Путевка в Трускавец. Часть 2

***
Вечером они опять гуляли по городу и говорили. Правда, на этот раз больше говорил Виктор, а Вера пребывала в некой задумчивости. Тема незаметно сползла на здоровье, особенно по мужской и женской части. Виктор выступал уверенно, со знанием дела, якобы потому, что его жена была врачом-гинекологом.
– Любое воздержание отрицательно действует на организм, – вещал он, – поскольку не дает ему жить естественной жизнью. У мужчин застой крови в паху чреват аденомой простаты, а у женщин ведет к различного рода нарушениям в малом тазу, вплоть до рака.
– Да ладно тебе, пугать, – Вера действительно обеспокоилась, поскольку тяжесть в нижней части живота, появившаяся еще вчера, все никак не проходила. – Нельзя же ради этого бросаться во все тяжкие.
– Во все тяжкие действительно нельзя, – подтвердил Виктор, – для таких дел женщины издревле заводили так называемых «друзей семьи», чтобы было с кем сбросить сексуальное напряжение во время длительного отсутствия мужа.
– Интересно, а что мужья?
– А те, соответственно, заводили подруг.
– Не знаю, мне бы не понравилось, – с сомнением протянула Вера, в то время как ее сердце опять начало колотиться в груди.
– А тебе бы понравилось, если бы муж заболел, да еще и неизлечимо?
– Конечно нет, но это ведь совсем не обязательно!
– Но возможно. А потому надо вовремя сбрасывать такое напряжение, чтобы не дошло до негативных последствий. – Он остановился, обнял ее и внимательно посмотрел ей в глаза. Ее сердце бухало где-то в горле, во рту пересохло. Она хотела что-то сказать и не смогла.
Виктор покачал головой и сказал:
– Если любишь человека, то всегда поймешь, что ему полезно для здоровья, а что во вред, и никогда вреда не пожелаешь, – с этими словами он крепче обнял ее и опять нежно прижался губами к ее губам.
В этот раз поцелуй длился гораздо дольше, Вера поплыла, и когда обнаружила его руку на своей груди, уже не смогла оттолкнуть ее и даже крепче прижалась к нему. Немного помяв грудь, он просунул ладонь между их телами и двинулся вниз, проведя по животу, коснулся через юбку промежности, и тут низ ее живота внезапно иглой пронзила боль.
– Оох! – вскрикнула Вера, и резко согнувшись, схватилась за живот.
– Что случилось?! – встревожено вскинулся Виктор.
– Больно!
– Где?!
– Здесь, в животе, – простонала Вера, но в этот момент боль стала утихать, и она смогла распрямиться. – Знаешь, пойдем домой, что-то я себя неважно чувствую.
Виктор попытался ее еще поуговаривать насчет продолжения прогулки, но она, испугавшись боли, настояла на своем. К чести Виктора надо сказать, что он не стал приставать, а проводив ее в номер и уложив в постель, ушел, поцеловав еще раз на прощанье.
А еще чуть позже, она, подмываясь, обнаружила, что у нее начались месячные, причем на несколько дней раньше. «…Вплоть до рака», – вспомнила она, глядя на набухшие от прилива крови половые губки, и по-настоящему испугалась.
Чтобы хоть как-то снять стресс, она написала письмо мужу, где говорила, что больше ни за что не поедет на курорт без него, что ей его катастрофически не хватает. Она действительно соскучилась и по мужу, и по сыну, и ничего не хотела больше в тот момент, как увидеть их, прижаться и забыть обо всем.
Этой ночью ей опять снился эротический сон, но кто там был главным героем: Виктор, муж или кто-то еще, она наутро не вспомнила.
Месячные в этот раз были обильнее, чем обычно, и она потеряла много крови. Ей пришлось пропустить несколько процедур, и все это время рядом с ней был Виктор. Он окружил ее нежностью и заботой, поил соками и кормил фруктами для восстановления крови, гулял с ней, развлекая анекдотами, и даже купил несколько местных сувениров, чтобы ей не пришлось потом лихорадочно искать их перед отъездом. Целовались они теперь часто, это казалось вполне естественным. И каждый раз в ней вспыхивало сексуальное возбуждение, которое она подавляла изо всех сил, не желая изменять мужу. И каждый раз она уплывала, так что если бы не месячные, Виктору ничего не стоило ее совратить. По ночам ей все так же снились эротические сны, от которых наутро оставалась тяжесть в паху и набухшие от прилива крови половые губы.
