Особая Школа: Наказание

Выйдя на площадку, Каратель оглядел стоящих напротив него девушек, и ласково улыбнулся. Они были прекрасны. Стройные, подтянутые, в недлинных, чуть выше колен, черных юбочках, белых блузках, таких же белых чулочках и аккуратных, на среднем каблуке, туфельках. Тридцать девушек, от пятнадцати до двадцати лет. Шесть классов, по пять человек в каждом. Первокурсницы, недавно направленные в Школу и стоящие в последнем ряду, слегка проигрывали своим старшим подругам во внешности – среди них можно было найти толстых или, наоборот, замучивших себя диетами худышек, да и макияж их был наложен неумело и не скрывал изъянов внешности, если они были на лице. Но Каратель не сомневался, что через пару лет, они превратятся в таких же безупречных красавиц, какие стоят в первом ряду. Он мысленно облизнулся, разглядывая прелестных, женственных старшекурсниц.
Когда Каратель подошел к девушкам, по их рядам прошла волна испуга. Его появление на утреннем сборе говорило о том, что какая-то из девушек недавно крупно проштрафилась и будет наказана. Однако, по традиции Школы, о том, кого ждет эта незавидная участь, не знала ни одна из учениц. Наказание редко следовало сразу после проступка. Обычно о нем докладывали на совете преподавателей, а потом решали, стоит ли наказать виновницу, или можно простить и обойтись устным выговором. А бывало, что о проступке совсем забывали, как о мелком недоразумении. Но сегодня был явно не тот случай.
Из стоящего неподалеку коттеджа учителей вышел Директор. Встав за стоящую напротив девушек трибуну, он поздоровался и заговорил:
- Сегодня у меня для вас несколько сообщений. Во-первых, первая и вторая группы сегодня не идут на уроки физкультуры. Вместо них будет проведен дополнительные уроки этики.
Девушки из указанных групп заулыбались. Уроки этики, которые вела пожилая, спокойная учительница, все любили гораздо больше, чем изнурительные уроки физкультуры, на которых опытные инструкторы заставляли заниматься до седьмого пота, тщательно следя, чтобы девушки выкладывались на все сто.
- Во-вторых, - продолжал Директор, - по решению совета преподавателей было решено наказать Викторию К. из второй группы.
Одна из девушек, стоящих в предпоследнем ряду слабо простонала и закусила губу.
- За, то, что она залила чернилами тетрадь с планом урока учителя истории, сорвав, таким образом, занятия в двух группах, совет решил наказать ее…
Директор посмотрел в лежащий перед ним листок.
«Только бы что-нибудь полегче… Только бы не серьезно…» - билось в голове у Вики. Это был первый ее серьезный проступок за полтора года обучения, и она надеялась на снисхождение преподавателей.
- Десятью ударами легкой плетью! – закончил Директор.
Вика шумно выдохнула. Она знала, что это минимальное наказание за срыв урока. Учителя действительно пожалели примерную ученицу.
- Однако, - продолжал Директор, - учитывая обстоятельства этой выходки, я добавляю еще двадцать плетей и приказываю провести наказание в назидательной форме.
Девушка, сжала кулачки, из-за всех сил стараясь не расплакаться. Тридцать плетей, даже легких – это и само по себе очень серьезное наказание, а уж вынести его «в назидательной форме» - перед всеми ученицами и преподавателями Школы – это было не только больно, но и жутко унизительно.
Директор поднял глаза от листка, и, найдя глазами Викторию, сказал:
- Запомните, Вика – бьют не за то, что что-то натворил, а за то, что попался! И уж если вы решили напроказничать, то не нужно рассказывать об этом всей Школе!
