Откровенность в сети

— Ффух. Славно порезвились.

— Да.

— По кружке пива?

— Это не грех.

— Точно.

Двое вышли, отдуваясь, из боулинг-клуба, и направились к ближайшему ларьку, которыми обросли, как цветными грибами, окрестности канатки.

Вокруг клубился ватный туман. Странное сочетание многолюдия и тишины, всегда удивляющее на Ай-Петри, навевало меланхолию. Присев под тентом, они получили свое «Чернігівське» и молча смаковали его, глядя в голубую бездну, зиявшую под ногами.

Оба они были полны сил, хоть и не первой молодости: одному было за тридцать, другой казался старше лет на пять или больше.

— Ну? За знакомство? — наконец спросил тот, который был младше.

— Ага.

Они лениво чокнулись.

— Прямо здесь обосновался?

— Да, в «Золотом Муфлоне».

— И я. «Дети гор», третья хата от «Муфлона». Офигительное место.

— Ага. Жена затащила. Хочу, говорит, снова в горы.

— Женат, значит?

— Стало быть, да. А ты холостяк, судя по вопросу?

— Да как тебе сказать...

— Как есть, так и говори.

— Ну... Не фартит мне, честно говоря, в этом деле.

— Чего? Такой сочный мужик, прости за правду...

— Сочный-то сочный, но, видно, сок мой им не того. Вечно в какие-то истории вляпываюсь. То в замужнюю влюбился, то бросила меня одна, то виртуальные романы...

— Виртуальные? Это как?

— Ооо. Это как вживую, только круче. Потому что в фантазии. И потрогать нельзя, и впечатлений столько, что лопаешься, блин, то ли от счастья, то ли от хрен знает чего...

— Да. Живописно описал.

— А ты что, не? Ну, понятно, ты человек семейный, тебе не до того... Где, кстати, супруга?

— Катается с Шунькой на верблюде. Шунька — это отпрыск мой, четыре года. Через полчасика должны быть... Так что, говоришь, круче, чем вживую?

— Смотря с какой стороны посмотреть. Тут не все так просто. Понимаешь, женщины — это ведь страшное западло.

— Понимаю.

— Да погоди ты!... Дай закончить. У нас равенство полов, так? Мы общаемся с женщинами, каждую минуту видим их, какие они все из себя — с фигурами, с талиями, с сиськами... Должны с ними вести себя корректно, прилично, как с членами общества, блин. Иногда они оказываются слишком близко, иногда приходится их трогать, или даже чмокать, или даже обнимать, если ты в хорошей компании и не лох... И при этом надо делать вид, будто ты в упор не сечешь, что женщина вся, с ног до головы, каждым своим сантиметром, каждым поворотом тела, каждой интонацией своего голоса кричит о сексе. Кричит — а сама не сознает. Или сознает. Или и сознает, и не сознает одновременно, хрен их знает, что у них там внутри... И надо делать вид, что ты весь такой культурный, воспитанный, что ты ловишь ее внешнюю волну, а не внутреннюю, главную, которая орет: раздень меня, тискай, облизывай, обнимай — и трахай, трахай, трахай!..

— Ну, и причем тут виртуал?

— Ооо. Виртуал тут притом, что там ты можешь подойти к женщине с другой стороны. Из зазеркалья. Там тоже есть свои условности, но они не такие крепкие, как в реале. Сквозь них намного легче пробиться к женскому естеству. Прорыть ход вовнутрь. Прикосновение — реальное прикосновение к женщине, я имею в виду — требует намного больше усилий по взлому условностей, чем откровенность в сети, понимаешь? А откровенность в сети позволяет трогать не за сиськи, а прямо за сердце. Оттуда и к сиськам ближе, кстати, и это уже будет возврат, а не прорыв... Одно только «но»...

— Ты Их Не Видишь.

— Точно. Или если вижу, то только в мониторе. Но зато... Представь себе: молоденькая, девятнадцать лет, свежая, как булка с пылу с жару... Катается на качелях. В ушах музыка, и внутри музыка, и во всем теле, и во всем мире... Катается, смотрит на небо, щечки как гранаты... от ветра и музыки...

— И что?

