Особая Школа: Наказание

Выйдя на площадку, Каратель оглядел стоящих напротив него девушек, и ласково улыбнулся. Они были прекрасны. Стройные, подтянутые, в недлинных, чуть выше колен, черных юбочках, белых блузках, таких же белых чулочках и аккуратных, на среднем каблуке, туфельках. Тридцать девушек, от пятнадцати до двадцати лет. Шесть классов, по пять человек в каждом. Первокурсницы, недавно направленные в Школу и стоящие в последнем ряду, слегка проигрывали своим старшим подругам во внешности – среди них можно было найти толстых или, наоборот, замучивших себя диетами худышек, да и макияж их был наложен неумело и не скрывал изъянов внешности, если они были на лице. Но Каратель не сомневался, что через пару лет, они превратятся в таких же безупречных красавиц, какие стоят в первом ряду. Он мысленно облизнулся, разглядывая прелестных, женственных старшекурсниц.
Когда Каратель подошел к девушкам, по их рядам прошла волна испуга. Его появление на утреннем сборе говорило о том, что какая-то из девушек недавно крупно проштрафилась и будет наказана. Однако, по традиции Школы, о том, кого ждет эта незавидная участь, не знала ни одна из учениц. Наказание редко следовало сразу после проступка. Обычно о нем докладывали на совете преподавателей, а потом решали, стоит ли наказать виновницу, или можно простить и обойтись устным выговором. А бывало, что о проступке совсем забывали, как о мелком недоразумении. Но сегодня был явно не тот случай.
Из стоящего неподалеку коттеджа учителей вышел Директор. Встав за стоящую напротив девушек трибуну, он поздоровался и заговорил:
- Сегодня у меня для вас несколько сообщений. Во-первых, первая и вторая группы сегодня не идут на уроки физкультуры. Вместо них будет проведен дополнительные уроки этики.
Девушки из указанных групп заулыбались. Уроки этики, которые вела пожилая, спокойная учительница, все любили гораздо больше, чем изнурительные уроки физкультуры, на которых опытные инструкторы заставляли заниматься до седьмого пота, тщательно следя, чтобы девушки выкладывались на все сто.
- Во-вторых, - продолжал Директор, - по решению совета преподавателей было решено наказать Викторию К. из второй группы.
Одна из девушек, стоящих в предпоследнем ряду слабо простонала и закусила губу.
- За, то, что она залила чернилами тетрадь с планом урока учителя истории, сорвав, таким образом, занятия в двух группах, совет решил наказать ее…
Директор посмотрел в лежащий перед ним листок.
«Только бы что-нибудь полегче… Только бы не серьезно…» - билось в голове у Вики. Это был первый ее серьезный проступок за полтора года обучения, и она надеялась на снисхождение преподавателей.
- Десятью ударами легкой плетью! – закончил Директор.
Вика шумно выдохнула. Она знала, что это минимальное наказание за срыв урока. Учителя действительно пожалели примерную ученицу.
- Однако, - продолжал Директор, - учитывая обстоятельства этой выходки, я добавляю еще двадцать плетей и приказываю провести наказание в назидательной форме.
Девушка, сжала кулачки, из-за всех сил стараясь не расплакаться. Тридцать плетей, даже легких – это и само по себе очень серьезное наказание, а уж вынести его «в назидательной форме» - перед всеми ученицами и преподавателями Школы – это было не только больно, но и жутко унизительно.
Директор поднял глаза от листка, и, найдя глазами Викторию, сказал:
- Запомните, Вика – бьют не за то, что что-то натворил, а за то, что попался! И уж если вы решили напроказничать, то не нужно рассказывать об этом всей Школе!
