Дневник Маргарет Симс. Часть 1

Доброго времени суток, уважаемый Читатель. Не знаю, как и где Вы нашли мой дневник, но, если Вы читаете эти строки, значит, хорошо постарались в его поиске. Я расскажу историю из своего прошлого, которая в буквальном смысле слова перевернула весь мой мир, всю меня как личность. По причинам, которые будут указаны ниже, часть информации я вынуждена скрыть от Вашего цепкого взгляда, но и того, что я изложу, уверена, будет предостаточно.
Итак, (даже не верится, что я это делаю) мне для начала придется рассказать о том, какой я пишу эту запись: я абсолютно голая, если не считать белых туфель 38-го размера с небольшой платформой на 15см. шпильке. Подобную обувь я часто видела на стриптизершах и молодых проститутках и считаю, что в данной ситуации она мне подходит как нельзя кстати, потому что я – похотливая сука, была ей всегда и остаюсь даже в свои 37, замужество и умницу дочь. Между ног у меня жарко и мокро (вероятно, я уже испачкала собой стул), мои соски окаменели и зудят, требуя терзаний, клитор набух и пульсирует, смазка вытекает рекой. Внизу живота ноющая пустота. Я вижу свое отражение в большом зеркале напротив, и от своего унизительного вида текущей самки возбуждаюсь еще больше. Но сладкий момент разрядки для напрягшейся плоти еще очень далеко – прежде я должна всю историю изложить на бумаге. Конечно, никто не узнает, если два этих события поменять местами, но я не смею отступить от приказа Хозяев ни на шаг. К тому же, подобная эротическая пытка и сопутствующие ей страдания мне нравятся…
Моя история начнется 20 лет назад, когда я юной девицей была отправлена родителями к своей кузине на целое лето. Не знаю, почему был выбран термин «кузина» ибо, сколько я после не копалась в генеалогии своей семьи, никаких родственников и родственниц в ней не обнаруживала. Но это было уже после, а тогда меня этот вопрос совсем не волновал. Казалось даже очень позитивным, что будет старшая «сестра», которой можно поведать свои девичьи секреты, переживания.
Дом Элеоноры Б. (как я уже писала выше, часть информации я вынуждена скрыть, поэтому фамилий в рассказе Вы, уважаемый Читатель, прочесть не сможете) больше походил на замок, этакая фамильная громадина с многовековой историей, сотнями комнат, полуразрушенными стенами с бойницами – одним словом для любителей средневековой романтики - просто рай. Мне, прилетевшей из Нью-Йорка и успевшей пожить в Париже, было непривычно охватывать взором такие огромные пространства и осознавать, что все это принадлежит одному человеку. Помимо самого здания была еще соответствующая прилегающая территория с английским парком, диким лесом, ухоженным прудом и огороженным песчаным пляжем на западном побережье Франции. Одним словом, городской девушке все здесь казалось сошедшей со страниц средневекового романа сказкой. В этих краях смена дня и ночи проходила куда быстрее привычного мне распорядка, и прощальный шорох колес такси о серую дорожку гравия я услышала в сгущавшихся сумерках, хотя на моих часиках не было и семи вечера.
Парадную массивную дубовую дверь, обитую железом, мне неожиданно открыла красивая темноволосая женщина лет 30-35 в костюме горничной с глубоким вырезом, удачно подчеркивающим ее пышную грудь. Стройные ноги ее были полностью открыты глазу из-за короткой длины юбки, а высокий каблук и черные ажурные чулочки придавали волнующий законченный образ. Честно говоря, не ожидала встретить ничего подобного, скорее была готова увидеть «Беримора», ну или типа, на него чем-то смахивающего. А тут роскошная, ухоженная женщина с теплой приятной улыбкой. Мне она сразу понравилась. Да и кто я такая, думала я тогда, чтобы косо смотреть на здешние порядки – может здесь принято иметь подобную прислугу, и женщины подобные ей встречаются в таких фривольных костюмчиках довольно часто? Хотя, надо сказать, в то время еще не началась эпоха пресловутой «сексуальной революции», посему мне, наверное, была простительна некая смущенная реакция.
Луиза, так звали горничную, проводила меня в гостиную, огромную комнату со старинной дубовой мебелью, высоким потолком и нереальных размеров висячей люстрой. Не представляю, как раньше слуги в этом замке поджигали сотни свечей, крепящихся к ней, но теперь всю работу делало электричество – прогресс добрался и до этой отдаленной провинции.
