Парижские выходные (художник)

Вообще, до 18 лет она была приличной девочкой — милой целомудренной красавицей, с пятым размером и большими планами на долго счастливое будущее. Потом она влюбилась, потом ей разбили сердце, потом она влюбилась в друга человека, который разбил ей сердце, потом и он оказался не тем самым Принцем, она сошлась обратно с Тем Самым, а потом ее завертела закрутила взрослая жизнь — новые влюбленности, случайные встречи, опытные мужчины, которые вскруживают голову, новые разочарования и новые желания.
Годам к 22 она открыла в себе Женщину. Ту, которую мужчины всегда пишут с большой буквы. Из удобных джинс она перелезла в юбки-карандаши, из спортивных лифчиков в кружевные корсеты. А когда она последний раз покупала колготки, сейчас ей было уже и не вспомнить — теперь, в жизни где в любой момент могло произойти что-то сладострастное, они казались ей совершенно неудобной частью гардероба. Последний раз она надевала их в один из вечером, закончившийся в жарких объятьях ее давнишнего знакомого, который был старше ее на пятнадцать лет. Он потерял голову от ее новых духов, чье название уже вылетело у нее из головы, и зажал ее в подъезде ее же дома, когда провожал — у него не было сил отпустить ее к родителям, с которыми она тогда еще жила. Она помнила как он целовал ее груди, как оставил страстный синяк у нее на шее и как неудобно было снимать колготки, чтобы удовлетворить ту животную потребность, которая неожиданно вспыхнула и у нее самой, когда его ладони оказались у нее на заднице.
Было так обидно за тот упущенный момент неконтролируемого безумства, когда он должен был вжать ее в стену и войти в нее одним толчком, ... который они потратили на то чтобы предварительно освободить ее от капронового плена... Да, именно с того дня она больше и не носила колготки.
Уже в 23 она сделала вполне успешную карьеру — занимала высокую должность в крупной компании, руководила отделом людей, которые были иногда в разы старше нее, ездила по командировкам и тратила свои выходные на женский шоппинг и кофе с незнакомцами. Она научилась быть в меру расчетливой и сволочной дамой, достаточной для того чтобы многие захотели бы трахнуть ее сразу, после пары минут разговора. Ей это нравилось. Ей нравилось что мужчины не могут оторвать взгляд от ее неизменно глубоких декольте, ей нравилось наблюдать, как они косятся в сторону ее ног, которые она всегда перекладывала с одной на другую, показательно напрягая мышцы на бедрах, ей нравилось что им, особенно по весне, очень сложно было говорить с ней о делах. А говорить с ней о делах им, особенно ее подчиненным, приходилось часто. Бывало, сидя в одиночестве в своем кабинете, она представляла что же они могут там фантазировать — дешевое классическое порно о том как «отодрать эту стервозную блондинку»?
Вероятней всего так оно и было — она видела как часто ее сотрудники посещали порно-сайты, вместо того чтобы заниматься делом. Обычно всегда сразу после очередных совещаний. Она не ругалась — она была умной женщиной, осознававшей что без этого совершенно никак. Ко всему, что таить греха, она и сама там бывала. Особенно после пылких производственных споров со своим заместителем. Он был женат и у него было двое детей, но это не мешало ему периодически, как бы случайно, задевать ее то за плечо, то за попу, то вдруг не протискиваться в узкий проход, и касаться ее груди. Если бы она не была столько категорически против служебных романов, да и вообще служебного секса в частности, то она давно бы трахнулась с ним на столе для переговоров. Она не раз представляла себе это в своих фантазиях — он, двухметровый высокий шатен, в расстегнутой рубашке, со спущенными брюками, трахает ее, пытаясь доказать кто же главный в этом «доме». Она даже чувствовала как пахнут капельки его пота, выступающие по его телу, от излишнего остервенелого усердия.
Но она была слишком серьезной и суровой, чтобы кто-то мог предположить о таких шальных мыслях, блуждающих в ее голове, когда она устраивала очередной разнос.