Наконец, на шестой день месячные закончились. Она впервые после перерыва пошла принимать ванну, а после обеда, сходив в душ и накинув комбинацию, легла на кровать, чтобы почитать немного и уснуть. Но успела она прочитать лишь пару страниц…
Виктор, которому она ничего не сказала, как-то сам узнал, что сегодня она принимала процедуры и внезапно, не постучавшись, вошел в ее комнату и запер за собой дверь.
– Что ты делаешь? – севшим от неожиданно для нее самой нахлынувшего возбуждения голосом спросила Вера.
– Пришел поцеловать тебя перед сном, – ответил он, хотя на самом деле все и так было понятно. Сердце ее застучало быстрее.
– Я не хочу… – начала Вера, но он не дал ей закончить, закрыв рот поцелуем.
В ее голове, как всегда зашумело, мысли стали путаться, а внизу живота, тоже как всегда, появилась тяжесть. Он задрал комбинашку и начал целовать ее груди, то лаская языком затвердевшие соски, то всасывая их вместе с ореолами. Вера застонала и попыталась отстраниться.
– Я не… ох… не хочу… – старалась она оттолкнуть его голову слабеющими руками.
– А это мы сейчас проверим, – и он, отстранившись, начал стаскивать с нее трусики…
– Подожди, подожди… я сама… – внезапно решилась Вера, поняв, что от нее уже ничего не зависит, – только ты… сходи, подмойся.
Согласно кивнув, Виктор вышел на пару минут и вернулся уже раздетым с одеждой в руках. В эти минуты в Вере боролись два желания: немедленно закрыться на ключ или… или пустить все на самотек, и будь что будет… Впрочем, она хорошо понимала, что сделав первое, лишь ненадолго оттянет уже известный финал, поэтому смирилась и, скинув комбинацию и трусы, забралась под одеяло чуть не с головой. Ее била мелкая дрожь, тело покрылось мурашками, а в голове звенела пустота.
Виктор положил свою одежду на стул и, опять закрыв дверь на ключ, подошел к кровати, где забившись под одеяло до самых глаз, лежала Вера, лег рядом и, взяв в охапку, прижал ее к себе. Она почувствовала сквозь тонкое одеяло, как его напряженный член уперся в ее живот. Он снова начал целовать ее, она опять поплыла и уже не сопротивлялась, когда он скидывал с нее одеяло.
Виктор оказался умелым любовником, он не полез сразу на нее, но, целуя сначала ее груди, спустился к животу и вот, его язык уже ласкает ее промежность, вылизывая щель между набухшими половыми губами и клитор, заставляя ее при этом непроизвольно ахать… Это тоже было новым, ее тело вздрагивало от этой ласки и само подставлялось его губам и языку, безо всякого участия с ее стороны. В голове мелькало только: «как же муж?.. что я делаю?..», но эти мысли не находили выхода, Вера уже была неспособна сопротивляться и хорошо понимала, что Виктор сделает с ней все, что захочет. Когда он выпрямился и лег на нее, разместившись между ее раздвинутыми в стороны коленками, она только и нашла в себе сил сказать вздрагивающим голосом:
– Смотри, сделаешь мне ребенка, я его рожу и привезу тебе. – Виктор только улыбнулся и, приставив головку члена к ее уже влажному входу, надавил…
***
Когда Виктор входил в комнату раздетый, Вера старалась не смотреть в его сторону, поэтому о его анатомическом строении у нее было смутное впечатление, но теперь, когда его член, раздвигая стенки влагалища, начал входить в нее, она почувствовала, что он просто огромен. Он был намного больше члена ее мужа и потому входил с трудом, несмотря на обилие смазки. Она даже испугалась, но в тот же момент почувствовала огромное возбуждение, заставившее ее громко ахнуть и задышать еще чаще, а когда головка его члена коснулась входа ...в матку, ее словно пробил заряд тока, и она застонала.