— Ничего. Расскажу тебе одну историю. Жила-была прекрасная принцесса. Ничего в ней особенного не было: одевалась обыкновенно, сиськи не выпячивала, из головы косичка росла... Кроме двух вещей: во-первых, она невозможно красивая. До скулежа. У нее такое личико, что не надо ни помады, ни всех этих хреней-теней. Ну, и во-вторых, она так помешана на странствиях и путешествиях, на всяких далеких и близких краях, так знает географию, историю и прочие науки, что непонятно, откуда столько знаний в такой красивой голове.

Представил? А теперь представь, что ты никогда ее не видел — только фото. И что вы общаетесь так тесно, что она однажды снялась для тебя голенькой, чтобы ты объективно, по-мужски заценил ее фигуру, а ты объективно, по-мужски заценил, и вы несколько дней говорили о ее сиськах и бедрах так, будто это самые обыкновенные вещи на свете. И ты дрочил за компом, как задрот, и знал, что она тоже дрочит, хоть и не говорит об этом.

Познакомились вы случайно, и уже через пару недель ты не выкисаешь из сети, забиваешь на работу, на друзей, на футбол, и знаешь, что с ней — все то же самое. А потом происходит вот что. К одному крутому и, заметь, относительно не старому директору приводят нашу принцессу:

— Возьми ее к себе в контору.

— Нет, — говорит крутой директор, — вы что, забыли, что я никогда не беру девочек, тем более недоучек? Девочка и туризм — две вещи несовместные. Туризм — мужское занятие, а девочка пусть вышивает крестиком.

— Но, господин крутой директор, — говорят ему, — так-то оно так, но у этой девочки есть одно неоспоримое достоинство: ее папа — спонсор нашего вуза, а наш вуз дружит с вашей конторой.

— Тем более, — орет крутой директор, — искусство не продается!

— Так-то оно так, но хотя бы послушайте ее...

— Не буду даже и тратить время!

Уламывали его, уламывали... уломали. Входит такая лапочка с косичками, с бантом — догадалась же одеться, чудо-юдо.

— Какая лапочка с бантиком, — говорит директор. — Что ты нам расскажешь? Как Волга впадает в Тихий океан?

Лапочка раскрывает рот и зафигачивает столько умных слов, что у директора отпадает челюсть. Когда он подбирает ее — говорит:

— Только, чтобы жизнь не испортила этот редкостный талант, а вовсе не ради ее папаши, я делаю исключение и беру ее к себе в контору.

Так она оказывается у него — единственная девочка среди чертовой кучи мальчиков, вьюношей и дядей. Проходит неделя — и директор забивает на них на всех ради лапочки с бантом. Дяди вначале ее клеят по-черному, а она стесняется, не знает, как быть, и все вываливает тебе. Ты делишься опытом, говоришь, чтобы не разменивалась, держала их в строгости, тогда больше любить будут.

Ну, то ли она переборщила, то ли директор про них совсем забыл, но очень скоро они ее приревновали и стали гнобить. Стебут ее, гадости говорят, намеки всякие пошлые. Что поделать — коллектив.

А директор, как на грех, хоть и сидит с ней, просвещает — а все грызет ее за то, что она не мальчик.

— Это тебе не дамские сопли, бантики в слезах, — говорит ей чуть ли не через раз. Она, естественно, плачет — не при нем, сама.

— Он просто играет с тобой в такую игру. Это такой педагогический прием, — говоришь ты ей. — Если бы он так думал — не висел бы над тобой, как над цяцей.

— Нет, он думает, что я бездарь. Он думает, что все женщины ущербны.

— Может, он просто голубой?

— Нет, он в самом деле так думает, — ревет она, и ты снова и снова утешаешь ее вместо того, чтобы ужинать, спать и работать.

Скоро вся ее жизнь — и, соответственно, твоя тоже — становится имени директора-сексиста. Она говорит и думает только о нем — и ты, соответственно, тоже. А тот чем дальше, тем сексистее. Поручил ей лазить по канализациям, по подземным ходам и катакомбам, чтобы развить в ней мужественность, и проел все нервы бантиками.

— Нет, — говорит он ей однажды, — пока ты не попробуешь на своей шкуре, что такое быть мужиком, ты не прочувствуешь дух нашего дела. Ты выросла папенькиной дочкой, каталась как сыр в масле. А слабо пойти в горы, как Манфред?

— Не слабо, — кричит она ему.
— Ой-ей-ей, — говорит он. — Только там бантики не катят. И губки красить нечем. Там все по-простому: тут тропа, а там пропасть. Боишься?

