Особая Школа: Наказание

Выйдя на площадку, Каратель оглядел стоящих напротив него девушек, и ласково улыбнулся. Они были прекрасны. Стройные, подтянутые, в недлинных, чуть выше колен, черных юбочках, белых блузках, таких же белых чулочках и аккуратных, на среднем каблуке, туфельках. Тридцать девушек, от пятнадцати до двадцати лет. Шесть классов, по пять человек в каждом. Первокурсницы, недавно направленные в Школу и стоящие в последнем ряду, слегка проигрывали своим старшим подругам во внешности – среди них можно было найти толстых или, наоборот, замучивших себя диетами худышек, да и макияж их был наложен неумело и не скрывал изъянов внешности, если они были на лице. Но Каратель не сомневался, что через пару лет, они превратятся в таких же безупречных красавиц, какие стоят в первом ряду. Он мысленно облизнулся, разглядывая прелестных, женственных старшекурсниц.
Когда Каратель подошел к девушкам, по их рядам прошла волна испуга. Его появление на утреннем сборе говорило о том, что какая-то из девушек недавно крупно проштрафилась и будет наказана. Однако, по традиции Школы, о том, кого ждет эта незавидная участь, не знала ни одна из учениц. Наказание редко следовало сразу после проступка. Обычно о нем докладывали на совете преподавателей, а потом решали, стоит ли наказать виновницу, или можно простить и обойтись устным выговором. А бывало, что о проступке совсем забывали, как о мелком недоразумении. Но сегодня был явно не тот случай.
Из стоящего неподалеку коттеджа учителей вышел Директор. Встав за стоящую напротив девушек трибуну, он поздоровался и заговорил:
- Сегодня у меня для вас несколько сообщений. Во-первых, первая и вторая группы сегодня не идут на уроки физкультуры. Вместо них будет проведен дополнительные уроки этики.
Девушки из указанных групп заулыбались. Уроки этики, которые вела пожилая, спокойная учительница, все любили гораздо больше, чем изнурительные уроки физкультуры, на которых опытные инструкторы заставляли заниматься до седьмого пота, тщательно следя, чтобы девушки выкладывались на все сто.
- Во-вторых, - продолжал Директор, - по решению совета преподавателей было решено наказать Викторию К. из второй группы.
Одна из девушек, стоящих в предпоследнем ряду слабо простонала и закусила губу.
- За, то, что она залила чернилами тетрадь с планом урока учителя истории, сорвав, таким образом, занятия в двух группах, совет решил наказать ее…
Директор посмотрел в лежащий перед ним листок.
«Только бы что-нибудь полегче… Только бы не серьезно…» - билось в голове у Вики. Это был первый ее серьезный проступок за полтора года обучения, и она надеялась на снисхождение преподавателей.
- Десятью ударами легкой плетью! – закончил Директор.
Вика шумно выдохнула. Она знала, что это минимальное наказание за срыв урока. Учителя действительно пожалели примерную ученицу.
- Однако, - продолжал Директор, - учитывая обстоятельства этой выходки, я добавляю еще двадцать плетей и приказываю провести наказание в назидательной форме.
Девушка, сжала кулачки, из-за всех сил стараясь не расплакаться. Тридцать плетей, даже легких – это и само по себе очень серьезное наказание, а уж вынести его «в назидательной форме» - перед всеми ученицами и преподавателями Школы – это было не только больно, но и жутко унизительно.
Директор поднял глаза от листка, и, найдя глазами Викторию, сказал:
- Запомните, Вика – бьют не за то, что что-то натворил, а за то, что попался! И уж если вы решили напроказничать, то не нужно рассказывать об этом всей Школе!