Достигнув упора, Виктор крепко прижал ее к себе, так что ее груди расплющились между их телами, и опять начал целоваться, не двигаясь и давая ей привыкнуть к его размеру. От влагалища, плотно обтягивающего его стержень, потекли горячие волны, и словно тысячи иголочек щекотно покалывали по всему телу. Это было очень приятно. Но когда он задвигался в ней – то почти полностью вынимая член, то снова вводя его на всю длину – ощущение стало почти нестерпимым. Тело горело, словно в огне. Она задергалась под ним, пытаясь сказать, чтобы он остановился, но из запечатанных поцелуем губ вырвалось лишь невнятное мычание, а потом ее тело приспособилось, и внутри него словно родился пылающий шар, выплескивающий во все стороны волны наслаждения и заставляющий ее непроизвольно двигаться навстречу тому, что сейчас пронзает ее, порождая эти волны. Шар все увеличивался вместе с растущим томлением и, в конце концов, взорвался невероятной силы оргазмом, равного которому она никогда до сих пор не испытывала... Она закричала, но непрекращающийся поцелуй превратил ее крик в сдавленный писк. Ее влагалище запульсировало, а тело забилось в спазмах всепоглощающего облегчения, и она на какое-то время потеряла сознание.
Когда она пришла в себя, Виктор уже оделся и целовал ее, прощаясь.
– До вечера, дорогая. Мне очень понравилось, а тебе?
Она ничего не смогла ему ответить, испытывая одновременно и стыд за измену мужу, и легкость на душе и в теле. Ничего уже не напоминало о былом дискомфорте в области таза. Когда он ушел, Вера поднялась и на нетвердых ногах пошла в душ. Не обнаружив на себе и рядом следов спермы, она встревожилась, опасаясь, что он излился в нее. Конечно, у нее только что прошли месячные, так что сегодня – день безопасный, но рисковать совсем не хотелось. Подмываясь, она обнаружила в себе его сперму и расстроилась, что он совсем не подумал о ней.
Он опять встретил ее перед выходом за водой и, как ни в чем не бывало, предложил руку. Она попыталась отругать его за безответственность, но он, оказывается, тоже посчитал дни и сумел все перевести в шутку. После оргазма Вера испытывала небывалую легкость в теле, да и настроение, несмотря на уколы совести, было замечательным, поэтому она решила простить его и не заострять на этом внимания.
После ужина Виктор уговорил ее не ходить на прогулку, чтобы, как он сказал, «не терять даром время», и она, опять поддавшись магии его голоса, не смогла отказать. На этот раз он сумел, прежде чем кончил сам, довести ее до оргазма целых пять (!) раз, чего тоже ранее никогда не бывало. Полностью обессилев от этого секс-марафона, она упала на кровать и уснула сразу же, как закрыла за ним дверь.
Этой ночью эротические сны ей не снились. Ей вообще ничего не снилось, она проспала как убитая и проснулась необыкновенно рано в отличном состоянии тела и духа. Одна только мысль тревожила ее сразу после пробуждения: «Что же мне теперь делать?!» Она любила мужа и не хотела причинять ему боль, и в то же время понимала, что устоять перед Виктором не способна. Ну сколько она сможет его избегать, если они живут в одном корпусе, да еще и на одном этаже?
«Нет, единственный выход – бежать отсюда», – решила она. От путевки оставалась еще неделя и, наверное, Виктор рассчитывает провести ее с ней, а отказать ему она не в силах, поэтому Вера быстро собралась и почти бегом выскочила из номера, мышкой прошмыгнув на лестницу в надежде, что Виктор ее не заметит, поскольку в противном случае у нее просто нет шансов.
На ее счастье побег оказался успешным, и уже через полчаса она перебронировала авиабилет на рейс, который отправлялся на следующий день. Надо было еще успеть закрыть санаторно-курортную карту, она уезжала на целых пять дней раньше срока.
Виктор уже ждал ее, когда она подходила к корпусу.
– Поменяла билет, – даже не спрашивая, а утверждая, сказал он. Вера только кивнула. – Тогда времени осталось совсем мало, – и он, взяв ее за руку, повел в номер. Вера безропотно шла за ним. «Все-таки успела!» – ликовала она в душе, в то время как ее тело жаждало новых ласк.