— Нет!

— Тогда жду завтра в полном обмундировании. Рюкзак тебе сам соберу, а то наберешь бантиков.

Уехали.

Четыре дня — ни ответа, ни привета.

У тебя ломка, как у ширика: каждые полчаса лезешь на почту, в контакт, в скайп, обновляешь, ждешь, кусаешь губы... Смотришь ее фото — и старые, и свежие, и те, заветные, где она без всего, с маленькими такими рожками сосков, трогательными, как у ребенка... Сиськи у нее субтильные, первый размер, а бедра матерые, женские, так и хочется ухватить покрепче... А главное она тебе так и не показала. Постеснялась, сдвинула ножки...

И вот, наконец, — онлайн!

Пять минут лопаешься то ли от радости, то ли от обиды, что не пишет (должна же первая написать, как же ж еще?), и уже решаешь все-таки ей писать, бессовестной, — как вдруг:

— Привет, мой хороший! Мне столько нужно тебе рассказать! Я тут немножко болею, поэтому говорить не могу, буду писать, ладно?

И пишет. Стесняется, но пишет. Вначале туманно, общими такими фразами, а потом все подробнее, подробнее...

— Он был весь такой заботливый, — рассказывает она тебе, — я даже не ожидала. Думала, будет мне испытания делать, ну, и настроилась доказывать ему, что я не хуже мальчика. Отказывалась от привалов, от воды, не разрешала себе ручку подавать, прыгала по камням, как коза, а он — «не устала?», «не тяжело?». Ага, думаю, ждешь, что во мне бантики лопнут? Ну погоди у меня.

И не заметила, как устала. Да так, что ни рукой, ни ногой.

А тут полил ливень. Вот как-то сразу, вдруг. Гром гремит, молнии бьют чуть ли не в тебя. Дорога мгновенно раскисла, превратилась в глиняную кашу — ноги вязнут по колено, как в бетоне, и фиг вытащишь. С одной стороны скала двести метров, с другой — пропасть триста. Еще и съезжаешь в нее, и ручками цепляешься за грязь, за колючки и за шефа. Каждый шаг — подвиг. Вокруг льет, грохочет и сверкает, как аду, ветром лупит тебе в морду, вода везде — и сверху, и снизу, и у тебя за шиворотом, и вся ты мокрая, как губка, до самых кишок, и грязь тоже везде — на ногах, на руках, даже на голове, потому что льет в глаза и ты вытираешь лоб...

Шеф что-то кричит мне — про то, что нужно дойти туда-то, и там переждем — а я ничего не понимаю, потому что сил нет уже ни капли, все ноет, хлюпает, лопается от боли и холода; понимаю только, что спрашивает — «сможешь дойти? сильно устала?» — и киваю головой, чтобы он не понял, что я сдохла, хоть это было и так ясно даже ежу...

Потом все как-то смешалось, как в бреду. По-моему, я упала, и удачно, головой прямо в грязь, и лежала, не могла встать (не потому, что ушиблась, а просто не могла, и все), а он суетился, куда-то тащил меня по грязи, как мешок, потом выкинул мой рюкзак, взвалил меня на руки и понес. Я не могла ни сопротивляться, ни говорить, а только пищала, вцепившись в его куртку. Он мог запросто со мной сорваться, но как-то обошлось — дотащил меня до скалы, которая нависла над травой, как козырек, и упал под нее вместе со мной, и я лежала и удивлялась, что трава сухая.

Потом он стал хватать меня за руки-ноги и кричать — «чувствуешь?» — а я мычала, как корова, потому что ничего не чувствовала и страшно перепугалась. Тогда он стал раздевать меня, и раздел догола, совсем-совсем, и стал всю меня шлепать, тискать и тереть, а я выла от страшной боли во всем теле. Это было, будто меня выворачивают мясом наружу.

Потом стало жарко, очень жарко, и каждое прикосновение обжигало, как удар током, и проникало куда-то глубоко, в самое нутро, и там растекалось жидким огнем.

— Я не смогла! Я не мальчик! Я не смогла, — кричала я и ревела, размазывая слезы вперемешку с грязью.