Хозяйка дома встретила меня еще более лучезарной улыбкой, сидя, как и положено, во главе длиннющего стола, с полупустым бокалом вина в изящной руке.
- А вот и вы, наша уважаемая гостья! – сказала она на прекрасном английском, и я вконец вдохнула с облегчением – языкового барьера, которого так боялась, не предвиделось. Впрочем, французский язык я знала довольно сносно, чтобы понимать, что говорят (все-таки за спиной семь лет его изучения в школе), а вот самой отвечать было куда проблематичнее, увы, тут нужна была практика, а ее-то как раз и не хватало.
- Проходите Мари, садитесь, - указала она мне на стул рядом с собой. – Вы, наверное, уставшие с дороги и голодные? Луиза, надеюсь, нам есть чем накормить юную принцессу?
- Конечно, Госпожа, - робко молвила горничная и устучала каблучками в сторону кухни.
Было забавно, но одновременно и приятно, слышать, как Элеонора произносит мое имя: с мягким акцентом и характерным ударением на последний слог. Так женственно и чарующе мое имя не произносил никто, все Маргарет да Маргарет, ну, в лучшем случае Мэри – ассоциации сами придумаете (у меня в голове всегда возникало либо Тэтчер, либо Попинс – на самом деле, те еще персонажи).
А вот Элеоноре ее имя шло именно в контексте его строгости, грации, воли. Строгие со своей особенной красотой черты лица, волевой взгляд томной синевы глаз, безупречные манеры и осанка, водопад прямых золотистых волос, которые в тот вечер она убрала наверх стильной прической, давая насладиться взгляду ее белоснежной шеей. Одним словом, Элеонора полностью оправдывала, как теперь модно говорить имидж, полновластной хозяйки замка.
Робко присев на соседний стул, я стала смущенно ждать ужина. Смущенно, потому что ну никак не вписывалась в окружающий интерьер. Мои потертые джинсы, коричневатый джемпер и спортивные кроссовки ничем не выделялись на улицах Нью-Йорка, но здесь просто кричали, что я чужая, из другого мира. Одного взгляда на роскошное вечернее платье Элеоноры хватило, чтобы горько пожалеть о том, что я не позаботилась взять чего-либо более официального, чем сменные футболки да шорты.
К тому же ее обращение на мой счет к Луизе – «юная принцесса» - никак не вязалось с моим представлением о собственной персоне. К своему горькому сожалению ничем кроме высокого роста, который так же являлся моим жутким комплексом, я похвастать не могла. Ломкие прямые рыжие волосы, грязная кожа лица со всеми вытекающими, нескладная фигура (2-ой размер груди был пределом мечтаний), невзрачные черты лица. Какая же это принцесса? Скорее, золушка без шансов на внимание принца. Но, то и дело я ловила на себе взгляд Элеоноры, который, казалось, проникал внутрь меня, не удовлетворяясь внешним поверхностным осмотром, и от этого взгляда меня начинала бить мелкая дрожь, а затем бросало в жар. Так я и сидела, неуверенно елозя на твердом стуле с прямой спинкой, с залитыми румянцем щеками, пока Луиза не накрыла стол. Было очень неловко, но одновременно во мне зарождалось какое-то непонятное чувство, ласково шептавшее о чем-то загадочном и приятном.
О, еда была великолепна! Слюнки текут даже сейчас, хотя прошло столько времени, от воспоминания, как готовила Луиза. Впрочем, подробно на этом останавливаться не буду (а то придется вдобавок к своей истории написать кулинарную книгу по ее рецептам), скажу лишь, что изысканные блюда стали дополнительным аспектом, подчеркивающим всю неординарность, случившегося со мной.
После еды и бокала отменного вина (кстати, первого в моей жизни), а так же вежливого разговора о трудном пути сюда из Америки, я потихоньку стала клевать носом. Гостеприимная хозяйка тут же заметила ...сие плачевное состояние, и Луизе было велено проводить меня до моей комнаты. Странно, но мне хотелось остаться, однако Элеонора была неумолима.
