Девичьи секреты

Эротические рассказы 70—80х годов

Страстью пылает человеческое сердце. Особенно когда видишь загадочный взгляд женщины. Один только бог зна­ет, сколько маленьких секретов таится в их сердцах. Но один из них, я вам могу рассказать.

Однажды вечером, возвращаясь из командировки, мне при­шлось искать ночлег в одной деревне. Бредя по грязной, мало освещённой улице, я с тоской всматривался в темные проемы окон в надежде увидеть гостеприимный огонек све­та. Было холодно и промозгло, да вдобавок небо затяну­лось тяжелыми, свинцовыми тучами, обещающими, с минуты на минуту, разразится грозой. Я уже совершенно отчаялся, когда, наконец, в одном из домов, увидел свет. Обрадовавшись, я как мотылек на огонь, полетел к спасительному крову.

— Кто там? — ответил, на мой осторожный стук, женский голос.

— Извините, что побеспокоил вас — начал я, своё объясне­ние, стараясь быть, как можно, любезней. — Но дело в том, что я здесь проездом и мне негде переночевать, вы не могли бы пустить меня на ночь?

— Вы один? — поинтересовался тот же голос.

— Да, один.

— Ну, что ж, посмотрим, стоит ли вас пускать...

Дверь открылась и на пороге появилась девушка с фона­рем в руках, ослепив меня ярким лучом света.

— О да ты ничего! — рассмотрев меня, сказала облада­тельница фонаря. — Тебе, судя по всему, можно доверить двух молодых девушек. Входи.

Хозяйка, широко распахнула двери, пропуская меня в дом.

— Надеюсь, ты не заставишь нас пожалеть о том, что мы пустили тебя ночевать?

— Конечно, нет — пробормотал я поспешно, опасаясь, как бы она не передумала и не выгнала вновь на улицу.

Кухня, встретила меня обилием тепла и света бальзамом пролившимися на мою замерзшую душу. Одного взгляда было достаточно, что бы понять, кто здесь живет, все в доме выдавало чисто женское общество.

— Ну, что застеснялся? Проходи, садись, гостем будешь — пригласила хозяйка.

Только сейчас, я разглядел свою спасительницу. Она ока­залась молодой и красивой девушкой с длинными, темными, как ночи, косами, обвитыми вокруг головы. Эта старинная прическа и свежее, румяное лицо, делали ее просто оча­ровательной, а светло-голубое, облегающее платье подчер­кивало стройность и соразмерность ее фигуры. Но глав­ное, что сразу заметил я, это, то, что под платьем не было бюстгальтера и сквозь прозрачную ткань, были отчетливо видны пятнышки сосков ее красивой, девичий груди. Всю мою усталость, как рукой сняло, мне стало так хорошо и уютно, будто я пришел к любовнице, а не в совершенно чу­жой дом. Перехватив мой взгляд, девушка слегка смутилась.

— Видите ли, молодой человек — сказала она. — Я бы с удо­вольствием оказала вам услугу, но я живу не одна...

Девушка замолчала, глядя на меня испытывающим взглядом. У меня упало сердце. «Неужели выгонит» — с тоской подумал я, пожалев о своем бесстыдном взгляде.

— Мне нужно посоветоваться с подругой — продолжила она. — Да и свободной койки у нас нет.

— Лида, с кем это ты разговариваешь там? — раздался вдруг голос из другой комнаты.

— Молодой человек просит приюта на ночь — ответила Лида.

— А красивый? — спросил тот же голос. — Можно с ним познакомиться?

— Красивый, — окинув меня загадочным взглядом, сказала девушка. — Только стеснительный.

Мне стало неудобно, и я видимо покраснел от похвалы в мой адрес.

— Вы хоть кого смутите — стал оправдываться я, еще боль­ше краснея.

— Неужели еще такие люди сохранились? — спросил голос, и в дверях показалась красивая, белокурая девушка. — Можно на него посмотреть?

«Какое соцветие — подумал я, глядя на девушек — Даже не выберешь, какая лучше»

У Лидиной подруги был другой стиль красоты: голубые глаза, длинные, темные ресницы, маленький подбородок и кур­носый носик. Она была хороша по-своему. Стоя в дверях, с гитарою, она перебирала маленькими пальчиками струны, и с любопытством рассматривала мою внешность. Вид девушек натолкнул меня на мысль, что я попал к людям, которых величают — класс интеллигенция. И я не ошиб­ся, впоследствии я узнал, что они преподают в мест­ной школе.

Вероятно, им было скучно, и они были рады поболтать с новым, для них человеком. Благодаря белокурой де­вушке, вопрос о ночлеге был быстро решен. Она пред­ложила свою кровать, а сама намеревалась потеснить Лиду.

Ужин, которым меня угостили подружки, был превос­ходен и я почувствовал себя на «седьмом небе». Девуш­ки держались просто и не принужденно, в разговоре, мы в шутку затрагивали весьма щекотливые вопросы, и эта тема доставляла им удовольствие. Наслаждаясь обществом таких красавиц, я потерял чувство реаль­ности, мне казалось, что знаю этих девушек очень дав­но, что не было ни какой поездки в жестком, прокурен­ном вагоне; грязной, разбитой дороги; нудного, осен­него дождя, все это казалось далеким и неправдоподо­бным.

Обе девушки явно старались мне понравиться, что оче­нь льстило моему самолюбию, но я бы предпочел остаться с какой — нибудь из них наедине, чем так.

Люба, так звали вторую девушку, решила сыграть нам на гитаре и мы с Лидой стали танцевать под эту неза­тейливую музыку, хотя надо отдать должное, играла она не плохо. Но мне было все равно, как и что она играла, в это время все мое внимание было отдана мо­ей партнерше. Лида танцевала прижавшись ко мне всем телом и я ощущал ее упругие, девичьи груди и теплый, подтянутый живот, в который упирался мои возбужденный член. Она видимо чувствовала его, так как при­жималась к нему все плотнее, что в свою очередь стал делать и я. Мы прижались так тесно, что уже не могли танцевать и стояли просто так, упиваясь такой, бли­зостью. Заметив это, Люба перестала играть и нам, пришлось расстаться.

Было уже поздно и я, понимая что с двумя у меня ни­чего не сможет получиться, сославшись на усталость, попросил показать мне, отведенную для меня постель. Люба проводила меня до кровати и, пожелав спокойной ночи, добавила:

— Если бы не Лида, мне кажется, сейчас бы у нас наш­лась более интересная тема для разговора.

Одарив напоследок очаровательной улыбкой, она ещё раз пожелала приятной ночи и вышла на кухню.

Уснул я быстро, чему способствовали усталость и мягкая постель, но спать пришлось недолго. Разбудил меня, приглушенный разговор девушек. Сон слетел, как будто и не бывало, когда я понял, о чем они говорят.

— Я думала, что он сначала меня ласкать будет — чуть слышно рассказывала Лида. — А он сразу за трусы схватился. «Снимай, — шипит — а то порву». Ну, я послушно сня­ла их, ножки раздвинула, лежу, жду, когда он начнет, а он пыхтит, в ляжки мне тычется, ни как попасть не мо­жет. Я постаралась ему помочь, взяла член в руки, а он не выдержал и спустил. (Тут она употребила такое выражение, что не каждый мужчина скажет, и продолжала) «Ты ещё ребенок» — сказала я ему. Он покраснел, как рак, обозвал меня шалавой и убежал.

Я лежал, чуть дыша, навострив уши, я с интересом слу­шал их секреты, удивляясь с какой откровенностью, они об этом говорят. Вот вам и интеллигенция! А если бы на моем месте лежал какой-нибудь из их учеников, что бы он стал думать об учителях?

— Это ещё что! — послышался голос Любы — Я, когда-то дружила с Мишкой. Парень как парень, но вот на это дело он слабоват был, Придет, уйдет, а кровь играет, сво­его требует, и решила я ему помочь. Вытащила я, его красавца на свет божий, и стала его возбуждать губами, исцеловала весь и только взяла головку в рот, он возьми — да кончи. Мне-то ничего, в том, что он кончил в рот, я в этом, ни­чего страшного не вижу, а он бедный, аж позеленел состыда, думал, я его ненавидеть за это буду. С тех пор, мы больше с ним не встречались, а позже я познакоми­лась с Костей. Мы с ним встретились у моей тетки, она в соседней деревне жила. Она сама молодая и развратная до предела.

Помню, как-то пришла я к ней, в дом захожу, ни кого не видно. «Ну, — думаю. — К соседям убежала». Посидела, подождала, а потом, что-то случайно заглянула к ней в спальню. Представляешь, что я там увидела!? Я даже глазам своим не поверила.
Тетя Женя, совершенно голая, лежала в живописной позе поперек кровати, разбросав в стороны свои ляжки, от чего ее за­ветное место растянулось как надрезанный арбуз. Не за­мечая меня, она правой рукой уцепилась за член, лежавше­го рядом, мальчика.

«Ничего себе, нашла кавалера — подумала я. — В такую щель он с головой залезть сможет». Мне стало жаль юношу, и я уже было собралась тихо исчезнуть из спальни, чтобы не видеть этого варварства, но тут тетка попросила паренька сесть верхом ей на грудь. Для меня это было что-то новенькое, и я решила посмотреть, что будет дальше. Парень послушно оседлал Женю и, нагнувшись вперед, уперся руками о стену, а его возбужденный член оказался у нее между грудей. Приподняв голову, тетка подхватила с боков свои полные, мягкие, как желе, груди и юноша стал двигать членом промеж них. Я впервые узнала о таком способе сношения, и честно го­воря, он меня заинтересовал. Подглядывая за ними, я отчетливо представляла насколько это приятно ощущать член между своих грудей, но еще больше он мне понравился, когда Женя, вытянув губы, стала ловить ими головку. Мне до ужаса захотелось оказаться на ее месте, хотя, я уже понимала, что все это извращение и что парни никогда не женятся на той девушке, которая этим занимается и будут презирать ее. Даже все подруги отвернуться если узнают...

— Да уж — подтвердила Лида. — Хотя, что в этом плохого? Лично мне нравиться сосать член. Почему это извращением считается?

— Мне тоже, и даже когда в рот кончают — согласилась Люба и продолжила:

— Но желание попробовать так же как тётя Женя было сильней чем мораль и я поклялась себе, что познакомлюсь с этим парнем и дам ему во все щели в какие он захочет, а там, что будет...

А тетка, между тем, приступила к завершающей стадии полового акта. Закинув свои мослы на плечи юноше, она взяла его член в руку и ввела во влагалище, хотя, по правде сказать, в ее помощи не было необходимости, в та­кую дыру можно было бы попасть и с завязанными глазами. К этому времени у меня уже не оставалось сил сдерживать свое желание, и я выбежала из дому на крыльцо.

— Ты так, это всё, живописно рассказываешь, что у меня тоже появилось сильное желание посношаться, — подала голос Лида. — Дай мне твою руку...

Скрипнула кровать, и послышался сдержанный девичий смех. Вот так, пусть она здесь полежит. Ты рассказывай и за­одно пальчиком мне клитор шевели, я так лучше воспринимаю подобные рассказы, а я, если хочешь, тебя поласкаю.

— Договорились.

На несколько секунд в комнате воцарилась тишина.

— У тебя такой густой волос на лобке — вновь услышал я, шепот Лиды. — Наверно парни любят копаться в твоей мохнашке?

Девушки опять тихонько рассмеялись.

— Конечно... , особенно носом. Тебе когда-нибудь ласкали половой орган губами?

— Ты, совсем недавно.

— Да нет, я о мужчинах говорю.

— Дождёшься от наших мужчин такого, им бы только сунуть, кончить и все дела.

— А у меня однажды было. Правда с тобой, это у нас лучше получается, все-таки мы обе женщины и знаем, как сделать хорошо друг другу, зато с мужчиной, получаешь какое-то моральное удовлетворение.

— Верю. Но все мои знакомые парни, считают это, ниже своего достоинства. Хотя было, как-то, давно...

Я думаю не надо богатого воображения, что бы предста­вить мое состояние во время этого разговора. Томимый страстным желанием, я готов был потерять все свое достоинство и расцеловать половые органы обеих деву­шек лишь бы удовлетворить свою взбунтовавшуюся плоть, но приходилось тихонько лежать и слушать.

— Ладно, расскажи, что дальше-то было.

— На следующий день... — продолжила, прерванный рассказ, Люба. — Я снова пошла к тете Жене. Парень был уже там. Я намекнула тетке, что он мне сильно понравился, и я бы, хотела с ним провести ночь. Женя была без комплексов, и мы с ней быстро договорились. Вечер удался на славу, мы выпили вина, поболтали, Кос­тя пригласил меня потанцевать и когда он, обхватив меня за талию, прижал к себе, я почувствовала прикос­новение его упругого члена. От выпитого вина и этого прикосновения, я потеряла самообладание, рука сама потянулась вниз и скользнула ему в штаны, нащупав его возбужденный член. О какое это приятное ощущение, дер­жать в руках этот чудный дар природы, по всему моему телу пробежала дрожь, я закрыла глаза и наслаждалась его близостью и доступностью. Но тут в комнату вошла Женя и Костя, смутившись, бесцеремонно вытащил мою руку из своих брюк.