— Ты девочка. Моя девочка. Девочка, девочка, девочка, — бормотал он, тиская меня, и я сходила с ума от его рук. Они были везде сразу, они летали по мне и мяли меня, как восковую, били, шлепали и ласкали меня от макушки до пяток. Тело было чувствительным, как... как я не знаю, что; оно было — один сплошной нерв, искрящий от боли. Было больно, невыносимо, ослепительно больно; и я вдруг страшно удивилась, когда поняла каким-то ошметком сознания, что эта боль — оргазм, что я кончаю уже хрен знает сколько, и что его рука хлюпает у меня между ног, а я бодаю ее лобком...

Потом я ничего не помню, потому что заснула. Я никогда не спала таким сном — глухим, как смерть.

Проснулась от озноба. Долго, очень долго не могла понять, где я и что со мной.

Потом мне стало страшно, и я закричала, потому что не могла пошевелиться. Кто-то сковал меня по рукам и ногам, и я думала, что меня приняли за мертвую и похоронили, а я проснулась в гробу.

Потом я догадалась открыть глаза.

Не знаю, сколько времени прошло, пока я вспоминала, что и как. Я была в спальном мешке. Рядом в таком же мешке лежал шеф. Почему-то я испугалась, что он умер, и долго смотрела на него, пока не убедилась, что он дышит.

Было темно, но не очень. Вначале я подумала, что вечер, но потом как-то поняла, что ночь уже прошла и светает. Дождь кончился, было тихо и жутко, как на другой планете. Тишина звенела, как бывает, если кружится голова, и я вначале думала, что это во мне звенит, а потом поняла, что это птицы, тысячи птиц со всех сторон, и что они вопят, как сумасшедшие.

Я промерзла до костей и стала выбираться из мешка. Это оказалось страшно трудно и противно — мешок лип к телу, тянул и царапал. Казалось, что я снимаю его вместе с кожей. Когда я выползла — оказалось, что я голая и грязная, как поросенок. Я вся была в бурых разводах, на теле налипла мокрая трава, волосы стянуло коркой. Минут десять или больше я пыталась выковырять из них глину, потом стала искать одежду и кроссовки, нашла — но все это превратилось в комки липкой грязи, на которые было даже противно смотреть.

Земля была в камнях, ступать было колко, но, в общем, терпимо. Я вышла на луг, в мокрую траву. Во всем теле была какая-то странная слабость и легкость, будто я только родилась на свет. Я чувствовала себя в новой шкуре, как оборотень. Прошлась по лугу, впитывая всем телом траву, воздух, птичьи вопли, заглянула за край склона, уходящего в туман — и окаменела.

Это было не просто красиво. Это было невозможно. Такого не бывает. Людям не дано видеть такое. Такое видят только звери. Я чувствовала все это не только глазами, но и шкурой, и всем телом — горящий край неба, золотой пожар в тумане, голубые и лиловые, и свинцовые, и черные, и багряные горы. Не поверила бы, что есть красота, от которой больно.

Вокруг все было пропитано росой. Я подумала, что смогу немножко обмыться, стала собирать ее руками и стирать с себя грязь. Присела, потом легла...

Не знаю, как это получилось, но я каталась по траве, как зверь, вымазывалась травяным соком, кричала, хватала ртом росу... Наверно, это было больно, потому что там были колючки и камни, но я не чувствовала боли, я ничего не чувствовала, кроме крика, который звенел во мне и рвался наружу.

Потом я вдруг увидела его. Вначале не глазами — кожей, со спины. Потом обернулась.

Он стоял неподалеку, мокрый, грязный, в одежде. Я встала во весь рост. Ветерок жег кожу, но мне не было холодно. Я смотрела на него.

— Иди сюда, — приказал он.

Я подошла — голая, вымокшая в росе. Я уже знала, что сейчас будет, и не боялась. Или нет — боялась, но не так, как боятся люди. Я не хотела убежать. Просто мне было страшно, что наступил такой момент, и его не избежать.

Он взял меня за плечо, потом потрогал ТАМ, сунул палец внутрь — запросто, будто много раз так делал.

— Трахалась раньше? — спросил он. Я не удивилась, что он говорит так грубо — здесь иначе было нельзя.

— Нет.

— Знаю.

Он стал трогать меня — размазывать по мне росу. Тело мое было мокрым и холодным, его ладони — тоже, но от трения они теплели, и я чувствовала их тепло. Он тискал мне плечи, грудь, бока, попу, мял двумя руками меня всю, а я смотрела ему в глаза. Потом сказал:

— Становись раком.

