Проклятие Змея

Сердце Созии* сжималось от ужаса. Двое воинов вели её к замку Змея. Именно на неё, дочь гончара, черноокую, темнокудрую красавицу выпала участь быть подаренной Змею. Таков обычай их страны, солнечной Метании. Каждые двадцать лет жители выбирали прекраснейшую из девушек, нарядив в свадебное платье, вели к жрице. Та читала над ней древние молитвы, и несчастную отправляли в логово Змея. Какая участь ждала избранницу – никто не знал, да только ни одна из жертв не вернулась. Поэтому все стали думать, что кровожадный Змей пожирает красавиц.
Красота Созии ослепляла. Однако с юных лет девушка усвоила, что красота ведёт к несчастью. Жертва обречённо шла к своей участи, что ожидала её там, в мрачном замке, который высился на высокой скале, вершиной уходившей за облака. Острые шпили дворца были окутаны облачной дымкой. Когда Созию везли по горной дороге, серпантином тянущейся вверх, она бросала тоскливые взгляды по сторонам. В её сердце теплилась надежда, что всё это закончится, словно дурной сон, и она вернётся домой.
И вот она у ворот замка. Оставив её одну, стражники пропали в мгновение ока, словно их и не было. Толкнув ворота, Созия на удивление легко их открыла. Перед ней по земле стелился туман, клубящимися волнами окутывая её белое пышное платье. Девушка оглянулась в последний раз и шагнула за ворота замка. Она долго шла по бесчисленным галереям и переходам, сама не зная, зачем и куда бредёт. Всюду тёмные мрачные своды опирались на массивные гранитные колонны. Созия едва не теряла сознание от охватившего её ужаса. Но вдруг оказалась в огромной зале. Здесь было светло и совсем не мрачно. Откуда-то лился мягкий приглушённый свет. Подняв головку и посмотрев вверх, девушка увидела, что полупрозрачный потолок, словно бы высеченный из алмазов, пропускает лучи солнца, преломляя их на тысячи радуг.
- Рад приветствовать тебя, красавица! – раздался чей-то тихий хрипловатый голос.
Вздрогнув от неожиданности, обернувшись, Созия никого не увидела. Она по-прежнему одна стояла посреди зала.
Тонкие пальчики вцепились в пышную юбку. Девушка была напряжена, как тетива.
- Не бойся, - усмехнулся голос. – Я приставлен к тебе, чтобы исполнять твои повеления и помогать во всём. Но пока я должен оставаться невидимым. Проси, чего ты сейчас хочешь.
- Спасибо, - Созия опустила глаза, – мне ничего не нужно…
Она старалась говорить твёрдым тоном, но её голос дрогнул, выдавая чувства.
- И всё-таки сейчас тебе нужно переодеться, - заметил невидимка, - думаю, в подвенечном платье ходить не слишком удобно.
На мгновение девушке показалось, что голос усмехнулся. Действительно, наряд невесты казался нелепым и даже жутким в этой ситуации.
Раздался хлопок, будто кто-то ударил в ладоши, и на Созии оказалось изумительной элегантности платье из воздушной ткани нежно-зеленоватого цвета. Пышная юбка выгодно подчёркивала тонкую талию девушки. На ножках Созия увидела изящные зелёные туфельки на тонких невысоких каблучках. А её волосы толстыми косами спускались далеко ниже талии. На головку была водружена маленькая корона из чистейшего изумруда. Перед девушкой, как по мановению волшебной палочки, возникло большое зеркало, отразившее её во весь рост. Окинув себя быстрым взглядом, Созия поняла, что наряд ей очень к лицу. По правде сказать, она никогда не носила такого роскошного платья. Эта необыкновенная красавица в зеркале не могла быть ею, девушкой из простой семьи.
- Спасибо, но… мне лучше вернуть мой прежний наряд, - сказала она, гордо вскинув го-лову.
- Почему? – искренне удивился невидимка. – Неужели тебе не нравится? – в его голосе послышались сомнения.
- О, платье прекрасно. Однако… я не привыкла к такой роскоши, - девушка вновь опустила голову, пряча глаза.
- То белое подвенечное платье, в котором ты пришла сюда, тоже вряд ли можно было на-звать скромным, - иронично заметил невидимка. - И потом, ты теперь будешь жить у гос-подина, он хочет видеть тебя нарядной. Привыкай, - строго предупредил голос.
Зеркало пропало так же неожиданно, как и появилось.
- Ты вольна гулять по дворцу, где хочешь. Если что-то понадобиться, только хлопни в ладоши, и я приду по первому зову, - сказал таинственный невидимка.
Созия в нерешительности стояла на прежнем месте. Она явственно ощутила, что осталась одна. Ей стало ещё страшнее. Голос хоть и звучал ниоткуда, но приятный и добрый, казался вполне реальным и живым. Девушка тихонько хлопнула в ладоши.
- Я слушаю тебя, Созия, - сразу отозвался невидимка.
- Извините, пожалуйста, но… Когда я увижу Змея? – осторожно спросила Созия.
Казалось, её вопрос вызвал замешательство у невидимого собеседника.
- Не сегодня… - уклончиво ответил он после секундного молчания. – Но ничего не бойся. Тебе никто не причинит зла, - заверил голос.