Частенько, глядя на их лица, ей хотелось рассказать этим мужчинам о случае, который произошел с ней на одном из первых ее корпоративов, когда она была еще младшим сотрудником и, перебрав шампанского, трахалась с одним из коллег на пустой автобусной остановке, типа «за знакомство», ожидая когда за ней на машине приедет ее отец. Она все помнила, а тот сотрудник нет. Или делал вид что не помнит. На самом деле этот вопрос волновал ее меньше всего — она здраво рассудила, что если бы он хотел, то рассказал бы всем все давно и они бы точно не смотрели на нее так, как сейчас. Остальное было не важно. Да и сам секс ей тогда не очень то и понравился. Ничего особенного, кроме факта того что это было в три часа ночи, посреди улицы. Но, в силу своего оптимизма, она списывала это на излишек алкоголя, который тогда находился в крови у нее и, в особенности, у ее партнера.
В 24 ей все это надоело и она решила уволится. Но вместо этого поехала на пару недель одна в Париж, рассудив что смена обстановки поможет ей успокоиться и определиться со своими мыслями. Главным условием был именно фактор одиночества. На тот момент она была в «постоянных отношениях» с мужчиной, который был старше ее на двадцать три года. Он любил ее. Во всяком случае он так говорил, а она ему почему то верила. Любил, но совершенно не собирался бросать жену. В зависимости от дней месяца этот факт или нравится ей, из-за того что делал их отношения необременительными, или раздражал, по причине того что она не могла засыпать в его объятьях. Но тогда, когда она покупала путевку в Париж, ей было все равно — она просто хотела отдохнуть. И от него тоже.
Вы знаете как реагируют Парижские мужчины на русскую одинокую блондинку с пышными формами, при том одетую со вкусом? Она не знала. Она догадывалась, но почему-то считала что все будет немного поскромнее.
Ее замучили непристойными предложениями еще по пути из аэропорта. Гид, водитель и просто пара парижских сопровождающих. Они не говорили по русски и даже плохо изъяснялись на английском языке, но не понять их намерения было сложно.
Пару дней она просидела в номере, просто смотря в окно. Изредка она выходила на балкон, смотрела на суету, которая творилась на улице, а потом снова возвращалась в кровать.
На третий день к ней в гости зашел французский любовник ее бывшей одноклассницы. Еще перед вылетом, подруга передала ему через нее посылку. Они выпили по соку, поговорили о ее родном городе, о Париже, договорились о совместной прогулке по центру как-нибудь на днях.
Она встречала его одетой в любимую мужскую рубашку, которую часто использовала вместо халата и обтягивающих шортиках. В номере днем, не смотря на кондиционер, было слишком жарко, чтобы одевать что-то более существенное. Рубашка, шортики и полосочки трусиков, слегка выступающие сквозь обтягивающую ткань. Все. Она даже не одевала тапочки.
Он уже почти нашел силы уйти, даже подошел к двери, когда она совершенно случайно, направляясь чтобы закрыть за ним дверь, задела его грудью — номер был не слишком велик, она избавила себя от пафоса совсем уж дорогих отелей и остановилась в обычном одноместном номере отеля три звезды. Это было последней каплей, видимо. Только в тот момент, когда он схватил ее за плечи и притянул к себе, она обратила внимание на вполне очевидный бугор, образовавшийся на его хлопчатобумажных светлый брюках.
На секунду ей подумалось что это не правильно. Наверное, если бы ее бывшая одноклассница действительно была бы ее подругой, а не просто человеком, которого они видела раз в год на встречах у классной руководительницы, она бы нашла в себе силы отказать этому французу. Но все было не так. А француз был действительно симпатичный. Высокий, в вьющимися волосами по плечи, острыми чертами лица, выразительной линией губ и голубоватыми глазами. А руки, ох уж эти его руки с неприлично длинными пальцами. Он был художник. Да, кажется именно так он сказал, еще несколько минут ...назад. Точно-точно, он еще звал ее к нему в мастерскую, которая была недалеко от Монмартра.
На этом ее размышления и сомнения прервались. Тем более что француз уже развернул ее к себе задом и вовсю гладил под тканью шортиков подушечками пальцев ее лобок.
