Как я стал садомазохистом. Часть 5

Марина, после того, как получила мой положительный ответ на то, что я согласен, на все что угодно ради нее, объявила: - «Сегодня за ужином, всен будет задокументировано и подписано в присутствии врача и юриста». Я весь день проходил с мыслями, о том что же она придумала, и при чем тут врач. Пришел вечер, а с ним разрешение моих догадок. Все собрались за столом. Юрист и врач, то же уже пришли, и ждали оглашения плана Марины.

Марина достала три папки с документами и положила две из них перед юристом и врачом, одну протянула мне. Я бегло ознакомился с документами. Если коротко, то после подписания бумаг, мое тело полностью переходит во владение Марины и ее дочерей, под видом добровольца, который согласился на любые эксперименты, включая те после которых будет причинен вред здоровью, а возможно и жизни. Так же там говорилось, что я неизлечимо болен и что не буду иметь претензий, какие бы методы лечения не применялись. Приглашенные гости прочитали и поставили свои подписи и печати, вопросов ни кто не задавал. Я то же подписал бумаги и передал их Марине. – « Вот и чудненько, теперь приступим к ужину». В этот вечер ничего больше не случилось, после ужина, гости уехали, а мы разошлись по своим комнатам, точнее мои Госпожи пошли в свои комнаты, а меня заперли в подвале.
На утро, началось воплощение плана Марины. – «И так дорогой», потирая руки начала Марина. – «Тебя наверно интересует, что за всем этим кроется?». Я кивнул головой. – «Все не так страшно, как ты себе наверно уже надумал». – «Вчерашние слова, по поводу того, что хочет сделать с грудью Наташи, ее муж, натолкнули меня на мысль по поводу твоих яиц и члена». – «Я решила оттянуть тебе яйца, а член в конечном итоге я тебе отрежу, но не сразу, а постепенно, но прежде чем ты лишишься своего члена, я вдоволь наиграюсь им». От этих слов, у меня похолодело в груди, я и подумать не мог, что Марина задумает такой план. – «Яйца я тебе оставлю, и буду доводить тебя до такого возбуждения, что ты сам попросишь меня отрезать и их, чтоб стать полным евнухом. Я уже придумала, как это будет происходить. Я не отрежу их, а разобью бейсбольной битой одно, а второе залью вначале расплавленным свинцом, через заранее просверленное отверстие, а потом уже ампутирую. Будет это конечно не сегодня и не завтра, у нас есть лет эдак пять. Все это время я буду нещадно пытать твои яйца и член, и начну прямо сейчас». – «Девочки отведите его в пыточную и приготовьте все что мы с вами заказали, для нашего плана». Дочки подошли и взяли меня под руки. Мы спустились в подвал. Меня подвели к кресту и зафиксировали на нем, полностью обездвижив. Минутой спустя, пришла Марина, она попросила поднять крест над полом повыше, так чтоб мои яйца, оказались на уровне ее груди. Девочки подкатили закрытую клеенкой тумбочку. Откинув клеенку, Марина продемонстрировала мне набор инструментов и приспособлений, которые мне предстояло испытать на себе, в течении отведенных мне пяти лет, до того как я стану полным евнухом и стану скорее всего не нужным им. – «Обвяжите ему яйца петлей и пропустите веревку через нижний блок роликов», скомандовала Марина дочкам. Они ловко сделали удавку, обвязали мои яйца и пропустили веревку через ролик в полу, дали концы Марине. Марина зафиксировала концы веревки, в каком то устройстве, очень похожим на лебедку и стала крутить барабан, натягивая ее. Яйца стали оттягиваться вниз. Мне казалось, что пришел уже предел растяжению моей кожи, это было заметно, по усилиям, которые прилагала Марина, чтоб еще на один щелчок перескочила «сабачка», противооткатного устройства на лебедке. – « Девочки, измерьте, на сколько я оттянула ему яйца». Одна из дочек подошла ко мне с линейкой и замерила: - «11 сантиметров». – «Так, еще четыре надо», сама себе сказала Марина и налегла, на рукоятку лебедки. Сделанные четыре щелчка, дались ей очень трудно, а у меня перехватило дыхание, от боли в яйцах и в низу живота. – «Померь еще раз». – « 15 сантиметров». – «Отлично, то что нужно. Закрепите грузовой цилиндр, под номером 1, ему на яйца». Дочки подошли с двух сторон и взяли с тумбочки, блестящий цилиндр. Раскрутили винты соединяющие половинки цилиндра между собой и сомкнув их вокруг растянутой кожи, моих яиц, стянули винтами. Марина ослабила веревку, а девочки сняли удавку с яиц, она теперь была не нужна. – «Отвяжите его». Пока девочки меня отвязывали, Марина рассказывала, мне о моей участи. – «С этим грузовым цилиндром, под номером 1, ты будешь ходить и спать постоянно, в течении месяца, его вес 3 кг, ну длину ты слышал. Через месяц, тебя «повысят», до цилиндра номер 2, его вес 6 кг, а длина 20 сантиметров, к этому времени, кожа твоя растянется и такого дискомфорта, как сейчас, ты чувствовать наверно не будешь. Всего тебя ждет четыре повышения, до пятого цилиндра. Его параметры я тебе сейчас не скажу, чтоб не пугать». – « закуйте его в супертяжелые наручники и ошейник». – « Прошу прощения моя Госпожа, можно задать вопрос», дрожащим от нестерпимой ноющей боли внизу живота, спросил я. – « Ну попробуй», ухмыльнулась Марина. – « Вы говорите, что этот цилиндр, не снимут с меня месяц, но я и больше пяти минут не смогу с ним проходить, из за нестерпимой боли в животе и яйцах». – « Не говори глупостей, привыкнешь, да и потом, не забывай, ты по бумагам неизлечимо болен, так что это нормально», Марина процарапала своим длинным ноготком мне по подбородку и ухмыльнулась. Девочки привезли на другой тумбочке наручники, для рук и ног, а так же ошейник. Они были из грубой очень толстой стали. Какждый наручник весил наверно по 10 килограмм, девочки поднимали каждый двумя руками. А ошейник, одевали мне вдвоем, он весил, как пара наручников. Система замков на всех приспособлениях была не простая и закрыв их, расцепить было невозможно, только если перепиливать сам металл. Уходя, Марина ногой толкнула оттянутые и зажатые в металл мои яйца, от чего они закачались и причинили мне еще большую боль. – «Отведите его в ванну и посадите на 15 минут в ледяную воду, пусть остудится, заодно боль снимет». - « А может и нет», чуть подумав добавила Марина и расхохоталась.