Поднимаясь по массивной дубовой лестнице на второй этаж, я поймала себя на мысли, что неотрывно слежу за ягодицами Луизы. Белые, округлые они грациозно колыхались, пока она поднималась по лестнице впереди меня. И только потом до меня дошло, что я не увидела на них трусиков. Горничная ходила без них в этой короткой юбчонке! Это было шоком. Никогда и нигде ничего подобного не видела и даже не предполагала. Но потом я подумала, что, вообще, было бы здорово вот так вот в юбке, пусть и не такой короткой, пройтись по улицам Парижа, якобы забыв надеть трусики. Это будоражило, интриговало. Наверное, мои мысли отразились на лице, ибо Луиза, показав мне комнату, смущенно улыбнулась и поспешила удалиться. Ее смущение взволновало меня еще больше.
Комната оказалась чудесной: широкая мягкая кровать с резными спинками, полки книг, занимающих, всю левую стену, высокий шкаф из темного дерева со стеклянными дверями, даже трюмо было и, конечно же, тяжелые бархатные шторы. Все комната была выдержана в темноватых приятных тонах, что как нельзя лучше располагало ко сну.
Однако в ту ночь мне как следует поспать не удалось. То ли тяжесть дороги, то ли необычность обстановки, а может, и мое непонятное внутреннее волнение, но я долго не могла сомкнуть глаз. Постоянное ворочание, мимолетные эротические образы, повышенная чувственность тела, сухой ком в горле – я не понимала, что со мной творится. Промаявшись так до глубокой ночи, я все же отважилась прогуляться по ночному замку в поисках уборной.
Густую темноту длинных коридоров разбавлял лунный свет, льющийся из высоких окон. Плотный ковер делал мою поступь неслышимой. Абсолютная тишина пугала и угнетала. И вдруг я услышала чьи-то не то всхлипы, не то стоны. Крадучись, я завернула за угол и в самом конце коридора увидела свет, мерцавший из приоткрывшейся двери. По мере приближения я все отчетливее слышала женские голоса. А затем я увидела…
Луиза стояла совершенно голой, если не считать сегодняшних туфелек, посреди небольшой комнаты. Выражение ее лица до сих пор стоит у меня перед глазами – этакая смесь страха, скорби, наслаждения, страсти и бесконечной любви. Даже не знаю, как такой дикий коктейль эмоций может быть нарисован на лице, нет, даже просто во взгляде, но я все прочла тут же, за мгновение.
- Значит, ты устала ходить на каблуках, сучка? – Элеонора ходила вокруг горничной в своем вечернем платье, голос ее отдавал металлическими нотками.
- О, нет-нет, Госпожа, что Вы! Я знаю, как Вы любите, когда я на высоких каблуках, и я всегда готова выполнять любой Ваш каприз! Простите свою суку, которая забылась и посмела упомянуть об усталости ее ножек. Этого больше не повторится!
- Я не прощаю сук, ты это знаешь, – громкое эхо звонкой пощечины улетело далеко в коридор.
На белоснежной щеке Луизы резко очертился красный отпечаток, который, впрочем, быстро скрылся под багрянцем стыда, залившим все лицо и шею.
- Да, Госпожа, - дрожащими губами прошептала униженная женщина, - я молю о наказании, я готова сделать все, что угодно, лишь бы Вы на меня не сердились. Все.
- Глупая шлюха, разве я не учила тебя не бросаться словами?
Элеонора подошла вплотную к горничной и крепко сжала пальцами ее стоящие колом соски. Сладкая истома дрожью пробежала по обнаженному телу. Она еще больше усилилась, когда девушка принялась круговыми движениями теребить грудь женщины, дергая за соски.
- Быть может мне приказать тебе ублажить этим выменем своих замечательных сынишек, а? Я бы с превеликим удовольствием посмотрела на то, как ты дойками дрочишь их юные члены. Сколько твоим погодкам: тринадцать и четырнадцать? Самый возраст, чтобы узнать, какая у них мама распутная самка.
- О-о-о-о…, - Луиза жалобно взвыла. – Умоляю Вас, Богиня, пощадите. Они еще такие маленькие у меня, неиспорченные!
Быть может я и ошибаюсь, но тогда мне показалось, что Луиза была готова пойти и на это, а просила не заставлять пасть ее так низко просто проформы ради. Слова Элеоноры подтвердили мою догадку.
- Не скули, тварь. По твоим похотливым глазам вижу, что ты ХОЧЕШЬ, чтобы я принудила тебя к этому. Ты готова стать кем, вернее даже, чем угодно ради удовлетворения своей похоти, которая у тебя
просто безгранична.