Все стоящие на площадке девушки поняли, что именно имел в виду Директор. Вика залила тетрадь учителя на спор, доказывая подружкам, что у нее хватит решительности на такую выходку. Естественно, что известие о ее «смелом» поступке быстро разлетелось по всей Школе. Видимо, именно этому ее поступку и будут посвящены дополнительные уроки этики…
Услышав о том, что наказание будет публичным, Каратель отправился в небольшой серый домик, один вид которого вызывал у всех учениц дрожь в коленях. Обычно наказания проводились именно в нем – он уводил туда провинившуюся девушку и там, спрятанная от посторонних глаз толстыми, не пропускающими звуки, дверьми, она получала то, что ей причиталось. Поговаривали, что когда Каратель в хорошем настроении, с ним можно договориться о смягчении наказания. Разумеется, за ответную услугу. И не сложно догадаться, за какую именно. Но эти слухи были довольно спорными, т.к. ни одна из девушек не признавалась, что она отдалась Карателю за то, что он скинул с ее наказания десять-пятнадцать ударов. О том, что кому-то удавалось полностью избежать наказания таким путем, никто даже не говорил – заплаканные лица девушек, выходивших из этого серого домика не оставляли сомнений в том, что какую-то долю причитающегося они получили в любом случае.
Всю прошлую неделю, ожидая, что она будет наказана, Вика думала над этой возможностью. Каратель – бритый мускулистый мужик средних лет - не производил отталкивающего впечатления, и секс с ним она вполне смогла бы пережить. Тем более, что в свои семнадцать с хвостиком, Вика уже не была девочкой и боль от потери девственности ей не грозила. Однако, мысль о том, что в нее войдет мало знакомый мужчина, к которому она не испытывает никаких чувств, кроме страха, была ей противна. «Отдаться этому бугаю за то, что он стегнет меня на несколько раз меньше?! Ну, уж нет! Я девушка, а не кукла, и буду заниматься этим только с тем, кого сама захочу! Наказание – это больно, но не смертельно. Другие девушки выдерживали, и я выдержу!»
Сейчас, услышав про тридцать плетей, Вика подумала, что, возможно, переменила бы свое решение, если бы наказание не было публичным. Лучше отдаться Карателю, пусть даже она потом будет чувствовать себя последней дрянью – это лучше, чем несколько минут извиваться и рыдать под его плетью. Назидательная форма наказания решила за нее эту дилемму. Ей придется вытерпеть все три десятка ударов, как больно бы это не было.
Занятая этими мыслями, Вика приготовилась увидеть скамью для порки – девушки рассказывали, что это деревянное сооружение, на котором их фиксировали, вытянув связанные вместе ноги и приковав руки к полу под скамьей – но ее ждал еще один неприятный сюрприз. Каратель выкатил из домика странное сооружение похожее на позорный столб средневековья, и поставил его перед рядами девушек.
- Наказуемая, выйти! – громко сказал он.
Вика тяжело вздохнула и тяжелой походкой вышла вперед.
- Сними туфли и чулки.
Ученица подчинилась, аккуратно поставив туфельки на землю и положив на них чулки.
Каратель заставил девушку встать босыми ногами на деревянную платформу, на которой находилась вся эта странная конструкция, и приковал ее лодыжки к ней так, что они не могли двигаться ни вверх, ни в стороны. Затем, он положил девушку животом на деревянную подставку и зафиксировал ее голову и руки. Теперь она стояла, сильно нагнувшись вперед, прикованные лодыжки и упирающаяся в живот подставка не позволяли ей согнуть ноги в коленях, а широкие колодки, в которые были заключены ее голова и руки, не давали видеть то, что происходит сзади.
Вышедшие из коттеджа преподаватели встали сбоку от площадки, напротив головы девушки. Она обрадовалась тому, что им будет не видна ее попа, которую наверняка обнажат перед поркой, и дала себе слово не плакать, чтобы ее слез они тоже не увидели.