До обеда Виктор успел взять ее два раза, и оба раза она получала множественные оргазмы. После обеда он помог ей закрыть путевку, и опять начался секс-марафон. Виктор любил ее так, словно это был последний раз перед концом света, и она отдавалась ему с таким же чувством. Ему было достаточно сказать своим чарующим голосом: «ложись», как Вера тут же безропотно ложилась, раздвигая ножки. Она кончала и кончала под ним, уже потеряв счет и времени, и оргазмам, и все никак не могла остановиться… Да, она уставала и желала перерыва, но он снова и снова разжигал в ней огонь страсти…
Зато заснула она в этот вечер мгновенно, и спала отлично, проснувшись наутро бодрой и свежей.
***
Автобус во Львов отправлялся в десять утра, и Вера была уверена, что Виктор еще раз овладеет ей, но как ни странно, он, придя к ней утром, только поцеловал, вздохнул, и сказал, что проводит до Львова.
Во Львове они еще с полчаса побродили по городу, в основном, молча, а потом он посадил ее в такси и, поцеловав на прощание, сказал:
– Ты – мое самое яркое и незабываемое приключением в жизни! – после чего махнул рукой и, не оборачиваясь, ушел. Вера почувствовала, будто лопнула тонкая струна, и в воздухе поплыл тихий звон.
Она захлопнула дверцу, и такси тронулось в аэропорт.
Приключения закончились, а в Челябинске ее встречал любимый муж, которому она дала телеграмму. Она знала, что он ждет ее сейчас, волнуется, но вот как ему все объяснить? А может, просто ничего не говорить? Меньше знаешь, крепче спишь.

Рекомендуем посмотреть:

И снова здравствуйте, уважаемые читатели. Сегодня я расскажу вам еще один случай, произошедший в то время, когда Ольга была в моей власти (см. рассказ "Водоворот").Пару лет назад Ольга купила себе машину, небольшой хэтчбек. Когда она мне радостно поведала об этом - в голове моей сразу возникла мысль "опустить" ее в ее новенькой машинке, так сказать, надругаться над всем святым ))) И в один осенний день я ей сказал по аське - шлюшка, сегодня требую твой рот на своем члене, в о...
Винс наблюдал, как его 25-летняя дочь медленно вошла в кабинет. Он не мог не ухмыляться, как заметил, ее наряд. Стефани была одета в новый деловой костюм, этому виду одежды она отдавала предпочтение когда хотела выглядеть взрослой. Она, возможно, была взрослой перед кем-то другим, но Винса не обманешь. Он наблюдал за ней во время ее занимания ей должности генерального менеджера, она одевалась профессионально и действовала уверенно. Винс знал, что в глубине души, Стефани всегда была испуган...
И даже невинность не преграда насилию...Эмили сегодня поздно выходила из института: пришлось задержаться, чтобы исправить последнюю контрольную по химии. В итоге, на часах было около десяти вечера, когда она, наконец-то, подходила к дому, находящемуся на другом конце города от института.Это был зимний вечер, поэтому дворы были темные, страшные и безлюдные.Но девушка не боялась их, потому что сегодня ее обещал встретить ее парень, который недалеко от дома работал охраннико...
С мамой мы живем одни, в однокомнатной квартире. Мама не была замужем и отца я не знаю. Места у нас мало и кровать одна и , хотя есть диванчик, но я сплю все время с мамой. Я считал всегда, что это вполне естественно. Я ее очень любил, она меня тоже. Я рос очень нежным ребенком. и ласковым. Я любил обнимать маму в кровати и иногда, даже засыпал обнявши ее., и крепко к ней прижавшись. Но к четырнадцати годам, я обнаружил, что как только я ложусь в кровать, то мой член встает и всю ночь стоит как ...