И потянулись дни Созии в этом замке. Она действительно свободно гуляла везде, где только хотела. Но особенно ей полюбился великолепный сад с тенистыми дивными уголками. В нём росли необыкновенной красоты растения, поражавшие своим диковинным видом. Девушка часами сидела на берегу широкого ручья и задумчиво смотрела в воду, разглядывая пёстрых рыбок. Вокруг благоухали чудесные фиолетовые цветы и пели звонкие птицы. Пичуги совсем не боялись Созии, садились ей на руки, поворачивая головкой, внимательно слушали её мелодичный голос, как будто и в самом деле понимали человеческую речь. Поначалу ей не было скучно. Но мало-помалу, когда уже не осталось неизведанных мест, девушкой стала овладевать печаль.
Ей наскучило одиночество и безделье, она тосковала по отцу, но возвращаться домой не хотела. Всё из-за сварливой мачехи, которая с первых дней появления в их доме воз-ненавидела девочку. Созия тогда была совсем крошкой. А когда девушка расцвела, мачеха была в числе ярых сторонников отправить её к Змею. Здесь во дворце Созия чувствовала себя в безопасности, а дома она бы не поручилась за свою участь. Скорее всего, мачеха устроила бы её брак с богатым равнодушным старцем.
Однажды девушка была приятно удивлена, обнаружив на столике в своей комнате всё, необходимое для вышивки. И с этого момента начала развлекаться рукоделием. Оно скрашивало её дни. На огромном тончайшем, как паутинка, полотне мастерица вышивала бабочек, которые своим видом могли соперничать с живыми созданиями, живущими в саду.
Однако красавице по-прежнему не хватало общения. А невидимка только односложно отвечал на её вопросы.
Как-то раз, едва проснувшись на рассвете, сладко потянувшись в уютной постельке, девушка с тоской оглядела свою комнату. Созия спала полностью раздетой. Рассудив, что ей не от кого прятать свои прелести, она решила оставаться на ночь нагой, чтобы не изнывать от духоты. Девушка встала и, позабыв накинуть одежду, сразу принялась за любимое рукоделие.
Через хрустальное окно, выходящее в сад, открывался прекрасный вид на озеро. В этот час оно манило своей прохладой и свежестью. Созия воткнула иглу в канву, шагнула в распахнутые двери. Оказавшись на берегу, привстала нацыпочки, вытянулась, расправила ручки, вдохнула ароматный рассветный воздух и нырнула в озеро.
Она плескалась, как русалка, наслаждаясь нежными касаниями воды, мягко обволакивавшей её тонкий стан, скользившей между стройных ножек, каплями стекавшей по высокой груди с заострившимися вершинками. Озеро, словно живое, прикасалось к девушке. Оно как будто мягкими ладонями ласкало её всю, с особой нежностью скользя по упругим полушариям попочки, проникало между лепестков маленького бутона. Созия застонала от этого наслаждения. Никогда прежде она не испытывала ничего подобного.
Вдруг она явственно почувствовала чей-то взгляд. Оглядевшись, сжалась от ужаса. У самой кромки берега, в ветвях склонившейся над водой ивы притаилась огромная змея. Сине-фиолетовая голова лежала на длинном толстом теле, свёрнутом в кольца. Брюхо горело огненным светом, словно полыхало пламенем. Змея пристально наблюдала за красавицей. Созия хотела броситься прочь из воды, но будто окаменела. Девушку охватила паника, сознание заметалось, безуспешно ища выхода. Созия ощутила, что тонет и лишилась чувств.
Она очнулась лежащей на своей кроватке. Попыталась вспомнить, как очутилась здесь и вдруг вздрогнула от внезапной догадки.
- Это ты спас меня? – спросила она, обращаясь к невидимке.
В ответ было одно молчание.
- Не молчи! Я прошу тебя! – воскликнула Созия, в её голосе послышались слёзы. – Я знаю, что ты и есть Змей, хозяин замка… С самого первого дня ты разговаривал со мной. Почему же не хочешь показаться?
- Да… - послышался тихий голос. – Я и есть Змей… Почему не показываюсь? – он усмехнулся. – Ты увидела меня мельком и лишилась чувств. Я не хочу причинять тебе зла… Поэтому больше ты меня не увидишь… Даже случайно.
- Нет! – девушка закрыла личико руками и разрыдалась. – Я прошу тебя! Я… больше не упаду без чувств. Обещаю! Просто я… никогда прежде не видела змей… Но теперь я знаю, что ты совсем нестрашный… Ведь ты спас меня… Пожалуйста, покажись! И не оставляй меня одну!
Она чувствовала, что он думает над её словами. И терпеливо ждала его ответа. Затянувшееся молчание её угнетало, но Созия ждала.
- Хорошо, - наконец отозвался он.
Блеснул яркий, как от молнии, свет, и напротив своей кроватки Созия увидела Змея. Это был гигантский питон. Среди зелёной листвы она не смогла как следует рассмотреть его. Теперь поняла, что в нём никак не меньше семи метров. Чешуйчатая кожа переливалась всеми цветам радуги, от неё исходило сияние, словно питон был покрыт тончайшим слоем золота. Этот блеск и буйство красок завораживали. А его глаза, то изумрудные, то пронзительно чёрные, притягивали к себе каким-то колдовским блеском. Взгляд прожигал насквозь, заставляя неотрывно следовать за ним. Но вместе с тем – Созия никак не могла избавиться от этого чувства – в глазах питона было что-то по-человечески печальное. Словно какая-то затаённая тоска жила в его сердце.
- О, как ты прекрасен! – губки девушки преобразила восхищённая улыбка.
Змей молча пронзал её взглядом.
- Можно я дотронусь до тебя? – вдруг спросила она.
- Можно… если ты этого хочешь… - произнёс питон.
Казалось, её просьба немного привела его в замешательство. Его человеческий голос, чуть хрипловатый и тихий, было странно слышать из змеиной пасти.
Созия осторожно коснулась чешуи кончиками пальцев. Потом осмелев, опустила на питона ладошку. Прохладная кожа была приятна. Раньше девушке казалось, что змеи отвратительны, но сейчас она с наслаждением поглаживала гладкую чешую, ощущая упругость сильного гибкого тела. Вдруг она отчего-то смутилась. Отдёрнув руку, быстро на-бросила на себя тонкое покрывало, опустила головку, пряча взгляд, под длинными густы-ми ресницами.
- Тебе … стало неприятно? – с горечью спросил питон.
- О, нет! – Созия открыто посмотрела ему в глаза, и хотя его взгляд выдержать было труд-но, она смогла это сделать. – Вовсе нет… Просто… я… немного замёрзла.
- Понимаю, - в голосе питона послышалась усмешка, но его морда не выражала ничего, только глаза блеснули ярче.
В одно мгновение на девушке оказалось платье.
С этого дня питон проводил с ней почти всё время, лишь ночью оставляя её одну. Но даже во сне Созия чувствовала его присутствие. Она знала, что он всегда где-то рядом. Удивительным образом, это не напрягало её. С первых часов знакомства она почувствовала к Змею необычайное доверие. Они увлечённо болтали на самые разные темы. Змей оказался довольно разговорчивым и даже весёлым, хотя его морда всегда оставалась неизменной. Лишь глаза меняли своё выражение. И вскоре Созия уже могла по завораживающему блеску глаз понять его настроение. Она заметила, что, когда дотрагивается до него, глаза питона вспыхивают мягким зелёным блеском, подобным блеску изумруда. Если он был взволнован или огорчён, глаза темнели, становясь чёрными, как редкий агат.
Созия полюбила купаться в том озере. Правда, в присутствии Змея она никогда не купалась обнажённой, почему-то смущаясь своего друга, который сидел на ветках дерева и наблюдал за ней зелёным взглядом. Не в силах отделаться от странного чувства стыда, девушка заходила в воду в открытом платье. Её спинка была обнажена до плавных округлостей ниже талии, лиф и коротенькая облегающая юбочка скрывали только самые сокровенные прелести. Ткань платья своей зеленовато-коричневой расцветкой напоминала шкуру змеи. Однажды, закинув за голову руки, чуть приподнявшись из воды, красиво изогнувшись, Созия с улыбкой спросила питона:
- Я похожа на тебя?
- Нет, - отвечал он. – Ты гораздо красивее.
- Разве можно быть красивее тебя? – искренне удивилась она. – Одно твоё сияние затмит любую красоту.
- Ты не видишь своего сияния, - заметил он, и в его голосе послышалась грусть. – Всё меркнет рядом с тобой, - его глаза почернели.
Созия растерянно смотрела на него, безуспешно пытаясь понять причину его внезапной грусти. К её удивлению его слова были ей необыкновенно приятны. Она покраснела, и вдруг, поддавшись какому-то порыву, бросилась к Змею, обняла его, прижалась пухленькими губками к его шее.
- Милый друг! – горячо сказала Созия. – Не говори так! Я не знаю почему, но мне грустно слышать твои слова… Для меня ты – самое прекрасное создание на свете. Ах, если бы я родилась змеёй, я была бы очень счастлива…
Ничего не ответил Змей. Он бесшумно выскользнул из её объятий и скрылся в озере.
Однажды Созия зашла в один из дальних залов, где до этого ещё не бывала. Он оказался портретной галереей. Люди в старинных костюмах смотрели на неё, словно призраки далёкой эпохи. Но внимание девушки особенно привлёк один портрет. Молодой рыцарь с бледным лицом в обрамлении длинных тёмных волос. Его печальный взгляд, необыкновенно живой для портрета, показался ей смутно знакомым. Но Созия точно знала, что впервые видит это красивое лицо.
- Решила посмотреть старинные картины? – раздался голос Змея.
- Да… Если можно… – смутилась Созия.
- Ты вольна делать, что хочешь и заходить в замке, куда хочешь…- немного холодно ответил он.
- Скажи, кто этот человек? – девушка указала на заинтересовавший её портрет.
- Так, пустяки… какой-то принц. Кажется, его звали Катриэль… - голос Змея прозвучал натянуто, словно питону был неприятен этот вопрос.
- Катриэль… - эхом задумчиво повторила Созия.
- Да что тебе в нём? – спросил Змей, казалось, с раздражением.
- Так… - она пожала плечами. – Его взгляд… У всех других людей на портретах глаза угасли… А его словно живые… И зелёные… Я никогда не встречала зелёных глаз.
- Не знаю… Эти портреты висели здесь, когда я поселился в замке. Может, им сотни лет… Признаться, иногда мне хочется их снять… Но я не бываю в этом зале. Поэтому они висят и, наверное, будут висеть пока я хозяин замка, - усмехнулся голос Змея.
И Созия стала думать об этом рыцаре. Ни днём, ни ночью он не оставлял её мысли. Откуда я знаю эти глаза? Почему они кажутся до боли знакомыми? Девушка часто приходила к портрету и долго смотрела в лицо. Но, нет, это был незнакомец.

Однажды они со Змеем сидели на берегу озера. Стоял чудесный тёплый вечер. Сумерки опустились на сад, наведя таинственные тени. Луна освещала окрестности, купаясь в водах озера. Вдруг Змей слегка повернул голову, его глаза попали в полосу лунного света, и Созия вздрогнула. Внезапная мысль осенила её.
- Катриэль! – воскликнула она.
- Что?! – Змей уставился на Созию. – Что ты сказала? – в его голосе звучало изумление.
- Я произнесла имя… Твоё имя, - её голос дрожал. - Ответь мне! Не молчи!
- Не говори глупостей! – строго отрезал он. – У тебя… буйная фантазия…
- Нет! Это ты! – стояла на своём Созия. – Это твои глаза на портрете! Я узнала их… С первой минуты они показались мне знакомыми… А сейчас лунный свет помог мне понять… Пожалуйста, расскажи мне всё! Я хочу знать о тебе всё…
Она коснулась рукой его шеи.
- Всё?.. – с сомнением переспросил он и сразу согласился: - Хорошо… Какая мне теперь разница? – как-то обречённо спросил он будто самого себя. – Я … действительно был принцем… Катриэль – моё имя… Давно… очень давно я… прогневал колдуна… Своего собственного отца…И он превратил меня в питона. Это всё… Больше нечего рассказывать…
- Нет, есть! – она смотрела на него глазами, полными слёз, которые готовы были сорваться с длинных ресниц. – Как мог отец заколдовать тебя? И как можно снять заклятие?
- Давай оставим этот разговор! - Змей покачал головой. – Я действительно провинился перед ним… В нашем роду старший сын наследовал не только трон, но и магические способности. Но я отказался следовать своему предназначению мага… - он вздохнул и после паузы добавил: - Хотя я с детства чувствовал в себе этот дар… Магия так же естественна для меня, как зрение. Но из-за своей юношеской глупости, из-за упрямства я не понял это-го во время и навлёк на себя проклятие отца…
- Он смог поступить так жестоко? – Созия смотрела на него с изумлением, не в силах поверить его словам.
- Отец – человек строгих правил… и следует традициям рода. Он сам когда-то был принцем… И унаследовал этот дар…
- А если попросить его прощения? – спросила девушка.
- Он давно простил меня. Но даже он сам не может снять проклятие… Его уже нет в этом мире, он стал отшельником в стране Грёз. Когда… понял, что сотворил со мной, он удалился от людей. Но я связан с ним ментально, его дух на расстоянии говорит со мной…
- Но кто может расколдовать тебя? Скажи!
- Я не знаю…
Он отвернулся, не выдерживая её испытующего взгляда.
- Но я должна это знать! – горячо воскликнула Созия. – Я хочу помочь тебе вернуть твой истинный облик!
Маленькая ладошка ласково погладила его шею. Змей вздрогнул.
- Хм, помнится, тебе так нравился питон, - с издёвкой в голосе заметил он. – Ты говорила, что я – самое прекрасное создание на свете, и ты тоже хотела бы стать змеёй…
- Ты… ты не понимаешь… - девушка заплакала навзрыд.
Змей бесшумно скользнул в озеро и пропал из вида.
- Ты - трус! – закричала вслед ему Созия. – Ты боишься изменить свою жизнь! Боишься, потому что тебе проще и спокойнее жить, прячась в своём саду! И стать магом ты испугался! Испугался, так как боишься ответственности перед своими подданными!
С этими словами она кинулась во дворец, быстро оказалась в своей комнате и захлопнула за собой двери. Упала на кровать вниз лицом и предалась рыданиям. Слёзы душили её, но в то же время, вместе с ними уходило то отчаяние, которое сжимало её сердце. Слёзы стали спасением для её измученного сердечка. И постепенно она уснула, продолжая всхлипывать во сне.