Насколько я поняла, он боялся, что моя тетка устроит скандал на почве ревности и опозорит его передо мной, он же не знал о нашей с ней договорен­ности, и поэтому был как на иголках, что ставило под угрозу срыва все мои надежды. Я притворилась пья­ной и Женя, дай бог ей здоровья, быстро сориентировавшись попросила Костю уложить меня в постель, шеп­нув ему, что придет к нам часа через два и что бы он ее подождал. Но даже после этого, Костик чувствовал себя скованно.

Проводив меня в спальню, он сел в сто­ронке даже не попытавшись поцеловать или помочь раз­деться. И мне нечего не оставалось делать кроме как попробовать возбудить его стриптизом. Включив ночник, я стала медленно снимать с себя одежду, сделав вид, как будто не замечаю его присутствия. Сначала Костя сидел спокойно, но как только я осталась в одной коротенькой комбинации и, снимая трусики, случайно при­подняла её, на секунду ослепив его своей прелестью, он не выдержал и тоже стал снимать с себя одежду. «Подействовало» — обрадовалась я и легла на кровать, дрожа от нетерпения. Это было всего лишь второй раз в жизни, даже можно сказать первый, так как никаких воспоминаний, кроме боли, я не помнила и ни чего подобного как в этот раз я не ощущала.

Раздевшись, Костик лег рядом со мной, и я почувствовала у ляжки прикосновение горячего, упругого члена. Теперь он был мой и мне уже ни кто не мог помешать насладиться им. Не буду тебе описывать как приятно держать в ру­ках мужские гениталии и какие чувства при этом испы­тываешь, ты это и сама знаешь, скажу только, что нас­лаждаясь его членом, я вдруг подумала: «Как такой тол­стый, может войти в мою узенькую щелку?» Мне даже не по себе от такой мысли стало. Сейчас это смешно вспоминать, а тогда, я вспомнила какая дыра у тети Жени и, сравнив со своей, испугалась — а вдруг не влезет? Но возбуждение от этого, у меня не пропало, а наобо­рот, мне еще больше захотелось почувствовать, как член будет раздвигать мое влагалище входя все глубже и глубже.

«Дай посмотреть на твоего красавца поближе» — попросила я, горя желанием прижаться к нему губами. «Сначала ты покажи свое очарование» — сказал Костя и задрал мне комбинацию. «Я вся твоя, делай со мной что хочешь, можешь изнасиловать меня куда угодно» — про­шептала я, сняв с себя эту последнюю преграду, между нашими телами.

Положив мне руку на лобок, Костя с минуту гладил волосики, на нём, постепенно углубляя па­лец промеж половых губ, взмокших от желания. Закрыв глаза, я откинулась на подушку, дрожа от нетерпения, но в это время Костя лег на меня и провел членом по моей промежности. О... , как я затрепетала, ощутив его, около грешного места!!! Раздвинув ноги, я взяла в руку это чудо и направила ствол в пещеру, приготовленную специально для него. Казалось, половые губы моего органа тянуться ему нав­стречу, желая слиться в любовном поцелуе и когда, на­конец, это произошло, и член коснулся отверстия, по моему телу забегали сотни мурашек. Я даже и предпо­ложить не могла, что получу такое огромное наслажде­ние от присутствия во влагалище мужского члена. А между тем, Костя погружал его все глубже и глубже и наконец, засунул весь. О, боже! Как он там заворочался, внутри меня! Я постаралась полностью отдаться во власть экстаза, охватывающего меня. С каждым ка­чком, от грешного места, до головы пробегали прият­ные волны, принося волшебные ощущения. Кровать скри­пела как несмазанная телега, но мы не обращали на это внимания, в это время для нас ничего на свете не существовало, мы были вне времени и пространства. Я даже не заметила, когда Костя кончил, я была в полном «отлете» и пришла в себя, только через несколько минут. Все мое тело, было залито сладкой негой, мне было хорошо и спокойно. Возбуждение медленно покидало ме­ня, уступая место полному удовлетворению. Но тут скрипнула дверь и в комнату вошла Женя, вся одежда, которой, состояла из черного треугольника волос, при­крывающих ее заветное место. «Отдохнули? — спросила она, подойдя к кровати. — Может, теперь втроем, попробуем?» И не дожидаясь утвердительного ответа, тетя перекину­ла ногу через Костю и расшиперившись над ним, приб­лизила к его лицу, свой половой орган, усевшись ему на шею. И не успел Костик пикнуть, как его рот был полностью закрыт срамным местом Жени. Такое беспардо­нное отношение к мужчине, мне даже понравилось и развеселило. «На мою вкусненькую, полижи ско­рее мою сладенькую — приговаривала Женя, млея от удо­вольствия. — Ты наверно уже соскучился по ней... поглубже язычком, ты же знаешь, как мне это нравиться... Вот хорошо! А. теперь клитор... Во-о-т... « Сидя у Кости на лице, она делала та­кие движения словно на члене, и, судя по всему, это доставляло удовольствие им обоим. Половая щель Жени расползлась до такой степени, что мне казалось, что при желании она могла бы засунуть туда, всю Костину голову. Эта процедура продолжалась всего несколько минут, затем тетка застонала и схватив его за уши, прижала голову к своему органу, закрыв им половину Костяного лица. «Ох, как хорошо... — шепчет. — Спасибо тебе, мой маленький, уважил. « Потеревшись напоследок мохнашкой, о лицо парня, Женя взялась за меня, что позволило испытать мне, новое, неиспытанное еще удо­вольствие. Тогда я впервые узнала, что такое лесбейс и как это приятно, когда твой стыд ласкают язычком и губами.
Положив меня поперек кровати, тетка примостилась на полу и положив мои ноги, себе на плечи, поцеловала меня в срамные губы. «Я тебе сейчас сделаю хорошо, а Костик пока отдохнет — сказала она. — «Вот увидишь, это тебе понравиться». Закрыв глаза, я упивалась наслаждением, которое доставляла мне Женя. Я даже не заметила как Костя, воз­будившись от такого зрелища, пристроился сзади тетки и совершал с ней то же самое. Только когда Женя, кончив в очередной раз, застонала, я увидела, чем он занимается. *Иди ко мне — позвала я, указав рукой на свою грудь. — Ты еще мои сисички не пробовал». Ни слова не говоря, Костик, уселся на меня верхом и я, собрав груди вмес­те, зажала ими член, который стал двигаться между ними, попадая головкой мне в рот. Итак, я получала сразу несколько удовольствий, одновременно ощущая во влагалище язык, а во рту и промеж грудей половой член. Это было, просто сказочное блаженство, я вновь впала в экстаз и потеряла контроль над своими чувст­вами, по телу, как в прошлый раз, при сношении, по­бежали приятные волны от клитора до головы. Я кон­чила, но они всё продолжали и у меня вновь наступил оргазм, причем такой сильный, что я неволь­но закричала от удовольствия. «Ну как, Любочка, тебе понравилось? — улыбнулась тетка. — Теперь отдохни, а мы пока продолжим». Я была на седьмом небе от счастья, ни когда, доселе, я не испытывала такого. Жизнь, благодаря Жене, приобрела другую окраску, наполнив­шись яркими ощущениями. Блаженствуя от пережитого, я распласталась на постели и стала наблюдать за Костей.

Поставив тетку раком, он не целясь вогнал член в ее влагалище и стал двигать задом, вернее не вогнал, а точнее будет сказать, член туда просто провалился, даже я, не искушенная в таких делах, видела как прос­торно он себя там чувствует. Их совокупление, продол­жалось довольно долго. За это время, Женя, уже раза три успела кончить, а Костик никак не мог (после моей то!), пока тетка не предложила ему, кончить у нее в заднице.

— Я больше не могу! — перебила рассказ, Лида — Ты так все живописно рассказываешь, что у меня ни каких женских сил не осталось. Хоть в пору, ложись с по­селенцем! У меня уже влагалище слюнями захлебывается.

— У меня самой всё там мокро — ответила Люба. — Может правда, сходим к нему?

— Вдвоем?

— Конечно. Ты иди его пока разбуди, а я, чуть попозже подойду,

Я обомлел. «Неужели они решатся на это — подумал я, с трудом сдерживая участившиеся дыхание. — Даже не верится».

— Ну, я пошла, — вновь услышал я голос Лиды.

Заскрипела кровать и по полу зашлепали босые ноги.

Меня аж в пот бросило, когда я понял, что они не шу­тят. Закрыв глаза, я усердно засопел, всем своим видом показывая, что вижу уже десятый сон. Шаги приб­лизились в плотную к моей кровати, и я почувствовал как, лицо защекотали волосики. Ещё не открыв глаза, я понял, что бы это мог­ло быть.

— Кто здесь? — спросил я, притворившись, что только что проснулся.

— Это я, Лида. Ты не возражаешь, если я с тобой лягу?

Можете мне поверить, возражать я не стал. К этому времени я был настолько возбужден, что не сказав ни слова, ухватил ее за упругие ягодицы и повернувшись на спину, усадил верхом себе на лицо, зарывшись носом в её густой мохнашке.

Орган Лиды, был уже влажен от проз­рачной слизи, выделяющейся от сильного возбуждения, но это меня не смутило, и я с удовольствием стал ли­зать этот источник наслаждения, как можно глубже засовывая язык во влагалище.

Черт возьми! До чего же бывает приятно, при сильном возбуждении, целовать грешное место женщины, в эти минуты, оно кажется венцом совершенства, которое только мог создать, бог!!

Уткнувшись лицом в гущу волос, я вдыхал тонкий, едва уловимый запах, исходивший от них, запах женщины — самки. Признаюсь, раньше я этого ни когда не делал, это был мой первый опыт подлизывания, но подслушанный разговор завёл меня до такой степени, что я забыл про брезгливость.

Трясь органом, о мое лицо, Лида, постанывая от удо­вольствия, мяла свои груди, стараясь получить, более полное удовлетворение. Не смотря на мою неопытность в этом деле, кончила она быстро, я еще не успел освоить работу языком, как по­чувствовал ритмичные сокращения малых половых губ ее органа.

— Ох! Как хорошо-то! — прошептала она, обхватив мою голову руками — Ты просто прелесть!

Освободив моё лицо, Лида залезла ко мне под одеяло, и прижавшись всем телом, одарила благодарным поцелуем.

— А ты молодец, умеешь ласкать женщин... , не ожидала... — похвалила она, помогая мне снять трусы — Ну что, продолжим?

Вы наверно уже догадались, каким был мой ответ? К этому времени, возбуждение достигло максимума, мои бедные яйца пищали от боли, готовые заполнить спер­мой, любое отверстие, какое подвернется члену.

— Обязательно! — ответил я, с трудом сдерживая свою плоть. — А то яйца сейчас взорвутся...

Откинув трусы, я лег на Лиду и провел членом по лохматому месту, отыскивая ту заветную щель, в которую он так долго стремился.

— Скорей же, скорей! — прошептала Лида, дрожа от нетерпения — Она жаждет тебя!

И вот, желанный миг настал, и мой член утонул в мягких объятиях влагалища. О, как природа была щед­ра, наградив нас таким даром, как половые органы, что может сравниться с этим сказочным наслаждением, которое испытываешь, при их слиянии.

Лида, подмахивала с такой страстью, что я, чуть ли не слетал с неё, и только одна сила удерживала меня на ней — сила моей пружины. Кровать, не предназначенная для таких упражнений, от каждого качка, скри­пела и покачивалась, грозясь в любую секунду раз­валиться, но это нас, ни сколько не заботило. Кончил я, довольно таки быстро и Лида, сбросив обороты, при­жалась ко мне всем своим горячим, молодым телом, она тоже успела кончить, но судя по всему, ей этого бы­ло мало, как впрочем, и мне. Перевернувшись на живот она поджала под себя ноги и уткнувшись головой в подушку, подставила мне свой круглый задик — такой свежий и аппетитный, что я не стал сдерживать жела­ние и поцеловал его в обе «булочки».

— И посередине поцелуй — попросила Лида. — Прям в шоколадное пятнышко.
Я слегка растерялся, от такой неожиданной просьбы, но все же сопротивляться не стал, удовлетворив ее желание.

— Меня это так. возбуждает. Знаешь как приятно когда тебя целуют в попку — встав на колени Лида приль­нула ко мне. — Ты еще не устал?

— Нет — ответил я, прижимая ее к себе.

— Тогда давай побалуемся: ты садись на краешек кровати, а я попробую, не глядя, сесть на твой член.

