без музыки, без всего, только его тело - ласковое, податливое, которое ...
В Интернете я провожу большую часть своего времени, так как моя основная работа напрямую связана с Сетью. Хоть я и не задрот (очки не ношу, мускулатура какая-никакая имеется), но в сексуальной жизни у меня, как на кардиограмме у мертвеца - сплошная ровная линия. Я зарабатываю достаточно, чтобы позволить пару раз в неделю снять себе девочку, но в силу своей природной брезгливости не могу трахаться с женщинами, которые побывали под сотнями мужиков. Еще я не дрочу каждый вечер под порнушку, потому ...
Три дня, которые Сергей решил провести в заброшенном доме, пролетели, как один миг. В те недолгие часы, когда они отрывались друг от друга, давая свои телам передышку, они обследовали дом снизу доверху. Поначалу Сергей противился этому, опасаясь, что Анну может излишне взволновать его мрачная атмосфера, но потом уступил её настойчивым просьбам. Рассматривая портреты, она засыпала его кучей вопросов о тех, кто был на них изображён.— Мне совестно признаться, — усмехнулся Сергей, — но я...
Безупречное, чистое голубое пространство в котором парит гигантский дракон, под ним белое одеяло облаков, скрывающие его от любопытных взглядов простых людей на земле. Но ровный и размеренный гул выдаёт его присутствие.Молодая девушка спит в мягком кожаном кресле Боинга, вытянув свои прекрасные длинные ножки. В соседнем кресле сидит молодой человек, в его наушниках играет музыка группы «Imagine Dragons», ему наскучил вид облаков за иллюминатором и он уже битый час любуется ножками св...
Борис.Мужчина, не умеющий жарить картошку — и не мужчина вовсе. Удивлены? А я нет! Сначала надо очистить её шкуру. Снять верхнюю одежду. Это не всегда удаётся. Картошка выскальзывает из рук, катится по полу, прячась в такие места, что её хрен найдёшь. Любая девушка не всегда готова раздеться перед парнем, особенно если это у неё впервые.Картошка не хочет расставаться со своей шкуркой. Потому что в ней ей тепло и уютно и она не чернеет на воздухе. Любая девственница не гот...
Кажется, я должна решиться. Впрочем, все уже сделано, и выход может быть только один. Не могу сказать, что он мне не нравится. Поначалу было некоторое сопротивление, но я его преодолела без особого труда. Это нужно сделать. И сейчас я пойду в спальню и исполню то, что давно собиралась сделать. Остается только рассказать, как до этого дошло. И тогда -все:В общем, Алику семнадцать лет. Я на пять лет его старше. Наши родители живут не то чтобы врозь, но не так чтобы и дружно. Отец то уходит к...
ВЕЧЕР ПЯТНИЦЫТомаЯ ехала с мужем и всем своим видом и молчанием демонстрировала ему свое недовольство. Потащить меня с собой вечером пятницы! Да еще и на все выходные! Куда-то к черту на кулички в компанию совершенно незнакомых мне людей! Мне оно надо? Это его бизнес – вот и ехал бы один! Типа я не работаю, и типа мне не нужно отдыхать! А так хотелось отоспаться за всю неделю…Нет, я конечно понимала все. У него новая работа, шеф пригласил в свой загородный дом...
Ума не приложу, как чувствует себя на том свете чешская княгиня Либуше. В свое время, еще в девятом столетии, она, по преданию, стоя на холме и созерцая мерно журчащую под ногами Влтаву, предсказала, что вскоре на этом месте возникнет город, равных которому по красоте в мире не будет. С одной стороны, она, княгиня эта, может собой гордиться - угадала-таки. Город возник и быстро стал одним из самых красивых в мире, а в Европе, говорят, - самым красивым. Какими только эпитетами не награждали Прагу...
Меня зовут Саша мне 21 год. Я женился 3 месяца назад, на девушке 18 лет, и зовут ее Оля. Она очень сексапильная девушка, секс с ней для меня улет.Живем мы в Сочи, городе олимпиады. На 4том этаже 10этажного. дома.В один из дней, когда я был на работе, а работаю я программистом, на радио, ко мне позвонила мама и попросила съездить с ней в деревню, прибраться в доме бабушки. Сказать по правде, может я смог бы освободиться на недельку, но ехать туда желания не было никакого, ...
Эта история произошла в одном стриптиз клубе. Я там работала по призванию души наверно, потому что я очень любила танцевать. И в моей жизни на тот момент был материальный кризис, и тогда я подумала, а почему бы мне не попробовать себя в этом деле, ведь танцы это мое, да к тому же за это платят хорошие деньги. Я пришла меня приняли на работу и обучили всему, что я должна уметь. Так получилось, что мой муж не знал, где я работаю. И вот на одном из своих шоу когда я изгалялась как могла в двери вош...