Моя двоюродная сестрёнка овдовела и одна воспитывала семилетнюю дочь. Жили они рядом с нами, благоверная, будучи ревнивой на неё не обращала внимания, а когда она с детьми куда-нибудь уезжала, позволяла даже ночевать у Даши.Так было и в этот раз.- Любимый? Ты скоро приедешь?- Конечно, родная, но я пока на работе. Я очень по тебе соскучился.- О, в этом я не сомневаюсь, но ты же помнишь, что у нас сегодня серьёзный вечер и ночь?Конечно, счастье моё.Дашка уже оче...
Осторожно стекло! Не слышат, паразиты. Стекло - это я. А точнее не стекло, а зеркало, и не какое-нибудь, а венецианское старинной работы. И сейчас трое бухих грузчиков вносят меня вверх по лестнице дома моих новых хозяев. Приближается угол. Ну все, сейчас грохнут варвары. Ух! Слава Тебе, проехали! Да! Как хрупка все же жизнь! Что ж, осмотримся на новом месте. Как будто неплохая квартирка, не самая худшая из мною виденных. И хозяева с такими интеллигентными лицами попались - отразить прият...
Меня зовут Саша, друзья и подружки зовут Шурик, мне 18 лет. Я очень красивая девушка, это замечают и говорят многие. Я блондинка, 175 рост, хорошая фигура, зелёные глаза. В общем я очень хорошенькая. Многие парни обращают на меня внимание, но одна проблема... я лесбиянка. А сейчас хочу рассказать о своём первом сексе с женщиной. Мне 17 лет. Июль месяц, я ехала от подруги домой, мне уже давно хотелось попробовать с девушками, я часто смотрела на их груди и бёдра, а потом мастурбировал...
Меня зовут Алена, я учусь в седьмом классе. Не первая красавица, но довольно симпатичная, рост 160, немного полненькая, но это заметно только без одежды. Темно русые волосы слегка длиннее плеч, грудь маленькая, но уже полная единичка. У нас небольшая школа, всего их 2 в нашем городке и их частенько закрывают, то для ремонта, то из-за морозов зимой. Школы хоть и небольшие, зато детей много, чем старше класс, тем больше и хорошие учителя, есть строгие, но не очень. Мальчиков заметно больше чем дев...
У меня были небольшие проблемы с русским языком. Ну как небольшие- прогуливать любил, училке, Нине Петровне, уже за 50, память плохая была- возраст как-никак. Её давно хотели отправить на пенсию, да вот не хотела она сама, некуда ей, мол, больше идти. Но вот, спустя еще один семестр, директор школы решил, что Нине Петровне пора отправиться на покой. Как она ее не уговаривала, директор был непреклонен. Точнее НА. Сказала что надо новых сотрудников нанимать, что бы те опыта набирались на практике....
Дружба - это состояние, в котором люди друг для друга способны сделать что угодно, это почти любовь, но вот только называется по другому. Друзья - это люди способные сделать друг для друга все что угодно, и даже выпороть по просьбе друга. Причем выпороть, приложив все усилия, качественно, так что бы друг остался доволен.- Ну, чего сидишь? Долго мне тебя ждать, давай иди в ванную и живо ко мне.- А зачем в ванную?- Чтобы чистым быть, а то грязного пороть неохота, а так будешь чис...
Роскошное кондо в западной части Манхэттена с видом на Гудзон. Сегодня мне пришлось ночевать у Дэвида - мужчины, по которому я схожу с ума, но с дикой стороной которого никогда не встречалась. Мы только целовались два раза. И оба раза он просил меня это сделать. Не знаю, что со мной случилось днем. Скорее всего, переутомление приправленное постоянным стрессом, сделали свое дело. Я потеряла сознание в центре города. Кто-то позвонил ему как первому контакту в моем телефонном списке. Он потом мне р...
Начну с того что мои отношения со старшим братом нельзя назвать родственными. Предыстория всего.Мне 18 лет. Моему брату 21. Сашка всегда был совершенством для меня. Мускулистый парень с изумительными голубыми глазами и очаровательной улыбкой был пределом мечтаний для многих девушек. До какой то поры я воспринимала его как просто моего старшего брата. Но с наступлением полового созревания мой мозг стал более развращенным впрочем как и тело которое хотело познать большее. Наши родители были...