Соскочив с постели, она, отошла на несколько шагов и повернувшись ко мне спиной, стала пятиться в моем направлении выставив вперед свой задик. Я ждал, широко раз­двинув ноги и выставив навстречу член.

Луна, изредка показывающаяся из-за нависшей пелены туч, озаряла комнату слабым, рассеянным светом, пре­доставляя мне возможность, лицезреть женские прелести.

Лида не промазала и села прямо на член, вогнав его в себя, по самые яйца. Мне было чуть, чуть больно, но это не имело значения, самое главное, он был там, внут­ри уютного гнездышка, свитого для него, самой матушкой природой. Продев руки у девушки под мышками, я взял ее за упругие, словно резиновые мячики, груди, полно­стью заполнившие, мне, ладони и мы вновь отдались упо­ительному занятию.

От каждого толчка, Лида постанывала все громче и громче, что ни говори, а всё-таки приятно повергнуть женщину в изнеможение и исторгнуть из нее крики. Ритм ускорялся. Член почти выскакивал из влагалища, но опять скрывался там же. Лида уже успела кончить, когда, в конце — концов, он выскочил полностью и, отклонившись, со всего размаха вошел в другое от­верстие. Ойкнув, она попыталась встать, но я, ещё не поняв, что случилось, удержал её на месте.

— Мне кажется, мы промахнулись — замерев, прошепта­ла Лида. — Ты попал мне в попку.

— Извини, я не хотел, так получилось — начал оправдываться я, поняв, что она не шутит.

— Я ещё ни разу туда не пробовала.

— Выходит, я тебе целку сломал?

— Выходит так — улыбнулась она.

— Может, тогда, попробуешь? Все равно он уже там.

— Давай — согласилась девушка. — Только потихоньку. Пока вроде не плохо, но если мне не понравится, сразу прекратим.

Мы поднялись с кровати и, не расцепляясь, повернулись к ней лицом. Нагнувшись вперед, Лида, оперевшись о постель руками, встала раком, предоставив мне право первому, прочистить ей очко. Осторожно, чтобы не причинить девушке боль, я стал делать поступательные движения членом ей в зад. Сна­чала, Лида стояла неподвижно, прислушиваясь к новым для нее ощущениям, но затем потихоньку она стала де­лать встречные движения, все больше входя в раж.

— Ну как? Тебе не больно? — спросил я, услышав через некоторое время ее стон.

— Чуть-чуть — ответила она, улыбнувшись — Немножко больно, но всё равно приятно, я даже кончила. А теперь пойдем, подмоемся.

В отличии от неё, я не успел кончить в ее прелестном задике, но возражать не стал. Налив в умывальник теплой воды, Лида тщательно вымыла мой, слегка уставший, член. Такое внимание и забо­та, со стороны девушки, наполнило меня чувством бла­годарности к ней. (Хотя это должны делать все женщи­ны, по отношению к своим партнерам, если они полу­чили от него хоть малейшее удовольствие, ведь в от­личии от женщин, получивших наслаждение и заряд бод­рости, мужчина чувствует себя опустошенным и устав­шим, желание, переходит в полную апатию и женское внимание, хоть немного, может заполнить создавшийся в нем вакуум).

— Ну, всё, иди — отправила меня Лида, насухо вытерев
моего работягу. — Не смотри, как я буду подмываться.
Вернувшись к своей постели, я обнаружил, что меня
уже там ждут.

— Ты не очень устал? — спросила Люба, протянув мне навстречу руки.

— Я нет, а он не знаю — ответил я.

— Ну, с ним, я надеюсь, смогу договориться.

В этом я не сомневался. Глядя на ее стройную фигурку, с торчащими в разные стороны, упругими грудями, наливными и сочными как Алма-атинские яблоки, от которых текут слюнки, от одного только их вида, я по­чувствовал новый прилив сил, как рукой снявших, всю мою усталость и сонливость. Мне кажется любой муж­чина, всегда найдет в себе силы для новой, не пробованной им, женщины, да если вдобавок, она так очаровательна.

— А как же, Лида?

— Ну, ей на сегодня уже достаточно.

Долго уговаривать меня не пришлось, тело Любы влекло как магнитом, отбросив все сомнения, я поспешил воспользоваться случаем. Упав в её объятия, я вновь стал наслаждаться женскими прелестями. Покрыв поце­луями нежную, бархатистую грудь, я, не спеша, опустился ниже, дойдя до мягкого холмика поросшего светлыми, кудрявыми волосиками. От моих ласк и поцелуев, Люба, из­вивалась ужом, постанывая и покрикивая от удовольствия — Ну же, скорее, поцелуй меня там — не выдержав, чуть ли не закричала она, широко раздвинув ноги. — Полижи мои клитор!

Открывшаяся перед моими глазами розовая щель, густо отороченная мехом, истекала слюной желания, набухшие губки органа были гостеприимно распахнуты, приглашая приласкать вздыбившийся от возбуждения, крупный, похо­жий на маленький член, клитор. Расположившись между ее ног, я впился губами в эту чудную горошину секса, удив­ляясь величине клитора, было такое ощущение, как будто я сосал член ребёнка. Полностью отдавшись своему за­нятию, я не заметил как подошла Лида и только когда по­чувствовал её нежные прикосновения к моей заднице, я понял, что она рядом. Слегка смутившись от её присутствия, я на секунду прекратил ласку.

— Ну что же ты? Продолжай! — прошептала Люба. — Не стесняйся.

Лида, пристроившись сзади нас, ласково мяла и целовала мне ягодицы. Такого блаженства я ещё не испытывал, быть одновременно с двумя женщинами, мне ни разу не приходилось, и я с радостью продол­жил ласкать грешное место Любы, в то же время наслаж­даясь ласками её подруги.

— А-а-а-ах... ! — вскрикнула Люба и её тело задёргалось от оргазма. — О-о-о, милый, ты просто чудо!

Прижав мое лицо к своему разгоряченному, подрагиваю­щему органу, она на несколько секунд замерла и, выпустив последний стон, расслабилась.

— Спасибо! — прошептала она отдышавшись. — Теперь я тебя поласкаю. Ложись на спину...

Развалившись, я млел отудовольствия, наслаждаясь ласками сразу двух женщин. Это было как восне. Располо­жившись у меня в ногах, подруги по очереди сосали мой всё ещё не окрепший, член, передовая его друг — другу, как сладкий леденец. Было приятно смотреть, с какой любовью, они делятся моей толстой соской, с радостью позволяя переходить ей, изо рта в рот. Это занятие им явно нра­вилось, они были похожи на двух сестёр делящих эскимо. Постепенно, от этого зрелища и от их ласковых губок, мой работяга, стал вновь обретать силу, становясь всё более упругим.

— По-моему, оружие готово к бою! — заметила Лида. — Са­дись верхом.

Перекинув через меня ногу, Люба, встала надо мной на четвереньки.

— Тебе понравилось? — спросила она.

— Ещё как — ответил я и притянув её к себе, поцеловал в губы, одновременно почувствовав как Лида, взяв мой возбуждённый член в руку, прицелилась им, в дышащую жа­ром, расщелину подруги.

Застонав от удовольствия, Люба, опустилась на член и мы вихрем пустились с ней в скачку. Внутри её пещеры было уже достаточно мокро и скользко и при каждом качке, влагалище всхлипывало словно я накачивал её воздухом, но Люба, не обращая на это внимание, скакала на мне с бешенной скоростью.

Впервые я имел возможность оценить в постели сразу двух женщин и непосредственно ощутить различие в строении их половых органов. По сравнению с подругой, щель Любы находилась ближе к заду и была несколько широковата для меня, от чего мой член, то и дело выскакивал из её недр, сбивая нас с ритма. Лида, вблизи, наблюдавшая как мой красный, натруженный член ныряет в розовую, обрамлённую светлым, мхом, воронку подруги, время от времени ловила выскочивший из неё член и направляла его обратно. Компенсируя излишнюю ёмкость влагалища, Люба ловко крутила тазом, стараясь усилить соприкосновение члена, ко всем стенкам пещеры и вскоре, закричав от нахлынувшего оргазма, обессилено упала мне на грудь. Воспользовавшись передышкой, Лида вытащила конец из подрагивающего влагалища подруги и взяв его в рот, стала доставлять мне удовольствие своими нежными губками.
Ни когда ещё я не был так счастлив, я был словно в раю, с двумя прелестными ангелочками. Взяв Любу за ягодицы, я. подтянул её к своему лицу и не гнушаясь влаги, вновь впился гу­бами в её большой клитор, покорившийменя, своим необычным размером.

Тем временем, Лида, следуя поговорке: свято место пусто не бывает, тут же заняла освободив­шееся, место и мой член перекочевал из её рта в мягкое, уютное гнёздышко, свитое между её ног. Теперь я был осёдлан сразу двумя женщинами, и мы втроём понеслись навстречу нашим оргазмам. Я старался во всю, крики и стоны женщин, звучали для меня как божественная музыка, ласкающая мой слух, это было незабываемое наслаждение.

Просунув руки подмышками подруги, Лида, мяла её мягкие, упругие груди, нежно пощипывая пальцами розовые сосочки, ни на секунду не прекращая при этом, сидя на моём члене, ритмично двигать задом. Она кончила первой, громко за­кричав, Лида, на несколько секунд замерла, наслаждаясь вспышкой оргазма и со вдохом удовлетворения уступила место подруге.

— Я уже всё! Теперь твоя очередь... , давай поменяемся местами...

Люба отодвинулась от моего лица и попятившись назад, без помощи рук, оделась на торчащий член, а её подруга, оседлав мою грудь, пре­доставила мне, вылизывать свой скользкий, подрагивающий, от пережитого оргазма, орган. С Любой, мы кончили одновременно и немно­го передохнув, пошли подмывать­ся.

Совершенно обессиливший, я вернулся на отведённую мне кровать и не одевая трусов, упал ничком на влажные от нашего пота, простыни, с твёрдым намерением немного поспать. Чудесная борьба с двумя женщинами утомила меня основательно, и я, уже был склонен думать, что мой уработавшийся член, с неделю, не будет реагировать на женщин.

Я ни когда не считал себя «суперчленом», но всё же был твёрдо уверен, что ничего нового я, уже не испытаю в постели с женщиной, но я ошибался, и подруги дали мне возможность испытать, ещё не известные мне, удовольствия, о которых я не знал.

Я даже не шелохнулся, когда почувствовал, как подошедшая, следом за мной, Лида, наклонившись, стала нежно щекотать мою спину мягкими, теплыми грудями, водя ими от шеи до копчика и обратно. От такой ласки, мне было чертовски хорошо, мое уставшее тело расслабилось и отдыхало. Разомлев, я наслаждался её лёгкими прикосновениями и в дрёме даже не заметил, когда от спины, она перешла к ягодицам. Раздвинув их, Лида, мяг­ко провела между ними грудью и твердый, возбужденный сосок упёрся мне в очко. Я, как и каждый мужчина, ревниво оберегал свою задницу от всяких посягательств на неё, даже не подозревая, что она яв­ляется очень чувствительным, эрогенным местом любого человека независимо от пола. Но в это время, я нахо­дился в какой-то сладостной неге, справиться с которой не было сил. К тому же, ощущение оказалось очень прият­ным, и я решил не сопротивляться и не спасать свою задницу от чуждого проникновения в неё.

«Пусть будет всё что будет, ведь не мужик же она, в конце — концов» — подумал я, и не пожалел о своём решении.

Раздвинув ягодицы до предела, Лида, нагнувшись ещё ниже, неожи­данно поцеловала меня в шоколадное пятнышко, засунув при этом, в моё очко, язык. От удивления у меня перех­ватило дыхание, я никогда не испытывал такую ласку, не зная как на это среагировать, я замешкался, но моя задница, ни когда не знавшая удовольствия, уже сама оторвалась от постели навстречу языку. Было необычно приятно, чувствовать нежные губки плотно прижатые к моему анусу и скользкий, горячий язык, ныряющий внутрь от­верстия, отчего по моему телу стали расплываться волны блаженства, заставлял меня сдерживать стоны удовольствия. Мой натруженный член вновь одеревенел от возбуждения и как только, девушка, оторвалась от моего очка, я пова­лил её на кровать, вонзив его, в мягкую плоть влагалища, стараясь отблагодарить за эту чудесную ласку, что она мне подарила. Член словно окаменел, оседлав его, Лида устроила настоящую скачку на мне, подпрыгивая и крутя задом как заведённая. Внезапно она замерла, на пару секунд, по её телу пробежала лёгкая судорога и я ощутил как по моему животу потекла какая-то горячая жидкость. Пока я пытался сообразить, что бы это могло быть, девушка протяжно застонав, откинулась назад и из её недр вырвалась мощная струя, окатив меня до самого лица.

«Ничего себе! Даже обоссалась!» — обрадовался я, почув­ствовав мужскую гордость, что смог до такой степени затрахать женщину.