***
Каратель положил руку на спину девушки. Он чувствовал нежную кожу под тонкой тканью блузки, и это ощущение сводило его с ума. Почему этот чертов Директор сделал наказание публичным? Если бы они были в его домике, он наверняка заставил бы эту девчонку отдаться ему! Он бы даже мог взять ее силой – прикованные к скамье или столбу девушки были абсолютно беззащитны, и он не раз этим пользовался. Хотя, ему больше нравилось заставлять их самих уговаривать изнасиловать их. Если девушке причиталось хотя бы два десятка ударов, то уже на половине экзекуции она была готова на ...все, лишь бы этот ад прекратился. Каратель умел пороть. Было не много дел, которые он умел делать хорошо, но это искусство он освоил в совершенстве. Его жертвы сходили с ума от боли, однако при этом никогда не получали серьезных травм. Даже полсотни тяжелых плетей, которые ему однажды довелось отвесить одной из учениц, оставили на ее коже лишь яркие рубцы, но не кровавые раны. Был у него один секрет, которого никто не знал, и девушке, прикованной сейчас для порки, предстояло испытать его на себе.
Каратель любил свою работу. Он любил ощущение власти над молоденькими девушками, любил ужас в их глазах, любил их крики, их слезы и их готовность сделать что угодно, лишь бы прекратить это. Он был садистом, в самом худшем значении этого слова. Он прятал свои эмоции, как мог, т.к. понимал, что в Школе не потерпят сумасшедшего даже на должности карателя, даже если он виртуозно владеет плетью. Поэтому публичные наказания были для него настоящим испытанием. Пороть и не показывать то, что он наслаждается муками жертвы – это было для него действительно сложно. Тем более, если жертва была такой, как эта девчонка. Стройная, с тонкой талией, округлой попкой и крепкой, но довольно крупной грудью. Ее каштановые волосы сводили с ума, а в карих глазах, наполненных сейчас страхом, можно было утонуть. Хотелось медленно провести пальцем по ее щеке, скользнуть под блузку, сжать в руках грудь, так, чтобы она вскрикнула, а другую руку запустить в трусики. А затем сорвать их и, прижав девчонку к стене резко войти в нее, и… Черт! Сколько не мечтай, а уединиться с этой красавицей не получится! Что же ты, сучка, так провинилась, что тебя решили пороть перед всей Школой?! Ну, что ж, раз я получу минимум удовольствия от тебя, то ты от меня получишь максимум впечатлений!
Каратель резким движением задрал юбку девушки, спустил ее трусики ниже колен и развернул деревянную подставку так, что теперь все присутствующие видели белоснежные полушария ее нежной попки. Девушка надеялась, что ее будут пороть в более пристойной позе, и от этой выходки ее лицо вспыхнуло от стыда. Увидев это, Каратель незаметно улыбнулся и прошептал Вике: «А вот тебе подарочек лично от меня…» И он опустил колодки, в которые была закована голова девушки, ниже, заставляя ее нагнуться еще сильнее. В этой позе перед всеми зрителями предстала ее нежно-розовая киска, и девушка покраснела еще сильнее. Если бы она сейчас провалилась сквозь землю, то была бы безумно рада этому.
Многие из учениц, наблюдавших развернувшуюся перед ними картину, подумали, что лучше получить полсотни плетей в пустой комнате, чем вот так стоять и чувствовать десятки взглядов на своих самых интимных местах. Как она потом будет учиться, зная, что вся Школа видела ее в такой позе? Публичное наказание всегда позорно, но Каратель сумел сделать его для Вики настолько унизительным, что теперь сама предстоящая порка воспринималась ею как не заслуживающая внимания мелочь.
Так она думала, пока Каратель не нанес первый удар. Неожиданный, от того, что девушка еще не пришла в себя от накатившей волны стыда, но от этого не менее болезненный. Из глаз девушки сами собой брызнули слезы, а из горла вырвался безумный крик.