Меня повели наверх. Каждый шаг, болью отдавался в низ живота, от чего я немного сгибался. Меня завели в ванну и приказали сесть в еще пустую ванну. В ванне были кольца, к которым меня пристегнули, за наручники. Девочки включили на полную, холодную воду. Ванна была очень высокая и не обычная, как в квартирах, а больше походила на мини бассейн. Она быстро наполнилась и чтоб не захлебнуться, мне пришлось вытянуть шею, на сколько это было возможно. Девочки немного стравили воду и стали сыпать лед, понижая температуру воды. Меня начало колотить от холода и боли, которая, к стати сказать стала более чувствительна. Минуты тянулись, мучительно медленно. Наконец то, сливное отверстие было освобождено от пробки, и вода стала медленно уходить. Меня отстегнули от колец и помогли вылезти из ванны. В этот момент вошла Марина. – « ну как, живой?», с издевкой спросила Марина. И не дожидаясь ответа продолжила, уже обращаясь к девочкам. – « Отведите его обратно в пыточную и положите перед телевизором, я сейчас приду». Девочки сделали все как приказала Марина. Марина пришла через минуту после того как я был зафиксирован на кровати в позе звезды. – « Начнем марафон воздержания», с нескрываемым удовольствием в голосе сказала Марина. – « Мне не терпится проверить тот чудо прибор, который нам вчера доставили из за границы». – «Включайте порно, а я пока присоединю прибор к нашему больному», с улыбкой глядя на меня проговорила Марина. Девочки включили фильм, где красивую и стройною блондинку, водят голую по городу и прилюдно пытают и унижают. Мой член, не смотря на не прекращающуюся боль в низу живота и яйцах, немедленно отреагировал, на происходящее действие на экране, что очень порадовало моих Госпожей. Марина положила рядом со мной какую-то небольшую коробочку и стала цеплять провода. Два провода на виски, два к соскам, на каких то липучках. Еще два провода были с длинными тонкими иглами, с ними она опустилась к моему восставшему члену. После я не видел, что она делала, но по острой боли понял, что иглы предназначались для введения их в яйца. Еще два подобных провода, но с короткими иглами, мелькнули перед моим лицом, и Марина снова направилась к моему члену. Теперь боль пронзила основание члена, но к моему удивлению, он даже и не думал падать, а наоборот, стал еще тверже. – «Это прибор, должен отслеживать приближение эякуляции, т. е. приближение твоего оргазма, так мы сможем контролировать его и вОвремя останавливать движения, а ко всему прочему, прибор будет давать электро-импульс, который сбивает наступление оргазма». – «Марафон продлится весь день, мы с девочками будем постоянно дрочить тебе член, сменяя друг друга по мере уставания, но кончить не дадим. Кончать, скорее всего ты теперь вообще не будешь, но доводить тебя до пика, мы будем регулярно». – «Девочки, начинайте!» Одна из дочек, стала делать рукой, возвратно-поступательные движения на моем члене и мое возбуждение, резко начало возрастать. – «Смотри на экран!», скомандовала мне Марина. Хотя я и так не отрывался от экрана. Я почувствовал, как приятно заныло внизу живота, сменив боль, почувствовал, что мои оттянутые и зажатые яйца, сделали попытку подтянуться вплотную к животу, чтоб излить накопившуюся во мне сперму. Железный цилиндр, прочно удержал их от этой попытки, а прибор сигнализировал девочкам звуком и светом, а я получил легкий разряд током. Дрочившая мне член дочка, тут же убрала руку, но возбуждение было огромным, и прибор среагировал на это, ударив меня током еще раз, только посильнее. Я дернулся, и волна оргазма отхлынула, не дав мне разрядиться. – «Ух, здорово то как, не обманули немцы, знают толк в игрушках!», обрадовалась Марина, видя, что все сработало, как она хотела. – «Продолжаем, в том же духе и темпе!», скомандовала она дочкам. Дочки менялись между собой, один фильм сменялся на другой, я уже сбился со счета, сколько было пред-оргазменных пиков, но мои мучительницы, не собирались останавливаться. Марина села рядом со мной и отпустила дочек на отдых. Мы остались вдвоем. Марина ласкала мне член и все так же следовала сигналам прибора. Неожиданно она остановилась и заговорила со мной: - «Хочешь, я все это остановлю и отпущу тебя?» Этот вопрос очень удивил меня, зачем она опять спрашивает, о том, что было уже дважды мною отвергнуто? – «Нет, моя Госпожа, я желаю продолжить, доставлять Вам удовольствие, Вам же нравится смотреть, как я мучаюсь?» - «Да, я вся уже мокрая между ног, от всего происходящего». С этими словами, Марина достала вибратор и сунула себе между ног. Вибратор тихонько зажужжал, а Марина продолжила меня ласкать. Она тихонько постанывала от наслаждения. Мой очередной оргазм приближался, по сигналу прибора, Марина убрала руку и направила ее себе между ног. Она смотрела на мои конвульсии, в предвкушении оргазма, но так и не наступившего и в этот момент начала кончать сама. Она быстро задвигала бедрами, запрокинула голову назад и закрыла глаза. В таком положении она просидела минуту или две. Потом ее глаза открылись и она мне улыбнулась. Моя пытка продолжилась. Девочки вернулись, и Марина ушла, наказав им быть осторожнее, не упустить момент и не дать мне кончить. День подходил к концу, меня освободили от всех проводов, подняли и отвели в комнату. Спал я прикованный к кровати, а на член одели пояс верности. Подобные марафоны воздержания, стали еженедельными. Чтоб вырабатываемая простатой секреция не застаивалась от не возможности кончить, Марина ввела ежедневный массаж простаты, с помощью вибромассажора. Во время такого массажа, прозрачная вязкая жидкость, текла из члена в огромных количествах. Вот только удовольствия от этого, как при оргазме, я не испытывал.