Все стоящие на площадке девушки поняли, что именно имел в виду Директор. Вика залила тетрадь учителя на спор, доказывая подружкам, что у нее хватит решительности на такую выходку. Естественно, что известие о ее «смелом» поступке быстро разлетелось по всей Школе. Видимо, именно этому ее поступку и будут посвящены дополнительные уроки этики…
Услышав о том, что наказание будет публичным, Каратель отправился в небольшой серый домик, один вид которого вызывал у всех учениц дрожь в коленях. Обычно наказания проводились именно в нем – он уводил туда провинившуюся девушку и там, спрятанная от посторонних глаз толстыми, не пропускающими звуки, дверьми, она получала то, что ей причиталось. Поговаривали, что когда Каратель в хорошем настроении, с ним можно договориться о смягчении наказания. Разумеется, за ответную услугу. И не сложно догадаться, за какую именно. Но эти слухи были довольно спорными, т.к. ни одна из девушек не признавалась, что она отдалась Карателю за то, что он скинул с ее наказания десять-пятнадцать ударов. О том, что кому-то удавалось полностью избежать наказания таким путем, никто даже не говорил – заплаканные лица девушек, выходивших из этого серого домика не оставляли сомнений в том, что какую-то долю причитающегося они получили в любом случае.
Всю прошлую неделю, ожидая, что она будет наказана, Вика думала над этой возможностью. Каратель – бритый мускулистый мужик средних лет - не производил отталкивающего впечатления, и секс с ним она вполне смогла бы пережить. Тем более, что в свои семнадцать с хвостиком, Вика уже не была девочкой и боль от потери девственности ей не грозила. Однако, мысль о том, что в нее войдет мало знакомый мужчина, к которому она не испытывает никаких чувств, кроме страха, была ей противна. «Отдаться этому бугаю за то, что он стегнет меня на несколько раз меньше?! Ну, уж нет! Я девушка, а не кукла, и буду заниматься этим только с тем, кого сама захочу! Наказание – это больно, но не смертельно. Другие девушки выдерживали, и я выдержу!»
Сейчас, услышав про тридцать плетей, Вика подумала, что, возможно, переменила бы свое решение, если бы наказание не было публичным. Лучше отдаться Карателю, пусть даже она потом будет чувствовать себя последней дрянью – это лучше, чем несколько минут извиваться и рыдать под его плетью. Назидательная форма наказания решила за нее эту дилемму. Ей придется вытерпеть все три десятка ударов, как больно бы это не было.
Занятая этими мыслями, Вика приготовилась увидеть скамью для порки – девушки рассказывали, что это деревянное сооружение, на котором их фиксировали, вытянув связанные вместе ноги и приковав руки к полу под скамьей – но ее ждал еще один неприятный сюрприз. Каратель выкатил из домика странное сооружение похожее на позорный столб средневековья, и поставил его перед рядами девушек.
- Наказуемая, выйти! – громко сказал он.
Вика тяжело вздохнула и тяжелой походкой вышла вперед.
- Сними туфли и чулки.
Ученица подчинилась, аккуратно поставив туфельки на землю и положив на них чулки.
Каратель заставил девушку встать босыми ногами на деревянную платформу, на которой находилась вся эта странная конструкция, и приковал ее лодыжки к ней так, что они не могли двигаться ни вверх, ни в стороны. Затем, он положил девушку животом на деревянную подставку и зафиксировал ее голову и руки. Теперь она стояла, сильно нагнувшись вперед, прикованные лодыжки и упирающаяся в живот подставка не позволяли ей согнуть ноги в коленях, а широкие колодки, в которые были заключены ее голова и руки, не давали видеть то, что происходит сзади.
Вышедшие из коттеджа преподаватели встали сбоку от площадки, напротив головы девушки. Она обрадовалась тому, что им будет не видна ее попа, которую наверняка обнажат перед поркой, и дала себе слово не плакать, чтобы ее слез они тоже не увидели.