Все стоящие на площадке девушки поняли, что именно имел в виду Директор. Вика залила тетрадь учителя на спор, доказывая подружкам, что у нее хватит решительности на такую выходку. Естественно, что известие о ее «смелом» поступке быстро разлетелось по всей Школе. Видимо, именно этому ее поступку и будут посвящены дополнительные уроки этики…
Услышав о том, что наказание будет публичным, Каратель отправился в небольшой серый домик, один вид которого вызывал у всех учениц дрожь в коленях. Обычно наказания проводились именно в нем – он уводил туда провинившуюся девушку и там, спрятанная от посторонних глаз толстыми, не пропускающими звуки, дверьми, она получала то, что ей причиталось. Поговаривали, что когда Каратель в хорошем настроении, с ним можно договориться о смягчении наказания. Разумеется, за ответную услугу. И не сложно догадаться, за какую именно. Но эти слухи были довольно спорными, т.к. ни одна из девушек не признавалась, что она отдалась Карателю за то, что он скинул с ее наказания десять-пятнадцать ударов. О том, что кому-то удавалось полностью избежать наказания таким путем, никто даже не говорил – заплаканные лица девушек, выходивших из этого серого домика не оставляли сомнений в том, что какую-то долю причитающегося они получили в любом случае.
Всю прошлую неделю, ожидая, что она будет наказана, Вика думала над этой возможностью. Каратель – бритый мускулистый мужик средних лет - не производил отталкивающего впечатления, и секс с ним она вполне смогла бы пережить. Тем более, что в свои семнадцать с хвостиком, Вика уже не была девочкой и боль от потери девственности ей не грозила. Однако, мысль о том, что в нее войдет мало знакомый мужчина, к которому она не испытывает никаких чувств, кроме страха, была ей противна. «Отдаться этому бугаю за то, что он стегнет меня на несколько раз меньше?! Ну, уж нет! Я девушка, а не кукла, и буду заниматься этим только с тем, кого сама захочу! Наказание – это больно, но не смертельно. Другие девушки выдерживали, и я выдержу!»
Сейчас, услышав про тридцать плетей, Вика подумала, что, возможно, переменила бы свое решение, если бы наказание не было публичным. Лучше отдаться Карателю, пусть даже она потом будет чувствовать себя последней дрянью – это лучше, чем несколько минут извиваться и рыдать под его плетью. Назидательная форма наказания решила за нее эту дилемму. Ей придется вытерпеть все три десятка ударов, как больно бы это не было.
Занятая этими мыслями, Вика приготовилась увидеть скамью для порки – девушки рассказывали, что это деревянное сооружение, на котором их фиксировали, вытянув связанные вместе ноги и приковав руки к полу под скамьей – но ее ждал еще один неприятный сюрприз. Каратель выкатил из домика странное сооружение похожее на позорный столб средневековья, и поставил его перед рядами девушек.
- Наказуемая, выйти! – громко сказал он.
Вика тяжело вздохнула и тяжелой походкой вышла вперед.
- Сними туфли и чулки.
Ученица подчинилась, аккуратно поставив туфельки на землю и положив на них чулки.
Каратель заставил девушку встать босыми ногами на деревянную платформу, на которой находилась вся эта странная конструкция, и приковал ее лодыжки к ней так, что они не могли двигаться ни вверх, ни в стороны. Затем, он положил девушку животом на деревянную подставку и зафиксировал ее голову и руки. Теперь она стояла, сильно нагнувшись вперед, прикованные лодыжки и упирающаяся в живот подставка не позволяли ей согнуть ноги в коленях, а широкие колодки, в которые были заключены ее голова и руки, не давали видеть то, что происходит сзади.
Вышедшие из коттеджа преподаватели встали сбоку от площадки, напротив головы девушки. Она обрадовалась тому, что им будет не видна ее попа, которую наверняка обнажат перед поркой, и дала себе слово не плакать, чтобы ее слез они тоже не увидели.