Пошел месяц, как я стал носить цилиндр на яйцах и был закован в наручники и ошейник. Наступило время сменить длину цилиндра. Меня привели в подвал и положили на стол. Для меня стало неожиданностью, когда с Мариной и дочками, в подвал вошла Люда. Марина сказала, что внесла изменение в процесс замены цилиндра на более длинный и тяжелый. Люда, разделит мои яйца по отдельности и после этого на каждое яйцо будет одет свой цилиндр. Операция пройдет под местной анестезией. Люда быстро разделалась со мной, при этом я ничего не чувствовал. Цилиндры были закреплены и меня поставили на ноги. Цилиндры тянули с новой силой и низ живота, снова дал о себе знать. При ходьбе, цилиндры позвякивали, друг о друга. Привыкнуть, к новому весу и длине, было не так трудно, как в первый раз. Я уже знал, к чему готовится, и это меня настраивало на нужный лад. Последующие две смены цилиндров, были, в общем ни чем не отличимые от первых и особых событий в эти месяцы не происходило.

Наступил день, пятой смены цилиндров. Я боялся его, помня слова Марины, что не будет мне рассказывать о параметрах цилиндров, чтоб меня не пугать за ранее. Мы как обычно пришли в подвал, меня как в первый раз, приковали к кресту. Марина удобно устроилась в кресле напротив меня, а дочки занялись мной. Сняли старые цилиндры. Я почувствовал огромное облегчение от того что ни чего не тянет меня за яйца, но это было не надолго. На яйца опять одели удавку и протянули к лебедке. Марина начала вращать рукоятку. Девочки стояли рядом со мной и делали замеры. – « 45 сантиметров!». Я еле сдерживался, чтоб не закричать, от боли, а Марина пыталась прокрутить еще немного, чтоб достичь, нужных ей 50 сантиметров. Именно столько были последние цилиндры. Вес каждого, составлял 10 кг. , плюс к этому, каждый был оснащен устройством, позволяющем сдавливать яйца. С низу были сделаны воротки с резьбой, при закручивании, пресс снизу начинал упираться в яички и сдавливать его. Девочки одели на меня эти монстроподобные цилиндры, хотя цилиндры они напоминали очень отдаленно. Больше они были похож, на подзорные трубы. – «Сделайте по пять полных оборота воротками, но так чтоб пресс вначале касался яиц, только потом отсчитывайте», отдала Марина распоряжение дочкам. У меня снова в который раз, появилась боль в низу живота и сильная тяжесть в яйцах. Девочки стали крутить прессы и холодная сталь коснулась моих яиц. Дальше они крутили не спеша, и каждая отсчитывала обороты своего воротка. На третьем, я дернулся и хотел согнуться, но крепкие оковы, удержали меня в прямом положении. Я в первые, за время пребывания в рабстве у этих женщин, запричитал и попросил не продолжать: - «О моя Госпожа, прошу остановить давить на яйца, хотя бы отсрочит, чтоб я привык к новому весу и растяжению», дрожащим голосом залепетал я. Девочки остановились и ждали от Марины действия. – «Чего остановились?!», грозно спросила у них Марина. – «Я разве сказала три оборота?! По моему пять, а этому вставьте кляп!». Девочки кивнули и одна из них вставила мне шарик в рот. Заткнув меня, они сделали еще по два оборота и ждали дальнейших указаний. Я мычал от боли, а мои яйца горели огнем, от растяжения и сдавливания. – «Так пусть проведет весь день и ночь, завтра с утра докрутите ему по пять оборотов, и еще на день оставьте в таком виде». Я в протест того, что не выдержу такого, мотал головой, но на меня не обращали внимания. Не знаю, как я дожил до ночи и провел ночь, но проснувшись, я оказывается смог заснуть, я взглянул на свои яйца и ужаснулся увиденному. Мои яйца, были синюшного цвета, в некоторых местах мелкие сосуды лопнули и появились гематомы. Мне очень хотелось ослабить давление прессов, но предвидя это, девочки повесили замки на воротки, и провернуть их было нельзя. Засов на двери лязгнул и в комнату вошли девочки, они приказали встать и с удивлением стали рассматривать мои яйца. – «Ой, они совсем синие, может, не будем еще крутить, а то полопаются совсем». – «Да и ладно, все равно их скоро не будет, что нам было вчера велено», спорили девочки. – «Ну, так то, да. Приказы не обсуждают», хихикнули они и приказали мне сесть, на край кровати и расставить в стороны руки и ноги. Они закрепили меня, чтоб я не дернулся, и опустились на корточки, к моим многострадальным яйцам. Каждая взяла по яйцу, упрятанному в цилиндр с прессом, и начали отсчитывать положенные пять оборотов. От дикой боли, я не стесняясь, орал. – «Вау! У моего кожа лопнула и кровь капает, что делать то?», спросила одна, у другой. – «Что, что? Крути, сколько у тебя еще оборотов осталось?». – «Два с половинкой». – «Вот и докручивай, потом ваткой с перекисью протрешь и все». Я орал, не переставая, потому что такой боли мне еще не доводилось испытывать. – «Блин, и у моего лопнула кожа», хихикнула другая дочка. Я наверно так громко орал, что было слышно наверху, потому что пришла заспанная Марина. Она вошла, потянулась, безучастно посмотрела на происходящее и зевнув спросила: - «А не судьба, ему кляп в рот вставить?». – «Прости нас мамочка, мы думали от сюда его не будет слышно». – « Ну ладно, давайте ка я посмотрю, что у вас получилось», с этими словами она наклонилась и стала разглядывать мои несчастные яйца. – « Ух, как это возбуждает!», воскликнула она и щелкнула щелбан по одному яичку. – «Заканчивайте и пойдемте завтракать, а его посадите на цепь, во дворе». Меня на подкашивающихся ногах, вывели во двор и прицепили на короткую толстую цепь, возле входа в дом. Так я просидел до обеда. Постоянная жуткая боль в яйцах и низу живота, не отпускала меня ни на секунду. В голове крутилась, только одна мысль, как бы дожить до вечера, чтоб ослабили прессы.