***
Каратель положил руку на спину девушки. Он чувствовал нежную кожу под тонкой тканью блузки, и это ощущение сводило его с ума. Почему этот чертов Директор сделал наказание публичным? Если бы они были в его домике, он наверняка заставил бы эту девчонку отдаться ему! Он бы даже мог взять ее силой – прикованные к скамье или столбу девушки были абсолютно беззащитны, и он не раз этим пользовался. Хотя, ему больше нравилось заставлять их самих уговаривать изнасиловать их. Если девушке причиталось хотя бы два десятка ударов, то уже на половине экзекуции она была готова на ...все, лишь бы этот ад прекратился. Каратель умел пороть. Было не много дел, которые он умел делать хорошо, но это искусство он освоил в совершенстве. Его жертвы сходили с ума от боли, однако при этом никогда не получали серьезных травм. Даже полсотни тяжелых плетей, которые ему однажды довелось отвесить одной из учениц, оставили на ее коже лишь яркие рубцы, но не кровавые раны. Был у него один секрет, которого никто не знал, и девушке, прикованной сейчас для порки, предстояло испытать его на себе.
Каратель любил свою работу. Он любил ощущение власти над молоденькими девушками, любил ужас в их глазах, любил их крики, их слезы и их готовность сделать что угодно, лишь бы прекратить это. Он был садистом, в самом худшем значении этого слова. Он прятал свои эмоции, как мог, т.к. понимал, что в Школе не потерпят сумасшедшего даже на должности карателя, даже если он виртуозно владеет плетью. Поэтому публичные наказания были для него настоящим испытанием. Пороть и не показывать то, что он наслаждается муками жертвы – это было для него действительно сложно. Тем более, если жертва была такой, как эта девчонка. Стройная, с тонкой талией, округлой попкой и крепкой, но довольно крупной грудью. Ее каштановые волосы сводили с ума, а в карих глазах, наполненных сейчас страхом, можно было утонуть. Хотелось медленно провести пальцем по ее щеке, скользнуть под блузку, сжать в руках грудь, так, чтобы она вскрикнула, а другую руку запустить в трусики. А затем сорвать их и, прижав девчонку к стене резко войти в нее, и… Черт! Сколько не мечтай, а уединиться с этой красавицей не получится! Что же ты, сучка, так провинилась, что тебя решили пороть перед всей Школой?! Ну, что ж, раз я получу минимум удовольствия от тебя, то ты от меня получишь максимум впечатлений!
Каратель резким движением задрал юбку девушки, спустил ее трусики ниже колен и развернул деревянную подставку так, что теперь все присутствующие видели белоснежные полушария ее нежной попки. Девушка надеялась, что ее будут пороть в более пристойной позе, и от этой выходки ее лицо вспыхнуло от стыда. Увидев это, Каратель незаметно улыбнулся и прошептал Вике: «А вот тебе подарочек лично от меня…» И он опустил колодки, в которые была закована голова девушки, ниже, заставляя ее нагнуться еще сильнее. В этой позе перед всеми зрителями предстала ее нежно-розовая киска, и девушка покраснела еще сильнее. Если бы она сейчас провалилась сквозь землю, то была бы безумно рада этому.
Многие из учениц, наблюдавших развернувшуюся перед ними картину, подумали, что лучше получить полсотни плетей в пустой комнате, чем вот так стоять и чувствовать десятки взглядов на своих самых интимных местах. Как она потом будет учиться, зная, что вся Школа видела ее в такой позе? Публичное наказание всегда позорно, но Каратель сумел сделать его для Вики настолько унизительным, что теперь сама предстоящая порка воспринималась ею как не заслуживающая внимания мелочь.
Так она думала, пока Каратель не нанес первый удар. Неожиданный, от того, что девушка еще не пришла в себя от накатившей волны стыда, но от этого не менее болезненный. Из глаз девушки сами собой брызнули слезы, а из горла вырвался безумный крик.