— Ой, извини — виновато улыбнулась она, приходя в себя. — Не смогла сдержаться. У меня иногда такое бывает, когда мне сильно хорошо...

— Ничего страшного — глядя, как она непроизвольно подрагивает, успокоил я, вытерев лицо ладонью. — Мне, это, даже приятно.

— Правда? Ты, не обманываешь?

Видимо услышав наш разговор, к нам подошла Люба.

— Не обижайся, это она так иногда кончает — улыбнулась она, присаживаясь рядом с нами. — Меня тоже, сколько раз уже, обливала, когда мы баловались.

— Интересно было бы на это посмотреть — улыбнулся я в ответ.

— А на тебя, когда-нибудь, раньше, писили женщины? — спросила она, нежно растирая по мне тёплую жидкость.

— Нет. Зачем?

— Ну, так, ради баловства. Разве не интересно? — вновь вступила в разговор Лида.

— Никто не предлагал.

— А хочешь? Мы не против побаловаться. Это возбуждает.

Отказать, двум таким милым женщинам, я не мог, да и какой смысл было мне ломаться, коли я и так, уже, перешёл рамки дозволенного, вылизывая их срам.

— Ты тоже можешь на нас пописать.

Нагнувшись, Люба нежно поцеловала меня в губы.

— Даже в ротик...

Поцелуи и прикосновение их рук было приятно-расслабляющем, я ощущал себя султаном в своём маленьком гареме, и был согласен на всё.

— Хочешь?

— Ну давайте попробуем — смущённо кивнул я. — Если вы хотите.

— Я знала, что он не устоит, он такой душка! Не то, что местные парни — рассмеялась Лида. — Мы тебя всему научим, полностью развратим.

Чмокнув меня в губы, она взглянула на Любу.

— Можно прямо здесь? На постели?

— Можно, я на всякий случай клеёнку подстелила, а простынь, всё равно уже, мокрая — разрешила подруга. — Так что не стесняйся, потом высушим.

— Я пока не хочу, давай ты...

Встав ногами на кровать, Люба присела надо мной в районе живота, широко разведя колени в стороны.

— Готов?

— Конечно — улыбнулся я, предвкушая волнующее зрелище.

Хотя большинство мужчин и скрывают это, но всё равно, внутри каждого, остается детский интерес и желание наблюдать как мочатся женщины. Видимое отсутствие органа, из которого вытекает моча, придаёт этому процессу налёт таинственности, что будит мужское любопытство, не смот­ря на то, что они в достаточной степени знают физио­логию женщин. Вот и я, как не странно, наблюдая за расшиперившейся надо мной Любой, испытывал интерес, с удовольствием ожидая, когда из её заветного места, вырвется тёплая, золотистая ст­руйка.

Взъерошив ладонью слипшуюся шёрстку, она, двумя пальчиками, раздвинула волосатые губы, дав мне полюбо­ваться на красную, припухшую вульву и сосредоточившись, выстрелила душистой, возбуждающей жидкостью, окатив лицо и грудь золотым дождём.

— Ну как, нравится? — улыбаясь, спросила она, орошая меня как грядку. — Приятно когда на тебя женщины пи­сают? Возбуждает?

— Ещё как! — ответила за меня, Лида, — Смотри, как его тюльпанчик расцветает!

Девушки весело рассмеялись.

— Я, кажется, тоже захотела.

— Ну, давай залазь — слегка отстранившись назад, Лида опустилась на член. — А я пока свою розочку побалую.

Моё мнение они уже не спрашивали. Ещё не успев протереть глаза, я ощутил на лице мягкое прикос­новение шелковистых волос Лидиной мохнашки.
— Полижи её!

Проморгавшись, от попавшей в них мочи, я послуш­но приник к лохматому сраму, почувствовав во рту солоновато-кислый коктейль. Вылизывая похотливые губки, я был горд и счастлив, что могу одновремен­но удовлетворять двух женщин, так что вкус меня ни сколько не смущал, а наоборот — заводил.

— Всё, хватит пока — Лида слегка приподнявшись, от­странила грешное место от моего лица.

— Почему? — удивился я, не желая отпускать её без оргазма. — Я хочу, что бы ты кончила мне в рот.

Потеревшись о лобок, я зарылся носом в роскош­ную рощу её богатой растительности.

— А ты не будешь против, если я снова пописаю когда буду кончать — спросила она, шёркаясь и щекоча меня кудряшками. — Я когда не сдерживаюсь, больше удовольствия получаю.

— Нет. Так даже интересней!

Кончили мы, все трое, почти одновременно.

Лида первая. Застонав, она выпустила из себя вместе с любовным соком золотистую струйку, нассав мне прямо в рот. Не знаю почему, но это меня очень возбудило и я, в свою очередь, кончил в Любу, что послужило толчком для её оргазма. Наши стоны и крики сли­лись воедино и мы обессиленные, но довольные зава­лились в одну кучу.

— Ну, что, пойдём подмываться? — подала голос Люба.

— Иди, у меня чистенько — ответила подруга. — Язычком вылизано.

— Как хочешь — ответила она и позвала меня. — Пошли, побалуемся, подмоешь меня из своего шланга.

— Зачем тогда ходить, если шланг здесь? — резонно заметила Лида. — Потом ещё и на кухне подтирать придётся. Давай уж в одном месте.

— Вообще-то, да. Давай милый, ороши нас золотым дождём.

После того, как я сам, попробовал на вкус женскую мочу, я уже не видел причин, чтобы не угостить их своей.

Встав ногами на кровать, я с удовольствием стал поливать эти цветочки распределяя мочу на оба женских тела.

Веселясь, они, абсолютно не брезгуя, подставляли свои тела, и лица под мою струю, не гнушаясь ловить её ртом.

Я думал, что после такой оргии меня уже ни что не сможет растревожить, и я усну как убитый, но это оказалось ошибочным мнением.

Перестелив мне постель, девушки, пожелав спокой­ной ночи удалились на свою кровать, и на какое-то время воцарилась полнейшая тишина.

«Уснули» — подумал я, довольный, что сумел так, уработать двух баб, что они моментально вырубились. Уже засыпая, я вновь уловил тихий шёпот:

— Ну как тебе наш постоялец, понравился?

— Ничего, заводной мужик, без комплексов. Жаль только, член маловат.

— Какая ты злоебучая, всё тебе побольше, да подольше подавай, у тебя наверно между ног не влагалище, а чёрная дыра!

— Чего греха таить, люблю я, когда у мужика член, как огурец семенной, такой же большой и твёрдый.

— И где ты таких видела? Я бы тоже не отказалась с таким покувыркаться.

— К сожалению, только во сне, но зато всегда от этого приплывала.

Послышался приглушённый смех. Такое нелесное высказывание о моём мужском достоин­стве сильно задело моё самолюбие, разозлив до взрыво­опасного состояния. С трудом подавив в себе желание, немедленно встать и уйти (предварительно обматерив, этих шлюх, последними словами), я всё же проглотил оскорбление, решив остаться до утра и не принимать во внимание мнение этих похотливых извращенок.

— А мне он понравился. Давно я так не отрывалась, стойкий мужик попался!

Услышав это, я встрепенулся, стараясь определить, кому из девушек принадлежали слова, но их шёпот был слишком тихим для этого.

— Ещё бы — не стойкий! — раздался весёлый смех. — Я ему целый флакон пантокрина споила, станешь тут стойким!

— Да ты что!? — прыснула вторая, и обе рассмеялись в полный голос.

Это признание окончательно расстроило меня. Я-то уже мнил себя героем-любовником способным доводить до изнеможения сразу двух, а то и трёх женщин, а ока­залось, что мои достижения были искусственными.

— Будет теперь мужикам хвастаться, что двух баб, чуть ли не до смерти затрахал — сквозь смех, произнесла одна из девушек.

— Ну и что, пусть порадуется. Зато эту ночь и нас, он всю жизнь будет помнить!

Успокоившись, девушки, на какое-то время притихли.

— Что-то мне не спится — узнал я, голос Лиды.

— И мне тоже.

Кровать под ними жалобно скрипнула, и я уловил их прерывистое дыхание и звуки поцелуев.

— Может, ещё посекретничаем — спросила Люба. — Рас­скажи что-нибудь ещё, из своей жизни, что-нибудь волнующее, оставившее в душе, сильное, приятное впе­чатление. А потом я тебе расскажу.

— Сейчас подумаю.

Наступила тишина, видимо Лида перебирала в памяти подходящие случаи.

— Даже не знаю с чего начать... Произошло это, когда я училась в пединституте в Томске. Я там жила в общаге, а душ, у нас, был общий: с 18 до 20 девчонки мылись, а с 20 до 22 пацаны.

Ну вот, решила я поздно вечером, как-то, постираться. Было примерно минут пятнадцать одиннадцатого и мужское время истекло. Договорилась с нашей вахтёршей, что бы она открыла душевую и пошла к себе в комнату за грязным бельём. Возвращаюсь, ми­нут через десять, слышу, вода льётся из-под душа. Ну, я вещи в раздевалке оставила, а сама в душевую заг­лянула — знала, что в это время только парни там мо­гут быть и поэтому подкралась потихоньку, что бы понаблюдать за ними. Сначала я даже не поняла, что там происходит, думала — баба сосёт у мужика, стоя на коленях, но когда она поднялась, вижу — у этой бабы, член, ещё побольше чем у того мужика будет. Я просто обомлела. А они местами поменялись и продол­жили извращаться, не замечая, что за ними наблюдают. Зрелище, я тебе скажу, было интересным, я вся извелась от желания войти и отдаться им обоим, но не рискнула, неизвестно как бы они меня, в этот момент, восприняли. Мне их стало так жалко, почему-то... «Толи им баб не хватает, — думаю, а у самой рука в трусы, от возбуждения, полезла. — Такие симпатичные парни, а сосут друг у друга!» Тут один из них меня заметил и мне, пришлось быстрень­ко сваливать оттуда.

Это меня настолько за­вело, что я всю ночь не могла заснуть: мечтая об этих парнях. А утром, твёрдо решила, что они оба бу­дут моими, раз уж мне так повезло, упускать такую возможность, нельзя было, они практически уже были в моих руках.

Как я и предполагала, они сами меня нашли и отведя в сторонку стали запугивать: что если я кому-нибудь проболтаюсь, то они мне головёнку открутят и тому подобное. Я их внимательно выслушала, а по­том и говорю:

— Хватит меня стращать! Если я нашим мужикам расскажу, вам самим головёнки поотворачивают и в задницы засунут, так что давайте по хорошему поговорим.

Они сразу сникли, гонор поубавили.

— А ты чего хочешь? — спрашивают.

— Приходите — говорю, — ночью ко мне в комнату, там и поговорим.

Объяснила им, как и где ловчее, в жен­скую половину общаги забраться, номер комнаты сказала и время назначила. Они клятвенно пообещали, что обя­зательно придут и на этом наше первое свидание окончилось.

Весь день я была вся не своя, меня всю лихорадило от предстоящей встречи с двумя парнями, вообра­жение так разыгралось, что пришлось два раза бегать подмываться и трусы менять. Еле-еле дождалась, когда день закончился.

Вечером, уломала соседку по комнате переночевать в другом месте, сбегала в магазин за вод­кой, привела себя, в порядок и сижу, жду, как на иголках. Вся уже извелась, думала — обманули. Потом слышу, кто-то по коридору крадётся и тихий стук в дверь, у меня от радости чуть сердце не выскочило. Открываю — стоят красавцы! Запустила я их, они скромненько так, уселись на противоположную кровать и сидят мнутся. Вижу, они не врубаются, зачем я их пригласила, пришлось мне наб­раться наглости и взять инициативу в свои руки. Короче — напоила их, а когда они расслабились, предложила себя в качестве их девушки. Они вначале не поняли, спраши­вают: кто из них мне больше нравится, с кем бы я хо­тела дружить? А, я, прикинулась дурочкой и говорю:
— Вы мне оба очень нравитесь, я выбрать не могу. А кому, из вас, я нравлюсь?

Оказалось обоим.

— Тогда я хочу с вами обо­ими встречаться! — ошарашила я их.

— Как это? Так не бывает! По очереди что ли? — залепетали они.

— Нет — говорю, — одновременно втроём! Что здесь такого, если вы вообще без женщин обходитесь?! Лучше иметь одну на двоих чем так!

Они сразу покраснели как раки, глаза спрятали.

— Ну ладно, — отвечают, — только, что бы ни кто не знал об этом.

Я их заверила в том, что мне тоже, не выгодно афишировать наши взаимоотношения и это останется га­рантией, что ни я, ни они, не проболтаемся.

Лида замолчала и я услышал, как под ними заскрипела кровать.

— А, что было дальше-то? Рассказывай быстрей — не вытерпела Люба. — Не томи, это так интересно!