- Простите, Госпожа, я так похотлива…
- Молчи, тебе никто не разрешал открывать рот – еще одна звонкая пощечина донеслась до моих ушей.
- Сколько ты уже не кончала, шлюха?
- Ровно в полночь будет две недели, Госпожа
- Напомни мне, за что ты была так наказана.
- За то, что посмела проявить нерасторопность при вылизывании Ваших туфелек, Госпожа.
- Как мило, надеюсь, урок пошел тебе впрок. – С этими словами Элеонора откинулась на низкое удобное кресло, изящно закинув ногу на ногу. – Ну? Ты ждешь особого приглашения, глупое животное? Разве не видишь, что мои шпильки недостаточно блестят?
Горничная тут же упала к ногам хозяйки дома и с нескрываемым рвением принялась вылизывать подставленную обувь, иногда отрываясь только для того, чтобы с блаженным мычанием посасывать шпильку.
Я стояла как громом пораженная. Эти низменные грязные игры, которым я стала случайным свидетелем, сильно меня взволновали. Я хотела бежать, но ноги мои будто приросли к полу, хотела кричать, но боялась до смерти, что меня увидят, да и любой звук застывал в горле на полпути. Мне казалось непостижимым, как можно было так обращаться с Луизой. Ведь, она такая милая, красивая, уверена, заботливая мать. А ее доброта? А теплота ее глаз? Да захоти она, мужчины будут в очереди стоять, лишь бы на руках ее поносить. А тут с ней такое обращение.
- Раздвинь ноги, сука, - строгий голос Элеоноры отвлек меня от собственных мыслей и вновь приковал мой взгляд к происходящему.
Луиза уже лежала спиной на полу с согнутыми в коленях длинными ногами, выполняла приказ.
- Шире, блядь. Представь, что лежишь перед ротой голодных до сучек солдат. Зная твою похоть, уверена, перед ними ты бы шпагат исполнила.
Горничная подчинилась и этому унижению. Даже с моего места, мягко говоря, слабо подходящего для наблюдения, была видна ее гладковыбритая «киска». Тут я вспомнила про себя и ужаснулась. Мне стало стыдно, что я не так слежу за собой, как Луиза. Конечно, у меня тогда на лобке только пробивались первые волосики, но с того момента я озадачилась поиском бритвы под это дело.
Между тем Элеонора носочком туфельки стала играть с промежностью горничной. На удивление мысок легко вошел внутрь, вызвав томный стон у Луизы. Затем девушка подняла ножку, любуясь игрой света от оставшейся смазки на кончике туфельки.
- Течная кобыла, я вечно пачкаюсь в тебе, - немного с раздражением молвила Элеонора.
- Простите, Госпожа – робко подала голос женщина, чьи щеки покрыл стыдливый цвета алого мака.
Еще бы тут не стыдиться, подумала я тогда. Об тебя ноги вытирают, а ты от этого возбуждаешься. Можно сказать, тогда я и повзрослела. Нет ни телом, душой. Я поняла, что живописная сцена перед глазами, какой бы отвратной она кому ни казалась, имеет под собой цель, направленную на удовлетворение своих желаний. К своему ужасному смущению я не нашла в этом ничего плохого, мне даже это понравилось, стало жутко интересно.
- Ползи сюда и вытри своим выменем эту грязь, - брезгливо молвила девушка, подразумевая капли смазки на своей туфельке.
Луиза мигом кинулась исполнять приказ. Получалось довольно неуклюже, хотя, у кого получится грациозно чистить обувь грудью?
- Итак, подведем итог. Прошлое наказание подходит к концу, но сегодняшнее твое поведение просто из ряда вон. Порка, унижение и все такое возбуждают тебя еще больше, грязная сучка. Единственный действенный метод – это влиять на твое воздержание. Моя вылизанная до блеска обувь говорит сама за себя. Так что еще ...две недели воздержания сделают тебя шелковой.
- Ох, Госпожа, я так боюсь, что не выдержу, - простонала горничная.
- Не выдержишь – можешь забыть обо мне и катиться на все четыре стороны.
- Только не это! Все, что угодно, только не это. Лучше умереть.