- Извините, я кое-что забыл, - сказал преподавателям Каратель, и с силой воткнул в рот девушке кляп. Большой резиновый гриб заставлял Вику держать рот широко открытым и, казалось, проникал до самого горла, из-за чего она с трудом могла дышать. Гриб был покрыт какой-то жидкостью, и Вика быстро поняла, что это «усилитель чувств» - препарат, во много раз усиливающий физические ощущения. После его применения даже легкие шлепки были бы болезненными, а Вике предстояло вынести еще двадцать девять ударов плетью. Юную ученицу охватил ужас. Следующий жгучий удар плети вырвал из ее горла лишь хрип – кляп не давал ей кричать, и это было все, на что она сейчас стала способна.
Каратель не торопился, аккуратно нанося удары один за другим и следя за тем, чтобы появляющиеся на нежной коже рубцы не скрещивались. От этих ударов Вику охватило безумие. Она билась в колодках, стараясь хоть чуть-чуть уклониться от каждого следующего удара, однако, это не помогало – плеть все равно находила свою цель, и единственное, чего она добилась – это ссадины на руках и лодыжках, которые оставили кольца колодок. Девушке казалось, что каждый удар плети вырывает из нее куски плоти, хотя ее попка лишь покрывалась равномерно красными полосками.
На пятнадцатом ударе Каратель остановился.
- Я считаю, что кожу нужно обработать, иначе она будет слишком долго заживать, - обратился он к Директору. – Или это требуется наказанием?
Директор на секунду задумался. Наверное, если бы он сейчас видел лицо своей ученицы, он бы вообще прекратил это истязание – столько боли, ужаса и безумия было на нем. Но перед его глазами были лишь красные от плети ягодицы девушки, да выглядывающая между ножек киска, которой, конечно, не касались умелые удары Карателя.
- Нет, наказание не требует этого, - решил он. - Обработайте кожу, если считаете нужным, и продолжайте.
Обессиленная Вика обвисла в колодках, отдыхая, пока Каратель ходил в свой домик за какой-то мазью. Однако когда он вернулся, и начал наносить ее на кожу, она возмущенно замычала – мазь обладала явным раздражающим эффектом и обработанная ею кожа загорелась адским пламенем.
- О, да, - прошептал ее на ухо Каратель. – Это мое любимое лекарство! И еще у меня для тебя есть сюрприз!
После этих слов он встал так, что зрители видели только его спину, но не видели, что он делает с попкой девушки, и погрузил густо смазанный мазью палец глубоко в ее киску. Нежная кожа тут же загорелась, и Вике показалось, что в нее засунули раскаленную кочергу. Она завопила изо всех сил, но из под кляпа вырвался лишь очередной хрип.
- Погоди, милая, это же еще не все! – прошептал ей Каратель, и, окунув палец в баночку с мазью, начал аккуратно смазывать ею анус девушки, а затем, неожиданно резко засунул его на две фаланги внутрь. Новая боль пронзила юную ученицу. Ее попка никогда раньше не знала такого обращения – Вике даже мысль не приходила в голову, что можно туда что-то засунуть - поэтому вторжение пальца Карателя само по себе было болезненным, а уж раздражающая мазь сделал эти ощущения совсем невыносимыми.
Каратель вытащил палец из девушки и снова взялся за плеть. Каждый его удар становился для девушки волной нечеловеческой боли, но вскоре сработали какие-то защитные механизмы организма, и она потеряла сознание.
***
Очнулась Вика в больничной палате. Обработанная врачами кожа практически не болела. Только сильное жжение в киске и попе заставило девушку застонать - врачи, не знавшие о выходке Карателя, не обработали эти нежные места. Впрочем, мазь, которую он в нее засунул, была безвредна и жжение вскоре прошло. Уже на следующий после порки день девушка чувствовала себя вполне нормально и смогла вернуться к занятиям.
Каково же было ее удивление, когда идя на очередной урок, она увидела, как во дворе двое крепких парней в белых халатах запихивали в скорую Карателя, «упакованного» в смирительную рубашку. Она замерла посреди двора, в шоке от этого зрелища и не заметила, подошедшего Директора.