— А дальше — немного помолчав, продолжила Лида — Мне даже неудобно рассказывать... Как вспомню, так сразу благодарю бога, что ни кто об этом не узнал, а то не смогла бы доучиться. Но зато, какие сладкие воспоми­нания! Всё время мечтаю об этом, жаль у нас в посёлке мужиков подходящих нету, все с комплексами, а то бы сразу, за такого, замуж вышла, даже не раздумывая!

— Да ты расскажи толком, — тихо возмутилась Люба. — За какого бы ты мужика вышла замуж? Все они одинаковые! Или ты член имеешь ввиду?

— Да нет. Я имею ввиду мужика, такого же, как они. Что бы он мог не только с женщинами, но и с мужиками... Это так здорово! Короче слушай дальше, сама поймешь, какой это кайф!

— Давно бы так!

— Так вот, значит: выложила я им свои условия и сижу, жду, когда до них дойдет, и они приставать ко мне начнут. А сама, уже изнемогаю от желания: срамное место опухло, потяжелело, слюнями всё изошло, соски вздыбились, зат­вердели, даже сквозь лифчик и платье выперли — только слепой не заметит, а они как сидели, так даже и не подумали ко мне подсесть. Водку почти всю выпили, а толку — никакого.

Я была заведена до такой степени, что мне было уже наплевать, что обо мне подумают, лишь бы утолить свою похоть, а там хоть «трава не расти». Выпила ещё стопку, для храбрости, и сама про меж них уселась. Думаю: раз я на это пошла — надо идти до конца, отбросив мораль и условности.

— Вы же сказали что я вам нравлюсь — говорю, а сама руки положила им на. колени и медленно провела их вверх до паха. — Что сидите как истуканы? Не знаете, как с девушкой обращаться? Хоть бы обняли.

Они неуклюже обхватили меня за плечи с двух сторон, а я набралась наглости и сдвинула руки к их ширинкам, слегка сжав желанные выпуклости. Парни как по команде дёрнулись и замерли, наверно не зная, что делать, я же, не могла уже с собой совладать. Ощутив, как от моих прикосно­вений, под брюками, зашевелились, два чудных отростка, я сползла с кровати и опустившись перед парнями на колени, расстегнула им ширинки, вытащив на свет божий, их, сразу напружинившуюся, плоть. Одновременно, двумя руками, я тискала и дрочила их стволы, млея от удовольствия. Это, я тебе скажу — такой обалденный кайф!

Парни сразу, как-то, раскрепостились, осмелели, за титьки меня ухватили, платье стали снимать. В общем — завелись. Я тоже, с них, брюки вместе с трусами стащила, любуюсь их прелестями, а саму так и подмы­вает припасть к ним губами, зарыться носом в густую растительность и целовать, целовать эти удивительно прекрасные отростки, которыми наделила их природа. Я раньше никогда этого не делала. Сама знаешь, какие мужики болтливые — сразу всем растрезвонят. Потом все будут, тебя, конченной блядью считать, ни один парень дружить не станет.

— Это точно, — согласилась Люба. — Я это на себе испытала!

«А вы и есть конченные бляди — злорадно подумал я. — И нечего из себя невинных девственниц корчить. »

— Ну вот! А тут, я просто, уже сдержаться не могла, — продолжила рассказ Лида. — Тем более я видела как они в душевой это делали.

— «Ладно, — думаю. — Надо же хоть раз в жизни попробовать, пока возможность есть.

Никогда не забуду, как в первый раз, член в рот взяла. Это оказалось так приятно! Я даже не ожидала...

— А мне первый раз не понравилось — перебила подругу Люба. — Потому что силой сосать заставили, меня чуть не стошнило тогда. Потом только, я во вкус вошла. А сейчас часами могу сосать.

— Я тоже. Мне даже нравиться сосать когда он не стоит.

— А самое приятное, когда он, во рту, начинает расти. Да?

— Ага. А ещё мне нравиться, когда мне в рот кончают.

— А ты молофью глотаешь?

— Да, а ты что ли нет?

— Конечно, иногда на лице размазываю, это же полезно для женщин, .

— Эликсир молодости!

Послышалось приглушённое хихиканье и возня.

— Ну ладно рассказывай дальше, а то я опять к посто­яльцу побегу — услышал я голос Любы.

— Дальше? Ну вот, значит... Поколебалась я немного, все-таки среди людей живём, непросто через общест­венную мораль перешагнуть, всю жизнь все воспитывали как девушке вести себя надо, что бы честь свою не по­терять, а я тут сразу с двумя парнями, да ещё срам их в рот взять хочу. Честно сказать, мне так стыдно своего желания, было, думаю: вот шалава бесстыжая! А сама уже член к лицу поднесла. Словно тёлку, к соску потянуло. Зажмурила глаза, чтобы не видеть до чего низко я пала и осторожненько поводила кончиком по губам.

Кожа на головке оказалась такая нежная, шелковистая просто прелесть, было так приятно её губами ощущать, что последние колебания сразу исчезли и я с удоволь­ствием взяла её в рот и стала, сосать как соску. На вкус член оказался немного солоноватым, наверно от мочи, но меня это ещё больше возбудило.

Пососав у одного, я уже не стесняясь, перешла к другому, у него залупа была немного побольше и её было неудобно сосать так как она заполняла весь рот, но и к ней я вскоре приноровилась. Меня словно с цепи спустили, я отор­ваться от их членов не могла, ухватилась за обои и сосала по очереди то один, то второй. Конечно, это был мой первый опыт и доставить удовольствие, таким способом, я им не смогла, ещё не умела, как следует, ласкать мужской орган. Это потом они меня научили и даже показали, как нужно это делать, что бы было при­ятно.

Они долго терпели мою неопытность, пока я случайно не сделала больно Игорю.

— Подожди, надо не так делать — не выдержал он. — Так неприятно!

— А как надо? — спра­шиваю. — Я никогда этого не делала, не умею ещё!

Они оба стали мне объяснять, что надо вытянуть губы трубочкой обхватить ими головку, снизу её прижимать языком и т. д. и т. п. Я и так пробую и эдак, всё не получается, благо учителя хорошие попались.

— Ну, давай я тебе покажу — предложил он. — Посмотришь — научишься! Всё равно ты это уже видела.

Пристроился он рядом со мной, возле ног Олега, взял в руку его член и стал медленно сосать, показывая, как это де­лается. Пососёт, потом мне даёт пососать, потом снова сам, а Олег корректирует меня. Вот так и нау­чили, на собственном примере, так что я теперь не хуже мужчины знаю как член ласкать надо!

— Ну, тогда мне уроки давать будешь — попросила Люба. — Ато, у меня, не очень хорошо выходит.

— Ладно, как-нибудь научу, только экспонат подходя­щий приводи.

— А как тебе Лёха? Нравиться? Сойдёт за экспонат?

— Не боишься, что я его уведу?

— Нет, я же рядом буду — так что не позволю! Аесли что, то я твоего уведу! Поменяемся.

— Согласна.

Девушки весело рассмеялись.

— Рассказывай дальше.

— Вот так мы с Игорем и сосали член по очереди. Акогда у меня стало получаться, он отдал эту чудесную соску, в моё полное распоряжение, а сам пристроился ко мне сзади.

Попросив, что бы я встала раком, Игорь стянул с меня трусы и поводив своей толстой залупой между моих влажных, распухших губ, медленно вставил её в моё заветное место. Охнув от пронзившего наслаждения, я, не выпуская изо рта члена, отдалась во власть двух мужчин удовлетворяющих мою похоть сразу с обоих сторон. Я была уже настолько готова, что буквально через несколько секунд всё моё тело охва­тил сладкий трепет, ноги подкосились и я упала на колени, заскулив от блаженства.
Парни, от неожидан­ности всполошились, подумали, мне плохо стало. Олег меня на кровать тянет, Игорь за воду схватился, хотел меня в чувство приводить. Я глаза открыла и еле сдержалась от смеха, до того они комично выгля­дели: оба без штанов с вздыбленными концами и озабо­ченными, испуганными физиономиями. Отпад, да и только!

Ну я конечно им объяснила, что у женщин такое бывает от переизбытка чувств, они посмеялись вместе со мной и мы продолжили дальше, нашу маленькую оргию. Переб­равшись на кровать, я легла на спину и раздвинув нож­ки, согнула их в коленях давая им возможность полюбо­ваться моими прелестями, млея от их пожирающих, моё тело, взглядов.

— Теперь твоя очередь — позвала я Олега. — Иди ко мне.

Член у него был поменьше, но несмотря на это, не всё равно было очень приятно чувствовать внутри себя его горячее, упругое тело. Тем более, что Игорь, прис­троившись в изголовье, пытался засунуть мне в рот свой вздыбленный леденец, но как он не старался, загнуть его вниз, член упрямо выскакивал изо рта, шлёпая в подбородок, лежащего на мне, Олега. Недолго раздумывая, Игорь передвинулся немного в сто­рону и его конец оказался возле губ друга. В общем, ни кто не остался не у дел: Олег одновременно удовлетворял нас двоих и все были довольны. Это бы­ло так возбуждающе и интересно, что я вся обкончалась, а они раза три местами менялись, пока я по­щады не попросила.

Парни оказались крепкими — часа два меня по очереди мутузили, думала умру от эк­стаза. Еле до туалета доползла, что бы подмыться. Они водку допивать стали, а я упала на кровать и даже шелохнуться было лень, по телу истома разлилась, никогда такого кайфа не испытывала, думала на месяц вперёд натрахалась. Парни всё выпили, завалились ко мне на кровать с двух сторон, и давай меня тискать в четыре руки. Я им объясняю, что у меня сил не осталось, а им ещё хочется.

— Ладно — говорю. — Я у вассосала, теперь вы у меня щёлку полижите!

Думала — не будут. Обычно парни ни когда до этого не опускаются. Они немного поколебались, перегля­нулись и что удивительно — согласились. Олег стал мне груди сосать, а Игорь животик целовать и ниже. Я ножки раздвинула, позволяя ему добраться до ин­тимного места, а самой не верится, что он будет это делать, думала — пошутили. А он, правда, потёрся лицом о мою мохнашку, как котенок, промурлыкал что-то и припал к органу. Я просто обомлела. Даже как-то стыдно стало, что мужик мой срам вылизывает, никто мне такого не делал. Ноги сами инстинктивно сжались. Я уж было хотела остановить его, но чувс­твую — мне это нравится. Раздвинула ножки пошире, а полностью расслабится не могу, стыд мешает. Думаю: же ему не противно мою зассанку лизать, да ещё после того, как они вдвоём меня отымели. Сейчас — думаю, — плеваться начнёт, и какую-нибудь гадость скажет. Лежу как на бомбе, жду, когда взорвётся. А Игорь — ничего, выли­зал мне грешное место, улыбнулся Олегу, говорит:

— Теперь твоя очередь...

А сам сел верхом мне на грудь и член ко рту подставил. Вот только после этого, я смогла полностью расслабиться и получать удовольствие от такой замечательной ласки.

Зря я думала, что месяц трахаться не смогу, вдвоём они быстро меня снова раз­драконили: исцеловали так, что на моём месте и покойник бы завёлся. Всю вылизали, даже попку, что меня осо­бенно возбудило и натолкнуло на мысль.

— Давайте, — я им говорю. — Вы меня, одновременно, в обе дырочки трахните!

Они обрадовались, спрашивают: это как? Комбайн что ли устроим?

— Ну да, — отвечаю. — Сразу в попку и во влагалище.

Игоря, я положила вниз, так как его залупа была слишком большой для моей попки, сама оседлала его верхом, а Олег пристроился ко мне сзади.

Ты бы только знала, какой кайф я испытала!!! Вначале было немного больновато, когда Олег стал входить в мое шоколад­ное пятнышко, но зато потом, когда я освоилась с двумя членами внутри себя, я просто улетела! Они двигались и возились во мне как два поршня, заполняя собой всю мою трепещущую утробу и принося немыслимое блаженство. Всё тело окутала, какая-то сладкая нега, оно трепетало и пело от двух смычков. А когда

они одновременно стали кончать, я чуть ли не потеря­ла сознание от восхитительного исступления овладев­шего мною. Я даже не могу сказать, сколько раз я кон­чила, у меня был какой-то сплошной оргазм... !

— Ох, и везучая ты Лидка! — восхищённо прошептала Люба. — Мне бы хоть разок такое испытать! Мне всегда хотелось с двумя мужиками трахнуться. А почему ты раньше, мне это не рассказывала?

— Не знаю. Наверно потому, что мы с тобой ещё не секретничали, так как сегодня.

— Да... Ну, ты меня сразила! А что дальше-то было? Вы после этого расстались, или ещё встречались?

— Я с ними год продружила, а потом они институт закончили их в армию забрали и мы потерялись. Но этот год мы провели весело! Как мы только не из­вращались: и «паровозиком» трахались, и «комбайном», и одновременно два члена сосала, и зад­ницы друг — другу вылизывали, и писали друг на друга, короче было здорово! А сколько поз можно придумать втроём, особенно если парни без комплексов и зап­ретов, как Олег с Игорем!