Она жестом показала ему в сторону балкона. Конечно, среди белого дня это тот еще эксгибиционизм, но в номере им бы просто не хватило воздуха. Облокотившись о перильца, она чуть отставила свою задницу назад. Он гладил ее руками, обласкивал каждую ягодицу. Потом опустился сзади нее на колени и, стянув наконец с нее шорты и трусики, стал вылизывать призывно открывшиеся ему половые губки.
Ей показалось что он пробовал ее так, как французы обычно пробуют новое экзотическое блюдо — аккуратно, сладострастно, с чувством упоения, пытаясь не пропустить ни одной вкусовой нотки. Он аккуратно слизывал с нее все соки, в то время как его длинные пальцы медленно поглаживали набухший бугорок ее клитора.
Со стороны не было видно что там происходит на балконе. Наверное не было. Просто девушка в мужской рубашке стоит на небольшом балконе своего номера, подставив лицо солнцу и щурится, чтобы не ослепнуть. Она видела это так. Если кто-то видел или просто догадывался почему так подрагивает ее тело — ему же было лучше. У него было обширное поле для массы эротических фантазий.
Она думала об эротичности, о чувственности этого момента. Она была уже не первый раз в Париже, но это была ее первая связь с настоящим французом. Прошлое свое пребывание в этом чудесном городе она разделила с двумя малознакомыми юношами из России, с которыми познакомилась в холле отеля, когда заселялась в номер. Конечно, это было здорово, но все же французы... они были другие.
Ей было очень приятно. Приятно чувствовать его язык у себя между ног, приятно чувствовать его ладонь, поглаживающую ее попу, приятно ощущать его пальцы, касающиеся тонкой линии волосиков, которые она всегда оставляет на лобке, чтобы не выглядеть девочкой-подростком. Это было сексуально. Сексуальность, как она ее представляла. Сексуально и чувственно. Так можно было бы заниматься сексом с любимым мужчиной, но того кто работал сейчас над ее удовольствием она знала каких то двадцать или тридцать минут — это придавало моменту особую пикантность.
Следующее что она почувствовала была набухшая головка его возбужденного члена, которая аккуратно раздвигала ее половые губки, медленно пробираясь внутрь. Анри, Андре... черт, она уже не помнила как его зовут, да и представлялся ли он вообще, погружался в нее все с тем же медленным смаком, с каким и пробовал ее пару минут назад на вкус. Он не делал никаких резких движений, не пытался играть в неистового самца. «Вот так занимаются сексом художники?», подумалось ей, — «Приятно».
Его рука проскользнула по ее талии, пробралась под свободную рубашку и стала ласкать ее грудь. Вторую он положил ей чуть ниже живота и аккуратно прижал к себе. Так они провели несколько минут, не оставляя возможным подглядывающим и сомнения в том чем же на самом деле занимаются. Эта мысль была возбуждающей. И ей казалось что это заводило не только ее.
Он то входил в нее на всю глубину, то выходил почти полностью. Он ласкал своей головкой ее клитор, гладил половые губы и внутреннюю сторону бедер, а потом снова входил до самого упора. Он целовал ее плечи, сквозь ткань, гладил кончиками пальцев набухшие соски, ласкал языком шею. Он даже шептал ей что-то по французски на ушко. Она была очень вкусным экзотическим блюдом, которое явно нравилось дегустатору. Ей было приятно осознавать этот факт, этот момент желанности партнером, который находился у нее за спиной.
Неожиданно он отстранил ее от оградки балкона и развернул к себе лицом. Он поцеловал ее во влажные губы, расстегнул ее рубашку и скинул на пол. Он продолжал что-то шептать на непонятном ей французском, улыбаться и даже целовать ее веки. Это был особенно эротично нежный момент. Потом он сделал шаг назад, скользнул ладонями по ее плечам, аккуратно провел по грудям и, слегка взял ее за бедра, потянул за собой на пол.
Они оказались в дверном балконном проеме, освещенные дневным солнцем, на теплом деревянном полу. Он, с растрепанными волосами и капельками пота, выступающими на гладкой груди и она, обнаженная и с аккуратной все еще прической, сидящая на нем сверху и ласкающая рукой его член. Это было красиво. Это было правда красиво — она видела это со стороны и на этот раз не в своей фантазии, а в зеркале, которое являлось дверцей шкафа, стоявшего в углу. Она провела по его члену еще пару раз рукой и приподнялась, чтобы сесть на него сверху. Он улыбнулся и, продолжая гладить теплыми ладонями ее бедра, устремился ей на встречу.