Когда в понедельник я пришел в школу и увидел Лену, она сказала чтоб я зашел к ней на большой перемене. Я ждал конца третьего урока со страхом и желанием. Я зашел в класс, Лена сидела за столом и что-то писала, я закрыл дверь.- Молодец, - сказала она, - теперь полижи а мне надо поработать.Я стал на колени оттянул ее трусики и начал лизать, вначале она продолжала писать, потом прижала мою голову к своему влагалищу и начала мастурбировать мной, я выполнял ее желания, довольно быстро он...
...
Сквозь полузабытье она чувствовала, как чьи-то руки обтирают её тело мокрым полотенцем, накрывают покрывалом. в слезах она забылась тревожным сном. Пробуждение было ужасным; она потребовала пропустить к ней служанку, та плача, обняла её. Поплакали вместе. Успокоив друг друга. договорились молчать, не пугать братишку. Когда тот вбежал с призывом поиграть, вышли на палубу. Наблюдая с капитанского мостика за беззаботными с виду детьми, сардар Аяз удовлетворенно отметил, что проблем с этой стороны н...
Весело болтая на отвлеченные темы, вы дошли до главных ворот парка. Ты выглядела, точно как беременная на пятом-шестом месяце, а девушка-колибри держала тебя за руку, словно твоя лучшая подруга. В другой руке она держала ту самую бутылку пива, почти полностью пустую.Вам обеим очень не терпелось попасть на ту квартиру из записки, но туда еще предстоял путь. Вы не хотели рисковать, используя общественный транспорт, и решили поймать машину. Во-первых, судя по адресу, путь вам предстоял ...
Следующая история, о которой я напишу, произошла года через 4.Муж, после армии, устроился на завод. У нас родилась дочь. Я пока не работала, так как дочь еще маленькая. Ребенок, дом, иногда занималась подработкой – делала контрольные и курсовые по высшем математике. Вроде бы все было хорошо, хотя уставала сильно. Только омрачало то, что иногда после работы он пропускал «пару стопочек» для снятия стресса. Из-за этого иногда мы ругались. Это становилось все чаще и чаще. Да и в сексуальной ...
В понедельник на работе объявили о закрытии фирмы и роспуске всех сотрудников. Несмотря на то, что все давно знали о грядущих переменах в связи с кризисом, тем не менее начался переполох и о работе уже ни кто не думал. Все единодушно решили в конце рабочего дня достойно отметить это знаменательное событие, то есть устроить последнюю коллективную пьянку.Лена, в отличии от её коллег, нисколько не расстраивалась по этому поводу. За неполный год работы в этой полуобанкротившейся фирме, она не ...
На следующее утро я проснулся, выпрыгнул из постели и пошел на кухню ставить чайник. Быстро заварил две чашечки кофе и вернулся в комнату. Я поднес чашечку поближе к лицу жены. Она немного вздрогнула, улыбнулась и приоткрыла глаза:– Как мило с твоей стороны, – сказала она.– Это маленькая благодарность за вчерашнее, – сказал я в шутку.– Какой прогресс, – засмеялась Лена в ответ.Она приподнялась с постели, и села, облокотившись на подушку. Я передал ...
Привожу небольшой фрагмент одного из постов моего бывшего однокласника на форуме свингерского журнала, в котором он дает ответы на вопросы читателей своей колонки:«Разумеется, собравшись вместе, мы не сбрасываем немедля одежду и не начинаем бешено совокупляться. Свингеры нормальные люди, и в их жизни существует не только трах. Просто для краткости я не описываю в своих рассказах наших бесед о политике, о бундеслиге, о цене на газ, о женском непостоянстве. Бывает, весь вечер можно про...
Дюваль, возвращаясь с охоты, спешил. Он был очень встревожен.— Только бы, только бы всё было хорошо, и Анна оказалась в хижине, — думал он, хмуря лоб. — Никогда не прощу себе, что оставил её одну!Сегодня в лесу он обнаружил чужую — не свою! — ловушку для птиц. Это был явный след присутствия на их острове человека. Анна оказалась права — в тот день, когда они предавались страсти под струями водопада, за ними кто-то наблюдал. Ловушка была новая, сооружённая из свежесломленн...
Однажды ясным летним днем кентавр Архип спускался с гор в Фессальские долины к одному из притоков Пенея, чтобы напиться и отдохнуть от холодных вершин. Ему было всего 19 лет отроду, и молодая кровь дикаря бурлила в нем с каждым днем все больше, желая плотской любви. Парень вышел лицом, был мускулист торсом и крупом, имел великолепную шерсть и пышный хвост, но одиночество его было обусловлено не безразличием к нему противоположного пола, а тем, что сейчас, когда кентавры вымирают, и так прежде не...