***
Каратель положил руку на спину девушки. Он чувствовал нежную кожу под тонкой тканью блузки, и это ощущение сводило его с ума. Почему этот чертов Директор сделал наказание публичным? Если бы они были в его домике, он наверняка заставил бы эту девчонку отдаться ему! Он бы даже мог взять ее силой – прикованные к скамье или столбу девушки были абсолютно беззащитны, и он не раз этим пользовался. Хотя, ему больше нравилось заставлять их самих уговаривать изнасиловать их. Если девушке причиталось хотя бы два десятка ударов, то уже на половине экзекуции она была готова на ...все, лишь бы этот ад прекратился. Каратель умел пороть. Было не много дел, которые он умел делать хорошо, но это искусство он освоил в совершенстве. Его жертвы сходили с ума от боли, однако при этом никогда не получали серьезных травм. Даже полсотни тяжелых плетей, которые ему однажды довелось отвесить одной из учениц, оставили на ее коже лишь яркие рубцы, но не кровавые раны. Был у него один секрет, которого никто не знал, и девушке, прикованной сейчас для порки, предстояло испытать его на себе.
Каратель любил свою работу. Он любил ощущение власти над молоденькими девушками, любил ужас в их глазах, любил их крики, их слезы и их готовность сделать что угодно, лишь бы прекратить это. Он был садистом, в самом худшем значении этого слова. Он прятал свои эмоции, как мог, т.к. понимал, что в Школе не потерпят сумасшедшего даже на должности карателя, даже если он виртуозно владеет плетью. Поэтому публичные наказания были для него настоящим испытанием. Пороть и не показывать то, что он наслаждается муками жертвы – это было для него действительно сложно. Тем более, если жертва была такой, как эта девчонка. Стройная, с тонкой талией, округлой попкой и крепкой, но довольно крупной грудью. Ее каштановые волосы сводили с ума, а в карих глазах, наполненных сейчас страхом, можно было утонуть. Хотелось медленно провести пальцем по ее щеке, скользнуть под блузку, сжать в руках грудь, так, чтобы она вскрикнула, а другую руку запустить в трусики. А затем сорвать их и, прижав девчонку к стене резко войти в нее, и… Черт! Сколько не мечтай, а уединиться с этой красавицей не получится! Что же ты, сучка, так провинилась, что тебя решили пороть перед всей Школой?! Ну, что ж, раз я получу минимум удовольствия от тебя, то ты от меня получишь максимум впечатлений!
Каратель резким движением задрал юбку девушки, спустил ее трусики ниже колен и развернул деревянную подставку так, что теперь все присутствующие видели белоснежные полушария ее нежной попки. Девушка надеялась, что ее будут пороть в более пристойной позе, и от этой выходки ее лицо вспыхнуло от стыда. Увидев это, Каратель незаметно улыбнулся и прошептал Вике: «А вот тебе подарочек лично от меня…» И он опустил колодки, в которые была закована голова девушки, ниже, заставляя ее нагнуться еще сильнее. В этой позе перед всеми зрителями предстала ее нежно-розовая киска, и девушка покраснела еще сильнее. Если бы она сейчас провалилась сквозь землю, то была бы безумно рада этому.
Многие из учениц, наблюдавших развернувшуюся перед ними картину, подумали, что лучше получить полсотни плетей в пустой комнате, чем вот так стоять и чувствовать десятки взглядов на своих самых интимных местах. Как она потом будет учиться, зная, что вся Школа видела ее в такой позе? Публичное наказание всегда позорно, но Каратель сумел сделать его для Вики настолько унизительным, что теперь сама предстоящая порка воспринималась ею как не заслуживающая внимания мелочь.
Так она думала, пока Каратель не нанес первый удар. Неожиданный, от того, что девушка еще не пришла в себя от накатившей волны стыда, но от этого не менее болезненный. Из глаз девушки сами собой брызнули слезы, а из горла вырвался безумный крик.
- Извините, я кое-что забыл, - сказал преподавателям Каратель, и с силой воткнул в рот девушке кляп. Большой резиновый гриб заставлял Вику держать рот широко открытым и, казалось, проникал до самого горла, из-за чего она с трудом могла дышать. Гриб был покрыт какой-то жидкостью, и Вика быстро поняла, что это «усилитель чувств» - препарат, во много раз усиливающий физические ощущения. После его применения даже легкие шлепки были бы болезненными, а Вике предстояло вынести еще двадцать девять ударов плетью. Юную ученицу охватил ужас. Следующий жгучий удар плети вырвал из ее горла лишь хрип – кляп не давал ей кричать, и это было все, на что она сейчас стала способна.