- Извините, я кое-что забыл, - сказал преподавателям Каратель, и с силой воткнул в рот девушке кляп. Большой резиновый гриб заставлял Вику держать рот широко открытым и, казалось, проникал до самого горла, из-за чего она с трудом могла дышать. Гриб был покрыт какой-то жидкостью, и Вика быстро поняла, что это «усилитель чувств» - препарат, во много раз усиливающий физические ощущения. После его применения даже легкие шлепки были бы болезненными, а Вике предстояло вынести еще двадцать девять ударов плетью. Юную ученицу охватил ужас. Следующий жгучий удар плети вырвал из ее горла лишь хрип – кляп не давал ей кричать, и это было все, на что она сейчас стала способна.
Каратель не торопился, аккуратно нанося удары один за другим и следя за тем, чтобы появляющиеся на нежной коже рубцы не скрещивались. От этих ударов Вику охватило безумие. Она билась в колодках, стараясь хоть чуть-чуть уклониться от каждого следующего удара, однако, это не помогало – плеть все равно находила свою цель, и единственное, чего она добилась – это ссадины на руках и лодыжках, которые оставили кольца колодок. Девушке казалось, что каждый удар плети вырывает из нее куски плоти, хотя ее попка лишь покрывалась равномерно красными полосками.
На пятнадцатом ударе Каратель остановился.
- Я считаю, что кожу нужно обработать, иначе она будет слишком долго заживать, - обратился он к Директору. – Или это требуется наказанием?
Директор на секунду задумался. Наверное, если бы он сейчас видел лицо своей ученицы, он бы вообще прекратил это истязание – столько боли, ужаса и безумия было на нем. Но перед его глазами были лишь красные от плети ягодицы девушки, да выглядывающая между ножек киска, которой, конечно, не касались умелые удары Карателя.
- Нет, наказание не требует этого, - решил он. - Обработайте кожу, если считаете нужным, и продолжайте.
Обессиленная Вика обвисла в колодках, отдыхая, пока Каратель ходил в свой домик за какой-то мазью. Однако когда он вернулся, и начал наносить ее на кожу, она возмущенно замычала – мазь обладала явным раздражающим эффектом и обработанная ею кожа загорелась адским пламенем.
- О, да, - прошептал ее на ухо Каратель. – Это мое любимое лекарство! И еще у меня для тебя есть сюрприз!
После этих слов он встал так, что зрители видели только его спину, но не видели, что он делает с попкой девушки, и погрузил густо смазанный мазью палец глубоко в ее киску. Нежная кожа тут же загорелась, и Вике показалось, что в нее засунули раскаленную кочергу. Она завопила изо всех сил, но из под кляпа вырвался лишь очередной хрип.
- Погоди, милая, это же еще не все! – прошептал ей Каратель, и, окунув палец в баночку с мазью, начал аккуратно смазывать ею анус девушки, а затем, неожиданно резко засунул его на две фаланги внутрь. Новая боль пронзила юную ученицу. Ее попка никогда раньше не знала такого обращения – Вике даже мысль не приходила в голову, что можно туда что-то засунуть - поэтому вторжение пальца Карателя само по себе было болезненным, а уж раздражающая мазь сделал эти ощущения совсем невыносимыми.
Каратель вытащил палец из девушки и снова взялся за плеть. Каждый его удар становился для девушки волной нечеловеческой боли, но вскоре сработали какие-то защитные механизмы организма, и она потеряла сознание.
***
Очнулась Вика в больничной палате. Обработанная врачами кожа практически не болела. Только сильное жжение в киске и попе заставило девушку застонать - врачи, не знавшие о выходке Карателя, не обработали эти нежные места. Впрочем, мазь, которую он в нее засунул, была безвредна и жжение вскоре прошло. Уже на следующий после порки день девушка чувствовала себя вполне нормально и смогла вернуться к занятиям.
Каково же было ее удивление, когда идя на очередной урок, она увидела, как во дворе двое крепких парней в белых халатах запихивали в скорую Карателя, «упакованного» в смирительную рубашку. Она замерла посреди двора, в шоке от этого зрелища и не заметила, подошедшего Директора.