- Виктория, - начал он, – на последнем совещании совета было решено, что во время последнего наказания для вас была превышена норма воздействия. Так, конечно, не принято, но…
- Вы о чем? – не поняла растерянная девушка.
- В общем, мы засчитали ваше наказание как пятьдесят тяжелых плетей в назидательной форме. Авансом, – усмехнулся Директора. – Так что, когда вы в следующий раз набезобразничаете, наказания не последует.
- Думаю, что после вчерашнего мне еще очень долго не захочется делать что-нибудь неположенное, - с обидой сказала девушка.
- Для этого и нужны телесные наказания, - улыбнулся в ответ Директор. – Будучи однажды выпоротой, ученицы начинают вести себя как положено и второй порки обычно не требуется.
Вике хотелось спросить, многим ли ученицам ...приходилось пережить такое, что пережила вчера она, но потом решила «авансовые» плети могут пригодиться ей для чего-нибудь более стоящего, чем пререкания с Директором.
***
От автора: Если вам понравился мой рассказ, можете отправить свой отзыв на sadicbox@mail.ru. Я обязательно его прочитаю и постараюсь сделать следующий рассказ более интересным и увлекательным!

Рекомендуем посмотреть:

ВСТУПЛЕНИЕПривет!Меня зовут Саша Печонкин. Я живу в городе Воронеже и учусь в университете. Я еще девственник, но не сильно унываю по этому поводу, ибо верю, что мне обязательно встретится девушка, которая сделает меня самым счастливым человеком на свете.А сейчас я хочу представить вам свое эпическое произведение, называющееся "Главная книга". Это моя первая работа, так что не судите строго.Хочу предупредить, что она содержит массу откровенных, развратных сцен. Более того...
Это было обычное утро. В обычном и ничем не приметным, торгово-портовом городке. Раннее солнце касалось крыш ангаров в тихом, защищённом от штормов и гроз порту.Было в этом городе, нечто такое, что заставляло всех моряков и их капитанов, заходить в этот порт снова и снова, лишь зайдя сюда однажды.Стоял в этом порту ангар под №69. Ничем не приметный, как и тысяча других, находящихся здесь. Но, тем не менее, пользовался он очень большой популярностью как среди моряков, так и среди жите...
Я не надеюсь на ваше понимание и по-правде сказать — чихать хотел на ваше неодобрение. Просто захотелось рассказать одну историю из моей насыщенной жизни.Итак. Я делаю то, о чем большинство из вас, малодушных, может только мечтать. И это отличает вас, тихих интеллигентов, от такого волчары, как я. Поэтому просто молча послушайте и завидуйте. Тоже по возможности молча!Я ебу сестру своей жены. Нравственная сторона вопроса меня не интересует, да и вам ее затрагивать не совет...
Вечерний парк пользовался довольно скверной репутацией, встретил Олю пустыми дорожками. Тусклый свет фонарей не столько разгонял тьму, сколько оттеснял ее за пределы маленьких светлых пятен. Оля не торопясь шла мимо пустых скамеек, стараясь как можно тщательнее очистись свое личико от следов недавних приключений.— Стой, — Оля послушно остановилась на очередном перекрестке, — Сними свои трусики и выбрось их в урну. Они тебе сегодня не понадобятся.«Многообещающее начало, » ...
Было начало июня, стояла замечательная погода. В пятницу вечером мы с женой отправились на дачу, сын уже несколько дней был у моих родителей. Так что мы были свободны…На даче скорешились с соседями, посидели хорошо. И посидели так, что утром еле встали. Что бы прийти в более менее нормальное состояние пришлось похмеляться. Водка сделала свое дело, стало легче. Но общее состояние было тяжелое, так что мы просто загорали на солнышке – что-то делать сил просто не было, да и не хотелось....