Её разбудило какое-то неясное прикосновение – кто-то дотронулся до её плеча. Открыв глаза, Созия увидела сидящего рядом Катриэля. Именно того принца с портрета, а не питона. Он смотрел на неё своим зелёным обжигающим взглядом и улыбался.
- Катриэль… - с изумлением выдохнула девушка и села.
- Прости, что я разбудил тебя… - тихо произнёс он со смущённой улыбкой.
- Но как же?.. – она не окончила фразы, её мысли сбивались, она терялась в догадках и от его чарующей улыбки утрачивала способность думать.
- Да, это я… Именно в своём истинном облике, - печально улыбнулся он. – Я никогда но-чью не показывался тебе… Только в полночь я обретаю своё настоящее тело…
- Но… почему ты не можешь оставаться таким всегда? – Созия дотронулась пальчиками до его руки.
Рука была по-человечески тёплой и сильной, привыкшей к тяжёлому рыцарскому мечу. Катриэль осторожно взял дрожащие хрупкие пальчики девушки и сжал их в своих крупных ладонях.
- Как странно…- улыбнулась Созия, но в её глазах блеснули слёзы.
- Что - странно? – спросил он, поднеся её руку к губам.
- Видеть тебя человеком… чувствовать прикосновения твоих рук… Это, наверное, сон? Я проснусь сейчас?
- К сожалению, нет, - он грустно улыбнулся. – Это реальность, но от неё тебе пора избавиться… - его голос прозвучал как-то глухо.
- Что ты хочешь сказать? – Созия встревоженно заглянула ему в глаза.
- Замок нельзя покинуть, пройдя обратно через ворота. Когда ты переступила их, они за-крылись за тобой навсегда…Тут я бессилен против проклятия отца. Но я покажу тебе иной путь… В саду есть тропинка, ведущая за пределы замка. Ты легко пройдёшь там и… вернёшься домой.
- Но я не хочу! – твёрдо отвечала девушка и почти с вызовом посмотрела в его напряжённое лицо. – Почему ты прогоняешь меня?.. Я…наскучила тебе? Или обидела тебя чем-то?
Её чёрные глаза скрестились с его горящим зелёным взором, и это был поединок страстных взглядов.
- О, нет! – не отводя взор, с горячностью ответил Катриэль. – Просто я … не хочу, чтобы ты провела свою жизнь в этом унылом месте… наедине с … не понять с кем… - он горько усмехнулся.
- Пожалуйста, не говори так! – воскликнула Созия. – Кем бы ты ни был, для меня важно только твоё сердце,- пылко сказала она и упавшим голосом, опустив вспыхнувшее личико, чуть слышно добавила: - и твои глаза…
Принц молча поднял её подбородок, внимательно посмотрел на неё, второй рукой прижал её ладошку к своей щеке. Созия не отводила взгляд, хотя её щёчки заалели от смущения. Нежное зелёное сияние его глаз окутало её, заставляя позабыть обо всём на свете.
- Созия, - хриплым голосом прошептал Катриэль, - я люблю тебя… Но … если бы я был человеком!.. А теперь… Мы не можем быть вместе! Ты же понимаешь это сама…
- Нет, - девушка покачала головой, - нет, не понимаю… Позволь мне просто находиться рядом… остаться твоим другом, как было до сей минуты! Ведь я же не мешала тебе до этих пор!
- Ты и сейчас мне не мешаешь, - он на мгновение задумался, подбирая необходимые слова, - дело в другом… До того, как … ты узнала мою тайну, ты была частью этого замысла… А теперь всё изменилось…
- Но что изменилось?! – чёрные глаза сверлили его недоумевающим взглядом. – Разве те-перь всё иначе, чем было?
- Да, иначе, - Катриэль отвернулся и закрыл ладонями лицо. – Я не могу… не хочу… использовать тебя … Потому что люблю. Прости!
Он кинулся к дверям, но Созия преградила ему путь.
- Нет! Я не пущу тебя! Пока ты не расскажешь мне всё! – воскликнула она.
Личико пылало, глаза сверкали яростно и решительно. Принц усмехнулся. Эта маленькая хрупкая девочка осмелилась встать у него на пути! Даже сейчас, находясь в теле человека, он мог бы с лёгкостью оторвать её от дверей одной рукою. Катриэль с трудом поборол в себе желание прижать её к себе и уткнуться лицом в косы, крутыми волнами окутывающие гибкий стан.
Его сердце всё слабее противостояло натиску пылкой страсти. Принц и сам бы не смог сказать, когда он почувствовал нежность к этой девушке. Пожалуй, в тот момент, когда она впервые купалась в озере. Наблюдая за ней из прибрежных зарослей, он восхищался её скульптурными формами. И ему захотелось подарить ей ласку. Это он одним своим взглядом заставил воды озера ласкать девушку. Но случайно заметив его, она стала тонуть, и он, обернувшись вокруг неё тугими кольцами своего змеиного тела, спас её. Прикосновение к нежной, горячей коже красавицы заставило его сердце учащённо за-биться. Он вдруг осознал, что боится её потерять, никогда не увидеть чистое личико, не услышать чудесного голоса и смеха, потерять возможность, спрятавшись в кустах, любоваться точёными линиями прелестной фигурки. А потом, когда она увидела его в облике питона и не отвернулась, не бежала в страхе, как её предшественницы, а подружилась с ним, он ощутил себя самым счастливым созданием на земле. Временами принц даже забывал о пропасти, отделявшей его от Созии. И вот теперь он должен оставить свою лю-бовь! Его сердце истечёт кровью, но… он должен это сделать.
- Итак, я жду! – требовательным тоном сказала девушка.
- Созия, я… мне нужно уходить, скоро рассвет, - ответил принц, стараясь не смотреть ей в глаза.
Он знал, что не сможет устоять против её завораживающего взгляда. Не поможет вся его способность к магии глаз, которую он получил в наследство от предков. Прекрасные глаза Созии были сильнее. Они поражали его в самое сердце.
- Ну и что? – Созия усмехнулась. – Разве я не видела тебя в ином облике? Ты прекрасно знаешь, что змей меня не испугает… У него… твои глаза… Ты для меня – всегда ты! Я жду! Ты должен мне всё рассказать!
- Хорошо, - его голос упал. – Эти девушки - жертвы… в их числе и ты сама… Отец наложил заклятие, что вернуть мне человеческий облик сможет лишь красавица…
Принц замолчал. Он просто не в силах был продолжать дальше. Опустив голову, стоял перед Созией.
- Как я могу это сделать? – она шагнула к нему и взяла его руку.
- Созия, я прошу… ты не должна спрашивать меня об этом!- его глаза вновь прожигали её насквозь. – Это погубит тебя!
- Мне всё равно! – она, не отрываясь, снизу вверх смотрела в его глаза. – Ты обещал рас-сказать всё! Ты… змей должен съесть меня? – вдруг спросила она.
- О, нет! – он покачал головой. – Твой подвенечный наряд неслучаен…Ты лишь должна отдать мне свою чистоту… стать моей женой и провести со мной три ночи…- упавшим голосом признался он.
Созия хотела ответить, но Катриэль прижал палец к её губам.
- Тсс, дослушай до конца, - он печально улыбнулся. – Но ещё ни разу я не смог пережить и одной ночи. Несколько девушек умерло сразу во время первой… Я ничего не чувство-вал к ним, впрочем, как и они ко мне…- он усмехнулся с горечью, - змеи тоже умеют любить. Хотя в это трудно поверить… Я лишь был одержим желанием избавить себя от змеиного проклятия. Но потом… Когда они умирали одна за другой, я понял, что становлюсь чудовищем, моя душа всё больше превращалась в душу питона. И я стал отпускать девушек… По той тропе, о которой тебе рассказывал, выводил из дворца…
- Но они не вернулись в город! – глаза Созии удивлённо расширились.
- Не знаю… - он пожал плечами, опустил голову. – Возможно… что-то случалось в лесу…
- Я… согласна… - прошептала Созия, глядя ему в глаза. – Я согласна … стать твоей…
Она стояла, не отводя взор, но её личико тронул румянец смущения, маленькая фигурка дрожала, словно от холода.
- Созия,- выдохнул принц, сжав её похолодевшие пальчики. – От тебя я не приму такой жертвы… Не приму, потому что страстно люблю тебя! Мне неважна моя участь, я лишь хочу, чтобы ты жила и была счастлива. Я не приму тебя, как жертву! Поэтому я проведу тебя через лес… Ты должна вернуться домой.
- А ты? – её голос прозвучал, как вскрик раненой птицы.
- А я останусь здесь… Но я больше не хочу жертв от вашего города…- принц прижал её маленькую ладошку к своей щеке.
- Ты сказал, что хочешь мне счастья…- осторожно заметила она.
- Да, конечно, - горькая улыбка скользнула по его чертам.
- Но я не смогу быть счастлива без тебя! Пойми это! Я хочу спасти тебя, помочь вернуть прежний облик! Но даже если ты останешься … змеем, я всё равно хочу быть с тобой… Всегда быть рядом… В этом и есть моё счастье!
Созия на мгновение замолчала и, не сдерживая, слёз, тихо добавила:
- Я тоже люблю тебя…
Слёзы ручейками бежали по разгорячённым щекам. Чёрные глаза с мольбой смотрели на принца. «Ответь на мои чувства, останься рядом, подари мне свою любовь и ласку, и я сделаю тебя счастливейшим из смертных»,- кричал её взгляд. И ещё в нём жила боль. Невыразимая боль и отчаяние.
И принц не смог противостоять этому натиску. Его сердце готово было умереть от любви, а всё тело охватил пожар.
- Не плачь… - он прижал её к груди, утопил своё лицо в нежном шёлке роскошных кос. – Мы не расстанемся… - прошептал севшим голосом. – И если… по утру я потеряю тебя, я умру вместе с тобой. Злая судьба оказалась ко мне немилосердной. Но сейчас я так счастлив! Видеть тебя – счастье! И если я … потеряю тебя, я не хочу больше жить…
Катриэль заглянул в глаза девушке. Смотрел внимательно, точно пытался проникнуть в её мысли. Созия, будто позволяя ему это, не отводила взор. Лишь яркий румянец на щёчках и лёгкий трепет густых пушистых ресниц выдавали её волнение.
- Жить в образе человека … или змея – мне всё равно… Только бы видеть тебя, - прошептал принц, - целуя её головку.