- Виктория, - начал он, – на последнем совещании совета было решено, что во время последнего наказания для вас была превышена норма воздействия. Так, конечно, не принято, но…
- Вы о чем? – не поняла растерянная девушка.
- В общем, мы засчитали ваше наказание как пятьдесят тяжелых плетей в назидательной форме. Авансом, – усмехнулся Директора. – Так что, когда вы в следующий раз набезобразничаете, наказания не последует.
- Думаю, что после вчерашнего мне еще очень долго не захочется делать что-нибудь неположенное, - с обидой сказала девушка.
- Для этого и нужны телесные наказания, - улыбнулся в ответ Директор. – Будучи однажды выпоротой, ученицы начинают вести себя как положено и второй порки обычно не требуется.
Вике хотелось спросить, многим ли ученицам ...приходилось пережить такое, что пережила вчера она, но потом решила «авансовые» плети могут пригодиться ей для чего-нибудь более стоящего, чем пререкания с Директором.
***
От автора: Если вам понравился мой рассказ, можете отправить свой отзыв на sadicbox@mail.ru. Я обязательно его прочитаю и постараюсь сделать следующий рассказ более интересным и увлекательным!

Рекомендуем посмотреть:

Веки были словно свинцовые, и мне совершенно не хотелось просыпаться, но чей-то громкий голос настойчиво пытался меня разбудить.- Лена, вставай! Артем попал в аварию, нам надо срочно ехать в больницу!- настаивал голос матери.Стоп! При чем тут моя сестра Лена и как я могу ехать в больницу чтобы навестить самого себя? Я собрал все силы в кулак и открыл глаза. Первым что я увидел, было взволнованное лицо матери.- Ну наконец-то, как ты можешь спать в такое время? Одевайся ско...
- Проходите мои дорогие. Раздевайтесь, ваши анализы в порядке, я лишь осмотрю васДевушки медленно разделись и предстали во всей своей красе. Пять молодых обворожительных красавиц. Невысокого роста, очаровательные брюнетки, с длинными волнистыми волосами, все как на подбор. Красивые испуганные глаза, с длинными обрамляющими их ресницами, тонкие изогнутые брови, оточенные носики и пухлые губки. Тонкие плечики, красивые изгибы рук и кистей. Груди пышные, упругие, сочные. Соски цвета шок...
Наконец-то этот день настал! Вероника очень тщательно все подготовила. Атласное серое вечернее платье, аппетитно обтягивающее ее бедра и таинственно струящееся складками по ее аккуратной высокой груди, вечерний макияж и высокая прическа, на которую она потратила полтора часа, укладывая локон к локону непослушную рыжую копну волос. Да! Девушка еще раз удовлетворенно оглянула себя в зеркало. «Такой он меня точно еще не видел» - промелькнуло у нее в голове. Их отношения с Русланом длились в...
Юношеский лагерь «Смена» всегда считался образцово-показательным - никаких детей из неблагополучных семей, никаких дискотек с пьяными и обкуренными подростками - только свежий воздух, походы и песни у костра, во всяком случае до отбоя. А после отбоя, когда воспитатели отсыпались или строили личные отношения, у каждого отряда начиналась своя интересная и захватывающая жизнь.Если первый и второй отряд по ночам бесились, мазали друг друга зелёнкой или вызывали духов Пушкина и Пиковой да...
Звонок телефона. В трубке приятный голос Насти.- Привет. Слушай, мне надо домой кое-что забрать с работы сегодня. Помнишь я тебя вчера просила? Поможешь мне?- Да, конечно. Зайти после работы к тебе?- Да. К шести.Настя была подругой жены. Они учились вместе в институте. Поэтому мы иногда встречались в компаниях. Вот и вчера, мы были на Дне рождения общего друга и сидели рядом. То ли я выпил лишнего, то ли жена уже в конец достала, но вчера, мне так хотелось смотреть ...