— Теперь я поняла какого тебе мужа хочется! — вновь услышал я голос Любы, — После твоего рассказа я бы тоже не отказалась такого иметь. Жаль, что ты с ними связь потеряла, а то бы вышли бы за них замуж и не страдали бы от неудовлетворённости. Вчетвером, нам бы ещё веселее было!

— Да уж, скучать бы мы не стали, это точно, — согла­силась с подругой Лида.

— Где бы нам таких друзей — бисексуалов найти? Мужики, даже если и бисексуальны, всё равно никогда в этом не сознаются! Сами лишаются удовольствия и нас лишают... Козлы!

— Огласки боятся. А вообще-то, все люди бисексуальны, это уже учёными доказано! Я Фрейда читала. Так что если мы приложим совместные усилия, то при определён­ных условиях, сможем раскрыть нашим будущим мужьям их бисексуальную сущность. Только парнейнадо искатьдобрых и ласковых.

— И безотказных, как наш постоялец, — добавила Люба. — Вот его можно на это раскрутить. Может мне за него замуж выйти?

— А что?! Мне он понравился!

Меня аж в жар бросило. «Ну уж хрен вам, шалавы, — злорадно подумал я. — После того что я услышал, меня на аркане не затащишь! Не бабы — а Садом и Гоморра какие-то! И таким ещё детей доверяют! Это надо же до какой степени интеллигентные женщины могут опус­титься! Не дай бог такую жену иметь! Безотказный... ! Можно подумать я согла­сился бы, свою жену ещё с кем-то делить! Хорошо, что я всё слышал, а то и впрямь, могли бы меня с женой развести, если бы захотели. »

Но несмотря на моё воз­мущение, я чувствовал, что мне этого хотелось бы, что меня притягивает их разнузданная похоть и безудержная извращённость.

— Может пойдём к нему предложим, что бы он, кого-нибу­дь из нас в жёны взял? — предложила Люба. — Представ­ляешь его реакцию?!

Девушки тихо рассмеялись.

Наступила полная тишина. Видимо девушки мысленно рисовали картины их совместной жизни с двумя педиками.

— Теперь твоя очередь рассказывать, — нарушил, уста­новившуюся тишину, голос Лиды, — Что в твоей интимной жизни было самое незабываемое.

— Ой, я даже не знаю, стоит мне это рассказывать или нет — выдержав паузу, ответила, её подруга. — Мне бу­дет стыдно. Я в жизни, про это, ни кому не рассказыва­ла. Боюсь даже начинать.

— Ты меня уже заинтриговала. Ну-ка давай колись, что у тебя могло быть такое, что даже после моей исповеди тебе всё равно стыдно рассказывать!

Хотя я уже порядком подустал от их воспоминаний и у меня не только уши завяли, но и член, но её колебания и меня заинтересовали. Я-то думал, что развратней и распущенней Лиды, женщин, просто не может быть, но видимо, я ошибался.
— Ну ладно расскажу — согласилась Люба. — Мне кажет­ся ты меня поймёшь и не будешь осуждать.

Я весь превратился в слух горя желанием узнать секрет, перед которым меркнет, даже признания Лиды.

— У меня был один период — начала свой рассказ она. — Когда я несколько месяцев не встречалась ни с одним парнем. Я тогда разругалась со своим, и он, как собака на сене, не подпускал ко мне ни кого. Следил и прес­ледовал меня постоянно, не давая мне ни какой жизни.

Ты представляешь, как мне тяжело было? Дошло до того, что я каждую ночь изводила себя онанизмом, аж весь секель опух, а полного удовлетворения не получала, сны эротические каждую ночь смотрела, приплывала во сне, в общем — страдала. Я из-за этого козла, ни на танцы, ни в кино не могла сходить. Что толку, если он со своими друзьями избивали всех парней, которые ко мне приближались. Вся измучилась без мужской лас­ки, только и мечтала: как бы, и с кем бы, оттянуться. А тут, как-то, мне надо было сходить к одному деду за мёдом, он держал пасеку и жил за посёлком.

Ну вот. Пришла, я к нему, а его дома не оказалось, на дверях замок весит.

«Ладно — думаю. — Наверно на пасеку ушёл. Подожду. Не тащиться же ещё раз, в такую даль. »

Стала ждать. А у него пёс был — здоровый такой, на вид страшный, а на самом деле, добрый и ленивый, хотя и не шалавый, вею жизнь на цепи просидел. Обычно, он на меня, почти ни какого внимания не обращал, а тут, его словно подменили: выскочил мне навстречу, хвостом машет, уши поджал, извивается весь, всем своим видом стараясь показать, что он мне безум­но рад. Это мне, даже, как-то польстило. Делать всё равно нечего было, ну я к нему и подошла, что бы по­гладить...

И что ты думаешь... ? Этот подлец, запрыгнул на меня передними лапами и я от неожиданности, и его тяжести, шмякнулась на задницу. Сижу ошарашенная, ру­ками в землю упёрлась, что бы на спину не завалиться, ноги раскинуты, подол задрался, а он в меня носом ты­чется, лижет, поскуливает, подняться не даёт. С тру­дом оттолкнула его, перевернулась на четвереньки и только вставать начала, как он сзади на меня запрыг­нул, обнял передними лапами меня за бока и давай зад­ницей дёргать. Я сначала не поняла, что происходит, мне и в голову не могло такое придти, думала — балует, а потом чувствую, что-то влажное мне в ляжку тычется, тут только и врубилась...

— Он что, тебя изнасиловать хотел? — удивлённо ахнула Лида.

— Ну да!

— Ничего себе! Ну, а ты что?!

— Я вначале растерялась, напугалась немного, резко вс­кочила на ноги и бежать. Отскочила на безопасное расстояние, отдышалась и тут меня смех разобрал.

«Дожилась — думаю. — Даже собаки чувствуют, что я трахаться хочу. Течка наверно началась»

А у самой интерес проснулся. Вернулась я назад, подошла так, чтобы кобелю цепь мешала, снова на меня запрыгнуть, присела рядом на корточки — глажу его. А он так жалостливо на меня смотрит, поскуливает, руку лизнуть пытается. Потом голову наклонил, уткнулся мордой мне прямо в при­чинное место и давай демонстративно принюхиваться.

Я и так постоянно на взводе была, а тут ещё он «мас­ло в огонь подливает», тычется носом прямо в мой «нервный центр», явно давая понять, что он, хо­чет меня, как суку.

— Что приятно пахнет? Самку во мне по­чуял? — спрашиваю, а сама чувствую: щёлка мокреет и какой-то нездоровый интерес охватывает. — Поди ещё и отыметь меня хочешь? Бесстыдник! Думаешь, у нас по­лучится? Ишь, какой извращенец — женщину захотел! А член-то ты отрастил, что бы удовлетворить меня мог?

Разговариваю с ним так, за уши тереблю, а в голову уже нехорошая мысль прокралась: а что если попробо­вать, может получится?

Мне почему-то было ужасно приятно, что кобель меня хочет, это и послужило тол­чком, оно наверно передалось, а может я просто ис­тосковалась, в общем — неважно. Короче, чувствую во мне ди­кое возбуждение растет, и желание, под кобеля залезть и ни какой, женской мочи, нет, удержаться!

Я слышала раньше, что женщины с собаками трахаются, но считала, что это мужики всё выдумывают, что бы женщин унизить, а на самом деле такого не бывает, ведь они не суки, да и зачем это, если всегда, мужика, можно найти. К тому же, я всегда счи­тала, что у кобелей небольшие пенисы и толку от них не много. Я так рассуждала: не может же у сучек, вла­галище быть, таким же размером как у женщины, ведь они же меньше нас, а значит и дырка у них меньше, следовательно, и у кобелей член меньше чем мужской. А если это так, то какая женщина опустится, до тако­го. Ради чего?

А тут, я вспомнила об этом и думаю: авдруг это правда! Может люди не врут, и с кобеля­ми правда можно трахаться. Даже если у них пенис небольшой, всё равно наверно приятно, раз женщины это делают. От этих мыслей, я окончательно завелась, аж трусы взмокли.

«Будь, что будет! — решилась я. — Попробовать, всё же надо, вдруг получится!»

Отце­пила я пса, взяла за ошейник и скорее с ним в дровенник. Прикрыла дверь, что бы ни кто случайно не заметил, стянула с себя трусы дрожащими руками, а у самой душа замирает от страха и бесстыдства такого. Понимаю, что нельзя опускаться до такого срама, должны же быть, у меня какая-то честь и женское достоин­ство, но поделать с собой ничего не могу, до такой степени мною овладела безудержная похоть.

Акобель весь извёлся, ужом вьётся возле меня, словно понимает, что я хочу ему отдаться.

«Что же я, дура, делаю?. Сов­сем, что ли с катушек съехала без мужика? Стыд-срам то какой! — думаю так, и сама же себя уговариваю: — Ну а почему бы не попробовать хоть разочек, что я теряю? Какая разница — чей член, во мне будет: мужской или собачий? Дырка всё стерпит, лишь бы хорошо было! А вреда, всё равно никакого не будет, он ведь ни кому не расскажет и следов в вагине не оставит, так что никто и не узнает, кто в мо­ей дырочке побывал... , а от меня не убудет! Пизда — не лужа. , хватит и для мужа!

Борюсь так сама с собой, вижу — а у кобеля уже конец вылез: интересный такой, заострённый, как пика, сантиметров пять в длину, а толщиной — с сосиску и такой же розовый.

«Надо же, у него даже встал на меня! — удивилась я — Значит правда меня хочет, может, у нас, что и получится. Жаль только, член маловат!»

Рука сама потянулась к его пике. Взялась за мешочек, чувствую: под ним, что-то горячее и твёрдое как кость. Пёс сразу весь как-то изогнулся и давай, задницей дёргать, дрочась мне в руку.

Больше сдерживаться, у меня не было сил. Как представила, что его пика точно также, во мне может двигаться, аж

промежность защемило от похоти. Я никогда не была возбуждена до такой степени, одна только мысль, что я собираюсь совокупиться с животным, заводила до бе­зобразия своей извращённостью и аморальностью. Меня всю лихорадило от этого неестественного желания, ноги тряслись и подгибались словно ватные, вульва опух­ла и потяжелела, истекая соком, аж по ляжкам побежало, в голове затуманилось так, что я даже не зафиксировала тот момент, как перед кобелём, на четвереньки встала.

— Ты что правда под кобеля залезла?! — не выдержав, поразилась Лида. — Ничего себе! А я то думала, что тебя старикан оттянет.

— Не перебивай, мне и так стыдно это рассказывать!

— Извини. Просто я такого не ожидала! Это так инте­ресно и необычно!

В этом, я был полностью с ней солидарен, мне тоже было безумно интересно услышать продолжение. Несмотря на то, что я за эту ночь побил все свои сексуальные рекорды — оприходовав сразу двух нимфоманок, мой нат­руженный член вновь торчал как кол, причиняя мне силь­ную боль, но я готов был вытерпеть всё, что угодно, лишь бы дослушать эту исповедь до конца.

— Ну, так вот — продолжила она. — Стою я на четырёх ко­стях, подол задрался, а кобель заскочил на меня, дёргается, пы­таясь свою пику в меня воткнуть, а попасть не может. Тыкался, тыкался мне в ягодицы, потом соскочил и давай грешное место выли­зывать, да так, хорошо, что я сразу сомлела.

У него язычище большой, рабочий, весь орган мне им отшлифовал, во все складочки проник... , короче, доставил мне истин­ное удовольствие.
«Ну, — думаю, — Хоть так кончила! И то ладно!»

А самой большего хочется, вагина истомилась без члена, истосковалась вся, любовным соком изошла.

— Ну, давай, миленький — шепчу ему, — Ещё попробуй! Может всё-таки получится у нас, мы же оба этого хотим. За­сади в меня свою пику!

И, ты представляешь? Он словно понял, что я прошу. Вновь запрыгнул на меня сзади, об­нял лапами за бока и дрочится как заведённый, а попа­сть в цель всё равно не может.

— Ну, давай же, давай не спеши так — умоляю его. — Не такая уж у меня маленькая дырка, что бы в неё попасть нельзя было твоей сосис­кой, и гораздо большие, без труда попадали!

Чувст­вую, его конец, почти у самого входа в заветное ме­сто, тычется. Я тут как-то изловчилась, повела бедрами, и он вошёл в меня. Такого удовольствия, я даже не ожидала! Это было что-то!!! Пёс, сразу весь по­добрался как пружина, плотно прижался ко мне, всем своим шерстенным телом и давай меня наяривать, слов­но швейная машинка. Причём его член, как по волшебс­тву, стал увеличиваться в размерах, словно его насо­сом накачивали, заполняя всю мою изнывающую утробу. Боясь сбить его с ритма, я, уподобляясь сучке, замерла, наслаждаясь ощущениями. Буквально через пару ми­нут, меня уже распирало изнутри, его горячей, упру­гой плотью.