- Не смей так говорить, мразь, - гаркнула девушка на готовую расплакаться Луизу. – По крайней мере, хотя бы потому, что пока твоя жалкая жизнь принадлежит мне.
- Да, Госпожа.
- Так и быть, сегодня у нас праздник – приехала интересная девушка, поэтому я в хорошем духе. Я дам тебе поблажку. На этой неделе приезжает Он. Наш уговор остается в силе. И тогда и тогда тебе разрешено кончить.
- Ох… неужели я паду так низко, Госпожа?
- Да ты только и мечтаешь об этом. Просто пока все эти условные барьеры приличия сдерживали твою похоть. Время их рушить. Освободись, стань свободной до конца. Будь собой, истинной собой.
- Да, Госпожа!
- Ты согласна и в самом деле хочешь этого?
- Да, Госпожа.
- Тогда сама попроси меня об этом.
Я видела, как трудно было бедной Луизе. Внутри нее происходила жестокая борьба, отражавшаяся гримасами на ее красивом лице. Затем как будто что-то сломалось внутри нее: черты лица разгладились, взгляд отразил смирение и покорность своему уделу. Дрожащими губами она произнесла:
- Госпожа, прошу Вас, спарьте свою сучку…гхм…меня…с кобелем. Я готова к случке, Госпожа, я хочу спариться с Вашим псом.
Горничная говорила тихо, срывающимся хриплым шепотом, из ее глаз катились слезы. Однако в ночной тишине ни одна мельчайшая деталь ее ужасной просьбы не ускользнула от меня. Надо отдать должное Элеоноре, она не стала добиваться более четкого и ясного ответа от своей рабыни, видя как той тяжело.
- Хорошо, Луиза – прошептала она неожиданно мягким бархатным тоном. К слову сказать, у меня от него мурашки по коже пошли – таким он был чувственным. Дальше мое тело сработало быстрее мысли. Элеонорин свист заправского охотника достиг моих ушей уже на другом конце коридора. Ноги несли меня куда подальше, и только когда я оказалась в незнакомой части замка, до меня дошло, что первой, кого обнаружил бы пес, была бы я! Инстинкт самосохранения – спасибо, тебе! И все же частичка внутри меня очень жалела, что я не увижу кульминации сегодняшней ночи.
По счастью обнаружилось, что мои ноги принесли меня как раз к двери уборной. Я была спасена.
Продолжение следует…

Рекомендуем посмотреть:

Я, постучав в дверь десятого номера, вошёл. Никого не было в номере. Закрыл дверь. Сел на кровать. Думал о том, что со мной происходит. Закрыл глаза и прилёг на кровать. Думы меня не покидали. Мыслил я о том, как стал проституткой для трансов. Эта мысль меня возбудила. В эту минуту в комнату вошла девушка. Это была Электра в красном корсете, красных трусиках, в красных чулках из нейлона и в чёрной обуви типа пуанты. Подошла ко мне и произнесла:— Готовый ли ты к сексу со мной?<b...
Длинные светлые волосы девушки Светы слегка развивались на лёгком и тёплом ветерку, а её оранжевое платье было настолько коротким, что высокая трава своими верхушками задевала белые трусики. Округлая грудь девушки на треть выглядывала из-за декольте, что позволяло её молодому человеку Кириллу, идущему рядом, наслаждаться не только красотой природы, но и красотой женской груди. Короткие русые волосы парня почти не шевелились на ветру, который развивал его расстегнутую белую рубашку и обнажал спор...
...Валя ехала, стараясь укрыться от взглядов в неком воображаемом пространстве. Она уткнулась в уголок дверей, ни на кого не глядя - и все равно чувствовала, как взгляды снуют по ее золотой лысине, золотым рукам... Она выходила из "Позитиффа", одержимая озорным чертиком: ей хотелось дразнить, эпатировать, изумлять целый свет - "вот вам!" Но когда она осознала, что она - лысая, выкрашенная золотом, как елочная игрушка, идет по улице, и на нее смотрят – и КАК смотрят... а особе...
Это был полноватый мужчина с мягким лицом и быстрым, встревоженным и ускользающим взглядом. Глеб велел ему расстегнуть плащ, и все увидели, что хозяйство мужчины, сморщенное и беззащитное, выпущено поверх ширинки. Видимо, Глеб велел ему так прийти. На улице было ветрено, и мужик хозяйство свое подморозил.- Что это за стручок? - засмеялась женщина и слегка ударила концом плетки по члену. Мужик вздрогнул, но продолжал стоять руки по швам.- Что, замерз? - спросил Глеб.- Да, господ...