И вдруг он сжал в ладонях её личико, осторожно, словно боясь испугать, осыпал его поцелуями, лёгкими, как прикосновение крыльев бабочки. Потом одной рукой за талию притянул девушку к себе, а второй обнял гибкую шейку и завладел пухленькими губками. Мягкие, тёплые, доверчивые они дрогнули, Созия вздохнула, земля уходила из-под ног. Ручки потянулись к его крепкой шее и обвили её, только чтобы устоять, не рухнуть от странного внезапного головокружения.
Сотни раз она хваталась за могучую шею Змея и сейчас, возможно, сделала это по привычке. Но сразу же, осознав, что обнимает красивого сильного мужчину, устыдилась своего порыва, опустила руки, попыталась освободиться от его объятий. Однако он с нежной настойчивостью удержал её. И Созия поняла, что именно этого она и хочет – навсегда оставаться в его объятьях. Из её груди вырвался ещё один вздох, губы раздвинулись под натиском его настойчивых губ, пропустили внутрь трепещущего от смущения и первой страсти ротика его смелый язык. Созия застонала, от чего-то неведомого, пьянящего разум, и вдруг ощутила, как по всему её телу разливается тепло, словно в кровь и правда проникает молодое вино. Горячий ветер обдал её всю с головы до ног и жгучим импульсом сконцентрировался внизу живота, заставив сильнее прижаться к принцу.
Его руки скользнули по её плечам, и платье с нижней рубашкой упали на пол, опутав изящные ножки. Принц поднял девушку, как пёрышко, и бережно опустил на кровать. Она лежала перед ним, трепеща от охватившего её волнения в предвкушении того таинственного и прекрасного, что должно было сейчас произойти между ними. Зелёное сияние его глаз обжигало её обнажённую фигурку, хрупкую, словно хрустальная статуэтка. Чувства Созии смешались. С одной стороны она сгорала от стыда, но с другой – таяла от его взгляда, хотела прижаться к широкой груди принца, всем своим существом желала вкушать его сладостные поцелуи.
Катриэль задохнулся от восхищения. Сколько раз он, будучи в облике змея, затаившись, видел её без одежды, купающуюся в озере. И всегда восхищался дивными формами. Но сейчас он ощутил нечто совершенно незнакомое, неиспытанное им прежде. В теле змея он любовался и хотел её своим сердцем. Но змеиное тело не испытывало физического желания. Сейчас же Катриэль хотел девушку, желал обладать ею, сделать её своей. Его разум туманился от созерцания её необычайно женственных прелестей, низ предательски рвался из ставших тесными брюк. И принц даже сам немного испугался, что своей безудержной страстью может навредить ей. Созия была чиста и невинна, как цветок ночной фиалки, и как бы ему ни хотелось наброситься на неё, он медлил, сдерживая себя, не же-лая причинить ей вред. Принц понимал, что боль неизбежна, но он уменьшить её. Любимая заслуживает того, чтобы он подарил ей неземное наслаждение, отдал ей всего себя. Этот цветок будет принадлежать ему! А он с радостью подарит ей всю свою любовь, на какую только способны его душа и тело!
Скинув рубашку, он мягко прижал девушку к своей обнажённой груди. Ощутив прикосновения его горячего мускулистого тела, она слабо застонала. Откинув головку, по-смотрела ему в лицо затуманенным взором. Огромные чёрные глаза с густым бархатом ресниц притягивали, как омут, манили в свою глубину. Он чуть сжал рукой её подбородок и осторожно провёл большим пальцем по её губам. Они дрогнули и раскрылись, пропустив его палец в свой тёплый ротик. Принц склонился и стал целовать нежные губки, сначала едва касаясь, потом всё настойчивее и смелее. Он опьянел от вкуса спелой черешни, который, казалось, исходил от неё. Хотелось никогда не отрываться от восхитительного ротика, наслаждаясь, бесконечно скользить языком в тёплом влажном шёлке, сплетаться с её робким язычком, неумело отвечавшим на его ласку.
И вскоре его жадный поцелуй полностью подчинил её. Тонкие пальчики запутались в его волосах, Созия тоже обнимала его. Она стонала, извиваясь в его объятьях, две полненькие грудки с напрягшимися вершинками вздымались вверх и опускались вниз, скользя по его груди. Он чувствовал, что сердце девушки колотится с отчаянной силой. А его собственное сердце уже давно неслось галопом. Принц прошёлся губами по её шейке, на мгновение замер там, где пульсировала тоненькая жилка. Потом поцелуями проложил дорожку дальше – в ложбинку между упругими трепещущими холмиками. От его нежных прикосновений они трогательно вздрагивали, как две испуганные пичужки.
- Не бойся меня, любимая, - прошептал Катриэль, целуя выпуклую крошечную родинку на правой груди.
Эта восхитительная точечка подчёркивала атласную гладкость бледной кожи. О! Какой нежный медвяный аромат исходил от неё, какая сладость!
В ответ Созия застонала и выгнулась, прижимаясь к нему. Он осторожно сжал груди руками, медленно обвёл языком розовые ореолы. По телу девушки побежали мурашки, сосочки затвердели ещё сильнее. Катриэль стал посасывать по очереди каждую из вершинок, смакуя, как восхитительное лакомство. Груди набухли, точно налились соком. Небольно прикусив сладкие орешки, принц не сдержал стон наслаждения.
Девушка в страстном порыве царапнула его спину. Смелые ласки принца окончательно свели её с ума. Огонь сжигал Созию изнутри, пламя, охватившее её тело, опускалось всё ниже и сконцентрировалось между ножками, внизу живота заныло нестерпимо сладостной болью. Ей хотелось чего-то большего, чтобы погасить пожар. Но Созия и сама не знала, чего именно она хочет. Единственным осознанным желанием были его руки. О! Пусть они и дальше скользят по её изнемогающему телу, заставляя трепетать и выгибаться под их ласками.
Словно угадав её желание, руки Катриэля устремились ниже, погладили её животик и вдруг смело проникли между ножками. Глаза Созии расширились. Что он делает? Неужели… Да, большая ладонь принца властно легла на её сокровенное местечко. Созия громко застонала и, повинуясь какому-то неодолимому бесстыдному чувству раздвинула ножки, теснее прижалась к его руке. То, что сделал он, было таким необычным и таким сладким! Но где-то в глубине затуманенного сознания девушка испугалась этой вольности. Опомнившись, она попыталась сдвинуть колени и осторожно отвела его руку.
- Любимая, - улыбка преобразила его лицо, зелёный свет прекрасных глаз заструился ещё ярче, - доверься мне! … Расслабься… Не бойся ничего…
И она послушалась. От его взгляда, купавшего её в нежности, от его тихого голоса, баюкающего её, Созия действительно расслабилась, отдаваясь его рукам.
Катриэль с трепетом ощутил росу, сочившуюся из маленького местечка девушки. Она желала его столь же сильно, как и он! От осознания этого его сердце едва не выскочило из груди. Принц склонился между раздвинутыми ножками, осторожно, боясь ещё больше испугать Созию, вобрал губами нераскрытый бутон. Она протяжно застонала и, дёрнув попочкой, выгибаясь, запустила пальчики ему в волосы. Он целовал цветок, как до этого её губы. Раздвинув лепестки, пьянея от её вкуса, стал проникать между ними языком. Податливая мягкость её тела очаровывала его, он впитывал в себя её запах, казалось, насыщался ею, как усталый путник насыщается родниковой водой. Страсть всё больше охватывала его, но каким-то невероятным усилием Катриэль сдерживал себя, заставляя оттягивать развязку.
Тонкие пальчики девушки вцепились в его длинные волосы. Она, выгнув талию, запрокинула голову. Тёмные роскошные кудри длинными волнами разметались по белоснежной простыне. Принц забавлялся с крошечной ягодкой, сокрытой в набухших лепестках. Словно сладкую мятную карамельку он посасывал её губами, обнимал языком и самым его кончиком нежно ударял, вызывая всё более громкие стоны девушки.
И вот он – высший миг его ласк! Созия кричит, выгибается в конвульсиях, пальцы сжимают простыню, упругие птички-грудки взлетают вверх. На язык принцу брызгает девственный нектар её первого наслаждения.
- Катриэль… - немного отдышавшись и прядя в себя, девушка смотрит на него тёплым растерянным взглядом.
Словно звёздное сияние исходит от чёрных глаз.
- Тсссс, - по-змеиному протягивает он, улыбаясь.

Потом быстро расстегнув штаны, выпускает изнемогающую плоть и осторожно про-двигается между лепестков бутона. Созия продолжает смотреть на него, манящая счастливая улыбка играет на её малиновых губках. Она перестала бояться. И вместе со страхом прошло смущение. Её единственное желание – принадлежать ему, спасти своего любимо-го от заклятия, вернув ему человеческий облик.
Склонившись к её лицу, Катриэль вновь целует Созию. Его меч упирается в тонкую преграду. Не прерывая поцелуя, сжав ладонями упругие полушария попки, он качается вперёд и забирает её невинность.
Созия закричала, глаза наполнились слезами, солёные капли потекли по разгорячённым щёчкам. О! Как больно! Он такой большой и твёрдый… Катриэль замер на мгновение. Бутон оказался очень маленьким. Проклятье! Он не вынесет, если убьёт собственную любовь! Перчатка туго охватила его, восхитительно сжав по всей немалой длине меча. Принц застонал от нараставшего нетерпения. Но он медленно вышел и вновь осторожно проскользнул в неё. Стал двигаться всё глубже и через минуту уже не мог остановиться. Он вытаскивал из тесных ножен свой меч и сразу вгонял его обратно, раз за разом ускоряя темп.
Покусывая губки, постанывая, Созия сквозь слёзы смотрела на него. Капельки бриллиантами висели на длинных трепещущих ресницах, но она уже не плакала. Острая боль ушла, постепенно пришло наслаждение. И попочка девушки стала двигаться навстречу мечу, пронзавшему маленький бутон. Он, большой и горячий, жил в ней, где-то в её недрах. Это было так непривычно и так прекрасно! Её тело трепетало от ненасытного желания принадлежать ему, стыд уступил место радости. Ей хотелось теснее соединяться с ним! Она отдавалась ему, становясь его частью! А он наслаждался тем, что всецело владел ею, ощущая под собой страстный трепет хрупкой фигурки, слушая музыку её стонов.

И вдруг… Что это? Смуглое мускулистое тело принца засветилось, словно по нему разлилось расплавленное золото. И вскоре как-будто холодное зеленоватое пламя стало исходить от него, рассыпая вокруг искры. Он весь испускал зелёный свет, даже волосы стали изумрудными, а глаза превратились в горящие нестерпимо зелёные угли.
- Катриэль… - Созия хотела спросить его об этом сиянии, но не смогла.
Лишь её глаза испуганно впились в его разгорячённое лицо. Ей показалось, что он испытывает сильную боль.
- Сейчас, любимая… Не бойся…Рассвет… уже рассвет… - прошептал он, так словно был не в силах говорить.
Внезапно ужасная гримаса исказила его черты.
- Ааааа, - низкий крик вырвался из вздымающейся груди Катриэля.
Зажмурив глаза, сжимая руками румяную попочку, принц вторгся в девушку в послед-нем порыве, с сокрушительной силой вминаясь в её восхитительные бёдра. Она содрогнулась от мощного внутреннего удара обжигающего пламени, словно нестерпимо горячая лава хлынула в неё. Новая боль, точно взрыв шаровой молнии, пронзила девушку, заставив закричать. Созия потеряла сознание.