Эта, так называемая — «сосиска», оказалась «докторской колбасой» и затрамбовала собой всё вла­галище, давя на матку, и сразу на все чувствительные точки, которые есть внутри. Ни с одним мужчиной, я не испытывала такого сильного и яркого оргазма.

— Да ты что?! — удивлённо воскликнула Лида. — Неужели, правда, с собакой так хорошо? Как-то, даже, не верится в это.

— Можешь поверить, я ни капли не преувеличиваю. Я раньше думала, что когда собаки склещиваются, при половом акте, то виной этому является вагина суки, типа — она сужается. А на самом деле оказывается — из-за кобелей. Во время сношения, у них на члене, набухает огромная шишка, которая запечатывает вход во влагалище и не даёт из него выйти, пока член не опадёт.

— Правда? А я не знала!

— А я на себе испытала. Это трудно описать, насколько приятно ощущать на себе гибкое, мускулистое тело самца, с дикой, животной страстью терзающего мою нежную плоть, своим горячим, огромным пенисом и ощущать на коже щекотание его пушистого меха. сочетание безудержной похоти с таким извращением, до которого я опустилась, доводило меня до исступления. Я вкушала запретный плод и он был сладок.

Я уже успела приплыть, когда он, плотно прильнув к моим ягодицам, внезапно замер. Его член, итак основательно раздутый, ритмично задергался, уве­личиваясь ещё больше, и я, почувствовала, как внутри меня, излилось горячее семя.

«Боже мой, он в меня кончил!» — почему-то обрадовалась я и тут же получила такой оргазм, что аж в глазах потемнело и в ушах, звон пошёл. Я как будто взорвалась изнутри яр­кой вспышкой, это даже не опишешь, до чего хорошо было, До этого, у меня ни когда маточного оргазма не было. Я даже, на некоторое время потерялась, меня словно унесло и я парила на волнах блаженства. Мне кажется, я даже кричала в экстазе.

С трудом оклемалась: всё тело сладкой, такой, истомой залито, ноги, руки тря­сутся, подгибаются, в голове какой-то дурман. Чув­ствую, по ляжкам что-то тёплое течёт. «Ну — думаю. — Даже обоссалась от счастья, ни когда такого кайфа не получала!» А у самой силы нет, из-под кобеля выкарабкаться, а может даже и желания. Это было так необычайно и приятно ощущать внутри себя горячую, пульсирующую плоть, заполнившую меня до такого пре­дела, что мне казалось, что я вот-вот взорвусь от удовольствия. Ни один мужчина не мог добиться от моего влагалища такой чувствительности. Кобель, видимо замлев, прижался ко мне всем телом, крепко обняв меня за бока, лохматыми лапами, а я как сучка стояла под ним на четвереньках и млела вместе с ним.

Ты когда-нибудь обращала внимание на сучек, покрытых ко­белём?

— Нет. Кобель, как-то, больше внимание привлекает, он же работает, а она просто стоит — ответила Лида хихикнув. — А что?

— А я вот, после того случая, обращала. Если их не вспу­гнуть, то видно насколько сучке хорошо... , у неё глаза поволокой неги подёрнуты. И я, когда это вижу, так сра­зу вспоминаю, как мне хорошо было и даже, наверно, за­видую ей, потому что в трусах сразу мокреет.

— Ну после того, что я услышала — это не удивительно! Я теперь тоже завидовать начну! Я и сейчас уже тебе завидую.

Послышались звуки поцелуев.

«Ну вот, опять лижутся» — раздраженно подумал я, нетерпеливо ожидая продолжения рассказа.

— Ну ладно, рассказывай дальше, — попросила. Лида.

— Дальше... ? — сосредо­тачиваясь, Люба несколько секунд помолчала. — Так что я, про сучек-то хотела сказать? Ах, да! Видимо, когда член у кобеля, увеличивается до таких огромных размеров, то давит на какие-то скрытые точки, включая, все рецепторы наслаждения, в нём. Потому что, хоть, он, на мне и не шевелился, по моему телу продолжали идти блаженные волны. Я чувствовала внутри себя ритмичную пульсацию его тугой плоти и от этого влагалище исходилось сладкой истомой.

Не знаю, сколько бы я ещё так простояла под кобелём, упиваясь такими удивительно-приятными ощущениями, если бы, не какой-то шум. Тут только, я в себя пришла.

«Ну, всё — думаю. — Хватит из себя сучку изображать. А то, не дай бог, кто-нибудь застукает!»

Поползла вперёд из под кобеля, а он, словно прирос ко мне. Задними лапами перебирает вслед за мной, а слазить не хочет. Я быстрее поползла, всё равно не получается освободиться. Он вроде бы и сам стал упираться лапами, что бы слезть с меня, а не может. Чувствую, он мою дырку, как пробка бутылку, закупорил — без штопора не вынешь. Мне вначале смешно стало, что он к моей заднице так прилип, что не оторвёшь — интересно же ведь!

«Вот, — думаю. — У мужиков бы такие члены были, что бы с них так же трудно слазить было, а то сами выскаки­вают, не успеваешь их даже внутри прочувствовать!»

Приподнялась я с рук и стоя на коленях, стряхнула со спины кобеля, а встать не могу — его член не даёт! Пёс как-то извернулся, и мы оказались стоящими, задницами друг к другу, сцепленные как сучка с кобелём. Вот тут-то, я, уже не на шутку перепугалась, вспомнив как собаки склещиваются. Мне аж дурно стало от мысли, что меня могут застать в таком положении.

«Господи! Стыд-то, какой! — запричитала я, даже заплакав, от страха. — Что же я дура на­делала!? Сука похотливая... ! Мужиков мне не хватает... Пизда свербит, что даже до кобеля опустилась! Сраму теперь не оберешься! Весь посёлок узнает! Только руки останется на себя наложить... !»

Запаниковав, я оша­лело заскребла руками и ногами, пытаясь оторваться от этой псины. Протащившись за мной несколько метров, кобель, видимо, нашёл точку опоры и дёрнулся вперёд. Ядумала, что у меня промежность разорвётся! Вход во влага­лище, до боли растянулся и с громким, дребезжащим всхлипом, выплюнул огромную шишку, образовавшуюся у основания его члена, вслед за которой, из меня, хлы­нул целый поток какой-то жидкости. Ощущение было та­кое, словно из меня удалили жизненно-необходимый ор­ган, внутри сразу стало как-то пусто, неуютно.

Поднялась я на ноги, чувствую, из меня всё ещё продолжает что-то литься.

«Толи не держание — думаю. — Уссалась вся от удовольствия или страха. »

Взяла трусы, подтёрлась ими, смотрю — вроде на мочу не походит, липкое что-то и пахнет по-другому, а потом на пса-то взглянула, а у него член подрагивает и эта жидкость с конца капает. Ну, тогда я врубилась, что это сперма. У собак она жидкая, чуть ли не как вода и он накончал в меня, наверно, с пол-литра не меньше, из меня, до самого дома, по ляжкам текло, я уж хотела трусами свою скважину законопатить.

Вот тогда-то, я и узнала, какая у меня лоханка безразмерная, а то всё считала, что у меня небольшая дырочка...

— Почему ты решила, что она у тебя безразмерная? — снова подала голос подруга. — Ты же ко­белю дала, а не коню! Мне кажется, у тебя узенькая щёлочка.

— Мужики так не считают. Сначала, когда член кобеля во мне застрял, я подумала, что у меня щёлочка слишком узкая и тесная. Как в народе говорят: «с мышиный глаз». А ког­да он из меня вышел и я увидела, что во мне было, то даже глазам не поверила — как такая ялда во мне могла поместиться! Что бы принять её в себя, надо отверстие, не с «мышин­ый глаз» иметь, а дупло как у коровы! Конец у него, я тебе скажу, просто обалдеешь! Толстый, длинный, чуть ли не до земли свисает, наверно сантиметров двадцать с лишним, будет, а ближе к основанию утолщается в здоровенную шишку, диаметром, примерно сантиметров двадцать пять, а то и больше. Можешь себе представить!?

— Да уж, хорошая игрушка, — послышался восхищённый шё­пот Лиды. — Интересно бы попробовать с такой, хотя и страшновато. Я думаю после такого лакомства, все мужики покажутся пресными!

— Ну да. По крайней мере, я потом, с неделю ощущала во влагалище какую-то томящую пустоту, даже когда с парнем ку­выркалась. А потом всё нормализовалось, хотя всё ещё хочется испытать это снова. Были бы у мужиков такие члены!

Хоть мне тогда и страшно было, что зас­тукать могут, но я всё же, не могла уйти, не рассмотрев, как следует, такой великолепный экземпляр. Кобель видать, так наёбся, что никак отойти не мог, стоит не двигаясь и дышит как упаренный. Присела я рядом, что бы полюбоваться на это чудо природы, взяла в руку и диву даюсь, её изощренностью и щедростью, с какой она наградила собак. Их половой орган, на человеческий вообще не похож. Залупы, как таковой, нету, она тупая, как отрубленная, у конца немного утол­щается, образуя с торца венчик, внутри которого, пониже центра, торчит мякенький секелёк похожий на наш. А сам ствол тяжёлый, твёрдый, раздутый, сантиметров семнадцать в диаметре будет, весь в кровеносных сосудах — как будто сеткой оплетён, но на ощупь приятный; а почти у осно­вания, как я уже говорила, огромная шишка величиной с кулак. Короче, сразу чувствуется, что держишь в руках — вещь! Даже удивительно, как такой поршень, в сравнительно небольших, сучках вмещается, он же их разорвать должен, во мне-то и то застрял.

Мне бы, надо уже было, смываться, а я никак от этого чуда оторваться не могу — так он мне понравился! Даже, грешным делом, захотелось пососать его, ощутить во рту тугую пульсирующую плоть и срамное место, вновь от похоти защемило. Если бы безопасно было, я бы не раздумывая, вновь залезла бы под кобеля, до такой степени мне это понравилось, но пришлось превозмочь себя.

«Всё миленький, — говорю. — Надо убегать, пока нас с тобой не спалили на месте преступления! А то в петлю при­дётся лезть».

С трудом встала, потрепала его по го­лове, а этот хулиган, морду мне под подол засунул, понюхал мою мохнашку и давай её опять лизать. Мне надо следы прятать, а я как сучка расшиперилась и стою млею. Потом уж в спохватилась.

«Нет, — думаю. — Надо скорее сваливать,, от греха, подальше!»

Схватила его за ошейник и потащила во двор, посадила на цепь и скорее бежать! Иду домой, ноги, как-то неестественно широко расставляю, как будто между них, всё ещё член вставлен, внутри томящая пустота, а по ляжкам сперма течёт.

«Надо, — думаю — вытереть. « А то подтёки до самых пяток, да ещё пыль налипла и получились грязные разводы на ногах. И тут меня как обухом по го­лове! Трусы-то я в сарае забыла, как подтёрлась ими, так и бросила на ящик, да и банка на крыльце оста­лась. Я скорей назад. Прибежала, смотрю, деда ещё нет. Успокоилась, нашла трусы, подтёрлась ими и уже вроде, уходить собралась, но правильно говорят: охота пуще неволи! Захотелось мне ещё, напоследок, полюбо­ваться, вернее, потискать, так полюбившийся мне член. Присела я перед кобелём, вижу, он ещё не опал, всё такой же большой и упругий и так приятно было его в руке держать, что я всё же решилась попробовать собачью плоть на вкус.

«Потерявши голову, по воло­сам не плачут — подумала я. — Если уж я опустилась до уровня сучки, то уж уподоблюсь ею до конца и испытаю всё!»

Хоть мне было ужасно стыдно даже перед собой, за то, что я делаю, но удержать себя в рамках морали, я немогла и всё тут. Осмотрелась кругом, что бы не дай бог, кто-нибудь случайно не заметил, как я у кобеля со­сать буду, опустилась на четвереньки и, взяв член в руку, поводила концом по лицу и губам. Странно, я во­обще-то очень брезгливая была, иной раз даже до край­ности, но тогда, почему-то, не испытывала ни каких неприятных ощущений, наоборот, меня это страшно заводи­ло. На вкус он оказался немного солоноватым и прежде чем заглотить его, я сначала поплевалась, а уж потом решилась взять в рот. И ты знаешь?! Это было, совсем не противно, необычно как-то, но в целом, ощущения не плохие и интересно. Я язычком, с его мякеньким секельком, на залупе, поиграла, поводила по нему и только захотела поглубже в рот взять, как тут, кобель, до этого стоящий спокойно, запрыгнул на меня перед­ними лапами, обхватил за бока и давай меня в рот наяривать. Я чуть не подавилась сперва, пришлось ру­кой член придерживать, что бы глубоко не засовывал. Мне так смешно стало.