Каратель не торопился, аккуратно нанося удары один за другим и следя за тем, чтобы появляющиеся на нежной коже рубцы не скрещивались. От этих ударов Вику охватило безумие. Она билась в колодках, стараясь хоть чуть-чуть уклониться от каждого следующего удара, однако, это не помогало – плеть все равно находила свою цель, и единственное, чего она добилась – это ссадины на руках и лодыжках, которые оставили кольца колодок. Девушке казалось, что каждый удар плети вырывает из нее куски плоти, хотя ее попка лишь покрывалась равномерно красными полосками.
На пятнадцатом ударе Каратель остановился.
- Я считаю, что кожу нужно обработать, иначе она будет слишком долго заживать, - обратился он к Директору. – Или это требуется наказанием?
Директор на секунду задумался. Наверное, если бы он сейчас видел лицо своей ученицы, он бы вообще прекратил это истязание – столько боли, ужаса и безумия было на нем. Но перед его глазами были лишь красные от плети ягодицы девушки, да выглядывающая между ножек киска, которой, конечно, не касались умелые удары Карателя.
- Нет, наказание не требует этого, - решил он. - Обработайте кожу, если считаете нужным, и продолжайте.
Обессиленная Вика обвисла в колодках, отдыхая, пока Каратель ходил в свой домик за какой-то мазью. Однако когда он вернулся, и начал наносить ее на кожу, она возмущенно замычала – мазь обладала явным раздражающим эффектом и обработанная ею кожа загорелась адским пламенем.
- О, да, - прошептал ее на ухо Каратель. – Это мое любимое лекарство! И еще у меня для тебя есть сюрприз!
После этих слов он встал так, что зрители видели только его спину, но не видели, что он делает с попкой девушки, и погрузил густо смазанный мазью палец глубоко в ее киску. Нежная кожа тут же загорелась, и Вике показалось, что в нее засунули раскаленную кочергу. Она завопила изо всех сил, но из под кляпа вырвался лишь очередной хрип.
- Погоди, милая, это же еще не все! – прошептал ей Каратель, и, окунув палец в баночку с мазью, начал аккуратно смазывать ею анус девушки, а затем, неожиданно резко засунул его на две фаланги внутрь. Новая боль пронзила юную ученицу. Ее попка никогда раньше не знала такого обращения – Вике даже мысль не приходила в голову, что можно туда что-то засунуть - поэтому вторжение пальца Карателя само по себе было болезненным, а уж раздражающая мазь сделал эти ощущения совсем невыносимыми.
Каратель вытащил палец из девушки и снова взялся за плеть. Каждый его удар становился для девушки волной нечеловеческой боли, но вскоре сработали какие-то защитные механизмы организма, и она потеряла сознание.
***
Очнулась Вика в больничной палате. Обработанная врачами кожа практически не болела. Только сильное жжение в киске и попе заставило девушку застонать - врачи, не знавшие о выходке Карателя, не обработали эти нежные места. Впрочем, мазь, которую он в нее засунул, была безвредна и жжение вскоре прошло. Уже на следующий после порки день девушка чувствовала себя вполне нормально и смогла вернуться к занятиям.
Каково же было ее удивление, когда идя на очередной урок, она увидела, как во дворе двое крепких парней в белых халатах запихивали в скорую Карателя, «упакованного» в смирительную рубашку. Она замерла посреди двора, в шоке от этого зрелища и не заметила, подошедшего Директора.
- Виктория, - начал он, – на последнем совещании совета было решено, что во время последнего наказания для вас была превышена норма воздействия. Так, конечно, не принято, но…
- Вы о чем? – не поняла растерянная девушка.