Когда она пришла в себя, был рассвет. В открытое окно комнаты врывались звуки пробуждающегося сада. Девушка пошевелилась и завела ручку между ножек, поморщилась от боли. Там было сильное жжение, как будто попал перец, или ожгло крапивой. Поджав ножки, нашла в себе силы сесть, увидела пятна крови на постели, покраснела, в смущении закрыла лицо руками. И вдруг она опять едва не лишилась чувств.
На другом конце кровати свисало безвольное обмякшее тело Змея. Его кожа стала серой и тусклой, а глаза подёрнулись мутной плёнкой.
- Катриэль! – Созия, забыв о своей боли, кинулась к нему. – Любимый! Что с тобой?!
Склонившись над ним, она с трудом приподняла огромную голову питона. Принц-змей не подавал никаких признаков жизни.
- Катриээээль! – истошный крик девушки разорвал тишину дворца.
Тёплые губки, ещё хранившие вкус его поцелуев, прижались к морде. Ручки крепко обнимали толстую шею. Слёзы душили Созию, ручейками сбегая по щекам, они падали на голову Змея.
- Ты оставил меня! – всхлипывая, сказала Созия. – А сам обещал всегда быть вместе! Как ты мог? Как ты мог оставить меня одну?!
Она с трепетом поцеловала потухшие глаза и, уткнувшись ему в шею, беззвучно зарыдала.
- Любовь моя, ты задушишь меня, - вдруг раздался знакомый голос.
- Катриэль? – Созия оторвалась от его шеи и с удивлением огляделась вокруг, не веря, что его голос доносится из тела Змея.
- Да, это я, - голос усмехнулся, и Змей повернул к ней морду.
Его глаза полыхнули зелёным пламенем. А шкура вновь стала яркой, сверкая сочными цветами, как палитра импрессиониста.
- Со мной всё в порядке, успокойся, - произнёс он, глядя ей в лицо. – Я не успел предупредить тебя, что каждый раз на рассвете я теряю сознание… И в полночь происходит то же… Поэтому не пугайся, если обнаружишь меня бездыханным… В облике питона или человека – неважно…
- Скажи, - Созия шмыгнула носиком, улыбнувшись сквозь слёзы, - вчера… когда мы…
Она не смогла окончить начатую фразу, покраснела и закрыла лицо ладошками.
- Ты видела зелёное сияние, исходящее от меня? – спросил он, бесстрастно глядя на неё, но его голос был встревоженным.
Она молча кивнула.
- Так всегда бывает перед тем, как мне потерять сознание… Ты очень испугалась?
- Да… Ты обжёг меня… Я почувствовала, что тебе больно, и потом сама от боли лишилась чувств… А утром, увидев тебя бездыханным, я… я…
Девушка вновь заплакала.
- Тссс, не плачь! – Змей обвил её стан и стал языком собирать слёзы, бежавшие из чёрных глаз.
Прикосновения его были лёгкими, щекочущими, словно порхание тонкого пёрышка. И вскоре Созия успокоилась, нежно прижала его морду к своей обнажённой груди. Он опять слышал удары её сердца, которые пронзали его от головы до кончика хвоста, вызывая во всём длинном теле едва заметную вибрацию. Вдруг Созия звонко рассмеялась.
- Почему ты смеёшься, любовь моя? – спросил Змей, наслаждаясь её смехом, который рассыпался хрустальными бусинками.
Его голос тоже прозвучал весело.
- Мне щекотно, - яркая улыбка сияла на румяном личике.
Красавица чуть откинулась назад, упругие холмики её грудей мягко подпрыгнули. Устыдившись своей наготы, она прикрыла грудь руками. Принц вдруг обнял хвостом её талию и притянул девушку к себе. Её ручки опустились. Не отрываясь, Катриэль долго смотрел ей в глаза, и зелёный свет в его взоре становился всё ярче. Неожиданно он метнул раздвоенный язык и обвил им розовый сосочек на правой груди. Созия вскрикнула, пуговка вмиг вздрогнула, напряглась и чуть припухла. Прикосновения змеиного языка были приятны! Более того, они будили в ней те же самые ощущения, что вчерашней ночью будили его руки. Созия была в смятении. А его язык проделал то же с левым сосочком, который не замедлил ответить, превратившись в затвердевший ярко-розовый комочек.
- Ааа, Катриэль, прошу тебя, не надо! – выдохнула она со стоном.
- Тебе не нравится? – усмехнулся его голос.
- Н-нравится… очень… Но это… Мне кажется… сейчас не время, - пробормотала она, от-водя взор, ресницы стыдливо вспорхнули над заалевшими щёчкам.
- Ты смущена, что тебя ласкает змей? – прямо спросил он, прожигая её взглядом.
- Да…- призналась она.
- Но что в этом плохого? – он начинал раздражаться.
И хотя его морда оставалась привычно бесстрастной, голос закипал.
- Я не знаю… я не могу это объяснить… - Созия опустила голову.
Его хвост поднял её личико за подбородок. Катриэль произнёс, глядя ей в глаза:
- А если я не смогу обрести человеческий облик? Если так и буду до конца дней ночью превращаться в человека, а днём ползать в этом дурацком змеином обличье? Ну, ответь же мне!- с яростью прохрипел он, и его глаза почернели.
- Я… я не знаю, - повторила она и вновь заплакала.
Её слёзы отрезвили его.
- Прости меня! – голова питона прижалась к её плечу. – Прости! Я … я схожу с ума, когда ты отталкиваешь меня…Да, ты права – прикосновения змея должны быть отвратительны…
– О, нет! – горячо возразила Созия. Когда ты сейчас касался меня языком, я… испытала те же ощущения, что и вчера, когда меня ласкали твои руки… - неожиданно призналась она
- Тогда почему ты отталкиваешь меня? – изумился его голос, а острый взгляд впился в её заплаканное личико.
- Я… сама не могу понять…Я боюсь… но совершенно точно - прикосновения змея мне так же приятны, как и человека, – девушка грустно улыбнулась.
- Любимая! – выдохнул Змей и обвил её кольцами. – Мы – самая странная пара на земле… Но у нас нет иного пути! Если ты любишь меня, если веришь мне, то давай не будем отказываться от своего счастья. Кроме того, сейчас тебе очень больно, - в голосе прозвучала горечь, - я это чувствую. А змеи могут утолять боль. Моя слюна обладает лечебным свойством. Тем более, я владею магией. Если бы я сейчас был человеком, я не смог бы тебе помочь, но питон может избавить тебя от последствий вчерашней ночи… Чудо, что ты вообще осталась жива…
- Скажи, - Созия вновь отвела взор, - несколько девушек умерли от этого? В тот самый момент?
- Да… утром я находил их безжизненные тела… Мой огонь убивал их… Я был виновником их гибели…
Вдруг он ощутил, что она слабеет, и если бы не его объятия, она просто упала бы на постель.
- Созия! Созия, что с тобой? – испуганно спросил принц.
- Здесь невыносимое жжение, – тонкая рука опустилась на изнывающее от боли местечко. - Силы уходят… Я … кажется, умираю… - прошептали бескровные губки.
Личико побледнело, и глаза девушки устало закрылись, она спокойно лежала в его кольцах. Но сердце её билось, в ней теплилась жизнь. Принц чувствовал, что боль сжигает её, поэтому ему нужно было спешить.

Он устроил её на подушках и стал языком ласкать её грудь. Словно тоненькие ручейки прохладной родниковой воды струился раздвоенный змеиный язык по округлым холмикам, спускался в ложбинку между ними и танцевал по животику. И по мере этих ласк жжение в цветке затихало, девушка дышала всё глубже, её тело покрывалось мурашками и дрожало от зарождающегося в ней желания. И вот уже громкие сладострастные стоны слетают с раскрасневшегося ротика Созии, она выгибается под натиском восхитительного змеиного языка, прикусывает нижнюю губку, будто боится закричать во весь голос.
Змей гибкой лианой скользит по ней. Вибрация его гладкого тела вызывает в девушке миллион новых ощущений. Словно ласковые волны покачивают её и уносят в бескрайний океан наслаждения. И вдруг, обвившись вокруг её ножек, он разводит в стороны бёдра, его голова опускается между ними, язык осторожно, как будто пробуя, касается её измученного цветка. Чуть припухшие лепестки покрыты капельками сладкой росы. Язык щекочет шёлковый цветочек, Змей пьёт росу, чутко ощущает нарастающее желание девушки. Его язык продвигается глубже. Как тончайшим пинцетиком, охватывает раздвоенным кончиком разбухшее зёрнышко, спрятанное в лепестках. Созия кричит, дёргает округлой попочкой, теснее подаётся к морде Змея.
И вот змеиный язык проскальзывает глубоко внутрь, упираясь в самое сердце её лона, туда, где зарождается жизнь. Созия чувствует, как он танцует в ней, лаская всё нежное пространство. Невыносимое жжение уходит без следа. Силы возвращаются к девушке. Точёные ножки охватывают толстую шею Змея, словно она хочет удержать его в себе. Её лоно пульсирует, отвечая на движения змеиного языка.
- Аааанн, - кричит Созия, её тело сотрясается от конвульсий, сладкая роса фонтанчиком бьёт из её цветка.
Блаженная смущённая улыбка вспыхнула на румяном личике девушки. Отдышавшись, Созия сказала:
- Это было восхитительно, любимый.
Она погладила ладошкой морду Змея, коснулась влажными губами его горящих изумрудных глаз.
- Тебе уже не больно? – тихо спросил он, заранее зная ответ.
- Я чувствую себя так, словно заново родилась, - улыбнулась она.
– Моё сердце трепещет от радости, что тебе было хорошо, что я излечил твою боль, - с нежностью сказал он.
А после паузы, заглянув в чёрный омут её глаз, тихо прошептал:
- Ночью, когда я вновь обрету человеческий облик, я подарю тебе новое наслаждение.
Ничего не ответила Созия, лишь прижалась к нему, а тонкие ручки крепко обвили шею принца-змея.