— Ну-ка, чем же ты негодница занимаешься? — тихо прошептал самому себе высокий темноволосый паренёк с карими глазами. — На днях трахалась так, что если бы я и спал, то всё равно бы проснулся.Майк восемнадцать лет прожил в шикарном трёхэтажном особняке, скрытом от посторонних глаз вдали от города. Анна и Джейк, их родители, никогда не любили шумных городов и желали, чтобы их дети выросли вдали от шума и пыли. Они были достаточно богатыми и, в силу этого, пропадали в командировках чаще, чем ...
На следующий день я опять решил посетить библиотеку. Там я нашёл личный дневник принцессы, который она вела когда была молода. В дневнике очень много записей разного плана в том числе и интимного. Очень подробно описываются отношения с учителем принцессы по имени Даяной, которая учила её истории, литературе, философии и другим наукам. Принцессе занятия очень нравились. Она стралась сделать всё, чтобы учитель была ею горда. Со временем чувства уважения переросли в чувство влюблённости. Аналитэ сч...
Раздался звонок в дверь. Ира пошла открывать. Здравствуйте, михаила можно - на пороге стоял чуть полноватый мужчина лет пятидесяти. Да, проходите - Ира пропустила гостя в квартиру. Добрый день, евгений николаевич - Миша вышел навстречу и пожал гостю руку. Ира это мой шеф - объяснил Миша. Это моя жена - он указал на Ирину. Будем знакомы - шеф обняв Ирину за талию привлек к себе и поцеловал в щеку. Я к вам буквально на полчасика - сказал евгений, он по прежнему удерживал Ирину за талию. Конечно, в...
С Владом нас познакомила подруга, когда мы были в девятом классе. Он учился в гуманитарном классе, а я, в био-химическом. Как ухитрялась прилично учиться в элитной гимназии Петербурга, не делая ни одного домашнего задания, одеваясь, как последняя шлюха, и ведя себя хуже, чем панк, я до сих пор не представляю. Что же касается Влада, он был приличным, хорошо воспитаным маменькином сыночком, из серии "Не пью, не курю, не ругаюсь матом". Но когда я увидела его и услышала его голос, то поня...
Полная радостного возбуждения, Таня сидела в уютном холле. Она только, что сдала последний экзамен. Впереди было лето, каникулы и давно запланированная поездка на юга. Мимо проносились шумные стайки студентов, вернее сказать, студенток, так как парней в «фармашке» было довольно мало. Из одной из таких стаек ее окрикнула Светка. Кажется так ее звали. Они учились на одном потоке, подругами не были, но сегодня на экзамене Таня передала ей клочок бумаги с формулой труднопроизносимого соединения. Све...
Моя жена трахается с другими мужчинами. Меня при этомне спрашивает и не зовет. На работе ее ебет начальник.Часто она просит меня уйти из дома на несколько часов,т.к. кто-то должен к ней прийти ее отиметь. Все этоначалось совсем недавно, когда я нашел кассету слюбительским порно с ее участием.Жена попросила выкинуть коробку со старым хламом. Язаметил там разломанную кассету стандарта 8мм. Кассету япочинил и, когда жена с ребенком уехали на дачу,<br ...
Не прошло и года, как одного раза, вечером возвращавшись c компьютерного клуба, дома я застал ужинавшую мать с директором их него холдинга.Я практически сразу его узнал, так как видел фотки с корпоратива, где они танцевали, и он откровенно держал её за ягодицы, я вежливо поздоровался, и пошел в свою комнату. После этого, я еще несколько раз наблюдал его у нас дома. Я уже был в теме, что он не чай ходит пить к нам, несколько раз я приходил домой “не вовремя” и они все еще занимались этим, а так к...
Она лежала в полном одиночестве, ей ужасно хотелось секса. В голове постоянно носились образы о том как ласкают язычком её соски, лижут её сладенькую киску, как жестко берут её в попку, Она растекалась по кровати от таких фантазий. Но заветное желание не исполнялось, принц не приходил, чтобы ласкать ее.. Жесткая реальность брала свое.Тогда она стала перебирать знакомых в надежде найти такого, кто был бы надежен и не против секса с ней. И нашла. Витя был скромным парнем из ее университета,...