- В общем, мы засчитали ваше наказание как пятьдесят тяжелых плетей в назидательной форме. Авансом, – усмехнулся Директора. – Так что, когда вы в следующий раз набезобразничаете, наказания не последует.
- Думаю, что после вчерашнего мне еще очень долго не захочется делать что-нибудь неположенное, - с обидой сказала девушка.
- Для этого и нужны телесные наказания, - улыбнулся в ответ Директор. – Будучи однажды выпоротой, ученицы начинают вести себя как положено и второй порки обычно не требуется.
Вике хотелось спросить, многим ли ученицам ...приходилось пережить такое, что пережила вчера она, но потом решила «авансовые» плети могут пригодиться ей для чего-нибудь более стоящего, чем пререкания с Директором.
***
От автора: Если вам понравился мой рассказ, можете отправить свой отзыв на sadicbox@mail.ru. Я обязательно его прочитаю и постараюсь сделать следующий рассказ более интересным и увлекательным!

Рекомендуем посмотреть:

Боже, какая же она красивая! Она поднимается по лестнице и ее фигура шаг за шагом выплывает передо мной. Волосы темно каштанового цвета, волнистые и ниспадающие ей на плечи небрежно взъерошенной гривой. Глаза карие с золотистым отблеском, хитрые, умные, проникающие в самую душу. Полные чувственные губы, по которым всегда бегает лукавая улыбка. Вот появились ее плечи, еще шаг и передо мной вырез белой шелковой блузки, в котором виден исток ложбинки между грудей, идеальная талия, очерченная узкой ...
…«Голубые тени, тушь, подводка…что-то забыла…ах, да, ярко-красная помадка. Ну всё! Наконец! Образ двоечницы завершён!....А любимый меня уже заждался…пора!»В большую ярко-освещённую комнату заходит девушка, на вид лет 18. Стройная пропорциональная фигурка – длинные ножки, узкая талия, маленькая, но очень красивая грудь. Светло-русые волосы переливаются в свете, голубенькие глазки блестят. Их цвет подчёркивает загорелая кожа. На девушке одета белая блузка с длинным рукавом, не будучи ...
- Подойди ко мне, пожалуйста, и побыстрее, – мой начальник, или правильнее начальница Елена, явно была не в духе.В приёмной не было секретарши, поэтому я, постучавшись в дверь, открыл её и вошёл в кабинет. Что я мог увидеть в кабинете сексуально озабоченной женщины тем более начальницы? Думаю, вы догадались. Посреди кабинета на стуле с задранной юбкой сидела Елена. Она томным взглядом сквозь свои очки глядела на сидящую между её ног секретаршу Олю, вылизывающую ей киску. Хоть Ольга и старалась, ...
2010 (gamilkar-barkid@yandex.ru) ЧЕРНЫЙ КВАРТАЛ БЛЭКСА (часть четвертая) Для Резака не составило особого труда выйти на след похитителей Келли Линдхоу. Пройдясь по улице, на которой схватили девчонку, он расспросил кое-кого из продавцов местных торговых лавочек и просто живущих в этом районе о случившемся. То, что не рассказали бы полиции, ему изложили охотно. Люди, к которым он обращался, знали, кто спрашивает, и знали, в чьих это интересах. Вскоре, Резак выяснил, какая машина был...
В конце девяностых, когда казалось что только ленивый не может зарабатывать деньги самыми фантастическими путями, из воздуха; когда от объявлений экстрасенсов и проституток в глянцевых журналах и бесплатных газетах пестрело в глазах, я решил открыть на дому массажный кабинет. Для чего? У меня была приличная работа в финансовом учреждении, но предыдущее врачебное образование и не понаслышке знание тонкостей массажа и его практика, подвигло меня на это небольшое развлечение, не столько из-за денег...