Глаза у него были не похотливые, а серьезные, торжественные, как у Будды.

Никаких поцелуев, мусей-пусей, любовей-морковей, думала я, упираясь руками в траву. Так было правильно, по-звериному... и очень страшно.

— ААААА! — заорала я, когда в меня уперся Он.

— Чего ты? Я еще ничего не делаю, — сказали сзади. Я притихла, и когда действительно стало больно — крепко, по-настоящему — не кричала, терпела, закусив губу. Это было недолго: он прорвал меня и тут же вышел обратно.

— Готово. Готова моя девочка. Ну как же хорошо, что ты девочка, — он вдруг шлепнул меня ТАМ, прямо в середку.

Это было так, что я зарычала в траву, как медведь.

— Ага, ага, — говорил он и взбивал меня руками, как миксером, а я выгибала бедра все выше и подставлялась ему. Мне будто подсказывали, что делать — гнули мне тело, включали рычалку, и я рычала, как послушная кукла. Шеф тискал меня, дергал мне соски, как корове, звонко шлепал меня по мокрой попе, и это было почти больно, но хотелось сильнее, больнее, и я рычала, вдавливая голову в траву.

Потом он снова ухватил меня за бедра — и... началось.

Было больновато, но не так больно, как хотелось — а мне хотелось, чтобы меня рвали на части, на ошметки, чтобы меня жрали, как добычу...

— ЫЫЫЫЫ, — рычала я, а он долбил меня сзади, въехав в меня своим огромным колом — мне он казался огромным, как сосна, и я представляла, как он шурует там во мне, как мохнатые яйца шлепают по моим складкам, как меня прижали к земле и осеменяют — дикую похотливую рысь без стыда и одежды...

— ААААА! — этот кошмар вздулся во мне, и я стала зверски кончать. — ААААА!!!

Из тумана вдруг прорезался желтый ободок. Все вокруг залилось золотым светом.

Я подумала, что умерла, или нет, не подумала — думать я тогда не могла, у меня не было мозга, только тело, кричащее от сладостной боли, и глаза. Захлебываясь криком, я смотрела на солнце, выходящее из тумана. Его свет проник в меня и стал влагой, и сама я стала влагой, горькой влагой без силы, без мышц, и растеклась по земле, рухнув в колючки. Он рухнул рядом со мной.

Это был жестокий горный ритуал: мою девственность принесли в жертву рассвету...

... Так она рассказывала все это мне — а я читал и выл, выл голодным волком, узнавая то, что никогда не узнал, если бы мы были знакомы в жизни.

Они пробыли там, в горах, три дня, и все это время ебались, как психи, хрен знает сколько раз в день. И ночью тоже — в кромешной тьме, под звездами. Он жег костры и трахал ее у огня. Что они жрали — непонятно, у них припасов было на день. Она ходила с ним за рюкзаком, потерянным где-то по дороге — голышом, в одних кроссовках. По дороге встретили кучу людей, туристов, и те общались с ней, голой, а она сходила с ума...

Домой вернулись полумертвые, вдрызг промерзшие, и она слегла с бронхитом.

Я разучился спать. Наверно, я тогда тронулся, потому что представлял себя на месте ее шефа — что это я держу ее за бедра и трахаю, как зверя, и это мои яйца шлепают по вспоротой целке, которую я никогда не видел... У нее не было подруг, близких, во всяком случае, и она вываливала все это мне, потому что в ней это не вмещалось, это было слишком огромно и невозможно для нее.

А для меня — тем более.

Две недели я терпел и был самым-самым, тайным-тайным, которому можно все-все. А потом не выдержал и признался.

Вот тогда все и кончилось. Она написала тогда мне, что не ожидала, что сама виновата, что ей стыдно, что лучше все закончить...

Я стучался к ней, наверно, раз пятьдесят или больше. Глухо. Она удалила меня из всех контактов. Так я и не знаю, бросил ее шеф или нет, и как разрулили с папашей, и что сказали дядьки из конторы, и как вообще все было...

Прошло уже хрен знает сколько времени — то ли четыре года, то ли больше... Мне до сих пор снится, как она катается на качелях, и волосы ее развеваются по ветру... А фотки я храню. Мне кажется, что когда-нибудь я встречу ее — и обязательно узнаю. Вот обязательно. Как бы она не изменилась...