Мы ввалились в Верину квартиру с дождя, промокшие до нитки. С Маринки просто лило, и она уговорила Веру разрешить ей принять душ, а чтобы просушить одежду дать ей какой-нибудь халатик.Вера выполнила Маринину просьбу, и Маринка побежала в ванную. Только тут мы поняли, что Маринка нас провела: душ и сухая одежда - это лучшее, что может желать человек после такого дождя.Вера сняла куртку. Под ней была белая рубашка - вся мокрая. Через ткань проглянули большие груди с упругими сосками. В...
Cидим как-то вечером в столовой. Работа закончена, на завтра все приготовлено и тетки-поварихи расслабились немного. Да еще я принес им расслабон в виде литровой бутылки водки. Вот и не торопятся по домам. Все в возрасте под пятьдесят, все одиночки, спешить некуда. А тут все же компания. Ко мне уж давно привыкли, считали за своего. Вроде младшего брата. Или, скорее, подруги.Брату не расскажешь того, что подруге поведаешь. Меня они опекали, подкармливали и даже изредка ублажали, когда...
Меня зовут Ольга, мне 32 года, мои параметры 92/61/94, я замужем, мой муж слабак, его рост 162 см, вес 63 кг, я выгляжу на 23г., люблю одеваться в откровенную одежду, при муже, одеваю чулки короткую юбку, туфли на каблуке0 и иду гулять по улице.... Все мужики оборачиваются мне вслед....Флиртуют со мной при муже...я отвечаю им взаимностью...Расскажу вам про один случай. Я покупала в магазине с мужем себе бритву для депиляции волос на ногах, по зади меня стояли два парня, кавказкой наружност...
Беременность стала постепенно менять девушку. Она и сама осознавала, что после всех стараний Бориса, ее руководителя, любовника и полного правообладателя ее телом, мыслями и фантазиями, уже не вернется к прежней жизни. К тому же, не смотря на резко возросшую потребность в регулярном сексе, повышенную чувствительность к ласкам и постоянное возбуждение, ее муж стал еще более холоден к ее желаниям. Он и так редко доставлял девушке удовольствие, больше стремясь спустить своих пару капель за рекордно...
История эта начиналась так...Жил себе спокойно парень по имени Андрей в одном из крупных городов нашей родины... Был он нормальным парнем, имел много друзей, знал чем заняться в свободное время, любил общаться с людьми. Семья у него была строгая, без "дураков".Внешне он был очень приятен собой: стройная фигура, хотя не набитая мышцами; высокий; приятное лицо, аккуратное; черный волосы, которые он не любил стричь слишком коротко, а носил чуть подлиннее, чем большинство парней. Видно б...
Я видно не та девушка, чьи мечты сбываются.У меня лучше получаются кошмары.Эльвира Повелительница ТьмыУтро началось с убежавшего кофе. Смылось оно недалеко, по плите и вниз на пол. Пока Лиза на него осуждающе смотрела - подгорел тост. Те, кто ел подгоревшие тосты знают это странное состояние, ешь и думаешь, какого черта я продолжаю есть гадость? Лиза задумчиво поскребла тост ножом и вздрогнула от телефонной трели.В этот дом редко звонили, и она с опаской сняла...
Секс в деревне тоже бывает и, ещё, какой!--------------------------------------------------- Вступление. Дашке было пятнадцать лет и она жила в самой настоящей деревне, Семёновка, раньше тут был колхоз "Первомайский", непонятно почему так называвшийся. Ничего праздничного первомайского в их деревне не было. Жили вообще то бедновато, а когда колхоз развалился, в девяносто втором году, то вообще очень трудно. Мужики и раньше пили, а тут как с ума ...
Меня зовут Оля. С Катей мы дружим с самого садика. Всюду ходили вместе, были не разлей вода. Сейчас нам по 22 года и мы больше чем подруги. Я люблю её, она меня. Хочу вам поведать, как мы с ней впервые переспали, в далеком 2006 году. Нам по 16 лет, мы сидим у меня в летнем домике в деревне, родители уехали в город. После бесцельного хождения по улице мы, уставшие, вспотевшие(время жаркое) сходили по очереди в душ и сейчас развалились на диванчике. На мне светло-зеленые трусики, плотно прилегающи...