Наконец то, я услышал долгожданные для моих ушей слова Марины: - «Ведите его в подвал, там ослабьте прессы совсем и посадите в кресло для пыток». Меня не пугала вторая часть фразы, потому что мне не терпелось почувствовать облегчение в яйцах. Меня усадили в кресло, оно было специально сконструировано, что был доступ к любой части тела, и ни что не мешало проводить любые манипуляции. Сидение было с отверстием снизу, чтоб можно было добраться до ануса, в это же отверстие опустили мои яйца и член, так что они свободно свисали. Руки и ноги, плотно притянули к поручням, эластичными бинтами. Голову зафиксировали, ободом, за длинную стойку сзади спинки. Девочки опустились к моим яйцам и стали ослаблять прессы. Дикая боль пронзила и без того ноющее яйцо и я от неожиданности вскрикнул. – «Упс, я кажется не в ту сторону повернула», хихикнула одна. С каждым поворотом, мои яйца оттухали, но нанесенные повреждения, все равно отдавались болью. Девочки закончили все приготовления, подергали бинты которыми я был притянут к креслу, обод удерживающий голову, убедившись, что все надежно закреплено и я не вырвусь во время пыток.
В это время, на лестнице появилась Марина. Она шла, неся в руках поднос, на котором стояла бутылка спиртного, бокалы и какие то фрукты. По ее поступи, было видно, что она уже изрядно пьяна. – « Ну что девочки, готов наш подопытный?», развязным голосом спросила она. – «Да мам, все сделали, как ты говорила». Марина подошла к креслу на котором я сидел и поставила поднос на столик. Она изучающе осмотрела, как я пристегнут к креслу и сказала: - «А член то зачем вниз опустили, сегодня его очередь страдать, а может и еще что. Выньте его, перетяните у основания металлическим хомутом потуже, чтоб не забрызгал тут все кровью, ему сегодня придется не сладко». Девочки с трудом достали член, потому что я был хорошо пристегнут и приподняться чуть вверх, чтоб достать член, почти не получалось. Они взяли обычный хомут, какие используют автомобилисты и закрепили его на самое основание члена, затянув настолько сильно, на сколько у них хватило сил. От этого член тут же встал и быстро посинел, от нарушения кровообращения.
- «Отлично, наливайте себе выпить, прикатите полку с инструментами и давайте начнем наше веселье», сказала Марина, потирая руки. Полка была многоярусная, каждая из которых была закрыта марлей, скрывающей инструменты от пыли. – «Выньте у него имплант из уретры, он больше ему не понадобится». Марина подошла ближе к креслу и присела на низкий табурет напротив торчащего члена. Она взяла с полки катетер и начала вставлять его мне в уретру. Я чувствовал, как катетер уперся в сфинктер мочевого пузыря, и Марине пришлось, немного надавить, чтоб пройти его. Она взяла шприц и закачала воду, в специальный баллон на конце катетера, чтоб тот не вскочил из меня. Она подсоединила к катетеру кружку эйсмарха и залила в нее литр воды, открыла краник и подвесила ее на штативе. – «Ну и так, с чего начнем наш шабаш?» Повернувшись к дочкам, спросила Марина, подняв над столом бокал с выпивкой, призывным жестом «чокнуться». Бокалы звякнули и дамы стали рассуждать, с чего начать. Первое, что они сделали, это долили еще воды в кружку эсмарха, где то еще с литр. Вливающаяся в меня вода, уже вовсю давила на стенки моего мочевого пузыря, и я стал испытывать некоторый дискомфорт. – «Давайте нашпигуем его иглами», воскликнула Марина и достала ванночку для инструментов, доверху наполненную иглами разной длины и толщины. – «Чур я первая!», по детски пролепетала Марина. Она выбрала тонкую иглу, длинной где то 10 сантиметров. Она взяла одной рукой член, а другой рукой в которой была игла, прицелилась в основание оголенной головки и начала втыкать ее от основания к концу, пока острие иглы не показалось из кончика головки. Боль и наслаждение от происходящего, смешивались во мне. Марина, полюбовалась своей работой и уступила место дочкам. Девочки вдвоем подошли ко мне и выбрали по игле. – «А можно не просто иглой прокалывать?», спросила одна. – «А как ты хочешь?», ответила Марина, вопросом на вопрос. – «Хочу вначале раскалить иглу на огне», надув губки, совсем как маленькая девочка, ответила Эльвира. – «Конечно можно, о чем ты спрашиваешь, возьми газовую горелку и раскаляй, сколько хочешь». Эльвира взяла горелку, зажгла ее и поставила рядом с креслом. Поднесла свою иглу к пламени и стала ждать, пока та раскалится. Чтоб не обжечь руки она предусмотрительно одела перчатку. Уже готовая пронзить мой член, красной от огня иглой, была остановлена Мариной. – «Подожди, я ему рот заткну, а то оглохнем». Марина ловко, заткнула мне рот фалосоподобным кляпом, вставив его до глотки, и чуть накачала воздухом. Эльвира, вновь отправила иглу в пламя, чтоб снова довести ее до красного цвета. И вот ее рука с иглой застыла в сантиметре от моего члена, и я на расстоянии ощутил жар раскаленного металла. Эльвира немного поколебалась, куда вонзить иглу и направила ее в головку, пронизав член вдоль. От острой боли прокалывания и еще больше боли от проникновения раскаленного предмета вглубь плоти моего члена, я рычал сквозь кляп, а тело так напряглось, что подлокотники кресла, заскрипели, удерживая меня на месте. Вторая дочка, дождавшись, пока Эльвира насладится своей работой, подошла и не раздумывая вонзила мне, наверно самую толстую, что была в ванночке иглу, в головку, пронзив ее насквозь поперек. Марина и дочки менялись друг с другом и иглы покрывали уже весь мой член. Некоторые прокалывали его насквозь, а некоторые особенно длинные, загонялись вдоль члена и проходили внутри него от головки, почти до основания, именно эти доставляли больше всего боли. Дамы остановились, только когда была воткнута последняя игла. Мой член был похож на кактус, из сквозных проколов, кое где капала кровь. – « А теперь, все наоборот, поехали», скомандовала Марина и все дружно стали быстро вытаскивать иглы, не обращая внимания на струи крови и мои рычания от не меньшей боли, что и при прокалывании. Когда была вынута последняя игла, то вокруг была уже лужица крови. Мой член обильно полили перекисью водорода и протерли ватой, чтоб остановить кровотечение. Это не получилось с первого раза, поэтому процедуру повторяли