Багровое зарево заката отполыхало на небосводе. Ночь вступила в свои права. На индиговом покрывале неба рассыпались яркие звёзды. Созия стояла у окна и ждала Катриэля. Он должен был прийти к ней, но его всё не было. Сердце красавицы разрывалось от этого гнетущего ожидания. Нет! Она не может больше вот так стоять и ждать! Это выше её сил! Он запретил ей искать его, но она не может бездействовать.
Быстро выскакивает из комнаты, оказывается в саду. Маленькие ножки несут её к озеру. Там они расстались днём после купания, когда он катал её на своей спине. И она, сжав коленями толстое тело змея, как лихая наездница-русалка каталась по водам озера. Длинные волосы шёлковым плащом развевались на ветру, по саду разносился звонкий девичий смех.
Созия быстро идёт по берегу, оглядываясь по сторонам. И вдруг у самой кромки воды замечает лежащее бездыханное тело Катриэля. Его руки раскинуты, лицо смотрит в ночное небо, но глаза закрыты.
- Любимый! – Созия бросается к нему, упав рядом, кладёт его голову себе на колени. – Милый, очнись! Это я!
Её маленькие пальчики гладят его растрепанные волосы. Девушка склоняется к бледному лицу принца и прижимается губами к его напряжённому тонкому рту.
- Милый, очнись! – маленькая слезинка падает ему на щеку.
- Сссоозия, - слабым вздохом её имя слетает с его оживших губ. – Ты здесь? Ты пришла?
Он улыбается и смотрит на неё своим тёплым изумрудным взглядом.
- Да, я пришла, - она улыбается в ответ. – Я не могла больше ждать.
- Но я же запретил тебе, - возражает он, однако его голос звучит ласково, и улыбка танцует на губах.
Только сейчас девушка замечает, что он лишён одежды, лишь короткий схенти** покрывает его чресла. Могучие плечи, широкая грудь, тонкая талия, живот с выраженными бугорками мышц, крепкие литые бёдра и длинные ноги. Вчера ночью она была поглощена своими ощущениями. В их первую ночь в полумраке комнаты Созия больше чувствовала его, чем видела. Теперь же при ярком свете месяца его тело предстало перед ней, заставив почему-то учащённо забиться её сердце. Девушку тянуло к нему, ей хотелось ласкать его, касаясь руками самых запретных уголков. Созия опускает взор, нежный румянец трогает её щёчки. В мыслях красавицы встают картины, заставляющие краснеть, но она украдкой продолжает рассматривать принца, не в силах оторваться от мужественных линий его крупной фигуры. Дрожь охватывает её. От его улыбки в ней зарождается что-то лихорадочно-горячее, накатывающее мощным вихрем.
- Идём! – Катриэль встаёт и, взяв Созию за руку, увлекает её вдоль берега.
Он идёт быстро, широкими шагами. Длинные пальцы крепко сжимают ладошку Созии. Вдруг он останавливается, притянув её к себе, опускает губы на её ротик. Так он ещё не целовал её. Он проводит кончиком языка по краешку маленьких губок, словно очерчивая их восхитительную пухленькую форму, подразнивает, посасывает каждую губку по очереди, доводит до умопомрачения. Потом его язык скользит по задней стенке верхних передних зубок и пронзает вкусный ротик, оплетает её язычок, с каждой минутой всё более властно подчиняя её себе. Громкий стон вырывается у Созии.
- Ммммнннн, любимая, - хриплым голосом выдохнул он, улыбаясь, оторвался от плени-тельных губ и заглянул ей в глаза.
От его взгляда, улыбки, от тепла его рук Созия теряла остатки сил. Прижимаясь к нему, она почувствовала, как ей в живот упирается что-то. От внезапной догадки её обдало жаром. Его меч… Тот, что пронзил её вчера так больно и так сладко. Чувства Созии смешались. Она боялась новой боли, но страстно желала вновь ощутить его в себе. Теперь она уже знала, какое райское блаженство дарует ей его меч.
Вдруг ладошка девушки скользнула по его повязке и через ткань дотронулась до напряжённой плоти. Созия и сама не осознавала этого своего порыва. Ей просто захотелось почувствовать его под своими пальцами. Капелька росы скатилась между её ножками.
- Да, любовь моя, - хрипловатым голосом отвечал он, очаровывая её смущённой улыбкой, - я уже на пределе…

Он напрягся и, продолжая улыбаться, провёл руками по её плечикам. Полупрозрачная сорочка, словно по волшебству, оказалась на траве. Обнажённая Созия стояла, в смущении опустив взгляд.
- Так лучше,- улыбнулся он, заглядывая ей в глаза, и попросил: – Помоги мне раздеться.
Ресницы девушки затрепетали, щёчки стали пунцовыми, но, преодолев смущение, она осторожно сняла скудную одежду с его бёдер и смело прикоснулась к обнажённому телу. Словно невидимая искра пробежала между ними, воспламеняя обоих. Подхватив любимую на руки, принц шагнул в озеро. Её ручки обвились вокруг его шеи, с дрожью прижавшись к нему припухшими вершинками грудей, Созия прошептала:
- Милый, ты хочешь искупаться?
- В некотором роде, - широко улыбнулся он.
Созия хотела что-то сказать, но он молча закрыл её ротик поцелуем. Безумным, страстным, как ураган, и одновременно нежным и ласковым, как луч рассветного солнца. Мир качнулся и утонул в тёплых водах озера, ласкавших прекрасную пару. Учащённое дыхание и тягучие стоны влюблённых нарушали покой уснувшего сада. Безвольное, податливое тело красавицы, словно воск, таяло под руками и поцелуями принца. Он развернул её вертикально, ножки девушки охватили его талию, влажное мягонькое местечко прижалось к чреслам принца, его руки удерживали кругленькую попочку, в которую упиралась его восставшая плоть. Попка заёрзала в нетерпении. Чуть откинувшись назад, Созия стала сильнее прижиматься к любимому. Несколько раз бутон скользнул по мечу.
Не медля ни секунды. Катриэль слегка приподнял девушку и настойчивым, но мягким движением насадил её на себя. Нежная горячая рукавичка плотно охватила меч по всей длине, обняла его в нетерпеливом порыве. Маленькое лоно в страстном танго пульсировало с его плотью. Вскрики принца и Созии звучали в унисон. Когда страсть достигла своего пика, Катриэль, вжимаясь в сладкий цветок, издал гортанный звук. Солнечный протуберанец с силой метнулся в содрогающееся лоно Созии. Она закричала и обессиленная упала на грудь любимого, доверяясь его рукам.

Принц стоял некоторое время, прижав девушку, утопив своё лицо в её намокших в озере волосах. Потом медленно вышел из воды, и понёс Созию во дворец. Оказавшись в спальне, он опустил её на ложе. Созия села, обхватив колени ручками, посмотрела на него горячим взором. Любуясь ею, принц ощутил новый прилив желания.
- Созия, ты сводишь меня с ума, - прошептал с дрожью в голосе и сжал ладонями вспыхнувшее личико.
Одна рука Катриэля нырнула в её локоны и притянула к себе головку девушки, а другая, медленно опустившись по тонюсенькой талии, скользнула ниже – на попку и мягко сжала пухленькую половинку. Созия застонала, выгибаясь в его объятьях. Она прижалась низом живота к его напряжённому мечу. Потянувшись, обняла его шею и робко дотронулась губами до его губ. О, несмотря на их недавнюю близость, её поцелуй, такой всё ещё трогательно несмелый, почти невинный, окончательно лишил Катриэля самообладания.
Он одним властным движением развернул девушку к себе спиной, поставив на колени, заставил опереться на руки, прогнуться и расставить ножки. Приподнятая округлость попочки призывно белела в тусклом сиянии свечей. Катриэль, издавая странное урчание, склонился, осторожно провёл языком по булочкам, не больно прикусил их. Он вдруг сжал пальцами румяные половинки, притянул их к себе и смело вошёл в Созию сзади. Она из-дала неясный звук – то ли стон, то ли крик – выгнула голову назад, словно старалась дотянуться до него своим затылком. И тут принц сильнее склонился над девушкой, обняв её левой рукой за талию, а пальцы его правой руки стали пощипывать её напрягшийся сосочек. Потом он сменил руки, и левая грудь красавицы тоже оказалась в его власти. Гибкость Созии, её малый рост позволяли принцу легко дотягиваться до её восхитительных налившихся яблочек.
Былая стыдливость растворялась в его власти. Его сладкая сила сокрушала собой все оковы, которые ещё оставались в ней. Ей хотелось рыдать и смеяться от нестерпимого желания принадлежать любимому, дарить ему всю себя. Ощущая его в себе, как он двигается в её маленьком лоне, Созия вскрикивала, выгибалась, подавалась ему навстречу, ей хотелось, чтобы он заходил глубже, чтобы пронзил её своим безжалостно сладким оружи-ем. Он, без слов понимая её желание, проникал всё дальше, до упора заполнял её собой. Кончик его меча упирался в стеночку раскалённых ножен, гарды *** избивали нежное тело девушки.
Безумный танец любви увенчался горячим взрывом. Они оба одновременно достигли высшего пика наслаждения. Со стоном Катриэль упал рядом с любимой, обнимая её и прижимая к себе.