Она двигалась на нем так же медленно и размеренно, как он двигался в ней пару минут назад на балконе. Она пристально смотрела ему в глаза, а он не сводил взгляд с ее. Руки же его бродили по ее телу. Не хаотично, а вполне осмысленно... от бедер к груди, через талию, от груди обратно к ягодицам.
Он слегка ускорился только когда она перестала на нем двигаться, когда упала на него вперед, оперевшись руками об пол за его головой. Только в этот момент, когда он понял что ее тело стало содрогаться в сладких судорогах оргазма, он приподнялся так, чтобы все еще входить в нее на всю глубину и продолжил проникать в нее, когда она пыталась держать хоть какое-то подобие равновесия в столь шатком положении. Он кончил, когда она немного отдышалась, когда нагнулась, чтобы коснуться губами его губ, будто пытаясь сказать ему спасибо. В тот самый момент, она поняла это по тому как он содрогнулся, вжался в нее максимально сильно и перестал двигаться. Он выдохнул достаточно шумно и, неожиданно резко закопавшись руками в ее волосах, крепко ее поцеловал. В ту же минуту она уже оказалась прямо под ним, распластанная на полу в сладкой неге, чувствующая как из нее вытекает его сперма.
Интересно, наблюдал ли за ними кто-то из окон напротив. Видел ли этот кто-то, как красивый мужчина, склонился над ее удовлетворенным телом? Возбуждался ли этот кто-то на вид его в меру накачанной задницы, все еще располагающейся у нее между раздвинутых ног. Она не знала. Но точно была уверена что сама хотела бы за таким понаблюдать.

Рекомендуем посмотреть:

Лера с мужем продолжали заниматься любовью ежедневно, по несколько часов в сутки, и даже в обеденный перерыв. Они уже не предохранялись, решив завести ребёнка. Она становилась всё голоднее и голоднее в сексе, требуя от Романа невозможного. А он старался всячески довести её до изнеможения, непрерывно кончая по 3-4 раза за акт. При этом залитое по самое горло влагалище щекотало головку члена после каждого его последнего опорожнения. Роман не мог продолжать быстрые движения, из-за щекоты, замедлял...
Глава 1: 14Об этом не думает только умалишённый. Отказаться от секса в молодости, всё равно, что есть с пустой тарелки или иметь компьютер без интернета. В четырнадцать лет всё начинает жужжать и сводить с ума. Возбуждение на каждом шагу. Не так сядешь, начинаешь возбуждаться, ёрзать. Вокруг никто и не поймёт, скорее всего, в чём дело, а ты изводишься, хочешь почувствовать внутри чей-нибудь член, да побольше и поглубже. Но стесняешься попросить об этом того, кто тебе симпатичен. Посч...
Ну случилось это на мой день рождения!Отмечала я его с подругой в кафе!Исполнялось мне 18 лет, парня почему-то не было, так что я была обсолютно свободна! Мы круто посидели, выпили бутылочку вина, покуриликальян, покушали салатиков, все как всегда... Но тут к нам подошел администратор кафе и предложил в подарок еще один кальян. Мы уже были хороши, и я даже подмигнула олоденькому парню лет 24, не русской национальности. Не то чтобы он был чурка, скажу так... жгучий туркмен! Ну и в итоге нам...
После полуночной прогулки вдвоем по улицам города мы входим в номер, закрываем дверь, и я вдруг останавливаю тебя: "тссс, замри!" Завязываю тебе глаза шелковой повязкой, прошу опереться ладонями на стену. Ты заинтересованно подчиняешься.На тебе тонкая кофточка, и юбочка до колен, чулочки и очаровательные туфельки. Ты ничего не видишь и только чувствуешь: я глажу твои руки от запястий к плечам, провожу плавным движением от плеч по спине вниз.. Ты чувствуешь, как мои горячие и шершавые л...