несколько раз. – « А теперь, самое сладкое», сказала Марина, облизнув губы. Она открыла краник на катетере и спустила из меня залитую ранее воду, чем очень облегчила мои страдания. Потом откачала воду из баллона, который не давал выскользнуть катетер из меня, и вынула катетер. На его место она устанавливала непонятную штуковину, длинной сантиметров 20 и толщиной в сантиметр, она с трудом проникал в меня и полностью заполнил пространство в уретре, по всей длине члена. К кончику этой штуковины, она подсоединила трубочку, идущую от какого то прибора. – «Ну, пока дружок», с этими словами, Марина помахала рукой моему члену, как будто прощалась с ним. Она подошла к прибору и клацнула тумблером. Прибор заурчал, но я ничего не ощутил. Марина отошла от меня и села в кресло, рядом с дочками, потягивая спиртное из своего бокала. Дочки то же сидели и не сводили глаз с моего члена. Я почувствовал, что та штука внутри катетера, стала расширяться. Происходило это очень медленно, но как говорится верно. Давление возрастало с каждой минутой, а Марина не торопилась выключать прибор. Кровь из проколов, под давлением расширяющейся внутри уретры штуковины, вновь стала сочиться. Марина бездействовала. Давление в уретре, переросло в боль, потом в сильную боль и в нестерпимую. Я округлил глаза и взглядом показывал, что это предел для моего члена, что он лопнет, если не остановить. – «Оденьте ему мешок на голову, не хочу, чтоб он смотрел на нас таким взглядом», сказала Марина. Одна из дочек подошла и одела мне кожаный мешок на голову, но устройство не отключила. Я чувствовал, что уретра лопается и тогда понял, что это и есть план Марины. Но и после этого устройство ни кто не отключил. Боль переросла в не мыслимую, я задыхался от нее, и потом провал. Очнулся я от того что меня хлопают по щекам и от резкого запаха аммиака. Как только сознание вернулось, я ощутил сильнейшую боль вдоль всего члена. С меня сняли мешок, и я опустил глаза, на свой член. Он был разорван вдоль, как ствол разорвавшегося пистолета. Марина возилась вокруг него и останавливала кровь. У нее это плохо получалось, и она отверткой еще сильнее затянула хомут у основания. – « Нет, все равно течет. Звоните Люде, пусть едет и возьмет инструменты», впервые, я услышал нотки волнения в голосе у Марины. Люда приехала очень быстро. – «Ох, лядь!», выругалась Люда. – «Тут только отрезать осталось», добавила она. – «Я тебя для этого и вызвала, начинай, обезболивать не надо, хочу наблюдать за его страданиями». Люда разложила инструменты и скальпелем резко и быстро отсекла моего разорванного дружка, под самое основание. Так же быстро и ловко, наложила швы и повязку. – «Я закончила, когда теперь понадоблюсь, чтоб я не уехала ни куда?». – «Через месяц теперь, когда с его яйцами будем кончать», поразмыслив, ответила Марина. – «Хорошо, тогда я побежала». – «Спасибо Людочек», махнула ей рукой Марина. – «На сегодня все, я спасть. Его тут положите», дала наставления дочкам и двинулась наверх, шатаясь от выпитого.

Так я стал евнухом наполовину, члена не стало, но желание от предыдущих дрочек осталось, вот только реализовать его мне похоже уже было не суждено. По словам Марины, что ей понадобится Люда и ее услуги доктора, я понял, что через месяц я стану полным евнухом и мои страдания закончатся.
Я проснулся от желания сходить в туалет. Открыл глаза и абсолютно ничего не увидел, было темно. Я не понимал, где нахожусь и что со мной происходит, в паху сильно болело. Немного отойдя ото сна, я стал вспоминать, что был оставлен спасть в подвале, после того как в ходе пыток, Марина с помощью какой то злой штуки разорвала надвое член и в итоге его мне отрезали. Я попытался встать, но не смог пошевельнуться, меня приковали. Оставалось, только лежать и ждать, когда придут мои мучители и освободят или не освободят меня. Я лежал и думал, а что теперь будет со мной, нужен ли я буду Марине и ее дочкам, или они выкинут меня, как не нужную вещь. С этими мыслями я снова провалился в сон. Проснулся я от того что меня кто то отстегивал от кровати. Я открыл глаза, это была Марина. Она была одета в свой латексный костюм черного цвета, с сильно открытой грудью, настолько, что пока она стояла, наклонившись и расстегивала замки, грудь практически вывалилась из лифа, и я почувствовал возбуждение и желание, но тут же вспомнил, что мне теперь не светит в этом плане ничего. – «Доброе утро дорогой, как тебе в роли евнуха, наверно хочется, а неможется?», с улыбкой спросила она. – «Ты не представляешь, как меня это возбуждает, я просто теку от этого, вот потрогай», она расстегнула молнию на костюме между ног и просунула мою руку, себе между ног. Там и вправду все плыло. – «Пойдем, у нас есть работа для тебя». От этих слов, я воодушевился и поспешил наверх, за своей Госпожой. Мы вышли из дома и прошли на задний двор, где находились «ворота ада». Место в них занимал молодой человек, спортивного сложения. На ягодицах были полосы от недавних ударов стека. По обеим сторонам стояли дочки, в руках у них были стеки. – «Познакомься, это наша новая игрушка. Не переживай, ты останешься с нами и будешь старшим евнухом и наставником, для таких как он. Он и его последующие рабы, будут следовать твоими стопами, с той лишь разницей, что из них будут делать девушек и после должной подготовки продавать состоятельным клиентам. Не волнуйся, все юридически законно и только с согласия самих испытуемых и то, только после жесткого отбора, который начинается прямо сейчас. Твоя роль, во всем этом, это помогать нам выявлять не подходящих, для дальнейших действий, после которых обратной дороги нет. Так что рассказывай, показывай, все, что было с тобой и внимательно следи за реакцией. Если заметишь малейшие нотки сомнения, сразу сообщай нам». – «Вот в грации все. А сейчас обойди его и встань так, чтоб тебя было ему видно». Я обошел и встал перед молодым человеком. Он с интересом рассматривал мои яйца, оттянутые и зажатые цилиндрами, а так же отсутствие члена, вместо которого была марлевая повязка. В его глазах я не заметил ужаса, а наоборот интерес, это было подтверждено, его восставшим членом. Он явно был из тех, кто пройдет, все испытания и будет продан, но уже девушкой.