Как мне плохо сегодня, как болят колени, подташнивает и шатает. Милый, накажи меня, я так поздно вернулась… Хотя, ты сам виноват, мой верный муж! Кто заставлял тебя вчера спешить? Кто подгонял тебя? Зачем ты так грубо и резко вскарабкался на меня, вставил в мою сухую киску? Зачем ты суетливо сопел на мне и думал о том, что вот-вот закроется авторынок и ты останешься без новых колпаков? Я не успела кончить ни разу, а ты уже оделся и уехал, так и не кончив сам. Ты меня не хотел. Ты хотел новые ко...
Жарким июльским полднем юная княжна Ирина, изволив только что проснуться, нежилась в своих барских покоях в своих пышных и роскошных пуховых постелях. Дворовые девки, горничные, которые находились в личном прислуживании молодой госпоже, уже принялись за свою обыденную работу, к которой должны были всякий раз приступать сразу же по пробуждении своей юной барыни. Одна крепостная спешила к барыне с сосудом для того, чтобы барыня смогла справить нужду, практически не сходя с постели. Тут же её подмы...
В школу я люблю ходить с фаллоимитатором внутри меня, он правда выступает на 2-4 см из меня, но трусики не дают им полностью выпасть, а когда сидишь они доставляют уйму удовольствия.Во так однажды во время скучных уроков в школе, сидя я не много приподнимаюсь и опускаюсь на стул, прижимая фалос к стулу, заталкивая его глубже в моё отверстие влагалища. Несколько раз во время занятий я довела себя до оргазма.Однажды извиваясь на стуле в попытки кончить, Тони Картез - школьн...
Вспомнил историю, рассказанную приятелем во время пьяного откровения. Попробую её изложить: \"Было мне тогда 15 лет. Семья обычная - я, бабушка, отец и мама. Жили в обычной питерской двухкомнатной смежной хрущёвке. Мы с бабушкой - в отдельной комнате с телевизором, а отец с мамой - в проходной. Как-то в конце лета, когда бабушка была на даче, мы с отцом смотрели футбол. Было уже за полночь. Мама из смежной комнаты сказала отцу, что идёт спать и ему тоже пора, но матч был инте...
Это произошло со мной в девятом классе, мне только исполнилось 15 лет. Я учусь в школе с художественным уклоном, и в тот день мне надо было сдать несколько работ по рисунку. И после уроков я быстро съездила домой и вернулась в школу, но все равно уже было довольно поздно. Так получилось, что я осталась наедине с учителем, но я ничуть не волновалась, потому что он мне очень нравился и я даже иногда представляла, как я с ним трахаюсь. У него великолепные длинные волосы и он сам очень красивый. Об...
Подарочек для попки.Жаркие летние деньки сделали своё дело! На выходные мы с женой отправились на озеро. Проехав пару часиков, прибыли в пункт назначения, разбили палатку, разожгли мангал, надули лодку, в общем, начали отдыхать. Рядом с нами никого не было.- Вот видишь, в какое место я тебя привёз - ни души! Хоть голышом ходи! - сказал я жене.- Голышом? Хорошая идея! За одно и оставшиеся полосочки от стрингов на попе загорят! - Ну, ну... я же пошутил! Вдруг, кто приедет и...
Всё произошло практически спонтанно. Я разместил рассказ, свою «Мечту» и не думал, что получу столько откликов. В ходе переписки, я понимал с кем я столкнусь при встрече, разные истории и пожелания вполне характеризовали мужчин, а дополняли картину фотографии их членов, которые крайне меня возбуждали и будоражили моё воображение. Я выбрал человека, Сашу, из Питера, от переписки с ним мне наиболее хотелось встречи. И в четверг 22. 11. 12 я приехал в Питер. Поболтав немного в кафе, мы поехали к не...