«Вот нахал, — думаю. — Сначала в пизду выебал, а теперь в рот хочет. Прямо как человек!»

Чувствую, у него конец задёргался, и из него сперма полилась — жидкая, как моча. Ну тут уж, я решила завязывать с извращениями того и гляди дед вернётся! Не стала больше судьбу испытывать, схва­тила трусы, банку и до дому! Прибежала домой, в зер­кало посмотрела и ахнула: платье всё измятое, подол испачкан, ноги от манды до пяток в грязных подтёках от спермы, на подбородке тоже сперма засохла, глаза испуганные, растерянные! Кошмар, да и только! Я потом долго себя моральным изгоем чувствовала, несколько лет у меня комплекс был, мне казалось, что все знают, что я с кобелём трахалась!

— Ты меня просто сра­зила, своим рассказом! — прошептала Лида. — Мне тоже захотелось попробовать! А ты, ещё бы хотела, это повторить, с кобелём?

— Если честно, то после того случая, я часто меч­тала об этом, только возможности не было.

— Зато сейчас, у нас есть возможность, завести собаку. Одну на двоих... Как ты на это смотришь?

— Я не против — согласилась Люба, — Вдвоём даже интересней будет.

— Ну ладно, значит с сегодняшнего дня, начинаем ис­кать подходящего щенка...

Слушая этих извращенок, я поражался их безудер­жным бесстыдством и похотью, меня возмущал их цинизм, но в то же время, они меня восхищали и я готов был бросить жену и жениться на любой из них, лишь бы участвовать во всех, их, диких, сексуальных фантазиях. Но к сожа­лению, утром, мы распрощались так, как будто между нами ничего и не было. Я вернулся домой, но забыть их, я не смог, они оставили неизгладимый след в моей жизни.

Рассказ Любы, до такой степени потряс моё воображение, что я уже ни как не мог отделаться от желания — увидеть своими глазами, как женщина отдаётся кобелю, это стало моей навязчивой фантазией! Впоследствии, я пересказал жене, подслушанную в ту ночь, исповедь Любы (естественно не обмолвившись о том, что было между нами) и заметив, насколько сильно её, это возбудило, предложил тоже, завести кобеля, что бы заниматься, иногда, с ним сексом.

Но это уже совсем другая история, об этом, я расскажу в следующий раз.

1974г.

Рекомендуем посмотреть:

Привет всем меня зовут денис,мне 16.Ну ладно не давно,я с другом договорился прогуляться вечерком.Позвонил я значит ему,встретились мы ,и пошли на колхозную улицу,там у нас дискотеки проводятся!!)Шли мы не долго там всего то метров 500-700,но пока шли мы не могли не заметить городскую приежую,блондиночку..ааа вы бы её видели у неё сисиьки 3,жопа большая и упругая!!Так мы и дошли до клуба..ну мы с русланом,кстате так зовут моего друга,решили напиться.Ну и пошли купили по бутылочке пивка.Вып...
Меня зовут Артур я учусь в 11 классе и на протежении моей учебы мне понравилась одна девочка моя одноклассница её имя было Янна. Я не романтик и не буду говорить,что я в неё влюился из-за её острого ума или её прекрастных шуток,она мне понравилась своим неотрозимым телом,о да её мягкая попка просто бросала меня в дрожь от возбуждения в такие моменты я просто был неупровляем, я представлял как я буду достовать свой хуй и засовывать ей в её влажную от страсти и от неизнеможенния пизду,но это были ...
Мне даже не верилось что всё получилось. На руках, под вопли приглашенных на свадьбу я занёс свою Ирочку в квартиру и положил на кровать. Склонился над ней с надеждой поцеловать.- Тебе не надоело ещё? У меня уже губы болят от поцелуев!Она откинулась на спину и задрав подвенечное платье развела ноги согнув в коленках. Моему взору открылись её ножки в белоснежных чулках. Ножки соединялись, и в этом месте красовалась аккуратная побритая дырочка, столь желанная мной. Я ухаживал за ...
Я прислушался. Вокруг все словно оцепенело. Только далекие гудки поезда нарушали тишину. Олег тоже прислушивался.- Нет никого, - прошептал он, словно боясь, что его голос в этой тишине окажется оглушительным.- Да, - ответил я, осматриваясь.Мы стояли, прислонившись к стене старого кирпичного одноэтажного здания с решетками на разбитых и запыленных окнах. Повсюду желтела трава и кустарник. Мне захотелось в туалет. Я обернулся к стене, расстегнул шорты и, вынув член, начал писать ...
Меня зовут Алла, я стройная брюнетка 24 лет с модельной внешностью и грудью 3 размера. Закончу своё описание тем, что я профессиональный фотограф и именно с моей профессиональной деятельностью связанна эта реальная история.Пару лет назад меня пригласили в германию, на съёмку для мужского журнала. Одной из моделей с которой мне пришлось работать была Кэти, роскошная рыжеволосая девушка с пышной грудью и как оказалось, русскими корнями. Вся сессия прошла на ура и закончилась чуть раньше, чем...
Лера с Романом продолжали планомерно развивать свою семейную жизнь. Они приобрели новую квартиру в элитном доме в центре города, сменили мебель и вот, наконец, решились обзавестись ребёнком. И хотя Лера родила после шести лет совместной жизни, роды прошли успешно. Всем друзьям она говорила в шутку, как будто меня хорошо трахнули огромным хеном, мне показалась, что, я даже кончила. Ради такого удовольствия, согласна каждый год рожать. Врачи запретили ей половую связь, порядком на три месяца, так-...
Хищники всегда имеют преимущества перед жертвой. В этом Ольга убедилась на собственном опыте. Зайдя в тёмный подъезд (лампочка, не удивительно, была выкручена или разбита), она вызвала лифт. Но, как только двери лифта распахнулись, откуда-то из-за спины вынырнули тени и быстро запихнули её в кабину. Всё произошло в одно мгновение, и она даже поначалу не поняла, что случилось. Ольга попыталась обернуться, и краем глаза заметила, что в тесном лифте кроме неё находятся 4 подроста, на вид, лет 15-16...
Меня зовут Сергей. То, о чём я хочу рассказать,случилось давно, и полностью изменило мою жизнь... Случилось это 10 лет назад,летом, мне тогда было неполных 16 лет. В целом,я был обычным нормальным подростком, учился в школе,занимался плаванием, и, как каждый подросток, довольно часто мастурбировал... С одной поправкой- мне нравилось делать это в необычных местах. Особенно меня привлекали заброшенные стройки, подвалы и общественные туалеты.... В тот день я забежал домой после тренировки, на...
После памятной игры в волейбол (подарок одноклассниц на 23 февраля) Настя стала моей девушкой. Наши сексуальные контакты были не часты, но регулярны. Из - за того, что моя подруга была девственной. Нам приходилось ограничиваться, в основном, оральными ласками. Надо ли говорить, что мне страстно хотелось большего. Да и моя козочка, созрела п одарить мне «самое дорогое». По взаимному согласию дефлорацию, решили приурочить к дню рождения Насти. День рождения прошёл в субботу, в начале мая, у неё до...
Поздним вечером к чекисту Меркулову неожиданно заглянул Лаврентий Павлович Берия. - Не тормошись, Меркулов, - успокоил он, - я так, сигаретку выкурить. Берия закурил, сел задом на стол и рассеянно глядя в потолок спросил: - Меркулов, ты когда-нибудь куннилинг делал? А Меркулов не раз делал куннилинг, но не знал, что это так называется, и поэтому тупо переспросил: - Чего? - Я вот тоже не знал,- вздохнул Берия. - Это, слушай, бабе языком - ну, это, - муську... П...
Просматривая в интернете тематические сайты по свингу и sexwife, я наткнулся на интересное объявление от семейной пары. Пара: Он – 30, она 25 лет, хотят познакомиться с девушкой, парнем или парой для группового секса, развратны, приемлют все, ищут экспериментов в сексе. В конце приписка : девушка хочет попробовать ЗОО!!! Откликнуться только на реальных людей и понимающих в теме.Меня это сильно заинтересовало, т.к. я сам искал женщину, с которой можно проделать это. И туту такая уд...
- ...Три, два, один... Мотор!Софиты ослепили глаза, и Мэй зажмурилась. Грянула бравая музычка – сразу отовсюду, будто из самого воздуха, - и отвязная, отпадная, сверкающая блесточной чешуей Ирфни Уарпо вышла на свет, пританцовывая на ходу:- Привет! С вами Ирфни Уарпо и ее ток-шоу «Прикоснись К Звезде», лучшее на TV+! – орала она, растягивая концы фраз. – Сегодня у нас в гостях – наконец-то! ну неужели?.. сама не могу поверить! Редкий зверь, поймать которого не удавалось еще ник...
Этот рассказ я не хотел писать. Мы не рассчитывали, что тема " Лиман 1" заинтересует читателя. Он вписан в блокнот короткой фразой - "Лиман. Дубль 2.Первый минет" и супруга долго его стыдилась. Тем более, что он похож на " Лиман 1". Ну, если читатель наберется терпения, то узнает эту историю.Прошел год после ранее описанного приключения. За этот год абсолютно ничего интересного не произошло ( кроме нескольких походов с друзьями в сауны ). Но супруга часто вспоминала...
Я студентка МГУ, 3 курс, зовут Алиса. У меня необычная внешность - смуглая кожа и светлые волосы, т.к. папа русский, а мама казашка. Мужским вниманием мягко говоря избалованна. Я не просто(извиняюсь за не скромность) красивая девушка, но и стильная, умная и в общем таких как я называют "папенькина принцесса". Когда я щелкаю шпильками идя по коридору университета - я чувствую как все сморят, парни роняют слюни, а девушки ненавидят))В моем университете есть один парень и он мне очень нра...
Марика.Мартини.Мой милый отменил встречу, сославшись на какие-то проблемы у друга. Ну что ж, жаль… Придется скоротать вечер за книжкой и бокалом мартини. Мартини приобрела исключительно для себя любимой, т.к. моя зарплата не позволяет мне шиковать. Приняла душ, накинула легкий домашний халатик, налила бокал до краев, взгромоздилась с ногами на диван и открыла книгу. А хорошо…– не так часто выдаются спокойные вечера. От неожиданного звонка в дверь я чуть не пролила весь бокал на себя....
Жизнь - удивительная штука. Иногда она словно наблюдает за нами, зная все, даже самые потаённые наши мысли и фантазии, и в какие-то моменты словно нарочно подбрасывает нам возможность их реализации. Об одном таком случае я и расскажу.Школу я закончил девственником. Я так и не нашёл для себя девушку, готовую это исправить, поэтому я до самозабвения был влюблён к тому моменту в мастурбацию. В своих мечтах я мог быть с любой женщиной мира, и это меня вполне устраивало. Мужчины в моих фа...
Моя сексуальная жизнь была на редкость скучной. Лишившись девственности в 19 лет и вскоре расставшись с парнем, я надолго забыла о регулярном сексе. Редкий секс с теперь уже бывшим парнем не приносил особой радости, да и хотелось чего-то новенького.От недостатка ласки и накопившегося возбуждения я начала практиковать мастурбацию. Один из любимых способов - с помощью душа - я практиковала практически ежедневно перед сном. За долгие месяцы практики я почти полностью изучила этот метод ...
Предыстория Я учился на втором курсе мединститута, когда познакомился со Славой. Это был парень среднего роста. Его телосложение было очень крепким, а накачанным мышцам завидовали многие. Как точно произошел момент знакомства, я не помню, но знаю точно - инициатива исходила не от меня. Он учился на соседнем потоке и заметил меня на одной из лекций. Поскольку я поступил в институт сразу после школы, опыта социальной жизни у меня не было никакого. Я ходил на занятия и общался только с ...
Я учился в обычной Московской школе, был обычным троечником, не чем особо не выделялся, но почему то у меня было одно сексуальное желание класса с шестого, это трахнуть мою учительницу! Опишу ее: ей сейчас примерно 52-55 лет, не высокого роста, с короткой стрижкой, с короткими волосами типа «каре» с грудью примерно третьего размера, не обвисшей, что для ее возраста редкость! С аппетитной фигурой (в молодости видимо была стройной, но года взяли свое)Она всегда накрашена, практически в...
Если кто-нибудь в этот жаркий летний день догадался заглянуть в окна одной неприметной квартирки на окраине города, — увидел бы весьма занимательное зрелище.Стройная, высокая блондинка с кукольным личиком и большими голубыми глазами сидела в кресле перед компьютером, и кусала губы, явно собираясь с силами для чего-то важного.В очаровательной головке метались мысли: «Нет, соглашаться на это — полный бред. Ни-за-что!... Но деньги нужны срочно... и все сразу. Все продать, вз...