Созия проснулась одна. Огляделась, стояло солнечное утро. Быстро встала, надев платье и причесав волосы, отправилась искать Катриэля. Она знала, что змей в это время бывает в саду. Пошла по знакомой тропинке.
- Катриэль, милый! – позвала, оглядываясь по сторонам. – Где ты?
- Посмотри вверх, - смеясь, отвечал он.
Подняв голову, она увидела на ветке яркой душистой акации висящего питона.
- Почему ты ушел? – Созия капризно надула губки.
- Чтобы ты могла выспаться, любовь моя, - весело сказал он, и медленно стёк с дерева, свернулся вокруг её ножек, потёрся головой о руку девушки.
Созия погладила морду змея ладошкой.
- Ты должна позавтракать, - заметил он, - вот тут тебя ждёт кое-что вкусное.
Неподалёку на покрывале, расстеленном на траве, был накрыт завтрак.
- Ты сам это приготовил?! – Созия изумлённо смотрела на принца.
- Нет, любимая, к сожалению, в этом облике… - грустно отозвался он, а его зелёные глаза потемнели. – Это мои слуги.
- Слуги? – Созия вообще была в растерянности. – Разве в замке есть кто-то, кроме нас?
- Конечно! – змей повеселел. – Здесь очень много кто есть… Но… - он вдруг замолчал.
- Что? – Созия в нетерпении потрогала его шею. – Пожалуйста, скажи!
- Они, как и я… Нет, не змеи, они все те, кто живёт в этом саду, - признался он. – Только, в отличие от меня, они даже ночью не обретают человеческий облик.
- Значит, те птицы, которые садились мне на руки… - внезапная догадка осенила девушку.
- Да, любимая, птицы и зверьки - они мои слуги… Придворные принца Катриэля Метанийского… Они несут это проклятие вместе со мной… И это самое тяжёлое для меня…
- Если мы сможем… Если у нас получится, то они тоже спасутся? – спросила Созия.
- Да… - Змей кивнул и свернулся возле покрывала. – А теперь ты должна поесть.
Девушка охотно принялась завтракать, а он наблюдал за ней горящим зелёным взором внимательных змеиных глаз.
- А почему ты не ешь? – спросила Созия.
- Хм, - он усмехнулся взглядом, хотя морда оставалась бесстрастной. – Ты думаешь, змеи могут это есть? Хлеб и джем?
- Но… ты же человек! – воскликнула Созия.
- Увы, любимая… Только ночью. Днём я питон. Я ем очень редко, могу больше года обходиться без пищи.
- Ты … охотишься? – Созия изумлённо смотрела на него.
- Конечно, - усмехнулся его голос, увидев, что она испуганно расширила глаза, сразу успокоил: - Но не здесь. Я ухожу в дальние леса. Там водится настоящая дичь.
- Скажи, ты говорил, что у тебя есть связь с отцом… - осторожно заговорила Созия, - а если попросить его? Может, он сменит гнев на милость?
- Это бесполезно… Проклятие колдуна нашего рода не имеет обратной силы. Отец простил меня и сам просил того же от меня… Но… Всё должно случиться так, как должно… Даже он сам не в силах отменить проклятие…
Катриэль замолчал, его глаза почернели от грусти. И вдруг он сказал:
- Теперь ты понимаешь, что я действительно боюсь быть магом? Я знаю, что моя сила ещё больше, чем у отца… И вдруг однажды, в порыве гнева или своих заблуждений я причиню зло?..
- О, нет! Ты не причинишь! – Созия обняла его шею и прижалась губами к его глазам. – Ты не причинишь, - повторила она, - потому что сам знаешь, что такое страдание. Тот, кто сам испытал боль, никогда не нанесёт её другим…
- Ангел мой, - прошептал тихо принц и скользнул раздвоенным языком по её щеке, – ты просто слишком мало знаешь меня… Удержать свою силу очень сложно… Мой отец не смог сдержать свой гнев… Разве я смогу?
- Да, ты сильнее! – глаза Созии вспыхнули. – Иначе ты так и продолжал бы убивать девушек, но ты предпочёл их отпускать. Хотя в них был твой шанс на спасение.
- Разве это имеет значение, если они всё равно погибли, не вернулись домой? – в голосе принца прозвучала неутолимая печаль.
- Это уже от тебя не зависело! – покачало головой красавица.
– Я безмерно счастлив, что дождался тебя, - тихо заключил он, пронзая её взглядом.

Они пробыли вместе весь день. Гуляя по саду, говорили, говорили… В глубине души каждый из них боялся, что они видятся в последний раз. Созия всё время думала о пред-стоящей третьей ночи. Что ждёт их? Сможет ли её любовь спасти Катриэля? Девушка не думала о себе, о том, что может погибнуть. Для неё единственным желанием было вер-нуть любимому человеческий облик.
- Не тревожься, - вдруг сказал он, разливая зелёное сияние из внимательных глаз. – Всё будет хорошо. Я верю в это… Если бы нам было суждено умереть, это уже случилось бы… Ступай к себе и жди моего возвращения. Я приду, как пробьёт полночь.
- Милый, почему ты не можешь остаться со мной сейчас? – просила она, глядя питону в глаза. – Почему мы вместе не можем дождаться полночи? Каждая минута без тебя – это пытка!
- Я не могу… Это слишком ужасное зрелище – видеть моё превращение. Ты не должна ничего видеть, - покачал головой змей. – И потом, - добавил он строго, - это опасно, из меня исторгается пламя… Помнишь, как тогда?
Созия хотела возразить, но его хвост обвился вокруг её талии, чуть сжав тонкий стан, принц настойчиво повторил, как заклинание:
- Ступай и жди меня. Слышишь? Не выходи из комнаты! Быть рядом со мной в момент превращения небезопасно!
И вот настала последняя ночь. Катриэль стоял, нежно прижимая Созию к груди. Вдруг она медленно опускается перед ним на колени, прижимаясь к его ногам.
- Любовь моя, что ты делаешь? Встань! – принц пытается поднять её, сжимая тонкие кисти.
- Нет…- она вскидывает на него взгляд, полный завораживающего огня и, смущённо, просит дрогнувшим голосом: - Позволь мне?.. Я так хочу…
Маленькие губки шёлковыми поцелуями падают на его живот, туда, где внизу темнеет узкая дорожка волос. От неожиданности Катриэль напрягается и вздыхает. Его плоть, сокрытая под тканью схенти, приподнимается и тянется к Созии. Его сильные длинные пальцы сжимают её подбородок и, приподняв личико, он всматривается в тёмные, как ночь, глаза девушки.
- Созия, ты правда… этого хочешь? – зелёный взор прожигает её насквозь.
Не отвечая, она опускает ладошки на схенти и одним движением снимает повязку с его чресел. Его большой меч оказывается на уровне её личика. Созия краснеет, но смело берёт его в руку, осторожно обнимает пальчиками, словно опасаясь сделать больно. Катриэль вздыхает, чуть подаётся вперёд. Его ладонь ложится на её пальцы, и он показывает, как нужно сжать и двигать рукой. Вверх-вниз скользит тёплая ладошка. Дыхание принца становится неровным, расплавленный огонь разливается по его телу, низкий густой стон вырывается из его вздымающейся груди. На мгновение он закрывает глаза и тут же снова широко открывает их, впиваясь в личико красавицы жадным взором.
Губы Созии осторожно опускаются на вершинку, нежно посасывают яркую головку. Гладкая раскалённая сталь меча всё больше оживает от восхитительных прикосновений. Созия ласкает её языком, пытается заглотить его поглубже. Она сама загорается от своих прикосновений к нему. Катриэль выгибает бёдра, его дыхание срывается, словно в бешеной погоне, он стонет от сладостного напряжения.
- Любимая, ты сводишь меня с ума…- выдыхает он хриплым низким голосом, - я… сейчас взорвусь… Если ты не сможешь…
Она взглядом отвечает, что готова принять его дар. Удерживая Созию за голову, он начинает сам двигаться сквозь её губки. Несколько качающих движений, и принц с криком выбрасывает в неё свою страсть. Созия до капли проглатывает горячую патоку.
Принц подхватывает её и прижимает к себе, запрокидывает её голову и впивается в припухшие горячие губы страстным жадным поцелуем. Её рот хранит вкус его недавней страсти. Катриэль вновь чувствует непреодолимое желание. Но на этот раз, опустив Созию на кровать, он медленно и нежно сжимает её попку, а его пальцы проскальзывают между ног. Вторая рука опускается на тонкую талию, скользит по бедру и дальше, вниз к колену. Потом так же медленно возвращается вверх, начинает играть её грудью. Он дует на вздёрнутые орешки, потом целует их, чуть покусывает, вызывая громкие стоны Созии. И наконец, он овладевает ею, полностью заполняя собой, врезаясь во влажную горячую сердцевинку сладких ножен. Страстное танго уносит их к небесам, и всё завершается восхитительным жизнеутверждающим взрывом.
Часы бьют полночь, принц теряет сознание.

Открыв глаза, он видит, что стоит в пещере. Низкие своды проступают сквозь тусклый туманный свет факелов. Катриэль почти раздет, лишь узкая полоска тонкой ткани закрывает его бёдра.
- Я ждал тебя, сын мой! – слышится знакомый голос. Он звучит твёрдо, чуть повелитель-но: - Подойди ближе.
Принц делает шаг навстречу голосу и видит стоящую впереди фигуру отца. Она тоже словно подёрнута дымкой, лишь яркие зелёные глаза, внимательно смотрящие на принца, сиянием проступают в призрачном тумане. Маг, скрываемый тёмным плащом, протягивает перед собой руку, повелительным жестом заставляя подойти ближе. И когда Катриэль делает два шага, отец вскидывает руку, заставляя остановиться, словно запрещает пере-ступать невидимую черту. Принц послушно замирает, глядя ему в глаза. Зелёные взоры встречаются.
- Ты свободен, - спокойно произнёс маг. – Больше мы не увидимся… Прощай и помни о своём долге…
Туман густеет, становясь непрозрачным, тьма накатывает со всех сторон и тянет, тянет Катриэля в какую-то невидимую воронку. Он начинает падать…

Принц просыпается от резкого толчка. Солнечные лучи танцуют по комнате. Рядом, прижавшись к его груди, спит Созия. На нежном спящем личике играет очаровательная чистая улыбка. Не сдержавшись, Катриэль целует раскрасневшиеся губки.
- Катриэль… - Созия открывает глаза и с изумлением смотрит на любимого.
- Доброе утро, любовь моя, - шепчет он, тоже улыбаясь.
- Утро? Уже утро?.. – растерянно смотрит она в его лицо, не смея поверить в своё видение.
- Да, - широко улыбается он, - уже утро. И я здесь, я рядом с тобой.
Катриэль окутывает её зелёным сиянием своих глаз и, крепко сжав тонкие пальчики, под-носит их к своим губам.
- Я здесь, - повторяет он и покрывает поцелуями мокрое от слёз личико.
Слёзы бегут из прекрасных чёрных глаз, но Созия улыбается, сияя от долгожданного счастья.
До них доносится какой-то шум. Обняв Созию за талию, Катриэль увлекает её за со-бой на балкон. Огромная дворцовая площадь заполнена людьми. Ликующие толпы реками стекаются к замку принца. Люди весело смеются и приветствуют своего повелителя. Смеющийся Катриэль отвечает им.
- Это наши подданные, любимая, - шепчет он на ухо Созии. – Теперь ты их королева.
- Но… - она растерянно смотрит на него, - ведь ты ещё не…
- Я король, - отвечает он, - мы виделись с отцом… Он сказал, что я должен помнить о долге.
Он поворачивается к ней, долго смотрит в лицо и говорит, с трепетом сжимая её плечи:
- Ты спасла не только меня, но и всех их, - он указывает на людей, - твоя любовь сотворила это чудо.
И он целует жену, нежно и страстно овладевает её губами, языком вбирает в себя её тихий стон.

* Имя древнегреческого происхождения от слова «созо» - «спасать», «беречь».
** Схенти -часть мужского костюма в Древнем Египте, набедренная повязка из неширокой полосы льняной ткани, которую обертывали вокруг бедер и укрепляли поясом.
*** Гарды - выступы в виде "ушек" на рукоятке меча.