- Антон вы давно делаете массажи?- Да, Даша, давненько! Уже 7-й год.Лежа на массажном столе, Даша хотела просто расслабиться. Уйти расслабляющим массажем куда-то подальше ото всех. Сестра мужа порекомендовала Антона, как хорошего специалиста по массажам.И действительно лежа на топчане, руки массажиста, оказались волшебными и придавали телу Даши - невероятного наслаждения. Все, казалось, замерло. Затихло. Только внутри Даши, бурлило какой-то силой наслаждения.<...
Ты едешь в переполненном автобусе за город (например подруга на дачу позвала), ехать минут 40, ты втискиваешься на заднюю площадку автобуса, а за тобой входит целая толпа народу, давка, ты стоишь у окна, смотришь на убегающую назад от автобуса дорогу, день выдался очень жарким, на тебе совсем коротенькая свободная юбочка и тоненькие трусики стринги. На каждой остановке в автобус через открытые двери влетает ветерок который приятно ласкает твои ножки и почти не прикрытую трусиками попку .... вдр...
Мама, как только Света с мужиком вышли, сразу повалилась на кровать и измотанная, выжатая Светой как лимон, отключилась. Пережив сильное чувственное и физическое напряжение, от острейших ощущений, она только и смогла, что только опустить свой выпяченный, жёстко использованный зад с разорванными и вывернутыми дырками. Так голая и уснула, не в силах даже укрыться. Я приоткрыл дверь и долго смотрел на неё, она так и лежала голая на животе, слегка согнув одну ногу в колене.Я простояв дов...
Мой телефон надрывался, но я не могла оторваться, чтоб ответить мужу, хотя жутко хотелось. Я знала, что он волнуется, было поздно... Через некоторое время я ответила, что сейчас нахожусь у своей подруги Анжелы и скоро буду дома. Приехала я уже ночью, мух встал открыть мне двери. Я вошла, и он сразу понял, что что-то произошло со мной интересное. Мои глаза светились загадкой, и улыбались. Он приблизился к моим губам, чтоб поцеловать, но отстранился, да конечно от меня разило алкоголем и... спермо...
Мне 28 лет и меня зовут Олег. Я неплох на вид, хорошо играю на гитаре, мастер спорта по стрельбе из лука и говорю на трёх языках. У меня два высших образования, престижная, хорошо оплачиваемая работа и своя трёхкомнатная в центре. Я езжу на «Субару форестер» и я не женат. Хотя желающих… сами понимаете! У меня проблемы в общении с женщинами. Потому и не женюсь. А всё из-за того, что у меня… слишком большой член.Как!? – уже кричат малолетние, мучимые спермотоксикозом дрочеры, наводняющ...
Иван уже долгое время работал в Западной компании и достиг должности директора отечественного филиала. Его обязанности были очень широки, но они ограничивались небольшой финансовой зависимостью и главное кадровой политикой. Наём новых людей и утверждение сотрудников осуществляли иностранцы. И вот в соответствии с кадровой политикой один из старых руководителей одного отдела вынужден был уйти на пенсию по возрасту, а на его место нужно было взять кого-то другого. Иван не имел к этому никакого отн...
Несколько дней прошло с момента моей встречи с тем юным пареньком, от румянца которого у меня все в душе трепещет, а внизу живота сладко сжимается... Его нежнейшие руки на моем теле... Я словно вернулась в пору юности, когда о прелестях сексуального удовлетворения мне не было рассказано. Сегодня у меня день, когда работа оставила трогать меня своими лапами, а посему вечер свободен для чего-нибудь приятного. Душа рвалась в бой, а тело... Тело дрожало от предвкушения. Кто я сегодня? Ранимая хрупка...
- Дорогой доктор, мне так тяжело... Сделайте же, наконец, что-нибудь! Закипая от ярости, доктор Блумберг вышел из палаты и решительно направился в процедурную гастроэнтерологического отделения. - Мисс Эванс, у меня к вам будет серьезный разговор... Лилит Эванс - худощавая рыжеволосая девушка, проработавшая в клинике доктора Блумберга отсилы полгода и уже заслужившая репутацию старательной, но довольно склочной медсестры, к тому же себе на уме - с плохо скрываемой досадой посмо...