Время шло быстро, я вводил раба в курс всего что ему предстояло испытать. Он был вообще без башенный и все пытки ему очень нравились, я ни разу не видел, чтоб он закричал или его член упал во время особо жестоких пыток. Порог боли у него был очень высоким. Но сейчас не о нем, а снова обо мне. Месяц ношения последних цилиндров с номером пять, подошел к концу. Об этом сегодня с утра сообщила Марина за завтраком. – «После завтрака, все идем в подвал, нас ждет незабываемое развлечение. Присутствие нового раба обязательно, он будет наблюдать за всем из клетки». С завтраком было покончено и как по звонку, в дверях дома появилась Люда. – «Я смотрю, я вовремя», улыбнувшись, сказала она. – « Да, мы как раз собирались идти в подвал». Мы все спустились в подвал. Раба заперли в клетке под потолком, в которой можно было лишь сидеть, согнув колени, почти в позе эмбриона. Очень неудобно, я помню в ней всю ночь просидел, с утра еле разогнулся. Меня разложили не металлическом столе, руки и ноги развели в стороны и приковали, потом стол немного раздвинули и я натянулся как струна. Цилиндры открыли и извлекли яйца или то что раньше так называлось, потому что сейчас это больше было похож на орешки, к которым привязали ниточки. – «Ты помнишь, что я говорила, что сделаю с твоими яйцами?», спросила меня Марина. – «Да, моя Госпожа, вы говорили, что одно разобьете битой». – «Молодец, что помнишь». – «Принесите мне титановую биту», обратилась Марина к дочкам. Девочки тот час, выполнили приказ. Приготовьте левое яйцо. Девочки подошли и подложили под левое яйцо, металлический пенек, чтоб оно возвышалось над столом, и по нему легче было попасть. – «Все готовы? Видеозапись включили?», спрашивала Марина. Все было готово. Марина взяла биту двумя руками и занесла ее на головой, потом медленно опустилась и примерилась, чтоб не промахнуться. Она второй раз, занесла руки над головой и резко, со всего маха опустила биту на мое яйцо. Раздался громкий металлический звон, но бита не попала по яйцу, видимо Марина то же нервничала. Она снова примерилась, как будет наносить удар, опять занесла биту и ударила со всей силы. На этот раз она попала точно в цель. Я дернулся всем телом и взвыл на мгновение от дикой боли, а потом темнота. Я потерял сознание. Очнулся от нашатыря. Открыл глаза и к своему удивлению, увидел, что яйцо целое, оно с пружинило и от рикошетило от биты и пенька. Девочки, что то делали с моим тут же сильно распухшим яйцом, а Марина готовилась повторить удар. – «Дайте мне не биту, а большой молот, уж от него то не увернется». Девочки зафиксировали яйцо, чтоб то не смогла снова с рикошетить, и принесли огромный, килограмм на 20, молот, с длинной рукояткой. Марина взяла его и с небольшим усилием, занесла его над головой. В этот раз без подготовки, опустила его со всей силы на мое яйцо и прежде чем раздался мой крики дребезг металла, все на мгновение услышали звук, похожий на звук если ударить по твердому яблоку кулаком, так закончило свое существование, мое яйцо. Я вновь провалился в обморок, а когда очнулся, то Люда уже заканчивала накладывать швы, предварительно отрезав, оттянутую кожу. – «Второе яйцо ваше девочки, но судьба его будет такой же, так что времени у вас день, чтоб наиграться, а потом я его залью свинцом». Марина и Люда поднялись, а девочки остались со мной. Меня отвязали и пересадили в пыточное кресло. Яйцо опустили вниз, а кресло подняли специальным лифтом повыше, так что яйцо оказалось на уровне метр от пола. Девочки вооружились тенисными ракетками, встали по обе стороны от меня и стали имитировать игру в пинг-понг. Я терпел изо всех сил, чтоб не кричать сильно, но они били все сильнее и я не выдержал. Кричал во все горло, пока не охрип. На мой крик пришла Марина с Людой. – «Ну что, не наигрались еще?», спросила их Марина. – «Да вобщем то мы уже хотели тебя звать, нам не терпится посмотреть, как ты покончишь с его последним мужским признаком». – «Вот и хорошо. Опустите кресло и зафиксируйте яйцо в тисках», отдала распоряжение Марина. Девочки все сделали, как им было велено. Марина подошла с толстенной иглой, я даже не знаю, где такие используются. Она резким ударом вонзила его мне до центра яичка. В отверстие иглы, она вставила маленькую воронку. На огне, уже растопился свинец, и Марина взяла емкость с жидким металлом. Она аккуратно поднесла емкость к воронке и медленно, чтоб не пролить, стала наклонять емкость. Когда первые струйки раскаленного металла, достигли внутренности моего яйца, я взвыл от новой, самой сильной из всех боле, что я испытывал, за все время. Марина тем временем, все больше переворачивала емкость со свинцом, пока все пространство моего уже бывшего яйца не заполнилось, горячим металлом. От яйца шел пар или дым, как это назвать не знаю. Боль шла по нарастающей, и я вырубился.

Сознание резко пришло в меня и я боялся пошевелиться, не понимая что со мной происходит и где я вообще нахожусь. Как ни странно, я отчетливо чувствовал оба своих яйца и они сильно болели. Я обвел глазами пространство вокруг себя. Это был мой домашний компьютерный стол. Я сидел на стуле, перед веб камерой. Яйца болели, потому что я сидел на них, а они были туго стянуты веревкой и оттянуты назад и привязаны к спинке стула. Я опустил глаза и с удивлением и радостью, обнаружил, что член то же был на месте, хоть и сильно посиневший, от тугой перетяжки. «Но, что вообще со мной произошло?», пронеслось у меня в голове. Я же помню, что последнее, что я помнил, перед тем как потерять сознание, это подвал и Марина, заливающая в мое яйцо, расплавленный свинец. Я посмотрел на экран, там была обратная связь с кем-то в Скайпе. По картинке я узнал комнату своей виртуальной Госпожи, но ее за компьютером не было. Я постучал по микрофону и позвал ее. Пока ждал ответа, стал быстро распутывать веревки на своих гениталиях. В голове все крутилось: «неужели, это все мне приснилось?», я радовался и горевал одновременно. Радовался, что не являюсь евнухом и горевал, что Марина, это всего лишь сон. Тут на экране появилась Госпожа. – «Ну ты и соня», смеялась Госпожа. – «Я обкричалась тебе, но все без толку, ты спал три часа!». Я пребывал еще в замешательстве, сон был очень правдоподобный. Я что то пробурчал с извинениями Госпоже. – «Ладно, мне пора убегать, до вечера!», кинула Госпожа и разъединилась.