Ирка, соседка, частенько забегает с незначительными просьбами. То соль кончилась, то еще что. А то просто посидеть, кофе попить, покурить. Живем на одной лестничной площадке, так что одевать что-то такое эдакое нет нужды. В чем ходит дома, в том и прибегает. Моложе меня, но не настолько, чтобы чувствовать себя рядом с ней древним дедом.Вот и в этот раз заскочила буквально на минутку. Минутка растянулась на значительно больший интервал времени. Сегодня на ней платьице - впору дошкольн...
И так она уже на 9 месяце… Ее живот уже настолько большой, что я просто счастлив. Мы уже три раза занимались сексом после того раза на 7 месяце беременности. Но на 9 Настя начала побаиваться. Я уверял что все отлично и это не опасно для ребенка.Однажды вечером я сидел за столом с Настей и выбирал имя будущему ребенку( это была девочка). Настя сидела не совсем за столом, а чуть поодаль так, что я мог полностью ее видеть. К 9 месяцу она превратилась просто в красавицу: большущий живот,...
В первый раз сделать это за деньги Марина подумывала несколько лет назад, тогда это было обусловлено нелёгким финансовым положением. Недавно, эта мысль вновь привязалась. И не отпускала. С материальным положением стало лучше, но возбуждала мысль продаться. Анального и классического секса двадцатитрёхлетней Марине не хотелось, это она решила оставить на потом. А вот оральный секс, подходил наилучшим образом. Фигурка её была чуть полноватая, тёмные волосы были до лопаток, зелёные глазки были подчё...
- Юлька, ну идем уже, все заждались!- Иду-иду, - откликнулась я, в последний раз оглядывая себя в зеркало. Пригожая девочка в ослепительно белом пушистом свитерке, красной юбке, пышной за счет жесткой сетки подъюбника, в белых коротких чулочках, оставшихся от Октоберфеста, с красными кокетливыми бантиками спереди и сзади, в красных туфельках на высоченной шпильке и конечно в непременном колпачке Санты. Понятно, что снегурочка из меня, в таком наряде, - та еще, но для офисного банкета сойде...
Вспоминаю один из многих сладких моментов, когда я был женщиной...Я уже частенько переодевался в женскую одежду (покупал на свою мизерную стиппендию), но никогда ещё не выходил за пределы квартиры. И вот решился, наконец.Принял душ, накрасился как мог, приладил белокурый парик. Прилепил накладные ногти.Медленно, со вкусом натягиваю чулки, пристёгиваю к узенькому пояску, надеваю короткую юбку.Лифчик, блузка с длинными рукавами.. кажется всё!Смотрюсь в зеркало. Класс!...
На улице было около нуля. Полная луна то пропадала за тучами, то вновь выглядывала, освещая все как днем. Пара десятков машин жужжала автономками и водители в них спали спокойным сном. Было около двенадцати и только ветер был моим союзником в эту ночь. Напарник заболел и на шлагбауме на таможенном терминале остался только я. Машины дальнобойщиков стояли отгороженные сеткой, освещаемые направленным светом прожекторов. И вот теперь мне конкретно придавило в туалет.Я закрыл вагончик и отправи...
В Хогвартсе был обычный зимний вечер, ученики готовили домашнее задание, разговаривали, отдыхали от занятий. В гостиной Гриффиндор было шумно и Гарри решил прогуляться по коридорам замка. Выйдя из гостиной, он бездумно шел по коридорам, думаю о завтрашних уроках. Зайдя в пустой класс, он присел на парту, глядя в окно. Надо сказать ему уже было 16 лет и мужской половой хуй стоял колом от одной мысли о девушка, особенно о Джинни. Глядя в окно, он стал представлять их первый раз, и рука сама полезл...
Здравствуйте, читатели сайта! Это мой первый рассказ, но он точно не последний. Можете быть уверены - эта история абсолютно правдива, разве что не очень подробно описана. Как и многие авторы этого раздела, я - обычный парень, не выделяющийся из толпы ничем, но... но внутри меня живет привлекательная, горячая и иногда развратная девка. Выгляжу так: ростом я 1,78... вес мой 60 кг, выделяющаяся талия, темные кучерявые волосы и зеленые глаза, большая круглая попка и округловатая грудь с впадинкой ме...