-Ленка?-О. Светка! Привет. Ты какими судьбами. Ты же вроде в Москве живешь?- Да вот приехала маму навестить, по местам юности погулять. - Ну как ты, где ты-рассказывай Надолго к нам?-Я в отпуске еще три дня осталось. -Отлично. Я здесь недалеко живу. Давай поедем ко мне там и поболтаем, кстати с мужем познакомлю, идет?-Идет, а ты замужем, когда успела?-Уже три месяца Ну идем-же быстрее я так рада тебя видеть-Я тоже Сколько-же мы не виделись<b...
Однажды, давным-давно, я написал этот рассказ. Он повествует об «юности» Альбуса П. В. Б. Дамблдора и Геллерта Гриндельвальда, его лучшего друга. Эта история разворачивается, когда Ариане Дамблдор, сестре «Великого Альбуса», было пять лет, в Годриковой Лощине, когда Геллерт приезжает «на летние каникулы», коии были сразу по завершению обучения выпускника Хоргвартса Дамблдора-младшего.Повествование ведётся от первого лица — от лица юного, двадциодноголетнего Альбуса Дамблдора, в будущем — в...
Копирование и распространение без разрешения автора запрещено!Глава 14. Тетрадь Ани- Откуда у тебя такие чулки? - спросила мать, заметив мою обновку. - Я купила себе. - А откуда деньги? - Сэкономила. - На чем? - На обедах. Она помолчала, ушла в другую комнату. Вернулась. Села в кресло. Долго-долго смотрела в окно. Мелкий дождик беспрерывно моросил со вчерашнего вечера. Это у нас, на юге, вместо снега. Картина, всегда навевающая печаль. <br /...
С тех пор как я вкусила секс с парнем, меня словно подхватило каким то течение, я горела желанием!!Встречи с Сашей были частыми и бурными, но мне было мало! Однажды сидя за компьютером, я случайно нашла статью про зоофилов и прочла ее, последние строчки статьи расплывались в моих глазах, мне жутко хотелось попробавать!!!Поиски подходящего пса увенчались успехом лишь через месяца два. В соседнем доме я увидела замечательного сербернара лет двух, большого и лохматого! Познакомиться с х...
Многие мои знакомые, особенно мужского пола, считали меня несколько странной, кое-кто пускал даже слух, что я фригидна, поскольку меня не интересуют мужчины. А я всего лишь не могла рассказать, что панически боюсь операций. Я не была противницей мужчин, меня волновали их заинтересованные взгляды, прикосновения. Но то, что приходилось им отказывать в продолжении знакомства, оставляло неприятный осадок. Мне хватило двух болезненных и безуспешных попыток в постели, чтобы поставить на себ...
Пол года назад пришлось переехать в другой город….. ни друзей, ни знакомых….середина учебного года. 11 класс…В первый день в школе познакомилась с одноклассницей, звали ее Вера, девочка средненькая, темно-русые волосы, карие глаза, стройная фигура… обычная серая мышь, ничего яркого…. Примерно через месяц нам задали одну работу на двоих по информатике, Вера предложила пойти к ней домой… там я и увидела ЕЁ…. Вероника… старшая сестра… 19 лет, полная противоположность… вся такая гламурна...
Принимая утренний душ Евгений вспоминал вчерашний вечер. Он вспоминал о групповом сексе в кабинете своего начальника Шамиля и рассказ его ассистента Николая о том как он стал шлюхой и для Шамиля и его знакомых. И самое странное для двадцатипятелетного Евгения, который никогда не интересовался людьми одного с ним пола, было то, что рассказ Николая о том, какое удовольствие он испытывает от большого члена Шамиля возбуждал молодого человека. Евгения играл со своим членом, вспоминая о том, как Никол...
Выйдя из кафе, Наташа направилась к автобусной остановке. Тут её окликнули.— Не подскажите, где здесь клуб «Сапфо»?Спрашивающая была девушка лет двадцати пяти, весьма крепкого сложения. Рядом стояла еще одна, потоньше, но одетая так же, как подруга — в черное платье с короткой свободной юбкой. Обе смотрели на Наташу насмешливо, и в то же время заинтересованно.— "Сапфо»? — удивленно переспросила Наташа. — Не знаю, никогда не слышала...— Ничего страш...