Я встал, сходил в душ и решил, развеется, пробежаться по магазинам, и прийти в себя. Я вышел из дома и направился в ближайший супермаркет. Осознание того, что я жив, здоров и дееспособен, как мужчина подняло мне настроение. Я решил это дело отметить и направился в отдел спиртных напитков. Между рядами с бутылками спиртных напитков, я увидел знакомый силуэт женщины, я поспешил к ней и так разогнался, что не успел затормозить свою тележку и врезался в ее тележку. От удара с ее тележки что то упало и я не раздумывая наклонился и поднял упавшее, со словами: - «Прошу прощения моя Госпожа», я выпалил это на автомате, потому что в силуэте, я узнал Марину из моего сна. Девушка повернулась, и у меня наверно был очень глупый вид, потому что это была действительно Марина из моего сна. Я замер и не сводил глаз с нее. – «Как вы меня назвали?», спросила девушка. – « Извините, пожалуйста», замялся я, - «Вас случайно не Марина зовут?». – «А откуда вы знаете мое имя?», удивилась Марина. – «Может, поужинаем, мне надо вам многое рассказать», выдохнул я. – «А почему бы и нет, в магазинах я еще не знакомилась, это что то новое. Жду вас по этому адресу в 20-00, и не опаздывайте», Марина протянула мне визитку с адресом.
Конец.

Рекомендуем посмотреть:

Зарядка для «хвоста»Проснулся я поздно. Утренняя нега окутывала мои члены. Не открывая глаз, я пытался понять, это был сон или нет? В комнате было тихо, и только мое дыхание нарушало тишину. Приоткрыв глаза, я скосил их вбок, но никого рядом с собой не увидел. «Значит, сон», со вздохом подумал я: «Слишком хорошо, чтобы быть правдой!». Скинув одеяло, я поднялся с кровати, и мой взгляд остановился на белых женских трусиках, небрежно брошенных на столе. Я беспомощно огляделся. Тут и там...
Был выходной, Оля сидела на кухне и смотрела, как Сергей делает бутерброды. Оля была довольна, сегодня ночью любимый был на высоте и она дважды говорила ему спасибо, один раз обняв его ножками и не дав слезть с себя, а второй раз целуя его губы со вкусом ее письки. А то что этому предшествовало она уже помнила смутно, но судя по свежим царапинам на его спине, Оля была на вершине блаженства. Однако Сергея что то беспокоило, он все утро смотрел ей в глаза, и уже что то хотел сказать, но в последни...
Долгожданная 25-я глава!В конце лета, в середине августа, меня бросила и Кристинка. Видите ли, ее отец сделал ей какой-то подарок, о котором она давно мечтала, и свалила в деревню к родственникам. С одной стороны я осталась единственной обитательницей ее коттеджа, не считая двух лабрадоров, с другой стороны, секс с ними, хотя и был потрясающим, но несколько однообразным. Собаки, что с них взять? Ни приласкать, ни поцеловать… выдерут в попку – и все, отдыхают, вылизывая себя…<br...
Как-то перед сессией надо было мне зайти к папе в офис распечатать курсовые. Сделать это я намеревался в выходной, когда там никого нет и, соответственно, никто не мешает. Работает у них в офисе одна типичная секретарша, Олей звать, я ее пару раз до этого видел. Типичная потому, что ножки, как полагается от ушей, кукольное личико, ухоженные ручки и обаятельный голосок. Но дела мне до папиных секретарш не было, поэтому к ней я особо и не присматривался. А вот когда пришел в офис, застал ее ...
Еще раз спасибо всем за отзывы. Для вас продолжениеПрошел еще месяц. Ирина все больше погружалась в свое новое я. Дома, едва оставшись наедине с мужем, превращалась в корову. Ирина практически перестала сама сцеживать молоко. Ее нужно было доить. Ирине нравилось все больше и больше быть коровой.Игорь не всегда мог подоить Ирину. Это еще сильнее заводило женщину. Нужно было буквально ловить мужа. Когда нужно было доиться, Ирина подползала к мужу и лизала руку. Это был сигн...
Автобус уже около часа трясся по разбитому асфальту, всё больше удаляясь от города. Пассажиров было немного: две бабульки, увешанные котомками, молодая супружеская пара с малолетним ребенком, который постоянно ёрзал, силясь дотянуться до окна, несколько мужчин в грязных спецовках. На заднем сидении притаилась молодая девушка, явно городская. Обняв свою небольшую дорожную сумку, она безучастно смотрела в окно грустными глазами. Хоть Вадик и советовал ничего из вещей не брать, но А...
было это в последние выходные ноября 2010. у меня давно навязчивая мысль переспать с кавказцем. начитался в интернете что они "горячие" и долго не кончают.на одном из сайтов знакомств , случайно нашёл такого , который приехал к нам в город по работе , он инженер , и жил один , мало с кем общался. списались с ним , поболтали о ерунде разной , и как то невзначай он пригласил меня в гости. естественно я не отказался.нам обоим по умолчанию было понятно зачем я приду в гости.в...
Глава 1- Как ты мог? Я тебе верила всё это время, а ты... А ты оказался такой мразью!- глаза Греты горели от злости.- Повторяю ещё раз: я ни в чём не виноват! – Давид пытался доказать обратное.- Я тебе не верю, тебе наплевать на меня, на всё, что было! Жизнь для тебя, как игра на твоей чёртовой гитаре!- Почему? Куда делось твоё доверие, и что с тобой вообще происходит?- Знаешь, Давид, я конечно могу понять многое - очередное турне, очередные концерты... Но неу...