Кое-как я умудрилась укутаться покрывалом, на котором спала. Так провела всю ночь.Утром Хозяин уселся сверху на мои ноги. Я приоткрыла глаза, но была настолько сонной, что даже не сообразила что происходит. Хозяин продолжал сидеть на мне, но я не воспринимала. Он стал крутиться на моей попе. Я заурчала и повернулась к нему лицом.- Долго спишь!- Я так крепко спала, Хозяин.- Что тебе снилось?- Ничего не снилось, Хозяин.- Ничего? Ты наверно устала вчера.- Н...
Проклятый мороз. Всё замерзло ну просто насквозь. Ёмаё, такое впечатление, что даже волосики на ногах превратились в малюсенькие сосульки. Про свой гастрономический набор для ужина холостяка: два яйца и сардельку (метафора), Петрович старался не думать. И по возможности двигаться таким образом, чтобы не задевать то место, вдруг ещё звон услышит. Хотя тогда в принципе всё, можно и подыхать на этом лютом морозе. Жизня кончилась.Так в раздумьях о бренности бытия, Петрович доплыл по океа...
Сегодня с утра началась жуткая беготня, я порядком устал, да еще на работе подкинули дел - надо было встречать поезд с мужиком, который нам вез ДИММы по знакомству начальника. По-моему, это вообще полный бред - ДИММами весь город забит, но нет, надо ж было ему добиться моей встречи с этим его знакомым. причем поезд приходил в 7 вечера, этот знакомый потом должен был ехать к себе домой, но, почему-то, от меня потребовали именно встретить поезд. Вокзал, на который прибывал поезд - Белорусский. Жив...
Однажды, давным-давно, я написал этот рассказ. Он повествует об «юности» Альбуса П. В. Б. Дамблдора и Геллерта Гриндельвальда, его лучшего друга. Эта история разворачивается, когда Ариане Дамблдор, сестре «Великого Альбуса», было пять лет, в Годриковой Лощине, когда Геллерт приезжает «на летние каникулы», коии были сразу по завершению обучения выпускника Хоргвартса Дамблдора-младшего.Повествование ведётся от первого лица — от лица юного, двадциодноголетнего Альбуса Дамблдора, в будущем — в...
Глава 1. Пятница как конец недели, но все же рабочий день.Еле выбравшись из кровати, по трезвону озабоченного началом рабочего дня будильника, я поплелась в ванную. За окном пасмурная погода, на невыспанной душе тоскливо. А впереди еще один рабочий день. Бл-иииин. Спать хочу... Как говорит один мой знакомый - "Кто такая спать? И почему я ее хочу?". Бррр. Холодная. Горячей как всегда нет. Городские власти бодро отрапортовав о замечательно идущих темпах подготовки города к осени, отруб...
«Все, что неожиданно изменяет нашу жизнь, не случайность. Оно - в нас самих и ждет лишь внешнего повода для выражения действием». (Александр Грин)Говорят, что ангелы живут только на небе, а дьяволы лишь в аду. Но героям нашего рассказа было суждено убедиться в обратном.Часть перваяАлексей, 20-летний диджей, один из самых многообещающих в стране музыкантов, был настоящим дьяволом. Его музыка, как окрестили её критики, пробуждала самые низменные и страстные жела...
Каждый обыденный день, люди ходят, смотрят друг на друга и думают что, и другой человек самый обычный в этом мире. И я так думал, пока не настал этот захватывающий и одновременно унижающий день.Живу я с Мамой и папой, своих родителей я люблю. Мой отец, красивый парень, ему 37 лет, вокруг него всегда много подружек, но он ни когда не давал повода для измены, но речь не о нем. Мою Маму зовут Кристина, ей 34 года, она длинноногая красавица, ее длинные светлые волосы всех восхищали, ее фигура...
Мы уже давно расстались с Андреем, но все еще оставались «друзьями». Возможно, не могли, оставить то прошлое, которое нас связывало, возможно, надеялись на общее будущее, а может и вправду искренно желали быть друзьями. Но точно сказать я и сама не могу, а что уж говорить за него.В тот день я осталась ночевать одна, но сама я спать не могла. Я ужасная трусиха, в собственной квартире я даже днем не могу продержаться одна. В итоге я решила, кого то позвать на ночь, но таковых доброволь...