Привет, представляю на Ваш суд, еще один рассказ. В предыдущем рассказе «Не рой другому яму» я активно предавался анальному сексу со своей и другими собаками. Но вот окончил школу и пошел учиться в город, и про секс с собачками пришлось почти забыть, лишь изредка приезжая домой удавалось перепихнуться со своим первым кобелем так сказать. А дальше девочки пошли, и все это уже воспринималось как детские шалости.И вот однажды, я уже учился на втором курсе, была весна, мне 19 лет, постоянно ...
"Ночь, луна, точу карандаши, В пальцах лезвие предательски дрожит, Образ твой рисую уже четыре дня... Получается полная х**ня!" Здрасти снова. А это моя магнитола надрывается. Ночь, луна. Прям как в песенке. Я на дачу еду. Одна, без ансамбля. Природа, будь она не ладна... Буду, как дура, полоть грядки в течении отпуска. А море? - спросите Вы... Какое море, когда средь бела дня сумку вырвали вместе с только полученными отпускными, от работы отойти не успела. Свинство одним...
Танюша регулярно ходила на дополнительные занятия к Ирине, по крайней мере так думали её родители. К тому же им очень нравилось, что учительница за эти занятия даже не берут денег и их дочка всё время под пересмотром. Так пролетел месяц. Танечка каждый день посещала занятия своей учительницы, на которых она делала из неё маленькую шлюшку. За месяц , анальная дырочка Танечки превратилась в зияющий кратер. Ирина спокойно могла засунуть в задницу девочке даже кулак не говоря уже о много числе...
Всем привет! Хочу поделиться с Вами своей историей. Меня зовут Алекс мне 18 лет.У меня есть знакомая девушка,мы с ней никогда не были очень близки.Её зовут Кристина, моя ровесница, рост около 170см. русые, красивые волосы, аккуратная не большая грудь, которая только украшает её стройное сексуальное тело. В тот день она позвонила мне и попросила прийти выпить с ней чаю. Я не хотя согласился, нужно знать себе цену) Я давно хотел её, знал, что какбы всё не было это приведёт нас в одну постель...
Лето... Утро, но уже чувствуется, что день будет жарким, а ночью наверное опять будет духота... Вчера я рассталась с парнем... не то что бы грустно просто хочется расслабиться и отдохнуть. Иду на кухню... тянусь к крану, вода как вода, зазвонил телефон... возврашаюсь - на кухне потоп... прорвало кран... Я не особо расстроилась. Нужно найти сантехника. Звоню Наташке:"Алло, Наташ у меня проблемка, кран прорвало, есть знакомый сантехник?" "Конечно, через час жди. Будет... он...
Май месяц. Мы шли по улице с Юлей. Ей 12 лет, мне 15. Мой друг оставил свободную квартиру на пару дней, и мы идём туда. Целый день мы гуляли по городу, держась за руки, смотрели вверх и улыбались весеннему, в общем то летнему солнцу, принимали приятный в лицо состоявшийся весенний ветер. Под вечер, когда стало темнеть, вечер и ветер стали пронзительно и легко охлаждать и навеивали возбуждение, хотя всё равно было жарко. Мы пошли в квартиру. Юлька была в чёрной длинной футболке - как это на ней с...
История эта, весьма, реальна и произошла с двумя семнадцатилетними парнями, а точнее с одним.В тот день шёл мокрый снег, был февраль, но лёд уже подтаивал. Настроения не было почти ни у кого.После колледжа они плелись домой, обсуждая однокурсниц, нет, речь шла не о сексе, а о намечавшихся отношениях. Секса они естественно хотели, но дадут ли девушки четырнадцати лет?! Четырнадцать лет, как раз тот возраст, когда вся зелень строит из себя недотрог и пренебрежительных. Пройдя уж...
Когда муж сказал Арине, что у нее теперь начнется новая жизнь, она еще не поняла — насколько новая. Укладываясь на свое законное место в ногах у мужа, женщина вспоминала все, что случилось с ней после того, как она отдавалась в стрипклубе любому, кто бы ее ни пожелал...Тогда, придя домой и без сил съехав спиной по стене, она, практически уничтоженная своим грехопадением, увидела в объятиях обнаженного мужа такую же обнаженную подругу, вышедших в прихожую. Но как ей было протестовать,...