IОна шла с пляжа в коротенькой юбочкеИ белой, облегающей ее гибкую талию майке.Она шла, и я смотрел на ее загорелые ноги.Одни предпочитают рассматривать глаза,Другие уделяют внимание груди,Ну а я всегда поклонялся ногам.Ноги у нее были восхитительные.Как я могу передать то, что тогда чувствовал?Огненный туман вибрировал в моих глазах, в моём сердце.И так она шла с пляжа, я же смотрел и смотрел на нее,Я пожирал глазами ее всю, я мы...
Всем привет! Меня зовут Андрей, мне 17 лет я живу в небольшом городке. Хочу рассказать вам историю про свою сестру шлюху. Её зовут Настя, ей 20 лет. Стройная блондинка с голубыми глазами, небольшой грудью (1,5-2 размер), ох*ительной попкой и пи*датыми ножками. В общем шлюха ещё та. По слухам её перетрахало пол города и я всегда мечтал выебать эту сучку.Это произошло где-то месяц назад, мы с друзьями (5 человек) собрались просто посидеть, т.к. у друга (Сани) оказалась свободная кварти...
И снова здравствуйте! После событий которые произошли со мной в рассказе «Вторая потеря девственности» прошло около года. Подставить попку под еще один член у меня не было возможности. Я сменил квартиру, начал заниматься спортом, появилась девушка. Иногда при возбуждении посещали мысли о сексе с собаками или парнем, но девушка помогала разрядится и все проходило. Однажды в конце весны, раздался звонок в дверь. Открыв, увидел того бородатого незнакомца любовника. Сказать что был шокирован, ...
Тихо и рулесно у нас в селе, а именно, на пляже, около пруда... главное, невыносимо спокойно и почти всегда безлюдно. Местные накупались уже вдоволь, к тому же у них имеются собственные "копанки" на огородах, а приезджих...почти нет. ..Я люблю бывать по вечерам около воды.. и просто сидеть, ничего не делая, смотря вдаль.. Казалось бы, это настолько обыкновенно, естественно и неудивительно... "Глядя вдаль" ассоциируется у нас с просто каким-то левым расслаблением.. Ан нет... В...
В кавычках, потому что я не думаю о сeксе постояннo, но мужчины, которых я встречаю, при виде меня, похоже только о нем и думают, потому что почти каждый день кто нибудь пристает ко мне на улице или в других местах. Ну что ж - если он мне импонирует то почему бы и нет !Мне уже 44, но парни и взрослые мужчины не дают прохода, иногда бывают приключения с малолетками и девушками, ведь я бисексуалка. И вот мне захотелось поделиться некоторыми прикольными историями которые произошли со мн...
Обожаю под коротенькую юбочку не надевать трусики... И чтоб киска такая гладенькая была... лысенькая абсолютно... И я иду такая в коротенькой, в очень коротенькой юбчонке. И знаю -что под ней- ничего нет.... Возбуждает... И киска становится мокрая... С ума сводит ощущение, когда мокренькие губки трутся друг об друга...Хочется идти идти идти неважно куда... Просто продлить Удовольствие...Гулять по улице, гулять по городу с мокренькой возбужденной девочкой...Набухшей... Разгоряченной... Гулять в л...
Я красивая молодая студентка, учусь в академии Мечникова, отличница в прошлом. Возвращаюсь к себе домой, живу на втором этаже, поэтому не поднимаюсь на лифте. Иду по лестничной площадке, вижу тебя, странно, молодой человек приятной внешности, что он делает между этажами? Открываю ключом дверь, все нормально, уже зашла в квартиру, начинаю закрывать дверь…. И тут ты останавливает меня, заходишь ко мне квартиру, закрываешь дверь на замок, я смотрю вопросительно, ничего не понимаю.«Что ты дел...
Мы с ребятами и Женей выпили по бокалу шампанского, и в это время я постоянно ловила плотоядные взгляды парней на моей груди и призывно немного раздвинутых ножках. Когда бокалы опустели, Саша их унёс обратно, а когда он вернулся, оставшиеся парни уже лапали нас с Женей. Я оказалась на коленях у блондина, которого подружка обслужила в машине, и наконец-то вспомнила, что его зовут Сергей. Он прижал меня к своей груди спиной и сразу ухватил за грудь, немного больно мял её прямо через тонкую ткань, ...
Привет, мои дорогие мужчины. Я продолжаю делиться с вами подробностями своей интимной жизни. О событиях, которые толкнули меня на посещение доктора КВД я напишу в следующем моём рассказе, а в этом я расскажу о самом посещении доктора. Для тех, кто читает мой рассказ впервые, я немного расскажу о себе. Меня зовут Катя, я девочка в теле мальчика, хотя моё тело трудно назвать мальчишеским: длинные, по-девичьи стройные ноги, гладкая и нежная кожа, округлые бёдра и девчачья попа, смазливое личико с б...
Теплый августовский вечер. Стемнело, около десяти часов. Я стою на перроне пригородных поездов одного из вокзалов. На мне черные трусы, длиной чуть короче трети бедра, очень похожие на шорты, черная майка, черная бейсболка и черные кроссовки. Весь в черном, только голые загорелые руки и ноги светлеют в наступающей темноте. Чуть дальше на перроне стоит моя девушка Вера, в коротенькой замшевой юбочке, золотистых туфельках на высоких каблуках. Темная футболка обтягивает высокую грудь третьего разме...
Посвящается нашей любимой ОленькеМы тебя любим, мы тебя помним!Оленька писала книгу, это должен был быть, сексуальный роман. Но судьба распорядилась иначе. Я описал так как смог. Наша история будет состоять из нескольких частей. В Олином романе была полностью описана ее жизнь, мы вошли в ее жизнь. Основа ее книги были наши отношения. Вы узнаете, почему книге не суждено выйти в свет.Часть 1. Оленька и МаксикВ конце октября 2006 года, после 2-х лет с...
После той судьбоносной ночи, когда Цири стала лесбиянкой, прошло пару недель.После того как она с Крысами танцевала всю ночь в таверне, на краю деревни Блегсит, ее ноги жутко устали. Так что когда они прибыли в убежище Крыс – пещеру, надежно спрятанную среди гор, она без сил свалилась на свою лежанку рядом с Мистле. Она нежно друг друга обняли и заснули. Проходящие мимо Крысы недовольно смотрели на них.– И кто бы мог подумать что Мистле захомутает Фальку (так себя назвала Цири), – пр...