Рассказчик умолк.

Молчал и его собеседник. Долго, минуту или больше.

Потом спросил:

— А откуда ты знаешь, как она каталась на качелях? Ты же не видел ее.

— Оттуда же. Она писала мне... Любила она это, прямо как маленькая.

— Дааа... Поучительная история. Спасибо, что рассказал.

Как всегда в таких случаях, это прозвучало неловко, будто он соврал.

Еще помолчали.

Потом старший, добыв из кармана мобилку (которая никак не заявляла о себе), поднял брови:

— Тааак... Жена срочно вызывает. Не могут с верблюда слезть. Прости, надо бежать.

— Да... Семейный долг. Ясно. Прости, что нагрузил. Накипело, понимаешь, надо было слить кому-то...

— Да ладно, все хорошо.

— Ну что ж... Еще свидимся...

— Обязательно.

— Покеда!

— Счастливо!

Подхватившись со стула, старший перебежал на другой конец площадки, к верблюдам, и стал ходить перед ними, поминутно оглядываясь.

Младший посидел какое-то время, затем встал и ушел в другую сторону, — а тот все ходил взад-вперед, как почетный караул. Верблюды наблюдали за ним.

То и дело с прогулки возвращались их товарищи, груженные туристами, и смотритель, краснолицый татарин, помогал спешиться детишкам, мамам и папам.

На одном из верблюдов приехала молодая красивая женщина с маленьким мальчиком.

Увидев их, старший подбежал им навстречу.

— Ты чего здесь? — спросила она.

— Соскучился...

— Вот ты какой.

Они слезли с верблюда и все вместе пошли в сторону «Золотого Муфлона».

— А знаешь, — сказал мужчина, когда жена с сыном в красках рассказали ему о поездке, — здесь нереально круто... но все-таки я попрошу тебя переехать к морю. Чем раньше, тем лучше. Тут для меня слишком сыро. Старая я развалина у тебя, что поделать...

— Ну вот! Три дня осталось, а он — «переехать»!

— Хочется провести их с кайфом, а не с радикулитом. Зато там качели есть. А здесь нет, — подмигнул он.

— Качели! Опять стебешься, да?

— Нет-нет. Наоборот, хочу с тобой покататься. Вот приспичило, представляешь?

Жена взъерошила ему волосы, и они вошли в отель.

Рекомендуем посмотреть:

Сегодня на мне легкое струящееся платье алого цвета. Я без белья…, но не это главное…Посмотри на мои ножки))Открытые босоножки кожаными ремешками опоясывают мои ножки. Аккуратные пальчики, отличный маникюр алого цвета. Ты обожаешь мои пальчики, смотреть на них, целовать.Я всегда доставляю тебе удовольствие смотреть на мои красивые ножки и пальчики))Ты готов на все, лишь бы иметь возможность любоваться моим ножками, целовать их. Вдыхать аромат моих туфелек, облизыват...
Часть 2. Маша.Маша неслась по городу в своем кабриолете, не обращая внимания на знаки ограничения скорости и жесты служителей автоинспекции. У нее имелось только одно место, куда бы она засунула им эту полосатую палочку.Как-то раз она развлекалась с одним инспектором и реальным образом отодрала его его же собственным жезлом. Она тогда была не столь уверена в жизни и ее финансовое положение были не настолько прочным, как сегодня, поэтому часто приходилось расплачиваться за свои ошибки...
Сейчас я опишу вам второй случай, произошедший со мной и с моей одногрупницей Катей. После того случая, когда мы с ней баловались фетишом нас застукала ее мама и проучила меня, я стал у них частым гостем. Мы сидели, обсуждали темы, посвященные фетишу, сапожкам и другим вещам применяемых в этой сфере. Так же мы все хотели повторить нашу игру. И вот как-то раз, Катя меня пригласила к себе домой. Я сразу догадался, что там мы будем делать. На пороге меня уже ждала тетя Оля. Она была в длин...
Начну с того как я поехал учиться в Германию, в 2002 году, мне тогда было 20. Я сразу же нашёл работу и снял себе однокомнатную квартиру почти в центре Гамбурга. В мой первый раз я познакомился на сайте геев с 35-летним немцем Марко. Он то мне всё и показал. Член его был не очень большой, примерно 15х2,5 см, он почти без особого труда вошёл в мою попку и трахал меня около 15 мин, время от времени меняя позы. Затем он вытащил свой члев из меня и засунул снова, но теперь в мой ротик. Ура! Я ...
Не хорошая болезнь - язва. Спровоцировать рецидив можно чем угодно. И не то съел, перенервничал, да и просто сезонное обострение. Но при ее лечении есть и положительные стороны, как только человек начинает получать полноценное медикаментозное лечение, в течение суток у него восстанавливаются все функции организма.Когда меня прихватило, я думал, что умираю. Валялся в позе эмбриона, и только не просил, чтобы меня пристрелили. Приехала скорая, и меня без долгих проволочек определили в б...
Был прекрасный солнечный день. Солнце игриво освещало тёмные проулки бедного района, хрущёвки томно стояли в тени старых тополей. Лена вышла как обычно в 7:45, до школы ей идти было меньше пятнадцати минут. Лена, для своих неполных пятнадцати лет, имела прекрасную упругую девичью грудь, очень нежную талию, шикарные бёдра и очень стройные длинные ножки. Длинные, крашеные волосы в блонд, трепетали на ветру. Она словно плыла по улицам, напевая какой-то мотивчик. В свои неполные пятнадцать, у неё уж...
Я расскажу историю, которая произошла со мной когда мне было 18 лет. Те события навсегда изменили мою жизнь и теперь уже сложно сказать жалею я об этом или нет. Дело в том что я когда-то был парнем, но с детства я любил делать странные вещи - я связывал себя, постоянно игрался с членом, ставил какие-то эксперименты, переодевался в платья и т.д. В 17 лет я посмотрел порно и увидел, как там шлюхи дают в попу. Я был взбудоражен и очень сильно захотел, чтобы и меня также отымели в мою дырочку. С тех...
Я пришел с работы вечером и увидел что к нам в гости* зашел племянник жены* приехал с учебы на каникулы, а родителей не было дома ему уже 22 года красивый высокий парень мы покушали, немного выпили моя жена постелила ему в зале и мы пошли спать* было тепло и мы с женой легли голыми по верх одеяла моя Светланка очень сексуальная и от ее попки я тащусь уже 13 лет не долго думая я по праву приподнял ее ноги и подлез с низу мой член был твердый и сразу вошел в ее сочную киску она только сказала что...
В 198.. году моя невеста работала приемщицей в ателье по пошиву верхней одежды. Я встречал ее ежедневно после работы на станции метро Аэропорт. Ждать приходилось подолгу, так как она была единственной молодой девушкой в ателье, и ее сослуживцы, мужчины, старались как можно дольше задержать ее на работе и всячески подначивали, зная что я ревную ее, и жду каждый день после работы. Нам в то время было по 20 лет, а они были немного старше и считали себя естественно более опытными и искушенными в эт...
На моем двадцать первом дне рождения, я провел большинство дня, бездельничая, в то время как моя восемнадцатилетняя сестра Марисоль потратила практически весь день в поиске костюма для дня рождения. Она сказала, что это было, потому что она хотела понравится мне. Я смеялся, но сказал своим друзьям, чтобы они зашли позже и сестра лучше оденется. Я жил в собственной квартире после средней школы и был независимым от моих родителей с тех пор. Марисоль сказала мне, что она хотела почувствовать вкус т...