**********
Внимание!
Все мои рассказы имеют зарегистрированное авторское свидетельство. Плагиат и публикация без моего разрешиня преследуется по закону!

Рекомендуем посмотреть:

Нинель сидела за столиком на кухне в пуховом белом халатике, какой положено носить молодой жене, или, как в случае с Нинель, женщине, которая живёт с парнем, за которого должна выйти замуж, лишь подойдёт очередь в ЗАГСе.Будущий муж подошёл к ней, наклонился, чмокнул в щёчку, сказал, что «будет скучать», вышел из кухни, за ним хлопнула входная дверь квартиры. Нинель хмыкнула. «Будет скучать», хотя уезжает до следующего утра, лишь одну ночь не будет мучать. Нинель не могла смотреть на ...
Как назло сегодня потекла на кухне раковина, я позвонила в сантехническую службу и пригласила мастера. подставила под раковину всё что возможно и ожидаю мастера, звонок дверь и я прикрыв халатиком свое тело бегу смотреть в глазок...в дверях мужчина...довольно симпатичный в форме сантехника и с чемоданом инструментов...я открываю дверь и буквально на радостях бросаюсь на шею к тебе....наконец-то я дождалась…замечаю, что ты немножко опешил от такого проявления радости и извинившись провожу тебя в ...
Это случилось с Алексеем в школьные годы, он учился тогда в шестом классе средней школы. На летних каникулах его класс отправили на сельскую производственную практику в ЛТО (кто не знает - лагерь труда и отдыха), в пригородный совхоз. Сопровождала их классная руководительница Ольга Романовна, симпатичная женщина средних лет, а также толстая пожилая учительница истории, строгая Нина Ивановна, которую побаивался даже директор школы, она была придана для присмотра и наведения порядка. Тридцать д...
Есть у меня соседка, назову ее Надеждой Сергеевной . Знал я ее давно еще до того как пе-реехал на эту квартиру со старой. По внешнему виду с первого раза такую не захочешь – толстая, ходит с одышкой, на свой 4 этаж забирается с остановками. Лет ей тогда было наверное около 45 (а мне к слову по моему 26), но несмотря на все внешние недостатки тетка веселая, компанейская и глазки по блядски поблескивают… Я бы конечно на такую не решился бы никогда, да случай подвернулся….. Кроме соседства ра...
Сейлор История - ЭлитаГлава 1Что я делаю? Это не правильно! - проскочила в голове маленькая, едва уловимая мысль толи сожаления, толи некой другой лабуды которую мистер Шакра знал и мог чувствовать ещё несколько дней назад. Теперь же ненависть, опьяняющая и всепоглощающая целиком и полностью владела им. Он упивался ей, наслаждался, она теплом выплеснувшихся в кровь гормонов растекалась по венам, а тем временем руки всё сильнее и глубже насаживали голову маленькой розововолосой ...
Расскажу вам историю которая произошла со мной когда мне было 15 лет. Это было в 1990 году, я жил в г. Саранске в районе который назывался Светтехстрой, как и вся молодежь в те времена мы собирались в подвале недостроенного дома, оборудовав там себе местечко, притащили два старых дивана, несколько стульев, стол и ещё кое какой хлам. Компания у нас была разношёрстная мальчишки и девчонки от 10 до 18 лет, мы как водится, курили, если что-то было выпить выпивали, и тусовались.Однажды вечером ...
Когда я проснулся, то Светланы Александровны рядом не было, она копошилась на кухне готовя еду. Я чувствовал себя совершенно без сил, её ненасытный сексуальный пыл выжал из меня все соки. Но член мой снова начал вставать, когда я увидел Свету в красном шёлковом халате. Она выглядела соблазнительно, одежда очень выделяла прелести её фигуры. Такую женщину невозможно не хотеть, тем более, какие слова она говорила при занятием сексом и что вытворяла, такое встречается не всегда даже в самых изощрён...
РОМАНТИКА ПОХОТИ. Анонимные воспоминания. Классика викторианской эпохи. Перевод Ю.Аксютина. Т.1 - гл.1. Новик.Нас было трое - Мэри, Илайза и я. Мне около 15 лет, Мэри приблизительно на год моложе, а возраст Илайзы - между 12 и 13 годами. Мама рассматривала нас всех как детей и была слепа к тому факту, что я уже далеко не тот, кем был раньше. Хотя и не высок для своего возраста, да и без каких-либо вне...
Мне 15 лет и я довольно красивая девушка.Одним из летних дней мой папа решил поехать за город и присмотреть нам дачу! Сначала я была не очень довольна этим событием т.к лень настигала меня каждым летом Но всё ж мы поехали-присмотрели отличный кирпичный домик рядом озеро и красивая природа, родители сразуже начали переговоры с хозяевами!А я тем временем расхаживала по дворику участка!Милый домик, на участке растут цветы и фрукты. Затем я подошла искуственному пруду и в отражении увиде...
Эта история имела место в 1991 году. У меня был хороший друг Артемка. Ему в то время было 16 лет. Я давал ему книжки, помогал с компьютером и т.п. Мечтал соблазнить, но не знал как к этому подступиться.Однажды летом, придя к Артемке домой, я обнаружил его валяющимся на кровати в одних трусиках, на спине, ноги были подогнуты, животик явно вздут. Артемка пожаловался мне на плохое самочувствие, боль в животе и газы, и сказал, что, видимо, чем-то отравился.Естественно, упусти...
22 года, а я еще была девушка.Перед защитой диплома часто моталась к своей однокласснице. Она училась в другом вузе, познакомилась с двумя парнями Витей и Геной на дискотеке в их общаге. Витя и Гена жили в разных корпусах. Они приглашали меня в гости. Я приезжала и к Вите, и к Гене. И мы занимались любовными играми - Витя нежно ласкал язычком мои красивые, молодые, розовые, нежные соски, всасывал соленый клитор, (как я его ни мыла шампунями), просил делать минет, учил, как делать сосательн...
Промчался август-месяц незаметно,И лето медленно сходило со двора,Сентябрь был в пути и с теплотой приветнойЯвилась осень - зрелости пора!Вот так и пролетела наша любимая пора - лето, подарившее нам счастье познакомиться и быть вместе. Переехав в Москву, я стал часто встречаться с Димой, который все время находился на виду - снимаясь в кино, давая бесконечные интервью, репетируя в театре. Его это нисколько не тяготило. Публичность обычно накладывает на человека ряд предосторожностей, котор...
Турецкий султан гулял в дворцовом парке,любуясь цветами и слушая звонкое пение птиц.Можно было подумать,что он ни о чем не беспокоиться, но это грубая ложь. Султан беспокоился,да еще как!Он ждал известий от Мехмет-паши.Вскоре Мехмет-паша пришел,держа в руках прелестную девушку. Та пыталась вырваться из объятий паши,но он крепко ее держал.- Кто это?- Персидская принцесса Роксана.Я схватил ее,когда она выбегала из пылающего дворца.Султан внимательно посмотрел на испуганную ...
Тяжелая широкобокая ладья мерно раскачивалась на бегущих навстречу волнах; при каждом наклоне раздавался протяжный скрип мачты. Налево. Направо. Налево. Направо… Когда неповоротливая посудина заваливалась на левый борт, окаменевший член Усатого глубоко, до самого основания, погружался в раскаленную вагину Домбары, когда судно откидывалось направо, он без труда выскальзывал обратно. Жидкости было столько, что мужчине не приходилось предпринимать никаких усилий; любовный сок после каждого дв...
Перед прочтением рассказа:1)Вдохновение почерпнуто автором из хёнтая "Чёрная Библия".2)Этим рассказом автор никак не хотел никого оскорбить.3)Это рассказ больше художественный, чем порнографический!Екатерина преподавала в школе только пять лет, но уже имела немалый авторитет среди учеников и учителей. Ученики обожали её за справедливость и разумность, буквально слушая каждое её слово. И среди учителей её авторитет был непререкаем - даже директор пр...
Офисные здания. Высокие свечи из стекла, бетона и металла, торчащие по всему городу. Создаётся впечатление, что их строят впрок. А потом они стоят пустующие, с грустно развевающимися на ветру растяжками «сдаются офисные помещения». Но постепенно их, всё же, начинают заселять всевозможные компании, фирмы, концерны, холдинги... Короче, планктон обживает среду обитания. Вот и наша строительная компания перебралась в новую зеркальную «свечку», аж на 17 этаж. И не прошло месяца, как случился у нас од...
Однажды я со своим парнем Олегом, его другом Марком и девушкой друга, Аней, решили съездить на море,отдохнуть и развеяться. Когда мы туда приехали,первое,что попалось нам на глаза, был огромный ночной клуб. Мой парень не очень одобряет ночные "танцульки", а вот мы трое любим,поэтому одним тёмным вечером, мы решили пойти в клуб без Олега, он со спокойной душой отпустил меня, так как знал,что Марк с Аней присмотрят за мной. Придя туда Марк сразу сел за столик и начал выпивать, а мы с Ане...
Утро наступило с вопроса - А где твой друг, которого ты приглашал на свадьбу, но так и не познакомил меня с ним. Как дальше выяснилось, речь шла обо мне. - Нужно позвонить, а почему ты вспомнила о нём? - Я думаю потому, что он интересный молодой человек и мало того он ещё твой близкий друг, с которым я вообще не знакома. Звонок застал меня в туристическом агентстве, я рассматривал предложения отдыха. Через пять минут разговора, мне была поставлена задача, взять три путёвки в Турцию 5 звёзд. Чере...
Я хочу рассказать историю, которая случилась со мной в детстве. Мне было восемь-девять лет, когда мы переехали в другой город. Родители много работали, и у них не было время заниматься моим воспитанием после школы. Поэтому меня, часто оставляли у соседей, у тети Вали и ее сына Андрея. Тетя Валя была в этот период безработной, и с удовольствием со мной занималась, читала мне книги и учила играть на пианино. Андрей уже учился в старших классах. Он был очень веселым и привлекательным молодым челове...
8.Прошла неделя. Я стала успокаиваться после инцидента на дне рождения. Несколько раз звонила Лена, в своей бесхитростной манере пытаясь извиниться за Фёдора и договориться о нашей встрече. Я обрубала все разговоры об этом и она, горько вздыхая, сетовала:— Вечно ты так. В кои разы попался хороший парень, а ты...На этом всё и кончалось, до следующего звонка.9.В субботу ночью около двух часов меня разбудил звонок. Ошарашенная, ничего не понимая, я вскочила. Схва...