Решение было принято абсолютно спонтанно! Под стук колес железнодорожного экспресса Рита вспоминала события последних дней. Они много времени проводили вместе: гуляли, ходили вместе обедать и ужинать, смотрели кино... И она уже даже не представляла собственной жизни без него. А он взял и предложил эту поездки в Питер. Ехал по делам и решил взять ее с собой. Правда, слегка опешил, когда она согласилась, не раздумывая.Дома пришлось сказать, что едет с Кристинкой, а ей, чтоб прикрывала,...
Как то летом, мы с супругой отдыхали на даче. Было тёплое воскресное утро. К нам, «подышать воздухом» приехала сестра супруги с мужем и сыном лет шестнадцати. Дача стоит на берегу реки, у самого леса. Места чудесные, воздух густой, лягушки заливаются, красота. Сразу скажу, что никто из наших близких, не знает о наших пристрастиях в сексе. В обществе наших знакомых – мы примерная семья двух, любящих друг друга людей. Зачем нарушать сложившийся стереотип.Поэтому все мы чинно сидели за столом на...
Тетя Аня.Хочу рассказать одну удивительную историю. Возможно, она выглядит, как неумелая выдумка, но в ней все - правда. Выдумать, в конце концов, можно и правдоподобнее…1.Это было давно - в далекие 70-е.У меня есть тетя, её зовут Аня. "Тетя Аня" - так меня научили называть её. Она мне - двоюродная тетя, а не родная, но в детстве для меня это не имело значения: у всех детей есть тети (так казалось мне), а в тонкостях родства я не разбирался.Когда я родился, ей было ...
Мы с ребятами и Женей выпили по бокалу шампанского, и в это время я постоянно ловила плотоядные взгляды парней на моей груди и призывно немного раздвинутых ножках. Когда бокалы опустели, Саша их унёс обратно, а когда он вернулся, оставшиеся парни уже лапали нас с Женей. Я оказалась на коленях у блондина, которого подружка обслужила в машине, и наконец-то вспомнила, что его зовут Сергей. Он прижал меня к своей груди спиной и сразу ухватил за грудь, немного больно мял её прямо через тонкую ткань, ...
— Ну, Соколова, чего вы молчите? Я слушаю вас, рассказывайте.Катя Соколова, самая модная и популярная девушка на факультете, была красива и обаятельна. Она знала об этом и очень хорошо умела пользоваться своими преимуществами.— Да зачем, Глеб Николаевич? я итак несколько ночей провела над этим рефератом, — она состроила жалобную гримаску и очаровательно надула губки, — мне показалось, что вы торопитесь домой. Уже поздно. Если вам так интересно, вы можете прочитать мой доклад дома. Он...
Для тех, кто не читал предыдущие рассказы этой эпической трилогии, напоминаю, что в результате случайного эксперимента я оказался в далеком будущем, а именно в 2212 году. Выяснив, что люди полностью изучили механизмы управления временем и успешно используют их в своих целях, я решил пожить в этом замечательном времени и узнать все его преимущества и недостатки. Я мог в любой момент вернуться домой так, что никто бы и не заметил моего исчезновения. Ну а кто из людей отказался бы от такого шанса, ...
Меня привели в небольшую комнату - две стены, дверь за спиной, огромное зеркало передо мной и кресло посредине, на которое я уселся. Путь до этой комнаты был долгим, с самого начала пути (еще в месте встречи) мне завязали глаза, так что кроме времени в дороге мне ничего не запомнилось. Но , это было частью договора, заключенного мной с М., потому я не сетовал на недостаток света и некомфортное состояние в течении последних 45 минут. Судя по тому, что удалось узнать, неудобства в дороге и немала...