Хватаю на шею, бросаю на пол. Сам, пока не опомнилась, зажимаю голову между ног. Член покоится на черных волосах, яички ощущают их шелковистость. Хлещу ремнем по вздернутой попке. Сильно, чтобы достучаться до парализованной воли. Наташка визжит, ругается, но продолжаю. Я доволен, что девчонка очнулась от комы. Сильно больше не бью, да и не попадает почти ничего. Наташка брыкается, закрывается руками, даже пытается изобразить удар скорпиона. Не, ну у-шуистка из нее хреновая. От пятки до мое...
Впервые эта мысль пишла к Славе, когда он дроча крепко сжал свои яйца и почувствовал как это приятно. "Наконец-то один дома! Теперь можно осуществить эксперимент." - пронеслась приятная мысль после того как он слышал как закрылась за мамой дверь. Поискав по квартире он скоро нашел коробку для шитья и потрогав и подобрав средний размер вытащил оттуда пару острых иголок. Сердце бешено стучало в груди. Слава снял штаны и сел на диван. Член стоял как штык, сама ситуация - голый на диване, ...
Когда надо раздеватьсяЧасть 1Cначала он прижался ко мне в кассе, - я брал билет в Пермь, - но так, вроде бы случайно. Я чувствовал, как набухал его член, резко выскочил из очереди и пошел в туалет… Но в купе СВ зашел именно он. До отхода поезда оставалось несколько минут.- Привет?- Привет.- Можно переодеваться, стесняться некого. – Он стал раздеваться. – Меня зовут Саша…- Алексей.Я улегся и стал смотреть купленный на вокзале журнал, но поверх н...
Наталья шла по людным улицам города. Ей было все равно куда идти. Лишь бы идти. Она шла быстрым, торопливым шагом, как будто опаздывала куда-то. На самом деле она бежала от своих проблем, от того, что увидела в собственной квартире всего пару минут назад...Она открыла дверь в квартиру с улыбкой на лице, сегодня у них с мужем годовщина свадьбы. Семь лет вместе. Наталья была в отличном настроении, она провела три с половиной часа в лучшем салоне города. Теперь она была огненной рыжевол...
Я еще в жизни никогда так не разговаривал. Но Белла хотела этого, и я не собирался ей отказывать. Я дам ей все, что она пожелает. К тому же, это хорошая возможность для меня проделать с ней все, что я только захочу.Я рассмеялся тому, как она взволновалась после того, как я сказал, что мы еще не закончили. И мы на самом деле не закончили. Сев, я оперся о спинку кровати, а Белла повернулась и смущенно посмотрела на меня.- Я думала, ты сказал, что мы еще не закончили, - сказала она, сму...
…Она приехала к нам из далекой деревни. Приехала поступать в институт и какие то дальние родственники жены моей бывшей посчитали в порядке вещей отправить девушку на ее попечение, не удосужившись даже узнать – что и как и где она теперь вообще. Получил я телеграмму на имя благоверной, с просьбой встретить и приютить ее на время. И вот, неделю уже, Ксюха висела на моей шее назойливым грузом. Выросшая в глухой деревушке была она на удивление наивна и непосредственна. По утрам разгуливала по кварти...
За Виктором захлопнулась дверь.— Ну вот и все! Теперь я неделю его не увижу. — слезы сами навернулись на глаза, но я быстро взяла себя в руки вспомнив о Ларисе.До выхода на работу был еще час и я решила привести себя в порядок после вчерашней ночи. Быстро побежала в ванную и включила воду. Затем двинулась в спальню. Вытащила все нижнее белье, что у меня было и нашла три очень красивых комплекта, что мне подарил мой милый на День Рождения, Новый Год и Восьмое марта. Затем взяла эротич...
- О, Господи! – воскликнул я, увидев с порога комнату, в которой мне придется сегодня «работать». Огромный зал, с высоким потолком, на котором весела ужасающей конструкции люстра, на стенах вместо картин сверкали стальные кандалы, в ближнем углу стоял толстый дубовый стол со стулом, а в дальнем стойка с орудиями для пыток и казни. Ужасное место! Я бы никогда не додумался до такого, но мой разум затмевала ярость и жажда мести, за то что произошло… Я всегда был молчаливый, скромный. Меня ...
Тихим зимним вечером я сидел у себя дома, это были выходные денечка, позади была сессия, на улице было уже темно. Я просматривал социальные сети и различные фотографии у друзей. Было довольно скучно, но я нашел себе занятие: я пил вино и ел хлеб с майонезом, студенческая еда. Вдруг мне написала моя знакомая, я уже был поддатый, поэтому весело и с задором отвечал на ее сообщения. Она поинтересовалась, не хочу ли я приехать к ней. Они были вдвоем со своей подругой, а мы с ней давно не виделись, по...
М-да, покой нам только снится… Не успела я заснуть после первой трудовой ночки в Амстердаме, как была разбужена стуком в дверь: всех вновь прибывших собирали в холле. Что за чёрт? Ведь вроде всё было нормально, разбор полётов прошёл. Мадам лично пожелала нам спокойной ночи (то есть спокойного сна, конечно, какая ночь в пять утра?). Наскоро накидываю халат, впрыгиваю в босоножки и сползаю. Передо мной и за мной бредут столь же заспанные и несчастные девочки. И тут же нас перехватывает Мамочка. Но...