- Эта карта, - пояснила Нола, - всех моих путешествий с твоими предками в поисках Земли за последние 8 веков.Она подсоединилась к бортовому компьютеру, и весь тренажёрный зал космического корабля заполнился картой. В самом центре была планета Королевства и от неё расходились разноцветные лучи - ленты в полнейшем беспорядке. Некоторые были светлыми, другие цветные. Среди них не было одинаковой длины. Пара лент была очень короткими.Я невольно залюбовался фигурой женщины. На...
Романтика похоти. Т.3 гл. 3 ч. 4 – снова миссис Дейл. 1Когда мы прибываем домой, миссис Дейл говорит нам:- Что-то, Эллен, вы выглядите утомленной. Советую вам отправиться в постель и с часочек вздремнуть. Устройте себе сиесту. А вы, мои мальчики, должны сделать то же самое, ибо у меня есть некоторые частные дела, коим мне следует уделить внимание.Мне и Гарри понятно, что сие значит, и мы тут же удаляемся, направляясь каждый в свою комнату. Прежде чем разделиться, он потих...
Каждое утро он видел ее у себя в офисе и каждый раз его член жаждал ее плоти. Она манила его, звала своим сексуальным телом. Лена была сексуальной брюнеткой с темными волосами ниже плеч. Грудь второго размера и шикарная попка делали ее неотразимой, а в особенности карие, больше глаза. Максим знал, что она никогда не станет спать с ним, но ничего не мог поделать с собой.Однажды Леночка попросила помочь ей с документами по продаже одной из квартир, и как же он мог отказать ей! Они сиде...
На днях, вспоминая свои былые сексуальные подвиги, невольно задумался, кто были они, лучшие из тех девушек, с которыми хотелось всегда, везде, с которыми просто забывал о времени, настолько хорошо было с ними заниматься любовью. Несомненным лидером, как выяснилось из непродолжительного анализа наших с ней встреч, оказалась Элька. Ее нельзя было назвать красавицей, она не обладала суперфигурой, и, тем не менее, с ней мы так зажигали, что и сейчас при воспоминании о наших интимных встречах у меня ...
Это был полноватый мужчина с мягким лицом и быстрым, встревоженным и ускользающим взглядом. Глеб велел ему расстегнуть плащ, и все увидели, что хозяйство мужчины, сморщенное и беззащитное, выпущено поверх ширинки. Видимо, Глеб велел ему так прийти. На улице было ветрено, и мужик хозяйство свое подморозил.- Что это за стручок? - засмеялась женщина и слегка ударила концом плетки по члену. Мужик вздрогнул, но продолжал стоять руки по швам.- Что, замерз? - спросил Глеб.- Да, господ...
Утром я проснулась совершенно разбитая. Меду ног все ныло, я даже боялась туда смотреть, но всё же откинула одеяло и взглянула на свою промежность. Ужас, будучи некогда аккуратной и узенькой щелкой превратилась в какой-то чудовищный цветок с огромными лепестками. Я взяла с тумбочки зеркало и поставила его напротив промежности…Лучше бы я не смотрела: дырка не могла сомкнуться, в глубине была видна матка…Красный воспаленный анус тоже до конца не сомкнулся…В кого соседка меня превратила?<br /...
РОМАНТИКА ПОХОТИ.Анонимные воспоминания. Классика викторианской эпохи.Перевод Ю.Аксютина.Т. 2 – гл. 2 – миссис ВинсентМы возвращаемся домой, и mamma снова даёт объявление о приглашении гувернантки, потребовав, чтобы у той было не менее чем тридцать лет возраста и она обладала значительным опытом в преподавании. В результате этой рекламы приходят многочисленные ответы; но одна дама, прислав очень удовлетворительные рекомендации, в то же самое время хотела бы сама увидеть м...
Когда ты читаешь эту вакансию, за тобой интересно понаблюдать со стороны.Глаза расширяются, ресницы недоуменно дрожат. Кидает то в жар, то в холод. Руки закрывают и снова открывают страницу в Интернете, на сайте поиска работы.Неужели это возможно? Неужели поиск работы может быть таким? Неужели первое рабочее место может реализовать желания, спрятанные глубоко внутри, затаенные, порочные?Это как подарок на новый год, на день рождения, на завершение института. В своих развратных ...