Я включаю телевизор Игры в Сиднее смотреть.Вместо гребли там верзилаВыгреб сиськи - грех глазеть,Но замест метанья ядерСтал давить их из всех сил,И потом же этой бл#диХ:й копьём в п:зду вонзил.От такого - не до гребли,Лучше плаванье смотреть,Под водой не видно е:ли,Только брызги с голых тел.Девки там парней покруче,Плечи - целая сажeнь,До того они могучи,Вряд ли выебешь за день.Перещёлкнул на стрельбу...
Семья Брунеров возвращалась домой из отпуска. Все они сильно устали. Рок Брунер был доволен тем, что отправился со своей семьей в давно обещанное путешествие, которое было невозможно до последнего года. Они путешествовали уже две недели и направлялись из Калифорнии домой, от которого их отделяло всего лишь несколько сотен миль. Его жена Линда дремала на переднем сидении, и двое детей, 17-ти летний Марк и 16-ти летняя Бекки сидели сзади и любовались окрестностям. Внезапно разразилась гроза....
Глазами ДавидаЗнаешь, когда тебе всего 16, ты не заморачиваешься о глобальных проблемах мира, у тебя есть свой круг друзей, свои интересы и увлечения. Ты находишься в своей параллельной Вселенной, где всё крутится только вокруг тебя, где ты хозяин. И, казалось бы, ничего не может разрушить сладкую пелену иллюзий, пока не начинается это самое время… Раньше я спокойно пропадал на улице целыми днями, учился в музыкалке… И всё бы ничего… Но когда приходит весна, а тебе всего 16… Хочется чего-т...
И сон мой оканчивается, так как зазвенел будильник. Вторник настал. Пора вставать. А так не хочется. Выключаю будильник. Встаю. Плетусь в ванную комнату. Моюсь. Умываюсь. Потом бреду на кухню. Кушаю. После этого иду в спальню. Одеваюсь. Надеваю серые брюки и синюю рубашку в клетку. Я готов. Настало то время, когда нужно выезжать. Выхожу из дома. Сажусь в авто. Еду к дому Лизы. Жду Карину с Иванной в автомобиле. Вот они выходят. Я сигналю. Карина слышит сигнал. Карина с Иванной подходит к моему а...
Я возвращалась домой из нашего круглосуточного магазина в двенадцатом часу ночи. Пару часов назад, вернувшись с дачи я обнаружила пустой холодильник и решила сделать легкий овощной салатик. Когда я подошла к домофону пакет треснул и огурчики рассыпались у входной двери.Я нагнулась, чтобы собрать свой будущий ужин и вдруг кто-то резко прижал мой зад к себе и закрыл рот. У меня бешено заколотилось сердце, насильник! Только не это! Только не я! Но он уже силой волок меня за дом в кромешную ть...
Я забыл дома документы. К началу совещания все равно опаздывал, поэтому решил покурить на балконе. Теплый летний денек навевал умиротворенность. Хорошее настроение подогревал вид симпатичных девушек, спешащих по улице... И тут я увидел, как к дому подъехала машина моей жены. Я удивился: она тоже что-то забыла? Хлопнула дверца, и Алинка вышла из машины. Я хотел было окликнуть ее, но тут с пассажирского места вылез черноволосый красавчик. Что здесь происходит? Парень совершенно по-хозяйски обнял м...
Итак я устроился на работу как и было рассказано в моем прошлом рассказе. Работка была не из легких два три раза в неделю меня трахал то Игорь то Гела, а уж минет им обоим приходилось делать вообще каждый день. Но все это мне нравилось. Мне нравилось стоять раком на полу в кабинете Игоря и чувствовать как в о мне орудует его поршень. Мне нравилось лежать на спине, на диване в кабинете Гелы и содрогаться под его мощными толчками.К тому же работа сама по себе была интересной и ходил я ...